Resist or Serve Суббота, 2017-12-16, 0:27 AM
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Тень | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Alex_Оstrov, Black_Box, Soul 
Resist or Serve » Креативность » X-files FanFiction » Фанфик с Фандомной Битвы 2013 "Ангел мой!"
Фанфик с Фандомной Битвы 2013 "Ангел мой!"
Black_BoxДата: Суббота, 2013-10-26, 0:32 AM | Сообщение # 1
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
Название: Ангел мой!

Название oригинала: Angel of mine!

Автор: Kinona

Переводчик: Blacky (aka Black Box)

Бета: Svetschein, tigryonok_u

Гамма: nirva

Ссылка на оригинал: http://worldofx.de/viewstory.php?sid=193

Размер: миди, 12895 слов

Пейринг/Персонажи: Фокс Малдер, Дана Скалли, ОМП, ОЖП

Категория: джен

Жанр: драма, кейс-файл, hurt-comfort

Рейтинг: PG-13

Краткое содержание: Рождество, снег, убийство, необычная любовь и вампиры.

Предупреждение: Не совсем каноничная версия Библии

Примечание: Переведено на на ФБ-2013 для fandom The X-files

Ангел мой!


Вы верите в ангелов? В смысле, в настоящих ангелов? И в то, что они странствуют среди нас? Я тоже нет. А вообще-то... Собственно, почему нет? Может быть, я все-таки верю. Или просто хочу в это верить. В конце концов, Рождество на дворе. Время чудес...

***


Падший Ангел

[l „...and then you tell me, that even angels fall.
Sometimes when it´s quiet, I can hear you call!“ *
* (строчка из песни Анжелики Хайден «You Make Me Home»
...и тогда ты сказал мне, что даже ангелы падают.
Порой, когда все затихает, я слышу твой зов... )
[/l]

Она торопливо шла по темной улице. Девушка, почти подросток. Ей было холодно. Она шла, уставившись себе под ноги, на покрытую свежим снегом землю, наслаждаясь хрустом снежинок, не поднимая глаз и не сбиваясь с пути. Остановилась перед высокими железными воротами, дрожащими руками отворила их и бесшумно вошла на территорию большого особняка. Неожиданное движение и шорох в темноте заставили ее вздрогнуть. Из-за кустов послышалось знакомое мяуканье, и лишь тогда она разглядела черного котенка. Снежинки блестели на его шерсти, он отряхнулся, пытаясь избавиться от холодной сырости, взглянул на нее светящимися зелеными глазами и снова мяукнул.

— Амброзиус! — облегченно засмеялась она, беря кота на руки. Напряжение ушло. — Ты, кажется, меня напугал, — прошептала она, поглаживая его мягкую шерстку. Тот благодарно заурчал.

С Амброзиусом на руках она продолжила свой путь к белому особняку. Дверь неожиданно распахнулась, поток громкой музыки и шума вечеринки вырвался из дома. Захваченная врасплох девушка подняла взгляд, и улыбка появилась на ее бледном лице.
В дверях стоял мужчина и ждал, наблюдая, как она ускоряет шаг, спеша к нему.

Он был красив, словно мученик или святой на старой картине. Тонкие черты лица с высокими скулами и черными глазами. Длинные темные волосы развевались на холодном ветру. Он стоял неподвижно до тех пор, пока она ни оказалась рядом. Тогда он шагнул вперед и заключил её в крепкие объятия.

— Я тебя ждал, — прошептал он, и от этого голоса по спине девушки пробежали мурашки.

Обнимая девушку, он вдруг заметил мужской силуэт у железных ворот. На секунду их взгляды встретились, и незнакомец с короткими светлыми волосами исчез в темноте.

Он увлек девушку в дом и закрыл дверь. Большими зелеными глазами она смотрела в загадочную темную глубину его зрачков. Потом встала на цыпочки и коснулась его губ своими, невольно закрыв глаза.

— Мари! — прервал ее знакомый голос. — Ты здесь!

Светловолосая девушка не совсем твердо шла к ней с бокалом шампанского в одной руке и бутылкой в другой. Она была красива. И юна. В коротком облегающем черном платье, стоящим явно недешево она казалась еще прекраснее. — Мы уже соскучились по тебе.

— Я не могла прийти раньше, — усмехнулась Мари.
— Главное, ты пришла, — весело ответила та. — Идем! Это круто! — блондинка была навеселе, но не пьяна по-настоящему.

— Анна, — вмешался мужчина, — Мари и я хотим побыть наедине.
— Ах, Люц, ну не будь занудой! Это же твоя вечеринка, ты не можешь просто так исчезнуть!

Темноволосый мужчина хотел что-то сказать, но Мари нежно прижала палец к его губам:
— Сделай мне одолжение, — прошептала она. — Давай побудем с ними немного, а потом я твоя на всю ночь!
— Тебя не хватятся? — удивленно спросил он.
— Пока я возвращаюсь до утреннего контроля в шесть, никто не заметит, что я отлучалась, — улыбнулась Мари, запечатлела поцелуй на его губах и потянула его вслед за Анной в зал.

***


Светловолосый мужчина с голубыми глазами бесшумно прошмыгнул на территорию особняка, осторожно огляделся и скользнул взглядом по террасе: через огромное окно было видно все, что творится внутри дома. Горел приглушенный свет. Мужчина шагнул ближе и принялся наблюдать. Зал был полон. Сквозь закрытое окно доносилась музыка. Он видел танцующих женщин и буйно веселящихся мужчин. И он видел его, обнимающего за талию грациозную рыжеволосую девушку. Блондинка, которая вошла вместе с ними, в танце приблизилась к одному из мужчин, соблазняюще задела его бедром, и присоединилась к другим, танцующим в центре зала. Напряжение и эротика витали воздухе, как электрические разряды перед грозой. Пары начали целоваться. Сначала нежно, потом страстно.
Взгляд мужчины вновь упал на рыжеволосую девушку. Та продолжала с восхищением следить за происходящим, пока он, погладив ее по бедру, не переключил внимание на себя. Нежной улыбкой она ответила на его вопрошающий взгляд. Очередной поцелуй в бледные губы, и он мягко, но настойчиво повел ее прочь из зала.

Незнакомец долго смотрел им вслед, потом перевел взгляд на блондинку и ее партнера: к ним присоединился еще один мужчина. В молчаливом согласии она повела обоих к кушетке. Пока партнер все еще страстно целовал ее, другой опытными движениями стаскивал с нее платье. Нежные поцелуи заскользили по её обнаженному телу… и вдруг второй вонзил зубы в бледную плоть, и принялся с упоением глотать теплую кровь. Только теперь наблюдатель заметил, как изо рта блондинки потекла алая струйка, а партнер по танцу жадно высасывал ее в поцелуе. Еще один из гостей схватил блондинку за руку и тоже впился в нее зубами. Девушка не сопротивлялась — вино и дурман привели ее в полный экстаз. Несколько мужчин присоединились к ним, остальные же участники вечеринки вообще ничего не замечали.
Так продолжалось, пока от светловолосой девушки не осталась лишь безжизненная обескровленная оболочка. Один из мужчин закрыл ей глаза и оставил лежать на кушетке, словно спящую. Потом они смешались с толпой, так, будто ничего не случилось.

***


Он повел рыжеволосую девушку знакомыми ей коридорами к спальне в глубине дома. Бесшумно закрыл дверь. Свет от горящих свечей играл, отражаясь от белых шелковых простыней на огромной кровати. В воздухе витал запах воска и ладана.

Она улыбнулась, осторожно шагнула к нему и провела ладонью по его щеке.
— Ты бледен, — шепнула она. — Иди ко мне, мой Темный Ангел! — обняла его за плечи и потянула за собой.
Опустившись на кровать, они начали жадно целоваться.
— Пей! — внезапно прервала его она.

На какой-то момент он растерялся. Нет, эти слова его не удивили. Он припомнил их первую встречу: тогда ее совсем не шокировало, что он пьет кровь. Она ни разу не испугалась, сопровождая его во время ночных вылазок. Она даже не отворачивалась. А напротив, наблюдала все с тем же восхищением, словно сцены, представшие ее взору, были самыми естественными вещами в мире, и никогда не задавала вопросов. Но со временем научилась узнавать, пил ли он сегодня кровь, и если да, то сколько.

Он медленно убрал рыжую прядь с ее щеки и коснулся губами тонкой шеи, ощущая, как ее кровь бежит по венам, такая теплая и сладкая. Он осторожно прокусил кожу и начал пить. Она не сопротивлялась, напротив, еще больше расслабилась под его руками. Он знал, что смерти она не боится, что она доверяет ему.
Существовали только он и она, и теплая кровь, которую он пил. Все остальное было несущественным...

***


Агент Скалли переступила порог подвального офиса с довольной улыбкой на лице. Сама не зная почему. Не то так повлияли рождественские огни, горящие перед каждым домом, не то свежевыпавший снег, а может, и то и другое, но на душе было легко и тепло. Время будто остановилось.

— Доброе утро, Малдер!
— Скалли! — радостно ответил напарник. — Да, утро действительно доброе!
Левая бровь Скалли медленно поползла вверх:
— Что у тебя на сей раз? — она твердо решила не выходить из себя, что бы ни случилось.
— Что за мысли, Скалли? — невинно улыбаясь, спросил он. — Я что, не имею права быть в хорошем настроении?

Бросив на Малдера многозначительный взгляд, она поставила сумку на пол.
— Ну что там у тебя? Давай, выкладывай.
С улыбкой, теперь уже до ушей, он протянул ей фото, на котором было запечатлено тело молодой светловолосой девушки.

— Анна Сименс. Ее труп нашли в одном из парков сегодня утром. Отсутствие следов на месте преступления позволяет предположить, что убили ее в другом месте. На теле не обнаружено признаков насильственной смерти, кроме ран от укусов — на груди, сгибе локтя и на шее, — он показал другой снимок крупным планом.

Два маленьких красных прокола. Скалли облокотилась на письменный стол. Спокойствие и умиротворение тут же куда-то испарились… Казалось, что вот-вот и голова начнет раскалываться от боли.

— Причина смерти — большая потеря крови. Ее почти не осталось в теле, но на месте преступления не обнаружено ни капли, — продолжал Малдер.
— Малдер, пожалуйста, скажи, что ты не собираешься гоняться за вампирами накануне Рождества! — в голосе Даны скользнули нотки мольбы.
— А кто говорит о вампирах? — невинно поинтересовался Малдер.
Бровь Скалли снова поползла вверх...

— Ладно, признаюсь: сначала я именно так и подумал. Но пока мы не составили конкуренцию Баффи, давай, нанесем визит некой Марии-Магдалине Лайтс. На трупе обнаружены отпечатки ее пальцев.

Скалли отвлеклась от изучения дела: может быть, оно не такое безнадежное как показалось ей поначалу?
— И ты, разумеется, знаешь, где искать эту мисс Лайтс?

***


— Мария-Магдалина Лайтс находится у нас с двенадцати лет, в так называемом полузакрытом отделении, — объясняла пухленькая чернокожая медсестра, ведя агентов длинными коридорами психиатрической лечебницы. — Это значит, что она пользуется полной свободой передвижений, но находится под нашим наблюдением.
— Как мисс Лайтс к вам попала? — спросила Скалли.
— После попытки самоубийства. Ее диагноз — маниакальная депрессия со склонностью к суициду, — ответила медсестра. — Но теперь ее состояние стабилизировалось. Не представляю, чего от нее могло понадобиться ФБР.
— Мы всего лишь хотим задать мисс Лайтс пару вопросов, — успокоил ее Малдер.

В конце коридора медсестра открыла дверь, ведущую в небольшой парк.
Рыжая девушка играла в снежки в компании детей, и, судя по радостным лицам, развлечение доставляло удовольствие всем.

— Похоже, этот твой вампир не боится дневного света, — шепнула Скалли.
В ответ Малдер скорчил гримасу.
— Она любит детей и часто играет с ними, — пояснила медсестра. — И дети любят ее.
— Мари! — позвала она. — Можешь подойти к нам?

Только теперь Мария-Магдалина заметила незнакомцев. Она что-то шепнула детям и подошла к агентам.
— Мари, это агенты Малдер и Скалли, из ФБР. Они хотят поговорить с тобой.
Мари растерянно посмотрела на них, и Скалли показалось, что во взгляде девушки скользнул страх.

— Давайте сядем, — Малдер указал на стоящую неподалеку скамейку.
Мари молча кивнула.
— Ну, кажется, я вам больше не нужна, — вмешалась медсестра. — В таком случае, я пойду.
Агенты дождались, когда она окажется за пределами слышимости, и лишь тогда начали разговор.

— Мисс Лайтс...
— Пожалуйста, зовите меня Мари! — перебила она.

Мария-Магдалина была из тех девушек, которые вызывают у мужчин инстинкт защитника: небольшого роста, хрупкая и грациозная. От взгляда Скалли не ускользнула ее бледность и беспокойный взгляд, а из-под умело наложенного макияжа проглядывали темные круги под глазами, выдававшие бессонную ночь.
— Окей, Мари, — начал Малдер снова. — Мы хотим задать тебе несколько вопросов об Анне Сименс.
— Анна? Что с ней?
— В каких вы отношениях с мисс Сименс? — продолжал Малдер.
— Анна — моя хорошая подруга. Она тоже здесь лечилась, ее выписали два года назад. Но мы видимся почти каждый день. Почему вы спрашиваете?

Только сейчас Малдер заметил, что Мари дрожит на холодном ветру.
— Может быть, нам лучше зайти внутрь? — осторожно спросил он.
— Что с Анной? — повторила Мари вопрос, пытаясь говорить как можно тверже, хоть ей это и не особенно удавалось.
— Тело Анны нашли сегодня утром в близлежащем парке, — ответил Малдер.

Мария-Магдалина молча посмотрела куда-то вдаль, в сторону играющих в снегу детей. На ее бледном лице не отразились никакие эмоции.
— На ее теле были обнаружены ваши отпечатки пальцев, — вмешалась Скалли. Видимо, резкая перемена настроения Мари не привела ее в замешательство, как Малдера.
— Анна вчера днем была у меня, — ответила девушка на незаданный вопрос. — Спросите миссис Браун, она подтвердит.
— А где вы были вчера ночью?
Снова этот отсутствующий взгляд:
— У себя в комнате, конечно. После десяти часов вечера отлучаться нельзя. Еще чем-нибудь я могу вам помочь? Если нет, то я бы хотела вернуться к малышам. Они меня ждут.

Порыв ветра подхватил прядь рыжих волос Мари, прикрывавших шею, и открыл две небольшие красные точки.

— Разумеется, — ответила Скалли, — вы свободны.

C благоговением светловолосый мужчина перешагнул порог освещенного свечами зала. Церковь была пуста, за исключением одного-единственного человека в первом ряду. Блондин окунул правую руку в святую воду и осенил себя крестным знамением. А затем медленно направился к сидящему, и молча опустился на скамью.

— Вот мы и снова встретились, — поприветствовал его тот, не поворачивая головы. Похоже, он совершенно не удивился.
— И давно ты...?
— Что значат какие-то десятилетия, Рафаил, если у тебя в распоряжении вечность?
Из-под полуопущенных век на Рафаила смотрели беспокойные темные глаза. Как всегда непостижимые. Таинственные.
— Никогда не думал, что встречу тебя здесь, — Рафаил жестом обвел зал.
— Мне нравится находиться в церкви, — ответил другой. — И я люблю запах ладана.
— Поэтому ты остался в мире смертных?
— Времена меняются. Люди меняются. И мы тоже меняемся.
— Ты ненавидел людей со дня их сотворения, — Рафаил не обвинял, скорее констатировал факт.
— Да, — кивнул другой, — я им завидовал. Завидовал их совершенной несовершенности. Завидовал тому, что Он любит их больше чем нас. Больше чем меня. Я был Его любимчиком, пока не появились Адам и Ева.
— И все же, ты живешь среди них, Люцифер. Почему?

Темные непроницаемые глаза сверкнули:
— Разве я не имею права на прощение? Права изменить себя? Вечность — чертовски долгий срок, чтобы раскаяться, Рафаил. Я был изгнан. Я пал, Рафаил! Я был наказан. Я стал первым ангелом Сатаны, потому, что тот не так разборчив в выборе слуг. Он дал мне выпить прОклятой крови Каина и наделил нечестивой властью. Вот я ему и служу, творение господне, как и он. Скажи, Рафаил, зачем Господь создал Сатану? Посмотри вокруг, посмотри, во что люди превратили бывший рай! Почему Он допускает такое, как ты считаешь, Рафаил?

— Пути господни неисповедимы, — ответил Рафаэль. — И не нам с тобой оспаривать волю Создателя.
— А что, если люди больше не интересуют Создателя? — продолжал Люцифер. — Что, если Он отвернулся от них, как некогда отвернулся от меня?
— Господь не отвернулся от тебя, Люцифер. Ни от тебя, ни от людей!

Повисла напряженная пауза. Ее нарушил Рафаил:
— Что у тебя с этой девочкой?
— Ты был прав, — Люцифер проигнорировал вопрос. — Я ненавидел людей. Но я изменился. Я начинаю понимать, почему Он их так беззаветно любит.
— Только не говори, что ты влюбился в людей, и поэтому пребываешь среди них, — произнес Рафаил с легкой иронией.
— Нет, не во всех. Только в ту девочку, о которой ты спрашивал. Я изменился, Рафаил. Она меня изменила.
В синих глазах ангела отражались замешательство и сомнение.
— Ты следил за мной, — снова заговорил Люцифер. — Зачем?

***


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Black_BoxДата: Суббота, 2013-10-26, 0:34 AM | Сообщение # 2
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
Ангелы господни...

Встает любовь из ненависти грозной!
Увидеть, не узнав! Узнать, но поздно!
Начало вижу страсти роковой:
Похитил сердце враг заклятый мой.
(Шекспир. «Ромео и Джульетта. Цитируется в переводе Анны Радловой)


— Ты у нее видел ЧТО? — недоверчиво переспросила Скалли на весьма повышенных тонах.
— След от укуса, — ответил Малдер, как ни в чем ни бывало. — На шее. Только не говори, что ты его не видела.

Агенты, забыв обо всем, стояли и спорили прямо посредине коридора психиатрической клиники.

— Если ты имеешь в виду две маленькие красные точки на шее мисс Лайтс, — Скалли поморщилась, ощутив пульсирующую боль в затылке, — то да, я их видела. Они могли возникнуть от многих причин. Например, инъекции...
— В сонную артерию? — ехидно перебил Малдер.
— ...или ее покусали комары...
— Зимой?
— ...или как аллергическая реакция на какие-нибудь медикаменты...
— Или же, как укус некоего субъекта, с внушительными клыками?
— Малдер, мне что, напомнить как ты уже раз опростоволосился, вздумав поиграть в охотника на вампиров? — Скалли немного иначе представляла себе последние дни уходящего года. Наверно поэтому вспылила из-за далеко не первой, и не самой сумасшедшей версии напарника. А напарник отмалчивался и смотрел в потолок...

— Отпечатки пальцев Марии-Магдалины Лайтс были обнаружены на теле Анны Сименс, — снова заговорил Малдер. — Здесь повсюду камеры. Все, чего я хочу, это выяснить, как обстоят дела в действительности. Мое предложение: мы смотрим записи ночи убийства, и если Мари действительно не покидала своей комнаты, торжественно обещаю никогда больше не упоминать следы каких-то там укусов.

Несколько секунд Дана молча смотрела на него, обдумывая, есть ли альтернатива предложению напарника, и решила наконец, что нет.
— Согласна. Чем быстрее мы закроем это дело, тем лучше!

***


Сгустившийся туман укрыл заснеженный мир таинственным, непроницаемым плащом. Рафаил медленно шел по кладбищу. Он читал бесконечную вереницу имен на надгробьях, даты рождения и смерти, и пытался уловить во всем этом смысл, но напрасно. Для него не существовало времени. И бренность была ангелу столь же чужда, как смертным вечность.
Неожиданно его внимание привлекла статуя: прекрасный белый ангел с огромными крыльями. Мраморное лицо изваяния выражало сочувствие и милосердие. Рафаил осторожно протянул руку и коснулся так непохожей на оригинал копии. Неужели люди действительно представляют их вот такими? Прекрасными, крылатыми, совершенными, но недосягаемыми? Насколько близко подошли они к правде?

— Не самое оживленное местечко ты избрал для прогулки, — прервал его раздумья чей-то голос. Рафаил обернулся, уже зная, кого увидит.
— Скоро они так «оживятся», как люди и представить не могут, Гавриил! — ответил он.
— Мертвые воскреснут, чтобы предстать перед судом... — произнес ангел с короткими каштановыми волосами и желтовато-карими глазами.
— Все кончится, Гавриил, не так ли? — спросил Рафаил. — Они все умрут. Жизнь в том виде, как ее знали, скоро исчезнет.
— Самых достойных ждет вечная жизнь в царствии Господнем, — возразил Гавриил.
— Но какой ценой? — с сомнением произнес светловолосый ангел. — Думаешь, оно того стоит?
— Не нам решать, мы всего лишь исполняем Его волю. Я должен возвестить о неизбежном, о возвращении Господа нашего на землю.
— Ты ведь знаешь, что это означает, Гавриил. Он придет, чтобы судить. Живых и мертвых. И настанут последние дни на земле!
— Ты усомнился?

Некоторое время светловолосый ангел раздумывал, продолжая разглядывать мраморную статую.
— Нет, — наконец ответил он. — Но часто спрашиваю себя, ЗАЧЕМ.
— Ты ее нашел? — неожиданно спросил Гавриил.
— Да, — кивнул Рафаил. — Но она не одна...

***


Мария-Магдалина, задыхаясь, со всех ног бежала к особняку Люцифера Блэка. Страх и глубокая скорбь овладели ею. Слезы текли по бледным щекам, когда она колотила в дверь. И, казалось, прошла целая вечность, прежде чем он открыл ей.
— Анна мертва!
Удивление и что-то похожее на страх мелькнули в темных глазах Люцифера. Он обнял Мари, подождал, пока она немного успокоится, и повел в свой сумрачный дом.
— ФБР ведет следствие...
Люцифер смотрел на рыжую девушку. Только сейчас он понял смысл ее слов: не по лучшей подруге она плачет. Она боится за него!
— ...что если они до всего докопаются? — спросила Мари сквозь слезы.

***


Дана Скалли недоверчиво смотрела в монитор.
— Я был прав, — ухмыльнулся Малдер. — Мария-Магдалина не спала в своей постели в ночь убийства. Судя по записям камеры, она покинула клинику в 22.30, и вернулась где-то около половины шестого утра.
— Это значит, что у нее больше нет алиби, — ответила Скалли.
— Похоже, нам придется еще раз с ней пообщаться, — кивнул напарник.

Они покинули помещение охраны и направились к регистратуре.
— Не скажите ли, где нам найти комнату Марии-Магдалины Лайтс? — спросил Малдер.
— Извините, — ответила женщина на рецепшене, — но мисс Лайтс ушла примерно десять минут назад.
— Она говорила, куда направляется? — спросила Скалли.
— Нет. Сказала только, что хочет прогуляться.
— Можем мы взглянуть на ее комнату? — Малдер показал удостоверение.
— Разумеется, — ошарашенно сказала женщина на рецепшене, — комната 301.

***


Свернувшись клубочком, Мари спала на той самой кушетке, на которой совсем недавно лежало тело ее подруги. Рядом сидел Амброзиус и тихо урчал. Люцифер с удовольствием созерцал эту почти идиллическую картину, хотя его не оставляло предчувствие чего-то недоброго.

Внезапно кот прижал уши, вздыбил шерсть и зашипел куда-то в сторону. Люцифер проследил за его взглядом и увидел знакомый силуэт.

— Гавриил!
— Вы только поглядите, что за картина, — ангел с каштановыми волосами кивнул на кушетку. — Спящая Психея и ее возлюбленный Эрот!* [В греческой мифологии Психея — возлюбленная Эрота. Прим. перев.]

— Чего тебе надо? — Люцифер и не пытался быть вежливым.
— Рафаил сказал мне, где тебя найти, — ангел подошел поближе.
Люцифер тоже шагнул вперед, загораживая Мари.
— Сначала Рафаил, теперь ты! Почему вдруг такой интерес ко мне? Вам же никогда не было до меня дела.
— Ты несправедлив к нам, — ответил Гавриил. — Тогдаты принял свое решение, а мы — свое.
— Чего ты хочешь? — повторил Люцифер.
— Интересная жизнь у тебя, — произнес Габриэль, снова проигнорировав вопрос. — В роскоши и богатстве, кровь Каина в жилах, и стайка собственных адептов...
— Ошибаешься!
— Да неужели? Ты думаешь, что они молятся на тебя, за то, что ты даровал им бессмертье, но не заблуждайся. Это всего лишь вопрос времени, когда они восстанут против своего создателя. Так же, как ты восстал против своего. Я пришел, чтобы предупредить тебя, Люцифер: ты больше не держишь их в узде! Положи этому конец, пока еще можешь. Думаешь, почему Он сделал их смертными?
— С каких это пор тебя заботит, что будет со мной? — цинично спросил Люцифер.
— Сейчас на карту поставлена не только твоя судьба.

***


...и слуги Дьявола

Смерти и любви познаю цену сама,
От всего былого в дали.
Царит над миром тьма,
И больше не видно земли.
Манит искушенье — сладкий дурман,
Как сопротивляться ему?
Царит над миром тьма,
И я погружаюсь во тьму.
(Кромешная Тьма. Мюзикл «Бал вампиров»)

Не зная, что они собственно ищут, агенты вошли в комнату Марии-Магдалины Лайтс. Довольно скромную, но уютную. Курильница на подоконнике источала запах ладана. Над простой деревянной кроватью висел крест, на нем четки. Скалли взяла с тумбочки Библию.

— Похоже, мисс Лайтс ревностная христианка, — обернулась она к напарнику. — Разве не должны вампиры обходить ее десятой дорогой?
— Только не говори, что ты веришь в сказки, где вампиров можно отпугнуть, показав им крест, Скалли! — Малдер с ухмылкой взял у нее Библию: — «...потому что Сам Господь при возвещении, при гласе Архангела и трубе Божией, сойдет с неба, и мёртвые воскреснут...»

— Разумеется, — улыбнулась Дана. — Как я могла забыть. Итак, что мы ищем?
— Без понятия, — искренне ответил напарник, оглядываясь вокруг. — Ты только посмотри!
Он протянул Скалли рисунок, лежавший на маленьком письменном столе. На нем был изображен ангел с темными волосами, темными глазами и черными, как смоль крыльями.

— А мисс Лайтс, оказывается, талантливая художница, — удивилась Скалли.
Малдер уже рылся в книгах на полке:
— Да. Причем, обожает вампиров и ангелов. Во всяком случае, большинство книг у нее именно на эти темы.
— И какая же, по-твоему, связь между этими темами?
— Обе очень интересные мифы, корни которых находим в Библии. Ты ведь знаешь легенду о Каине?
— Ту, в которой Каин пил кровь убитого им брата Авеля? Знаю.
— Да. И таким образом он стал первым вампиром.
— Ладно. А ангелы тут причем?
— А вот этого я не знаю, — ответил напарник. — Ты же у нас специалист по христианству.

— Малдер, почему у меня такое чувство, что ты что-то недоговариваешь? — спросила Дана, и ее бровь снова поползла вверх.
— Анна Сименс — не первая жертва, — объяснил Малдер. — В течение приблизительно четырех лет в этом районе периодически находят обескровленные трупы с укусами на шее. В большинстве случаев это были люди, которых вряд ли станут искать: проститутки и бомжи.
— И до сих пор никто не заподозрил связь между убийствами?
— Почти все они даже не были зарегистрированы как убийства, не говоря уже о расследованиях.

— Итак, ты подозреваешь клан вампиров? — возразила Дана. — Здесь, в Вашингтоне!
Но Малдер уже рылся в вещах Мари. Потом повертел в руках рисунок, и вдруг заметил подпись на нем:
— Мария-Магдалина, 22.11.2000, Хилтон Авеню 90, — прочитал он вслух.
— Хилтон Авеню? — Дана взяла рисунок. — Совсем рядом.
— Наверное, нам стоит туда наведаться!

***


По указанному адресу располагался огромный белый особняк. Трехэтажный с удивительно красивой террасой, на поражающем размерами участке. Чуть поодаль виднелся бассейн, судя по пару над водой, с подогревом. Ждать долго не пришлось, дверь открылась почти сразу.
На пороге стояла ошарашенная Мария-Магдалина Лайтс:
— Агент Малдер? Агент Скалли? Что вы здесь делаете?
— То же самое мы можем вас спросить, — ответила Скалли.

— Малышка! — с верхнего этажа раздался мужской голос. — Кто пришел?
По лестнице уже спускался темноволосый мужчина.
— Чем могу помочь? — спросил он.
— Специальный агент Фокс Малдер, ФБР. А это специальный агент Дана Скалли, — Малдер показал удостоверение. — Мы ищем Марию-Магдалину Лайтс.
— Вы меня нашли, — перебила Мари. — Что теперь?

Мари была явно не рада визиту и желала только одного: чтобы незваные гости убрались как можно быстрее. Темноволосый мужчина успокаивающе обнял ее. В его движениях сквозило нечто грациозное и призрачное. Он в упор посмотрел на Скалли, и той стало не по себе. Она невольно начала теребить цепочку с крестиком.

— Итак, где вы были вчера между десятью и двенадцатью часами вечера? — невозмутимо произнес Малдер.
— Я уже говорила! — вызывающе ответила Мари. — В моей комнате, в клинике!
— Мари, мы просмотрели записи камер наблюдения, — резко ответил Малдер. — Вы покинули здание около 22.30 и вернулись в 5.30 утра!
— Она была со мной, — вмешался темноволосый.
Все трое посмотрели на него. Малдер и Скалли — с удивлением, Мари — с испугом.
— Все в порядке, — шепнул мужчина Мари. — Они нам ничего не сделают.
— Извините, но мы нашли этот адрес в комнате мисс Лайтс, — обратилась к нему Скалли. — Это ваш дом?
— Да, — усмехнулся темноволосый.
Скалли смутилась. Она не думала, что владелец этих хором будет так молод. На вид ему можно было дать чуть больше тридцати, но если присмотреться, определить его настоящий возраст становилось сложнее.

— Меня зовут Люцифер Блэк, — протянул он руку.
— И мисс Лайтс была вчера ночью с вами? — спросил Малдер.
— Да. Я устроил небольшую вечеринку для друзей и пригласил Мари. Другие гости смогут это подтвердить. Но зачем вам стоять на пороге, заходите!

Хозяин дома провел их в просторную гостиную и, проходя мимо Скалли, шепнул ей:
— Замечательная у вас цепочка, Дана.
Скалли почувствовала, что краснеет, и снова схватилась за крестик. Отчего этот человек так смущает ее?

— И почему же вы не упомянули о вечеринке сегодня утром? — Малдер снова обратился к Мари.
— В клинике такие отлучки не приветствуются, — ответила та.
— Понятно, — Малдер кивнул.
— Мистер Блэк, вы знали Анну Сименс? — спросила Скалли.
— Да, Мари несколько раз приводила ее с собой. Вчера она тоже была приглашена, но, видимо, не дошла, — спокойно произнес Люцифер. — Мы потрясены тем, что с ней случилось.

— Хорошо, — снова вмешалась Мари, — теперь вы знаете, где я была в момент преступления. Еще вопросы есть?
— В каких отношениях состоите вы друг с другом? — вдруг спросила Скалли.
— Люцифер однажды помешал мне спрыгнуть с довольно высокого моста, — нерешительно произнесла Мари. — Он спас мне жизнь...

***


— Что-то здесь нечисто... — заявил Малдер, когда они вернулись к себе в подвальный офис.
— Что именно? Что он в последний момент удержал Мари от самоубийства, что он устроил вечеринку для друзей, на которой она была, или что взрослый, состоятельный и привлекательный мужчина связался с пациенткой психиатрической клиники, почти подростком?
— ...все как-то неправдоподобно, — продолжал Малдер, словно и не заметив вопроса.
— Неправдоподобно? — рассмеялась Скалли, кидая пиджак на стул. — Само это слово в твоих устах звучит устрашающе!
— Ах, брось, Скалли, — раздраженно буркнул Малдер, — за всем этим скрыто намного больше, чем кажется!
Скалли вспомнился взгляд Люцифера Блэка.
— Малдер, ты просто злишься, потому что не нашел никаких доказательств того, что Люцифер Блэк пьет кровь или шарахается дневного света.
Некоторое время напарник растерянно смотрел на нее, потом недоверчиво спросил:
— Ты находишь его привлекательным?

***


В ярости Люцифер ворвался в пустую церковь, встал посреди зала и огляделся.
— Рафаил! Покажись, Рафаил! Я знаю, что ты здесь!
Светловолосый ангел бесшумно возник из тени, их взгляды встретились.
— Чего ты хотел, Люцифер? — спросил он абсолютно спокойно.
— Гавриил заходил ко мне в гости! Чтобы предупредить меня!
— закричал он, сверкнув темными глазами. — И я хочу знать, что здесь происходит?!

— Гавриил сказал тебе все, что ты должен знать, — Рафаил хотел повернуться и уйти, но темный ангел задержал его.
— Я хочу знать! — повторил он. — Что происходит?
— Мы делаем то, что нам велено, — Рафаил смерил собеседника холодным взглядом. — Гавриил готовит предначертанное.
— А я тут причем?
— Не о тебе речь, Люцифер.
— Ах, да? Откуда тогда такой интерес к моей персоне?
Рафаил не двинулся с места, спокойно глядя в дикие темные глаза:
— Наверное, интересы у нас общие.
— И какие же? — яростно выкрикнул Люцифер.
— Извини, но больше ничем не могу тебе помочь, — и Рафаил удалился, оставив темного ангела в растерянности.

***


Люцифер без лишних церемоний сорвал крышку дорогого гроба. Сумерки уже наступили, но его «создания» еще не проснулись.
— Есть разговор!
Темно-русый мужчина непонимающе смотрел на него. Он выглядел не старше двадцати одного, именно столько лет ему сравнялось, когда он стал вампиром. Люцифер хорошо помнил это: Тристан был первым, кого он обратил. Вдруг ему бросилось в глаза сходство Тристана с Рафаилом: такие же горящие голубые глаза, в которых сейчас, когда его так грубо вырвали из сна, сквозило раздражение и неприязнь.

— Люцифер! — издевательски произнес Тристан. — Чем обязан такой чести?
Он нехотя вылез из гроба, откинул спадающие на лицо пряди длинных волос и принялся расправлять свой дорогой темно-серый костюм.

— Разве я не предупреждал, что смертные, переступившие порог моего дома находятся под моей защитой? — глаза Люцифера опасно сверкнули. — Если ты еще не понял, то повторяю последний раз: всякий, кто поднимет на них руку, будет иметь дело со мной!

— Это что, из-за той блондинки? — лениво спросил Тристан.
— Ее звали Анна Сименс! — Люцифер угрожающе шагнул вперед.
— Чего ты так расшумелся? — спросил молодой вампир. — Она знала, куда шла.
— Она доверяла нам! Какой был смысл ее убивать? Эти люди и так жертвуют многим, чтобы оказать нам услугу.
— Правильно, они приносят нам жертву, — с вызовом перебил его Тристан. — И готовы умереть за своих темных святых. В чем тогда проблема? Раньше тебя не трогали такие мелочи.
— В том, что ее смерть привлекла к нам ненужное внимание ФБР!

Люцифер вдруг вспомнил предупреждение Габриэля, и впервые задумался: а что, если тот прав, и он действительно теряет власть над своими творениями?

— ФБР! — продолжал смеяться Тристан. — С каких пор тебя волнуют такие пустяки? Что они нам сделают? Не забывай, Люцифер, ты один из нас, что бы там не напридумывала о тебе твоя Мария-Магдалина. Мы убиваем, чтобы выжить, таков ход вещей. Ты сам нас учил!

— Ты не имеешь ни малейшего понятия, кто я, Тристан, — очень тихо прошипел Люцифер. — Я дал тебе и другим дар бессмертия, но если придется, я же смогу его забрать. Так и передай остальным.
— Девчонка запудрила тебе мозги! — зло крикнул Тристан, но Люцифер уже исчез в темноте.

***


Тристан бушевал. Он почитал Люцифера, как своего Мастера. Он был его лучшим учеником, его любимчиком. А теперь Мастеру важнее какая-то смертная девчонка. Злоба, жажда крови и уязвленная гордость придавали Тристану решимости. Он шел на охоту.

Сильные всегда убивали слабых, чтобы выжить. Так заведено. Все — звенья в пищевой цепи. С одним различием: мы в ней на самом верху. Люцифер сам учил нас именно так, и вдруг вздумал менять правила? Он что, держит нас за дураков? Или сам им стал? Если Мастер не знает, что делает, самое время свергнуть такого Мастера... Вон кто-то идет. Добыча...

Тристан бесшумно шагнул в темноту и слился с тенью. Шаги приближались. Девчонка, рыжие волосы развеваются на ветру. Мари?! А что если...

***


Осторожнее чем всегда Мария-Магдалина выскользнула за дверь и зашагала прочь от клиники.
Увидеть его. И плевать на этих агентов ФБР. Холодно, куртка почти не спасает. Снег хрустит под ногами. Вокруг никого нет, но какое-то нехорошее чувство, будто кто-то следит. Быстрей, почти бегом...

Чья-то рука грубо схватила ее.
— Тристан, — прошептала Мари, узнав преследователя, — ты меня напугал.
— Разве Люцифер тебе не говорил, что ночью гулять опасно?
Мари увидела горящие злобой глаза молодого вампира и его дьявольскую усмешку. Захват Тристана стал крепче. Он чувствовал страх девушки и наслаждался властью над ней.

— Плохая девочка, — вкрадчиво прошипел Тристан, притягивая Мари к себе, — он очень расстроится, если с тобой что-нибудь случится.
— Нет... — она попыталась вырваться.
Тристан грубо вонзил зубы в ее шею, и принялся жадно пить кровь. С каждым глотком его тело наполнялось силой, в то время как Мари слабела все больше и уже не сопротивлялась.

***


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Black_BoxДата: Суббота, 2013-10-26, 0:36 AM | Сообщение # 3
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
Ангел-хранитель

Трава была такой густой,
что даже ветер ее обходил стороной.
Я чуял твою кровь, зовущую меня.
Ты лишь моего лица коснулась, и погиб крутой чувак.
Потому что другой любви такой больше нет:
в твои рыжие волосы я влюблен.
Ты говоришь, что вскоре дети появятся,
если в рыжие волосы влюбляются.
Красны как мак, белы как снег...
(In Extremo, Rotes Haar)


От удара Тристан выпустил свою жертву и полетел в снег.
— Я тебя предупреждал! — ярость Люцифера была столь явной, что Тристан на мгновение испугался.
— Выбирай, наконец, — крикнул он, поднимаясь, — или проклятая смертная, или мы, твои ученики, твои творения! Ты не можешь сидеть на двух стульях, Люцифер! Люди не более чем пища!
— Я уже давно выбрал, Тристан. И если ты еще раз попадешься мне на глаза, сделаю с тобой такое, что сам Сатана ужаснется.
— Что...?!
— Убирайся!

Дрожа от злобы и унижения, Тристан шагнул назад, но прежде чем исчезнуть в темноте, в последний раз крикнул своему Мастеру:
— Ты хочешь войны, Люцифер? Ты ее получишь!

Люцифер осторожно поднял лежащую без сознания Мари, и с облегчением отметил, что она жива и не при смерти.
— Все хорошо, я с тобой, — прошептал он, и понес ее к дому.

Из темноты за ним неотрывно следили желто-карие глаза.

***


Телефонный звонок вырвал Дану Скалли из сна. На автопилоте она нащупала и схватила трубку:
— Скалли.
— Это я, — послышался в трубке голос напарника.
— Малдер, что случилось?
Дана выглянула в окно: рассвет еще не наступил. Покосилась на часы — половина седьмого утра!

— Только что звонили из клиники. Мария-Магдалина Лайтс отсутствует со вчерашнего вечера. Но я, кажется, знаю, где ее искать.
— Люцифер Блэк! — ответила Скалли, уже полностью проснувшись.
— Правильно! Встретимся возле его дома.

***


Агенты молча подошли к особняку. Им открыли почти сразу.
— Агент Скалли, агент Малдер, я вас ждал, — поприветствовал их странный хозяин дома. Немного смутившись, агенты вошли внутрь, и Скалли мимоходом отметила, что в помещении непривычно темно.

— Люцифер, — послышалось из одной из комнат, — кто-то пришел? — в дверях появилась бледная девушка. — Агент Малдер, агент Скалли, доброе утро!
— Что происходит? — слегка ошарашенно спросил Малдер.
— Вчера вечером на Мари напали, — бесстрастно объяснил Люцифер
— Как это случилось? — спросила Скалли?
— Я шла сюда, когда какой-то мужчина набросился на меня. К счастью Люцифер случайно оказался неподалеку.
— Случайно? — недоверчиво переспросил Малдер.
— Он спас мне жизнь! Гневно ответила Мари, бросаясь к Люциферу.
На ее шее красовался свежий укус, не ускользнувший от внимательного взгляда Малдера.

— Давайте, сядем и спокойно поговорим, — предложил Люцифер.
— Согласна, — кивнула Скалли. — Я только позвоню в клинику и скажу, что мы нашли мисс Лайтс.

***


— Мисс Лайтс...
— Мари! — недовольно поправила та.

Мария-Магдалина Лайтс представляла собой жалкое зрелище. Дом Люцифера Блэка она покинула не добровольно, но была слишком слаба, чтобы возражать. В своей комнате в клинике, куда привезли ее агенты, Мари сидела на жестком стуле, одетая в свитер Люцифера, явно большой для нее. Растрепанные волосы падали на бледное лицо. Несмотря на накинутое на плечи одеяло, она дрожала, и казалось, вот-вот упадет в обморок. Было ясно, что ночь у нее выдалась тяжелая.

— Мари, — снова начала Скалли. — Помогите нам. Мы хотим только выяснить, кто убил Анну Сименс.
— Почему вы считаете, что именно я могу вам помочь?
— Мари, откуда у вас эти укусы на шее? — вмешался Малдер.
— Вы все равно не поймете.
— А если вы нам просто все расскажете? — снова вступила Скалли. — Что случилось вчера вечером?
— Я уже говорила, на меня напали!
— Вы знаете преступника? — спросила Скалли.

Мари молча уставилась в пол.
— Тот, кто напал на вас, — продолжала Скалли, — вероятно, убил и вашу подругу. Между прочим, у него на совести не только ее жизнь. А если вы нам не поможете, жертв станет еще больше.
— Сожалею, но я ничем помочь не могу...
— Потому, что хотите защитить Люцифера Блэка? — спросила Скалли.
— Люцифер Блэк тут ни при чем. Он уже однажды спасал меня, а вчера спас снова. Он... он мой ангел-хранитель! — Мари, погруженная в мысли, смотрела куда-то вдаль, и на ее губах играла рассеянная улыбка.

Малдер взял рисунок, все еще лежавший на письменном столе:
— Тогда это должно быть, его портрет?
Девушка, подумав секунду, молча кивнула, и забрала рисунок.
— Мари, что вы знаете о вампирах? — спросил вдруг Малдер.

Бровь Скалли снова поползла вверх, и даже Мари растерялась.
— Ну... они пьют кровь, боятся света, — ответила она, и тут же добавила:
— Люцифер не вампир! — И, видя заинтересованные взгляды агентов, бросила с вызовом: — Я уже говорила, он ангел. Мой Темный Ангел!

***


— И что теперь? — спросила Скалли, как только агенты покинули клинику.
— А то, что мы снова зависли, — ответил Малдер. — Темный Ангел... хммм... что бы это значило?

— Малдер, незачем все принимать буквально, — Скалли резко остановилась. — Мари пациентка психиатрической клиники и далеко не в здравом уме. Я не уверена, что она вообще способна адекватно оценить ситуацию!
— Ну уж нет, Скалли, за всем этим, определенно что-то кроется!
— Ты же не намекаешь на то, что Люцифер Блэк — это тот самыйЛюцифер? Первый ангел, который пал, когда Бог создал людей? Я тебя умоляю, Малдер... Не считая, что это лишь легенда, но какое отношение она имеет к нашему делу? И как же твоя версия о клане вампиров?
— Без понятия, Скалли, — был ответ. — Но я за то, чтобы сесть ему на хвост. Возможно, тогда мы будем знать больше.
— А по-моему, наблюдение за мисс Лайтс важнее.
— Отчего же? — удивился напарник.
— Напавший на мисс Лайтс, по всей вероятности и является убийцей Анны Сименс. Причем Мари явно знает, кто он, но молчит. Но он-то не уверен, что позже она его не сдаст, поэтому снова попытается ее убить!
Какое-то время Малдер молчал, обдумывая слова напарницы. Сначала он хотел возразить, что это не совсем нормальное дело об убийстве, но, поразмыслив, решил, что Скалли права. Пока преступник на свободе, Мари в опасности.

— Тогда ты бери на себя мисс Лайтс, а я — Люцифера Блэка.
— Малдер, какая еще ночная слежка? Мы весь день на ногах, и...
Малдер торжествующе улыбался:
— Есть идея получше?

***


Малдер уже несколько часов наблюдал за особняком Люцифера Блэка.

«Внутри дома — никаких перемен. Все тот же приглушенный свет в одном из окон. В остальных и вовсе ни огонька. Но что-то обязательно должно произойти, печенкой чувствую. А она меня никогда не подводит.
Черт, ну и холодища здесь! Представляю, как там Скалли сидит в таком же промерзлом автомобиле и проклинает меня... А вот и свет погас. Пора!»

Малдер следовал за идущим в направлении психиатрической клиники Люцифером Блэком. Но, несмотря на свою тренированность, быстро понял, что ему не поспеть. Уже совсем рядом с клиникой Блэк слился с тенью домов и исчез.
Малдер бросился к машине напарницы, припаркованной возле здания охраны, и рванул дверцу:
— Ты его видела?
— Кого?
— Люцифера Блэка. Он бежал сюда.
— Здесь он, во всяком случаи, не появлялся, — Скалли вышла из машины.
— Черт! — Малдер в сердцах пнул колесо. — Мы его упустили.
— И что теперь?
— А что теперь остается? Отбой трубить!
— Нет! — решительно сказала Дана. — Я уверена, что Люцифер Блэк здесь еще появится, причем скоро. Да и Мари по-прежнему на месте.
Малдер посмотрел на напарницу и кивнул.

***


Ночь уже вступила в свои права. Мари рисовала при свете настольной лампы, безуспешно пытаясь отвлечься.
«Страшно оставаться одной в темной комнате после всего. Люцифер сказал, что здесь безопаснее. Но он еще придет. Он не оставит меня одну...»

Он появился как всегда, бесшумно.

— Я тебя ждала, — шепчет Мари, касаясь его губ своими.
Она чувствует его дыхание на своей коже и ровный стук сердца.
— Я люблю тебя, Темный Ангел. Не оставляй меня сегодня ночью одну...
Он приникает к ее губам, и чувствует на них вкус крови.

***


Когда люди начали умножаться на земле и родились у них дочери, тогда Ангелы увидели дочерей человеческих, что они красивы, и брали их себе в жены, какую кто избрал. (...)В то время были на земле исполины, особенно же с того времени, как Ангелы стали входить к дочерям человеческим, и они стали рождать им: это сильные, издревле славные люди.
(Ветхий Завет, Бытие, 6, 1-4)


Что-то вырвало Мари из сна. Она резко села на постели и огляделась. Посреди комнаты стоял мужчина с длинными светлыми, почти соломенными волосами. И хотя было темно, а уличный свет сквозь шторы не проникал, незнакомец, казалось, светился ярким и в то же время мягким светом.
Мари испуганно огляделась — Люцифер исчез. Хотелось закричать, но девушка не смогла произнести ни слова. Съежившись на постели, она в страхе смотрела на незнакомца. А незнакомец медленно, почти торжественно, приблизился, и на Мари внезапно снизошло спокойствие и чувство безопасности.

— Не бойся, Мария-Магдалина, — произнес он, — ибо я принес тебе радостную весть!
Он положил руку ей на лоб. Мари почти не смела дышать, но все же спросила:
— Кто ты?
— Меня зовут Рафаил. Но много важнее, кто ты! — Рука переместилась на ее живот. — У тебя будет ребенок...

***


Агенты молча сидели в машине перед клиникой, и Скалли не сводила глаз с входной двери. «Он должен появиться! Люцифер Блэк рано или поздно придет к Мари. Почему же у меня такое чувство, будто что-то пошло не так? Почему уверенность в своей правоте испарилась, как дым. Где же я прокололась? А ведь Малдер говорил, что ждать больше бесполезно. Надо было его послушать и пойти спать...
Так, а это еще что такое...»

— Малдер!

В дверях появились двое. Блондин в развевающимся на ветру плаще и Мария-Магдалина Лайтс в ночной рубашке. Не сговариваясь, агенты позволили им отойти подальше, чтобы не вспугнуть их хлопком автомобильной дверцы, а сами, оставшись незамеченными, бесшумно, с оружием наготове последовали за беглецами.
Но те оказались проворней: Малдер и Скалли упустили этих двоих уже на следующем углу, и теперь в раздумье стояли на перекрестке.

— Они наверняка идут к дому Люцифера, — решила Скалли. — Я за ними!
И умчалась, не дожидаясь согласия напарника.

***


Люцифер подозрительно оглядел маленькую церковь: здесь все так же горели свечи, и пахло ладаном, но на сей раз ему было не до этих прекрасных вещей. Его внимание занимало совсем другое: фигура с каштановыми волосами перед алтарем.

— Зачем ты меня звал?
Гавриил не успел ответить, поскольку распахнулась дверь, и на пороге появился Рафаил.
— А это еще что? — с насмешкой спросил Люцифер. — Небольшая семейная вечеринка?
— Нам надо поговорить,— спокойно ответил светловолосый ангел, и отступил в сторону, пропуская вперед Мари.
«Нашли,— подумал Люцифер, — они ее нашли чтобы использовать против меня».
— С каких это пор мы впутываем невинных в наши разборки? — зло бросил он Гавриилу.
— Люцифер, ты нас не так понял, — попытался успокоить его Рафаил.
— О, нет! — бушевал темный ангел. — Я вас прекрасно понял!
— Ты все еще не знаешь, о чем речь, — вмешался вдруг Гавриил, — не правда ли?
Он пригладил растрепанные рыжие волосы девушки и добавил:
— Мария-Магдалина. Какое знаковое имя, ты ведь помнишь, верно? — желто-карие глаза вопросительно уставились на Люцифера.
— Что?..
— Больше никаких склок, Люцифер, — снова заговорил Рафаил. Сейчас речь идет о большем. Мы пришли, чтобы исполнить пророчество: возвестить о возвращении Господа нашего и подготовить Ему дорогу.

Люцифер недоверчиво перевел взгляд с ангелов на хрупкую девушку, и с удивлением увидел ее спокойную, радостную улыбку. Никто из них не обратил внимание на то, что дверь распахнулась вновь...

По какому-то наитию, Дана Скалли в поисках Мари заглянула в попавшуюся на пути церковь. Каково ж было ее удивление, когда она и впрямь нашла ее здесь, причем в компании трех мужчин. Один из них Люцифер, другой — блондин который забрал ее из клиники и третий, с каштановыми волосами, его Скалли видела впервые.
Первой ее мыслью было выйти вперед со значком и пистолетом наготове и арестовать всю компанию как похитителей, или хотя бы заставить их дать объяснения, но что-то ее удерживало, и Скалли молча наблюдала.

— Так значит...?
— Да, — перебил темного ангела Гавриил, — она была избрана стать матерью Господа и его первой последовательницей. Так же, как Мария из Магдалы тогда, давно. Меня послали сотворить чудо и возвестить радостную весть.

Дана пыталась слушать его слова с обычным для нее скепсисом, но внезапно поняла, что у нее нет ни сил ни желания в них сомневаться. Да и заметили ее уже наверняка, но не подали виду. Осторожно убрав оружие, она продолжала наблюдать.

— Представь себе разочарование Гавриила, когда он узнал, что она уже носит ребенка, — вмешался Рафаил. — Твоего ребенка!
— Это значит, что...
— Да, — кивнула Мари, — у меня... у нас будет ребенок.

Сильные руки вдруг схватили Дану сзади и зажали рот, прежде чем она успела закричать. Ее голову грубо наклонили вбок, и тогда она увидела длинные русые волосы нападавшего и его злобную усмешку. Он наклонился и вонзил зубы ей в шею. Поняв, кто перед ней, Скалли в панике пыталась вырваться, или хотя бы, привлечь внимание.

Тристан бесшумно проследовал за Люцифером до церкви, надеясь выяснить причину его странного поведения. Но постепенно к злости и любопытству все больше примешивался голод. Вскоре он вытеснил все остальные чувства, и когда появилась рыжая женщина, Тристан не раздумывая ни секунды, набросился на нее. Он жадно глотал теплую кровь и, опьяненный ею, слышал лишь голоса в отдалении, но не воспринимал смысл сказанного.

— Создатель не совершает ошибок, — говорил Рафаил.
— И Его не обманешь, — вторил Гавриил. — Вероятно, этот ребенок стоит того, чтобы отложить Апокалипсис.
— Он простил тебя, — продолжал светловолосый ангел. — Теперь только тебе решать, что делать дальше...
— Ты будешь снова принят в сонм Ангелов, прошептала Мари.
— Так не должно быть, я же совершил все смертные грехи, которые только есть, — недоверчиво произнес Люцифер.
— Но ты раскаялся, — ответил Рафаил. — Твоя любовь к этой девочке спасла людей. Ты прощен. А теперь скажи: готов ли ты отречься от служения Сатане, от крови Каина, и пожертвовать своими нечестивыми созданиями?
— Я уже давно решил, — ответил темный ангел.
— С возвращением, — тихо произнес Рафаил, и шагнул так близко, что Люцифер почувствовал его дыхание на своей коже.
— Так вспомни, кто ты на самом деле, — продолжал Рафаил. — Взгляни на себя ее глазами! — При последних словах он указал на притаившуюся в объятьях темного ангела Мари.

Пронзительный крик сорвался с губ Люцифера. Он увидел себя со стороны, увидел темный силуэт ангела, которым стал, яркий свет, исходящий из него, и увидел, как этот свет заполнил весь зал. Он чувствовал, как нечестивая кровь Каина сгорает в его жилах, и вместе с ней — сгорают все те, кто ее вкусил. Он чувствовал боль каждого из них, заживо пожираемых пламенем, слышал их крики. Увидел, как его черные крылья вдруг засияли, а темная личина, которую он носил все эти годы, рассыпалась, уступая место чему-то другому, давно вытесненному в самый дальний уголок его души, уступая место его настоящему «Я» — Первому Ангелу еще незапятнанному падением.

Рафаил и Гавриил тоже обрели свой истинный облик. Пораженная их величием, Мари преклонила колена, а при виде своего Темного Ангела в обличье которое она доселе видела лишь в своих мечтах, ее глаза наполнились слезами.

Тристан понял, что умирает. Медленно, но неотвратимо. Огонь сжигал изнутри, и он сознавал это. Люцифер предал их всех.
Тристан сильнее сжал шею уже не сопротивлявшейся Скалли и продолжал пить кровь, словно это могло отвратить неизбежное.
Подоспевший Рафаил нечеловечески быстрым движением оттолкнул вампира от жертвы, и тут же подхватил ее, не давая упасть.
Теряя сознание, Дана успела заметить сияние, окутавшее ее спасителя, его светлые волосы и белые крылья. И начала понимать...

***


Малдер разочарованно брел назад: Люцифер как сквозь землю провалился, и Мари с тем блондином тоже. В довершенье всего, куда-то запропастилась и напарница.

— Скалли!

«Никого и ничего. Нет больше смысла их преследовать. Остается только ждать, пока Мари и Люцифер где-нибудь, да появятся. Где же Скалли? Свет! Да выключи фары, идиот, я ничего не вижу! Так, погодите, какие фары… Этот свет вон из той церквушки...»

— Скалллииии!

Не раздумывая, Малдер рванул туда через улицу. Но пока добежал, свет в церкви уже погас. Теперь внутри горело лишь несколько свечей, а в воздухе витал запах ладана. Потом он увидел растрепанную коленопреклоненную Мари в одной ночной рубашке перед алтарем, а рядом, на полу...

— Скалли! — Малдер попытался нащупать пульс на шее напарницы, и при виде кровоточащих укусов его охватила паника.
Он машинально отметил, что всюду рассыпан не то какой-то пепел, не то зола.

— С ней все в порядке, — прошептала Мари, поглаживая Дану по волосам, — все закончилось.
— Что здесь произошло? — растерянно спросил агент. — Кто с ней это сделал? И где Люцифер Блэк?
— Все закончилось, — повторила Мари, глядя куда-то вдаль. — Люцифер теперь там, где и должен быть. Мой Темный Ангел ушел, но он со мной, — она погладила свой живот. — И будет со мной всегда...

***


Дана Скалли лежала на больничной кровати и задумчиво смотрела в окно. Сквозь легкую дымку виднелось плотное снежное покрывало, а на стекле образовались морозные цветы. Заслышав стук в дверь, Скалли улыбнулась: не дожидаясь положенного «Войдите», в палате появился Малдер.

— Привет! — сказал он.
— Доброе утро!
— Врачи говорят, что еще пара рутинных обследований и тебя выпишут, — с наигранным энтузиазмом сообщил напарник.
— Малдер, со мной все в порядке!
— Ну... — промямлил Малдер, — ты же потеряла много крови.
— Как Мари? — Дана тут же попыталась сменить тему.
— Некоторые ее лекарства отменили из-за беременности, но она находится под постоянным наблюдением. А что до Люцифера Блэка, то никаких следов не обнаружено. Официально он вообще не существовал: не рождался, не женился, не умирал.

В палате повисла неловкая тишина. Дана в раздумье покосилась на капельницу.
— Скалли, — снова заговорил Малдер, — что произошло вчера в той церкви?

— На меня напали, — немного подумав, ответила та, — а человек, который забрал Мари, меня спас. Это все, что могу сказать точно.
Дана вспомнила длинные светлые волосы своего спасителя, сияющие голубые глаза и белые...
Вслух сказала:
— Он вдруг просто появился из ниоткуда. Как ангел-хранитель.
— Не думаешь ли ты, что этот ребенок типа... новый Мессия? — нерешительно спросил он, пытаясь поймать ее взгляд.
— Я не знаю, Малдер. Не знаю, что я должна думать и чему верить. Даже не знаю, что я видела. Может быть, Мари несчастная девушка, страдающая психическим расстройством, а ребенок зачат самым естественным образом, но возможно, это и впрямь Провидение, промысел Божий, предотвративший Апокалипсис...
От удивления Малдер остолбенел. Скалли тоже немало изумилась своим собственным словам, и поспешила списать их на действие медикаментов. Но тут в памяти снова всплыли яркое сияние и белые ангельские крылья...

— Малдер, почему тебе легче поверить в вампиров и пришельцев, чем в то, что у Марии-Магдалины был ангел-хранитель, которого совершенно случайно звали Люцифер?

***


Вы верите в ангелов? В смысле, в настоящих ангелов? И в то, что они странствуют среди нас? Я тоже нет. Пока в один прекрасный день мне один такой не встретился.

Конец


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Resist or Serve » Креативность » X-files FanFiction » Фанфик с Фандомной Битвы 2013 "Ангел мой!"
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017