Resist or Serve Четверг, 2017-10-19, 6:25 AM
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Тень | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 212»
Resist or Serve » Фест "Проекту 20 лет" » Переводы » № 10 Сложности времени
№ 10 Сложности времени
Black_BoxДата: Среда, 2012-03-21, 7:05 PM | Сообщение # 1
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
Фик №10

Название: Сложности времени

Оригинальное название: Complexities of Time

Ссылка на оригинал: http://tooms.gossamer.org/author/10330-1.html

Автор: Morgan (promise64@hotmail.com)

Перевод: vladigora

Бета: Ксю, Black Box

Рейтинг: NC-17

Классификация: MSR

Размер: Миди (40764 знаков с пробелами)

Спойлеры: О, боже! Я наконец написала фликфик (фанфик по фильму, в данном случае имеется в виду "Борьба за будущее"). Кажется, это был всего лишь вопрос времени.

Cаммари: Материя в чистом виде - это выражение сложностей времени.

Отказ: Данное произведение создано исключительно с развлекательной целью, никакой выгоды не извлекается, все права на персонажей принадлежат их создателям Крису Картеру и студии 20thCenturyFox.


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Black_BoxДата: Среда, 2012-03-21, 7:07 PM | Сообщение # 2
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
Сложности времени


***


Облако огня. Проблеск кроваво-красного шелка, алеющего в полумраке, озаряемом яркой вспышкой молнии. Языки пламени вокруг головы - резкие и кричащие по сравнению с белоснежными подушками и фарфоровой кожей.
Я вижу над океаном пылающие закаты, переходящие в сумерки. Огненное небо нависает над нами, в то время как мои губы превращают воспоминания и сложности времени в беззвучные фразы, осыпающие ее обнаженную спину; под моими губами - идеальная кожа цвета слоновой кости.
Я прикасаюсь к ней, выражая благоговейное почтение; прослеживаю линию позвоночника, полностью поглощенный этим новым исследованием тела, каждый изгиб которого уже запечатлен в моей памяти в виде кривых под мягким шерстяным блейзером цвета морской волны. Теперь я чувствую чуть уловимый соленый запах пота, сладость ее кожи, тонкие, светлые волоски, почти невидимые глазу, ставшие влажными из-за скольжения моего языка.
Ее спина чуть изгибается навстречу моим губам, в нетерпении и жажде. Этот низкий хрипловатый смех, срывающийся с ее губ, уже знаком мне, но теперь я слышу в нем желание. И пускаюсь в новое исследование: мои руки ложатся на ее плечи, нежно, но твердо прижимая ее к кровати, мгновенно прогоняя беспокойство.
Она такая красивая. Такая красивая. И я всегда это знал. Всегда.
Я вижу изгибы бедер и тонкой талии, прекрасную возвышенность ягодиц. Такая миниатюрная. Такая хрупкая. Я видел свидетельства этой хрупкости в тошнотворных симптомах ее болезни и ужасе ее похищения.
Я легко могу обхватить ее миниатюрную фигурку, получив полную власть. Крошечные жемчужины позвоночника так хрупки. Один резкий поворот руки, немного грубой силы, - и они рассыплются. Мое же тело заточено до физического идеала, благодаря воле, знанию и профессиональной подготовке ФБР. Это правда. Я – силен; сильнее, чем большинство мужчин, но смысл моей жизни заключен в этих тонких, хрупких позвонках под бледной веснушчатой кожей женщины, лежащей подо мной.
Она раскидывает руки на подушки, отдаваясь желанию, полностью открываясь мне. Доверие, присущее столь простому жесту, вызывает у меня слезы. И я удивляюсь их внезапности.
Мог ли я знать, что наш первый раз заставит меня плакать?
Я прижимаюсь к ней, наслаждаясь ощущением ее кожи. Мои губы касаются ее уха. И я стараюсь запомнить каждую деталь, каждый еле уловимый вкус и звук. Я каталогизирую эти мелочи с невероятной точностью для того, чтобы позже воскресить в памяти, вспомнить, что ей нравится и что доставляет удовольствие.
Новое познание человека, которого ты знаешь лучше, чем себя, - медленный процесс.
- Малдер...
Ее стон – звук, прежде существовавший лишь в моих снах и фантазиях, возникающих в самое неподходящее время. Она переворачивается на спину, и сквозь слезы я вижу ее лицо и блеск глаз, полных желания.
- О, Малдер…
Она вытирает мои слезы поцелуями. Ее мягкий язык скользит по моим щекам, ловя капли, не давая им упасть. Маленькие капельки влаги, бегущие из глаз, исчезают благодаря исцеляющим поцелуям, которые успокаивают мои разбушевавшиеся эмоции. Я чувствую на щеке ее губы и легкое прикосновение языка.
Теперь ее теплые, мягкие, влажные губы – на моих скулах. Она осыпает мои веки и брови сладкими поцелуями, следуя вниз к подбородку, покрытому щетиной, которая непременно оставит следы на ее нежной коже. Наконец, ее ловкий шероховатый язык касается левого уголка моего рта прежде, чем она целует меня с низким стоном и сладкими звуками страсти.

Я знал, какой она будет на вкус, задолго до этого момента. Не понимаю, как и откуда, но знал. Возможно, это всего лишь игра воображения, воспоминания, которых нет и не может быть. А, возможно, это знание из прошлой жизни.


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Black_BoxДата: Среда, 2012-03-21, 7:09 PM | Сообщение # 3
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
Я знал, какой она будет на вкус еще до того, как ее уста коснулись моих. Сладостно-горькой и клеймящей, как кленовый сироп на горячих углях. Этот вкус оставляет след в моей душе и в то же время он – абсолютная чистота. Теперь наши губы сливаются в неистовом танце, темп которого ускоряется с каждой секундой. Одной рукой я держу ее лицо, не давая губам вырваться из плена, в то время как другой продолжаю ласкать ее тело.
Ее соски так напряжены, что контраст между ними и мягкой плотью груди удивителен. Маленькие полукруглые холмы с совершенством, которое может создать только природа. Ни грамма фальши, никакой скульптурной и отточенной красоты. Ее крошечное тело с тонкими костями и эфирной защитой кашемировой кожи выглядело бы непристойно с изобилием силиконовой красоты.
Трепеща, я захватываю один сосок губами и наслаждаюсь удушьем и стонами, которые вызваны моим действием. Губами и языком я пытаюсь показать ей, насколько она чиста. Она - все, что я знаю о любви, все, что я когда-либо знал. Даже притом, что это - правда, даже притом, что любовь - чувство, слишком чуждое и странное для моего раненого сердца, я понимаю, что ее любовь – истинный раритет. Даже если бы моя жизнь была наполнена заботой и вниманием, странный трепет и глубина чувств к Скалли все равно остались бы самыми интенсивными и ошеломляющими.
Сила этих чувств в благоговении. И эта абсолютная сила поражает.
- Ну же, Малдер, - полушепчет она. – Сейчас.
Она останавливает меня и тянет к себе. Сильные теплые пальцы теперь обернуты вокруг «меня», и пришло мое время стонать. Ее рука – между нашими телами, и сила Скалли не соответствует ее миниатюрной фигуре.
Я знаю, что это навсегда; меня не существует без этих знаний.
Мы пристально смотрим друг на друга, ее пронзительные голубые глаза обжигают меня так же, как ее губы и тело. Мы смотрим друг на друга и общаемся без слов, рассказывая о чувствах и воспоминаниях, которые разделили за эти годы. В течение нескольких секунд перед моим мысленным взором проносятся картины нашей жизни за последние пять лет. И я медленно погружаюсь в нее, не нарушая зрительного контакта.
- Навсегда, - шепчу я, не моргая, не двигаясь, не дыша, и вижу ответ в ее глазах.

***


- Спасибо, Малдер, – просто, но искренне сказала она этим утром.
Она, конечно, знала или подозревала… В огне, спалившем их офис, погибло так много. Сколько воспоминаний и «сувениров» было утрачено, но в том пожаре погибло не только хорошее, но и плохое. Первым, хоть и болезненным шагом в осознании случившегося было то, что Скалли поняла: это новое вынужденное начало позволит Малдеру исправить ошибки. На этот раз он хотел что-то сделать для нее. Скалли знала его достаточно хорошо, чтобы понять, что именно.
Конечно, он поставил ей стол.
За одержимостью и легкомысленным эгоизмом всегда скрывалось то, как много она значит для него. Это было в нем, несмотря ни на что. Простой аккорд, оставшийся неизменным после многих лет страданий и потерь. И этого было достаточно, чтобы оставаться рядом с Малдером так долго. Несмотря на причиненный ущерб, их сердца все еще бились в унисон, обнажая саму их сущность. Этого было достаточно, чтобы связать их вместе, даже после неописуемого ужаса, который они пережили. Этого было достаточно, чтобы знать, что, когда она откроет дверь офиса (на которой теперь висела табличка и с ее именем), то обнаружит второй стол.
В отсутствии привычного беспорядка места стало больше; коробки со странными уликами теперь покрывали пол одеялом пепла. Офис казался более просторным, но Скалли знала, что это ненадолго и Малдер вскоре снова его заполнит. Она всем сердцем желала, чтобы этот день наступил скорее – слишком голыми казались стены без свидетельств его страстной одержимости.


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Black_BoxДата: Среда, 2012-03-21, 7:11 PM | Сообщение # 4
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
- Добро пожаловать.
Его теплое дыхание возле ее уха, а затем - мимолетное прикосновение больших ладоней к ее плечам, согревающее даже через костюм от Донны Каран. Его пальцы легко скользнули вниз по ее предплечьям и исчезли, не дойдя до ладоней.
Это была еще одна пересеченная граница подтруниваний и поддразниваний после их возвращения с обледенелого Южного полюса. Небольшие моменты на ежедневной основе, чтобы показать, что было теперь правильным для них.

Должны ли мы сделать это? Или нет? Кто мы теперь, Малдер? Намного больше, чем напарники, но это мы уже знали. Не могли не знать после всего, через что прошли: похищение, страшный диагноз, Моделл. Малдер изменился с момента того «почти признания»? Почему именно сейчас? А почему бы и нет?

Скалли повесила пиджак на спинку нового стула, уже скучая по скрипам и протяжным протестам, которые издавал старый. Устроившись на мягком черном сидении, она осмотрела кабинет: свежевыкрашенные серые стены и новый линолеум. Запах кофе стал бальзамом для ее усталых нервов, когда Малдер поставил перед ней кружку. Улыбаясь, Скалли вопросительно посмотрела на него и увидела в его глазах обещание того, что скоро она получит ответы на все свои вопросы.

***


Она знает, конечно. Всегда знала. Наша жизнь – невероятно сложна и многослойна, но ведущий аккорд - всегда один. Я люблю ее, и она это знает. Она любит меня, и я это знаю. Кажется, мы всегда знали.
То, что стояло на пути любви, что всегда омрачало ее значение, - бремя тьмы, которая редко отступала. Мы были поглощены демонами, окружавшими нас, призраками потерянных близких, упущенными возможностями и сделанным выбором, который вовлек нас в круговорот мучительных воспоминаний. Она несла свой крест, а я – свой, и никто из нас не позволял разделить это бремя.
Мы были тесно связаны, но невероятно далеки друг от друга.
Сами по себе, но вместе.
Рыдающие, но безмолвные.
Я всегда замечал ее покрасневшие глаза на следующий день, и даже косметика не могла скрыть следы слез. Она стоически переносила все испытания, выстроив стену из бесконечной силы, большей силы, чем обладает кто-либо из людей. И мы жили, добровольно обрекая себя на изоляцию.
Так легко попасть в подобную ловушку, быть поглощенным круговоротом, никогда не признавать, что это неправильно и легко исправимо. Горечь растет и гноится. Вина, нежелательная и необоснованная, пятнает истинные эмоции и закрадывается в ничего не подозревающие мечты. Беспризорную любовь так легко задушить, особенно когда эта любовь невысказана.
Так много неправильного между нами. Я никогда не хотел этого. Но этого не изменить. Слишком много страданий, слишком много потерь. Как я мог исцелить, когда сам был причиной боли? Как я мог ожидать, что она захочет моей помощи, захочет меня, когда я даже не знал, как помочь, не думал, что она хочет этого?
И затем я испытал самый большой шок: Скалли не понимала, насколько нужна мне, раз могла подумать, что она была не более, чем помехой. Хотя нет, не совсем так. На подсознательном уровне Скалли знала, что она значит для меня. Думаю, ей просто нужно было услышать подтверждение, признание в том, кем мы были друг другу. Так много боли, и ей было нужно знать наверняка, что наша связь еще жива, что я по-прежнему нуждаюсь в ней.

Ты действительно нужна мне, Скалли.
Мысль о твоем уходе превращает мою душу в черную дыру. Страшную и угрожающую. Ты нужна мне не как воздух или вода, потому что я знаю, мое тело может продолжать свое существование без тебя. Ты нужна мне, потому, что даже если я смогу дышать и просыпаться по утрам, в моей жизни больше не будет света, и мне придется жить в глубине бесплодной черной дыры без надежды на возрождение.
Вот такая потребность, Скалли. Разве ты не знала?


Мне нужно было сказать. Я знаю. Мои мысли обрели форму, я открыл свои чувства и добился того, что было, согласно моим страхам, невозможно. Эти слова вернули ее, открыли нам глаза. Так просто. Всего лишь произнести слова, кинуть их на пол, как осколки стекла, чтобы свет показал их блеск. Я сказал это, и теперь мы знаем и будем помнить, что именно эти слова свели нас вместе после пяти долгих лет.
Эти слова придали смысл нашим страданиям. Да, мы пострадали. Да, много было потеряно. Слишком много. Но, пройдя через муки ада, мы сохранили главное. Мы убедились, что в этом темном, полном невообразимого зла мире, до сих пор существует что-то чистое. Мы пережили годы боли, часто из-за нашей упорной неспособности делиться ею, но я бы все равно боролся до последнего вздоха, по-прежнему продавал душу дьяволу, потому что та чистота стоит этого.


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Black_BoxДата: Среда, 2012-03-21, 7:12 PM | Сообщение # 5
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
Почему мы были так упрямы, Скалли?

Было бы смешно, если бы не было так грустно. Два человека… Таких упрямых, таких непохожих, таких уверенных, что слабость - хуже смерти. Мы полностью утратили способность делиться чувствами. Мы так идеально подходим друг другу. Неотъемлемые противоположности… И все же… Наша стойкость удерживала нас от полного доверия одному единственному человеку, который способен помочь нести бремя.
А потом - простые слова в пустом коридоре, и все преграды начали падать. Простые слова и отчаянные поиски, приведшие на край Земли, разрушили препятствия, и теперь мы должны только определиться, что же дальше.

Что с нами происходит, Скалли? Помним ли мы, как быть обнаженными? Помним ли мы, что значит любить, не скрываясь; делиться, не боясь; не вздрагивать от прикосновения? Как далеко мы сможем зайти, Скалли? Куда мы идем?

Ты стояла там, глядя на меня с такой решимостью. Чистая, преданная синева. Интенсивная. Ясная. Моя. Даже если бы я не хотел, даже если бы – ради тебя самой - я попытался оттолкнуть.
Мой, - сказали твои глаза. - Мы принадлежим друг другу. Ты не можешь убежать. Не можешь отказаться. Это столь же неизбежно, как приливы и отливы.

***


Дул легкий прохладный ветер - первый вестник приближающейся осени - и развевал твои волосы. Огненные пряди, как дымка, то и дело застилали твои глаза, всего мгновение ласкали губы и отступали. Мне так хотелось прикоснуться к тебе, протянуть руку и почувствовать тепло этого пламени, убрать с лица пряди и вместо них дотронуться до твоих губ, предъявив свои права.
Ты сделала это за меня, когда твои тонкие сильные пальцы робко сжали мои. И я ответил легким пожатием, а затем ты захватила мою руку крепко и уверенно. Наши пальцы переплелись, солнце светило, прохладный ветер все еще ласкал твое лицо. Ты сделала шаг, отвернувшись, но не отпуская моей руки, и я знал, без сомнения, что все будет в порядке. Окружающий мир может рушиться, но если ты рядом, в моем сердце жива надежда. Проблемы никуда не исчезнут, но наши руки и сердца по-прежнему будут переплетаться, цепляясь друг за друга с силой, которую, как мы доказали, не сможет побороть даже смерть.
Мы шли через парк почти бок о бок, и я отпустил твою ладонь и положил руку на мое законное место. Не руководя, но поддерживая нежную связь между нами. Ладонью я чувствовал тепло твоей поясницы. Памятники и вехи лживого прошлого казались незначительными и хрупкими. Зло представлялось глубоководным течением, угрозу которого мало кто видел. Мы шли среди тех ложных даней, и я был потрясен своим спокойствием.
Ты уверенно шла рядом, ветер доносил твой эфемерный аромат, но я был уверен, что ты реальна. Моя единственная истина, которую они не могли отнять, исказить, или отрицать. Ты уверенно шла, убеждая меня в истинности того, кто мы друг для друга, в то, что наша чистота уникальна среди лжи.
Улыбаясь, ты остановилась и взглянула на меня снизу вверх. Но я никогда не смотрел на тебя сверху вниз, Скалли. Никогда. Мы всегда равны, даже если ты не всегда чувствуешь это. Ты посмотрела на меня, и твоя улыбка выражала так много: грусть и решимость, спокойствие и уверенность. Ты посмотрела на меня и произнесла мягким голосом, более знакомым, чем мой собственный:
- Давай немного погуляем, Малдер. Сегодня прекрасный день.
И ты была права. Прекрасный день.

***


В ту ночь, придя домой, она чувствовала покой, который не знала уже много месяцев. Открыв дверь в квартиру, Скалли бросила портфель на пол, сняла обувь и переоделась. С усталой неторопливостью зашла на кухню и поставила чайник на плиту. Все это было так знакомо, что Скалли действовала почти на автопилоте. Но эта рутина дарила удобство и спокойствие, позволяя забыться.

Когда я успела потерять спокойствие, возникающее при возвращении домой после долгого рабочего дня? Когда я лишилась этого естественного ощущения?

Она не знала, но скучала по этому. Даже родной дом стал неуютным в последние месяцы. Успокаивающие цвета и мягкое тепло ее святилища были утрачены. Дом больше не казался безопасной крепостью. Слишком много зла проникало сюда, и теперь Скалли видела следы крови, когда-то запятнавшие стены квартиры, и чувствовала запах застоявшегося воздуха.
И что еще хуже, она знала, что на земле больше нет места, которое можно назвать святилищем. Печаль могла настигнуть где угодно. Не было места, куда она могла пойти и спрятаться. Мир был запятнан, и дом больше не был воплощением комфорта.


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Black_BoxДата: Среда, 2012-03-21, 7:24 PM | Сообщение # 6
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
Скалли убрала чайник с плиты, не давая воде вскипеть. И теперь наслаждалась осознанием того, что эти потерянные ощущения вернулись. Она пару раз опустила чайный пакетик в чашку. Простое спокойствие обволакивало тишиной и уютом.
Зло проникало сюда, оставив следы, но это было в прошлом, не сейчас. Она знала, зло вернется. Битва не окончена. Но, несмотря на неопределенность будущего, Скалли все еще твердо стояла на ногах, преодолевая трудности. Она пережила невероятное и была уверена, что у нее достаточно сил, чтобы пройти через это снова.
Она больше не позволит темноте очернить душу. Она делала это слишком часто. Но не теперь. Никогда больше. Она жива и здорова, у нее есть будущее - независимо от того, что оно принесет, - и она собиралась держаться за это будущее до последнего вздоха.
Горячий чай обжигал горло, успокаивая ее изношенные нервы и уставший рассудок, и даже в одиночестве своей квартиры она все еще могла ощущать присутствие Малдера. Как будто он стоял у нее за спиной, хоть и не в поле зрения. Но достаточно близко, чтобы коснуться и увидеть его, стоит только обернуться. Он был рядом, даже находясь за много миль от нее, и в этом заключался самый большой комфорт из всех.
Скалли никогда не любила смотреть телевизор. У нее не было даже кабельного. Она предпочитала холодное зеленое свечение и звук переключения компакт-дисков музыкального центра. Блюзовый голос Стинга заполнил тишину квартиры.

Почему именно сейчас? А почему бы и нет? Что дальше, Малдер?

Раньше ей было легко принимать и дарить любовь, но теперь тени и багаж прошлого встали между ними. Кто они друг для друга после всего пережитого? Определение всегда ускользало, не в силах описать людей, которыми они стали. Но теперь Скалли хотела определенности и уверенности, хотела быть в состоянии сказать: «Вот кто мы друг для друга».
Могут ли они найти определение? Возможно ли это? Она сомневалась. Они бежали, бросая вызов определенности, и, казалось, не собирались останавливаться. Даже если бы в их отношениях что-то продвинулось, даже если бы они стали «любовниками». Это определение не могло описать их. Они слишком много значили друг для друга. И никакие слова не могли описать этого. В их связи была простая чистота и удивительно многогранный смысл.

Мы просто «вместе», Малдер, и это больше не пугает меня.

Она отбросила голову на мягкую подушку, закрыв глаза. Пустая кружка осталась стоять на журнальном столике, и Скалли позволила мыслям свободно плыть, не заботясь о том, настигнет ли ее сон, почти желая этого. Но стук в дверь прервал дремоту, и, даже не успев открыть глаза, она уже знала, кто пришел.
Малдер смотрел на нее ласково и оценивающе, стоя в дверях квартиры. Он носил простую рубашку и потертые джинсы, его волосы были растрепаны. Он молча разглядывал Скалли, и она не отрывала от него взгляда. Когда их глаза встретились, Малдер обнаружил в ее взгляде вызов и чувства, на которые уже не боялся ответить.
- Я просто подумал, - начал он, - что хочу чашечку кофе, - ее губы дрогнули в улыбке. - И, - мягче на этот раз, - кое-кто составит мне компанию.
Теперь Малдер наслаждался ее вопрошающим взглядом. Он улыбнулся и протянул руку:
- Попьете кофе со мной, агент Скалли?
- У меня есть кофе, агент Малдер, - дразняще.
- Но я хочу, чтобы мы куда-нибудь сходили, на время притворились нормальными, - робкая пауза. - Никакой работы, никакого дома. Просто мы.
Он изучал ее глаза, и она не отводила взгляд.
Наконец, Скалли повернулась, выключила свет и музыкальный центр, взяла бумажник, положила его в задний карман, и вышла из квартиры вслед за Малдером. Запирая дверь, она снова встретила его изучающий взгляд и тихо спросила:
- Так куда мы идем, Малдер?
Его улыбка засияла в полумраке коридора, и тени отступили к углам, зло взяло перерыв на время, пока Скалли и Малдер были сами собой.

***


Они сидели в кабинке в углу закусочной, и в них не было ничего примечательного или необычного. Мужчина – невероятно привлекательный и худой, но загорелый и мускулистый. Темные глубокие глаза, в которых можно прочитать все чувства и эмоции. Женщина - маленькая, со странной болью во взгляде, которую редко обнаружишь у молодых; волосы цвета солнечной вспышки, золотисто-красных летних закатов.
Прижавшиеся друг к другу, словно для экономии места в слишком просторной кабинке. Близкие. Притихшие. Очевидно, старые любовники, пытающиеся найти спокойное местечко среди оживленных улиц города, который никогда не спит.
Официантка позволила себе мимолетную вспышку зависти, глядя на них, затем вернулась к своим обязанностям, вспомнив, что работа еще не закончена. Мужчина уделял мало внимания ее передвижениям и продолжал пристально смотреть на пальцы рыжеволосой женщины, крепко сжимающие теплую чашку кофе.


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Black_BoxДата: Среда, 2012-03-21, 7:25 PM | Сообщение # 7
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
- Думаю, сегодня я выпила достаточно кофе, чтобы не спать, по крайней мере, неделю, - произнесла она с улыбкой.
- Ах, кофеин - источник и средство существования всего живого, - сострил он в ответ. Ее улыбка была достаточным поощрением.
Малдер подумал, что Скалли выглядит как-то по-другому сегодня вечером. Уставшая, но это уже знакомый образ. Сейчас она казалась открытой и не обремененной. Довольной, мирной и спокойной, что бывало довольно редко. Она на самом деле выглядела счастливой.
Эту немного ироничную улыбку, играющую на ее губах, когда Скалли смотрела вниз, в чашку с кофе, - странную, прекрасную, понимающую улыбку - Малдер уже видел сегодня утром в офисе Скиннера, во время визита «добро пожаловать обратно». Они сидели в кабинете замдиректора, обсуждая, как скоро их допустят к полевой работе. Скалли заверила, что полностью поправилась, и Скиннер намекнул, что «если» были написаны заявления об отставке, то, вполне вероятно, они затерялись из-за суеты, вызванной последними событиями.
Казалось, Скиннер был искренне рад, что агенты вернулись, когда сказал: «Я верю, что теперь все будет нормально». Скалли и Малдер не упустили сарказма по поводу их якобы нормальности. Скалли, сидящая на ее законном месте справа от Малдера, посмотрела на напарника, подарив ему ту самую загадочную улыбку, и быстро отвернулась. Эта улыбка была настолько неоднозначна, что Малдер пытался разгадать ее смысл во время поездки на лифте в подвал. Но его усилия оказались напрасными, и отражение Скалли в металлических дверях лифта не упрощало задачу.
Если Скиннер и заметил, то не показал виду, а просто кинул на агентов озадаченный взгляд, проводил из офиса и отправил в их старый «дом», теперь окутанный парами свежей эмульсионной краски.

Какие тайны она пытается разгадать, глядя на эти стены? Что она видит?

- Скалли? – окликнул Малдер тоном «пенни-за-твои-мысли».

- Ммм ... - она посмотрела на него и снова улыбнулась, более радостно на этот раз: меньше сложного смысла, но больше откровенной привязанности. Немного склонив голову набок, он спросил на этот раз жестом, а не словами.

О чем ты думаешь сейчас, Скалли? Что ты нашла? Ты улыбаешься из-за меня? Могу ли я иметь такую власть? Или это что-то совсем другое? Я только предполагаю, что мы нечто большее, когда мы вместе?

- Просто… - она замолчала, рассеянно поглаживая нижнюю губу пальцем; свет лампы отражался от полированного ногтя. – Все чувствуется по-другому, Малдер.
Это признание поразило его.

Как по-другому, Скалли? В том самом смысле? Думаем ли мы об одном и том же на этот раз? По-другому хорошо, или по-другому плохо? Судя по этой улыбке, - хорошо, но могу ли я спросить, чтобы убедиться?

- По-другому? - спросил он шутливо.
Их взгляды встретились. На лице Скалли отражалось множество эмоций, которые она изо всех сил пыталась сформулировать, но безрезультатно.
- По-другому, - повторила она.
Малдер не отводил взгляда, не желая скрывать свои чувства, вместо этого он пытался обнаружить в глазах напарницы истину, скрытую за этими словами, и ее глаза убедили его, что он уже знал ответ.
- Да, Скалли. Все действительно по-другому.

Официантка, протиравшая грязный, только что покинутый столик, смотрела на пару, настолько погруженную друг в друга, что это был жутко, и задавалась вопросом, как долго они еще будут так смотреть друг на друга, и сколько чаевых оставят, когда наконец уйдут.

***


Я никогда не верила в любовь с первого взгляда и не могла согласиться с идеей, что есть только один человек, который может стать вашей второй половинкой. Я думала, что жизнь – азартная игра. Мы живем, меняемся, встречаем новых людей, которые становится частью нашей жизни абсолютно случайно. Перевод моего отца в штат Мэн, встреча Брайана в первый год средней школы. Но что было бы, если бы отца перевели в Майами? Кого бы я встретила тогда? Годы в средней школе были замечательными, но, возможно, было бы лучше в Майами с каким-то другим парнем? Стала бы я иным человеком?
Я была уверена, что все в нашей жизни – дело случая. Возможно, я могла выйти замуж, если бы нашла мужчину, с которым захотела разделить свою жизнь. Родила бы детей, если бы когда-нибудь оказалась готова. Но вторая половинка? Один человек, предназначенный судьбой, которая вне моего контроля? Могла ли я поверить в это? Нет. Верю ли я в это сейчас? Трудно сказать.


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Black_BoxДата: Среда, 2012-03-21, 7:26 PM | Сообщение # 8
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
Но могу с уверенностью утверждать, что когда я впервые встретила Малдера, было ощущение, что магнитное поле сместилось, все изменилось, и судьба вступила в свои права, несмотря на то, что именно я приняла осознанное решение работать в Секретных материалах. Это не была любовь с первого взгляда. Чувство росло медленно, но что-то предопределенное было между нами с самого начала, безусловно, большее, чем просто случайная встреча.
Если бы я не согласилась на назначение, не встретила бы Малдера, я знаю, что, скорее всего, встретила бы кого-то еще. В конце концов, моя жизнь устроилась бы. Но я не могу отделаться от ощущения, что я бы всегда чувствовала: чего-то в моей жизни не хватает. Я бы знала, что отсутствует что-то важное. Я знаю, без сомнения, что с Малдером я – цельный человек. И я не обрела бы эту целостность с кем-то еще.
Если это значит, что мы предназначены друг для друга, то я готова согласиться. Я просто не могу найти другого объяснения. Как еще два настолько разных человека, которые из-за противоречий во взглядах были обречены стать врагами, могли сойтись настолько близко? Как еще наша противоположность могла стать силой, способной вернуть с того света и придать смелости идти туда, куда никто из нас не пошел бы в одиночку? Существует ли другое объяснение?
Возможно, для большинства жизнь – азартная игра, но я начинаю понимать, что моя жизнь всегда была связана с Малдером. Я не могла бы полноценно жить без него. В этом я уверена. Он любит меня с такой же честной простотой, что и я его. Это - связь, которую трудно понять.

Его рука слегка задевала мою руку, когда мы вышли из нашего офиса на стоянку этим вечером. В этом мимолетном прикосновении, к которому мы привыкли, теперь чувствовалось больше энергии, чем когда-либо.

Всегда рядом, Малдер, даже находясь за тысячи километров. Всегда рядом, и это спасает нас снова и снова. Всегда, Малдер, и это больше, чем любовь. Ты сказал, что я делаю тебя цельным человеком, и я думаю, это - истинная суть наших отношений. Любовь - слишком простое слово, которое можно истолковать по-разному. Есть много видов любви с разными уровнями преданности и самоотдачи, Малдер. Я сделала тебя цельным человеком. Так же, как и ты меня. Вот кто мы. Мы дополняем друг друга. Не так сложно, в конце концов. Ты нашел слова, Малдер, определение, которое я искала, и сейчас могу сказать без сомнения, что ты прав.

***


Скалли открыла дверь квартиры, задаваясь вопросом, что Малдер будет делать дальше. Войдет ли он? Должна ли она пригласить? Она быстро отмела вариант с традиционным приглашением на чашку кофе.
Они плыли в неизведанных водах, и Скалли вслепую искала берег.
В конце концов, Малдер принял решение за нее, войдя в квартиру и закрыв за собой дверь, как будто не имел ни капли сомнений.

«Словно он должен быть здесь», - подумала Скалли. Хотя, вероятно, так оно и было.
Дождь начал медленно барабанить по стеклам: легкий стук, грозящий перерасти в шторм. Она почти дотянулась до выключателя, когда молния осветила квартиру. Так и не включив свет, Скалли подошла к окну и отодвинула шторы, заполняя гостиную вспышками нарастающего шторма.
- Я всегда любила грозы, - произнесла она, скрестив руки на груди и глядя в ночь.
Легкий шелест за ее спиной; и Скалли почувствовала, что Малдер стоит позади нее, всего в нескольких шагах.
- Обычно я сидела ночью и смотрела на молнии, пока Мисси спала, - в ее паузе было больше ностальгии, чем боли. - Мы так часто переезжали, что я стала знатоком гроз. В центре страны довольно впечатляющие бури, много дождя, ветра и ярости. Но самые удивительные молнии в штате Флорида. Мы жили там чуть меньше года, я тогда училась в средней школе, и до сих пор помню эти молнии.
Мягкий звук шагов: Малдер подошел ближе, слегка касаясь ее спины. Тончайший контакт между их телами.
- Я не боялась гроз, даже когда была маленькой. Я любила их ожесточенную красоту. И любила то, что я была в полной безопасности, защищенная и неприкосновенная в тепле дома, несмотря на то, что за окном властвовала стихия, – ее голос был тих и певуч, а темп нетороплив.
Малдер обнял Скалли. Теплые кончики его пальцев начали ласкать ее запястья, медленно поднимаясь вверх по предплечьям, локтям, двигаясь по твердым бицепсам, а затем опускаясь вниз по той же дорожке. Ее дрожь была едва заметной, но на руках, под тонким хлопком рубашки, тут же появились мурашки.
Ее все еще ровный голос стал более глубоким:
- Грозы все еще очаровывают меня. Ярость, которую никто не может контролировать…
Руки Малдера снова начали путешествие: слабый, почти неощутимый контакт, но на этот раз отклонившийся от прежнего пути. Пальцы коснулись груди Скалли там, где были сложены ее руки. Мимолетное прикосновение, прежде чем снова вернуться к плечам, подальше от опасной территории.


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Black_BoxДата: Среда, 2012-03-21, 7:26 PM | Сообщение # 9
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
Ее судорожный вздох, наполненный желанием, не остался без внимания.
Малдер положил голову на плечо Скалли, наблюдая за движением своих рук. Ее глаза были закрыты, когда он слегка повернул голову, чтобы оценить ее реакцию, и убедиться, что все в порядке. Ее глаза были закрыты, а губы немного приоткрыты, давая выход учащенному дыханию.
Когда его пальцы достигли ее запястий еще раз, Малдер остановился и стал возиться с пуговицами на манжетах. Он легко справился с задачей, расстегнув рукава рубашки. Медленно он приподнял ткань до локтей. Голая кожа под его пальцами… И он почувствовал легкую дрожь Скалли.
Он снова коснулся ее груди и с увлечением смотрел, как ее соски напряглись под прохладным хлопком. Эту картину дополнили прекрасные звуки ее учащенного дыхания и тихий вздох:
- Малдер ...
Эти два слога, всего лишь его имя, и он погиб. Ярость его хватки соответствовала шторму. Малдер резко развернул Скалли к себе лицом и взял за подбородок, чтобы посмотреть ей в глаза.
- Ты должна остановить меня сейчас, Скалли.
Его голос был грубым и напряженным. Малдер боялся, что она может согласиться с его утверждением, но он должен был дать ей выбор. После этого не было пути назад. Никакого второго шанса. Это было бы навсегда. Он молил Бога, чтобы она не остановила его.
- Разве ты не помнишь, Малдер? - спросила она, одной рукой обнимая его за талию, а другой за шею. - Все по-другому теперь.
Они смотрели друг на друга, и Малдер видел разрешение в глазах Скалли, окончательное принятие и понимание неизбежности того, что должно случиться. Последний взгляд «не любовников» перед тем, как линия будет пересечена.

Пути назад нет, Малдер. Прошло много лет с тех пор, когда у нас была возможность остановиться. Это уже есть. Все, что осталось сделать, - принять.

Это были действия бессознательного сотрудничества: его изгиб в талии, ее подъем на цыпочки, ближе друг к другу. Осторожное соприкосновение губ, как тогда в коридоре, когда они почти поцеловались. Предварительное, нежное исследование. Ее губы пересохли, и она быстро облизала их. Контакт был кратким, но ошеломляющим: ее язык, скользнувший по его губам. И его осторожная сдержанность была отброшена.
Он притянул ее вплотную к себе. Одна рука поднялась до ее затылка, и Малдер буквально поглотил ее губы. Она издала тихий стон, почти хныканье, и остальной мир исчез.
Теперь он обладал ею, вторгаясь в ее рот, утверждая свое право грубыми движениями языка по гладкости ее щек и зубов. Мгновение она боролась за контроль, но тут же признала поражение, по крайней мере, на данный момент.
Пару шагов назад - и она почувствовала холод стекла. Она все еще могла слышать дождь, стучащий в окно. Слегка дрожащие руки начали нежное, осторожное исследование ее тела.
Не могу поверить, что это происходит, - подумал Малдер.

Происходит. После стольких лет, после всей боли, после всего, что произошло. Несмотря на потери, нам удалось спасти главное. Это наконец происходит. Я думал, что любая возможность была утрачена.

И потом… Малдер был потерян. Потерян в совершенстве Брайля ее ребер, уступающих место мягкой кривой невероятно крошечной талии. Он прижал Скалли еще ближе; доказательство направления этих событий было совершенно ясно прижато к ее животу. Его другая рука, оставив ее гладкую спину, скользнула вперед, чтобы на ощупь начать утомительный процесс расстегивания ее рубашки.
Казалось, было слишком много пуговиц. Слишком много, чтобы сохранить душевное спокойствие. Борьба была ожесточенной, но победоносной, и Скалли, наконец, стояла перед ним с распахнутой рубашкой и в сером бюстгальтере. Малдер отметил контраст серого шелка, ткани джинсов и кожи Скалли. Без излишеств. Красота в чистом виде.
Он отступил назад и тяжело выдохнул.
В ее улыбке были доверие, любовь и радость окончательного понимания. Медленно, но с легкостью она расстегнула бюстгальтер и одним движением плеч скинула рубашку на пол.
Ее пальцы достигли лямок бюстгальтера, когда Малдер остановил ее.
- Я хочу ... - но он не договорил. Слова были забыты и не нужны. Скалли поняла его намерения и опустила руки.
Малдер стоял в шаге от нее. Он взял ее за плечи и замер.
- Так долго, Скалли, - прошептал он, все еще не отпуская.
Она все поняла. Долго, Малдер, - подумала она.


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Black_BoxДата: Среда, 2012-03-21, 7:28 PM | Сообщение # 10
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
Наши чувства росли и развивались долго. Дни, недели, годы медленного созревания. Так часто я боялась, что эти чувства потеряны навсегда. Долго, Малдер. Но вот мы здесь, и эти годы дали нам определение. Мы нашли смысл.

Свет в ее глазах, еле уловимые вспышки понимания, которые он читал так легко. Убедившись, что слова бесполезны, он спустил одну бретельку и бюстгальтер упал на пол.
Не стесняясь, Скалли смотрела, как Малдер заворожено изучал ее, запоминая каждый нюанс. Изгиб ее тонкой ключицы, гладкая кожа груди… Он замер при осознании того, какое чудо созерцал. Глядя Скалли в глаза, он слегка дотронулся до ее соска.

Мог ли я знать, что она будет настолько красива?

Кончики пальцев выводили круги на ареоле ее соска, и Скалли вздрогнула и вздохнула от его прикосновений.

Я всегда знал.

Чувствуя потребность ответить на его ласку, она запустила руки под его рубашку и начала гладить грудь. Малдер понял намек и одним резким движением сорвал рубашку и кинул на пол. Скалли вернулась к своему занятию: ее руки снова нашли территорию, которую она видела уже тысячу раз, но никогда - в момент такой близости.
Руки Малдера скользила по ее коже. Тепло его ладоней - лишь шепот прикосновения. Она наклонила голову к плечу, закрыла глаза. Ее губы были открыты из-за неудержимых стонов, которые женщина может издавать, только отдаваясь мужчине, которого знает целиком и полностью.
Это было зрелище, которое преследовало Малдера во снах; звуки, которые он не часто осмеливался представлять. Воображаемые картины меркли по сравнению с реальностью ее покрасневшей кожи и участившегося дыхания.
Он снова прижал ее к себе: жгучее ощущение кожи на коже, пульсирующий ток между ними. Воображение, с печальной настойчивостью игравшее пять долгих лет, и близко не приближалось к тому, что Малдер испытывал сейчас. Те изображения были скучными и плоскими. Пустыми. В фантазиях и снах он никогда не чувствовал крошечные подушечки пальцев, ласкающих его спину. Он никогда не думал, что испытает на вкус шелк ее кожи, увидит слабый блеск пота, покрывающего ее поясницу. Он ни разу не представлял ее дыхание на своих губах, когда она на мгновение отстранялась от него. Не представлял, каково это – чувствовать ее зубы на своих губах, когда их поцелуи становились более грубыми.
Мечты не могли дышать и стонать. В мечтах Малдер не чувствовал под рукой движение груди Скалли при каждом вдохе и выдохе. Его воображение даже не имело привилегии чувствовать ее аромат. И хотя он всегда знал, как пахнет Скалли, мог определить ее запах с закрытыми глазами и чувствовать его даже после того, как она ушла, он никогда не знал интенсивности ее аромата. Он купался в нем сейчас. Был окружен им. Запах моря и ветра, комфорта и покоя, утреннего дождя и блаженства вечерней полудремы. Фантазии не могли вызвать опьянение ее ароматом, которое Малдер чувствовал сейчас, держа Скалли в своих объятиях.
Фантазия не имела ничего общего с реальностью.
Малдер неловко спустил джинсы с ее бедер. Встав на колени, он по очереди поднял ее маленькие ноги, освободил от джинсов и поцеловал ее живот чуть выше резинки трусиков.
Игнорируя учащенное сердцебиение, Скалли спокойно наблюдала, как пальцы Малдера легко скрываются под резинкой трусиков, как он осторожно тянет их вниз. Все ощущения обострились, каждый нерв был на пределе.


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Black_BoxДата: Среда, 2012-03-21, 7:28 PM | Сообщение # 11
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
Скалли почувствовала прохладный воздух на самой чувствительной части тела. Покалывание на коже живота, где Малдер оставил поцелуй. Холод паркета под ногами. Тепло руки, ласкающей ее бедра. Тогда - дыхание там, где никто не трогал ее слишком долго, где только Малдер мог коснуться ее теперь и в течение многих лет до этого момента.
Головокружение, водоворот ощущений. Электрические волны тепла. Чувство срочности. Ничто другое не могло существовать, ничто другое не могло быть реальным, кроме Малдера, поклоняющегося ей. Ничто другое не могло затронуть ее чувств, кроме возбуждения и тяги к неизбежному. Забытое напряжение, словно плотина на грани прорыва. И она стояла на вершине этой плотины, поглощая поток, что не мог иссякнуть. Она стояла на вершине, раскинув руки, обнимая водопад, приветствуя его. Она стояла на вершине и затем лишь свободное медленное падение, пульсирующие звезды и мягкий белый свет.
После Малдер качал Скалли в своих объятиях, безопасных и оберегающих. Двое - как один.
Убрав волосы с ее глаз, он наблюдал за ней, пальцами лаская ее губы и щеки. Его улыбка была нежной и чистой, спокойной и уверенной. Прейдя в себя, Скалли взглянула Малдеру в глаза и вспомнила, что он все еще наполовину одет.
Она выскользнула из его рук и встала на слегка шаткие ноги. Повернувшись, Скалли потянула Малдера за собой, и они пошли в спальню, крепко взявшись за руки.

***


Он замирает надо мной и шепчет:
- Навсегда.
Он произносит это так ясно, так уверенно. Это не обещание или присяга, не желание или мечта. Он говорит о нашей сущности.
Мы. Вместе. Навсегда.
Среди страха и предательства, среди страданий и ужаса, - вместе навсегда. Мы боремся против ужасных вещей; мы боремся друг против друга. Иногда мы так далеки друг от друга, но уже в следующую секунду - неразделимы. Порою между нами встают разногласия, недовольства, непонимание, но мы по-прежнему вместе.
Это – отчаянная необходимость. Страшную трагедию наших обстоятельств, невероятность нашей реальности знаем только мы двое и никогда не сможем разделить это ни с одной другой живой душой. Мы переживаем все это. Мы и есть все это. Это часть нас, хотим мы или нет. Мы связаны, как нити полотна. Навсегда. Потому что я никогда не смогу оставить его, потому что он никогда не сможет оставить меня. Мы не сможем расстаться, не утратив нашу сущность.
Навсегда.
Малдер снова нашел самое подходящее слово.
Он - в моей крови, в каждом биении моего сердца - неотъемлемая часть меня. Он стал моим миром. Я потеряла связь со своей семьей из-за событий, которые мои родные были не в состоянии понять. Ни одного друга - по той же самой причине. Малдер остался единственным в моей жизни. Такой родной и знакомый, как мои собственные привычки. Его аромат. Его глаза, когда он сердится, грустит, разочарован, смеется, просыпается. Его страхи. Даже та часть его, что пугает меня. Его эгоизм или гнев в те моменты, когда он мелочен, неумолим, ревнив. Все, что составляет его сущность. Я знаю все это, знала так давно.
Всегда.

Я не отвечаю. Он смотрит на меня сверху вниз, дрожа от того, что видит в моих глазах. Мы всегда понимали друг друга без слов. Слова не нужны, и сейчас я вне слов, вне мыслей, и даже за пределами ощущений. Есть только его глаза, смотрящие на меня, его сердце, бьющееся под моей ладонью. Он начинает двигаться во мне, и я концентрируюсь на простом звуке - биении его сердца.

Конец


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
MarGiДата: Четверг, 2012-03-22, 6:03 PM | Сообщение # 12
Призрак
Группа: Агенты
Сообщений: 51
Репутация: 1
Статус: Offline
Фанфик переведён очень красиво...) романтика. Спасибо большое переводичку!

aka dreamy
 
KenaДата: Четверг, 2012-03-22, 8:54 PM | Сообщение # 13
Смилодон
Группа: Орден Фикрайтеров
Сообщений: 500
Репутация: 4
Статус: Offline
Скажу как переводчик переводчику - великолепная работа, спасибо! )
 
СветлячокДата: Четверг, 2012-03-22, 9:20 PM | Сообщение # 14
Призрак
Группа: Орден Фикрайтеров
Сообщений: 59
Репутация: 0
Статус: Offline
На самом деле отличная работа. Прекрасный перевод и выбор фика, причем, Слава Богу, без традиционных клише, которые часто видишь в фиках такой категории. Я даже не ожидала, что будет так интересно читать.
А вот вопрос, автор точно женщина? Просто у меня почему-то такое ощущение, что писал мужчина. Не знаю почему.
 
Autor10Дата: Четверг, 2012-03-22, 9:42 PM | Сообщение # 15
Разведчик
Группа: Агенты
Сообщений: 3
Репутация: 0
Статус: Offline
Автор женщина. Но я согласна, что в ее повествовании есть что-то мужское. Я тоже сначала думала, что мужчина. Спасибо тем, кто прочитал до конца. Язык не из легких, по-моему.
 
Resist or Serve » Фест "Проекту 20 лет" » Переводы » № 10 Сложности времени
Страница 1 из 212»
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017