Resist or Serve Четверг, 2017-10-19, 6:29 AM
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Тень | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 212»
Resist or Serve » Фест "Проекту 20 лет" » Внеконкурсные фики » №16 Призраки
№16 Призраки
Black_BoxДата: Среда, 2012-04-11, 7:26 PM | Сообщение # 1
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
Фик №16. (Перевод)

Название: Призраки

Название оригинала: Ghosts

Автор: Anjou anjou@rocketmail.com

Ссылка на оригинал: http://fluky.gossamer.org/display.php?Ghosts.Anjou

Переводчик: OllaKo

Бета: нет

Размер: Миди

Категория: MSR, CD

Рейтинг: PG-13

Отказ: Данное произведение создано исключительно с развлекательной целью, никакой выгоды не извлекается, все права на персонажей принадлежат их создателям Крису Картеру и студии 20th Century Fox.

Спойлер: Истина.


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Black_BoxДата: Среда, 2012-04-11, 7:28 PM | Сообщение # 2
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
ПРИЗРАКИ


*~* *~*
На Хэллоуин Уильям оделся привидением.
Собственно, все они так вырядились.
Скалли поджала губы, выражая неодобрение шуточкам Малдера, но он знал, что на самом деле Дана сдерживается от смеха. Даже она не могла не согласиться с тем, что это было уместное выражение благодарности. В конце концов, именно призрак вернул им сына.

*~*
Малдер внезапно проснулся в тихий предрассветный час. Возле его постели стоял призрак, окруженный зловещим сиянием. Малдер подскочил от вида нежданного гостя и бросился будить Скалли.
- Малдер, - сказал Уолтер.
Лицо Скиннера было более худым по сравнению с тем, какое помнил Фокс; он выглядел старше и изможденнее чем четыре месяца назад.
-Сэр! – с горьким недоверием выдохнул Малдер, протягивая руку своему старому боссу и давнему другу.
Официальное обращение к Скиннеру было со стороны Малдера таким же проявлением почтения, как и к Дане.
– О нет! – вырвалось у него после осознания причины его появления. – Сэр…
Словно эхом его умоляющему голосу тревожно вскрикнула Скалли, проснувшаяся вслед за Малдером. Дане не надо было объяснять, кого он называет «сэр».
-Только не это, - умоляюще сказала она.
Малдер слышал, как бьется от страха ее сердце, и понимал, почему. Не так много друзей у них осталось в этом мире. Даже покинутые навсегда, они были дороги, хоть и не настолько любимы, как мальчик, который сделал их семьей.
Перед глазами мелькнуло видение Уильяма – такого же, каким он был прошлой весной.
Малдер в ужасе посмотрел на Скалли, подумав, что случилось то, чего она боялась.
-Нет!
Ее низкий резкий крик был больше похож на звериный вой. Кровь отхлынула лица, даже губы побелели.
- Малдер! - настойчиво позвал Скиннер.
Фокс посмотрел на шефа, надеясь, что тот уверит их в беспричинности слез Даны.
Глаза Скиннера блестели от слез из-под неизменных очков.
- Передай ей, что я ничего им не сказал, - произнес он хрипло. – Я ничего им не сказал.
- Но они все равно нашли его, правда? – голос Малдера был суров. – А потом они вас убили.
Скалли качнулась в его сторону, продолжая издавать нечеловеческие, рвущие душу звуки. Она так вцепилась в руку Малдера, что ему пришлось силой высвободиться, чтобы, в свою очередь обхватить ее.
- Они не добрались до него, Малдер, - заявил Уолтер. – Скажи ей об этом.
Малдер шептал ей эти слова снова и снова на протяжении следующих двадцати четырех часов, пока они ехали от железных рудников Верхнего полуострова к ферме неподалеку от Айрон Маунтин в Вайоминге, куда Скиннер определил Уильяма, надеясь что там он будет в безопасности. Все, на что была спосбна Скалли в это время – прижаться к ветровому стеклу, словно она могла силой мысли заставить автомобиль двигаться быстрее.
Они не спали. Они не ели. Они остановились лишь раз – заполнить бак.
Хотя они почти не разговаривали, Малдер понимал Скалли лучше, чем когда бы то ни было. В те долгие месяцы, пока Малдер приходил в себя вдали от нее и Уильяма, Малдер осознал, что стал чувствителен к эмоциям других, и даже мог читать чужие мысли. Это нельзя было назвать телепатией, но, несмотря на то, что Скалли прервала процесс его перерождения неизвестно во что, неизвестно для чего, он изменился. Его способности утратили ту мощь, которую ему давало влияние обломка космического корабля. С помощью Гибсона он научился усилием мысли подавлять голос подсознания, и только со Скалли он не хотел себя контролировать. Он страстно желал этой связи в период их разлуки, и он совершенствовал эту свою способность, пытаясь достучаться до ее сознания. В этой машине, на пути к Вайомингу, Скалли переполняли воспоминания о сыне и страх за его жизнь. Холодная поверхность, пламя внутри. И это напрягало его еще больше, хотя куда уж больше.
Они приехали на обманчиво мирную ферму Ван де Кампов через час после восхода солнца. Перед домом стоял огромный черный внедорожник, как тот, что у них был до замены на их нынешнее авто. Окна машины были ледяными на ощупь и покрыты инеем. Малдер и Скалли шагнули на скрипящее деревянное крыльцо и открыли дверь, гадая, что бы это значило.
Заплаканный Уильям крепко спал на коврике в спальне. Пижамка на мальчике, по всей видимости, не менялась с момента попытки похищения. Скалли приняла боевую стойку и вытащила оружие, пока Малдер обыскивал необычно тихий дом. Он чувствовал, как ей хотелось взять ребенка, но она держала эмоции в узде, словно львица, готовая к прыжку.
Малдер спустился в зал. Приемные родители Уильяма лежали на своей кровати. Их убийцы предусмотрительно закрыли дверь спальни после того, как сделали свое дело. Фокс надеялся, что Уильям не понял, что произошло, но он вполне представлял, какой ужас испытал брошенный ребенок.


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Black_BoxДата: Среда, 2012-04-11, 7:30 PM | Сообщение # 3
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
Было очевидно, что Уильям провел в одиночестве весь предыдущий день.
Других тел, живых или мертвых, не было. Лишь две кучи одежды валялись за дверью в комнату Уильяма. Малдер пнул скукоженную куртку и обнаружил под ней пистолет, а в кармане брюк - кинжал. Ничто не указывало на то, что здесь произошло, кроме ржавого пятна на стене.
Вторая куча одежды, валяющаяся рядом с откинутым бортиком кроватки мальчика, ужаснула еще больше. Оружие упало под кровать и стукнулось о стену. Луч фонаря дал увидеть на ней еще одно пятно. Малдер живо представил себе суперсолдата. Вот он идет на плач Уильяма. Вот хватает его, чтобы в следующий момент рассыпаться в прах. Ребенок истошно орет и падает на пол, в то время как на него надвигается второй солдат.
- Скалли! – завопил Малдер, выбегая обратно в гостиную. Дана тут же появилась рядом, готовая уничтожить любого, кто мог ему навредить. – Его роняли!
Решив, что ребенок получил непоправимые травмы и находится в коме, Фокс поддался накрывшему его страху. Скалли отбросила оружие и склонилась над мальчиком, но в этот момент, обеспокоенный криком Малдера, Уильям проснулся и зашелся испуганным и сердитым ревом новорожденного.
Малдер с облегчением наблюдал, как Скалли успокаивает их сына, нежно ощупывая шишку на голове в том месте, где он упал, как она укачивает ребенка.
- Они не смогли тронуть его, - сказал Фокс. – Но они снова попытаются. Нам нельзя здесь оставаться.
Призрак Скиннера кивнул, выражая безмолвное согласие, продолжая наблюдать за ними с того света. Он продолжал стоять на страже, пока Скалли переодевала Уильяма и укутывала его потеплее. Следуя ее указаниям, Малдер загрузил машину провизией, найденной в фермерском доме. Он также вынул из кучи тряпья оружие, принадлежащее суперсолдатам, уверенный, что оно не выдаст их местонахождение. Все это время Уильям продолжал исуганно вопить, его лицо было красным и зареванным. Малдер сам был на грани истерики, когда Скалли установила детское кресло на заднем сидении их внедорожника.
Малдер с тоской смотрел на сына, понимая, что для ребенка он был чужим. Он едва родился, когда Фокс последний раз видел его. И тот ребенок, каким он его помнил, имел мало сходства с нынешним Уильямом. Малдер подозревал, что независимо от того, что Джеффри сделал с сыном, процедура эта либо вообще не сработала, либо привела к временному подавлению его способностей. Мальчик был реальным средством уничтожения суперсолдат.
- Это наследственное, - прошептал он сыну, но тот продолжал плакать.
Малдер представлял, какую беспомощность и страх испытал Уильям. Его умение читать Скалли, кажется, распространялась и на сына: боль ребенка окутала отца с головой.
- Все в порядке, приятель, ты в безопасности, - снова и снова пытался утешить он Уильяма.
Но трудно было излучать миролюбие, держа наготове пистолет и наблюдая за патрулирующим окрестности Скиннером.
Наконец Скалли взяла Уильяма на руки и усадила в кресло, нашептывая всякие глупости и немелодично напевая. Малдер захлопнул дверцу и занял водительское место, спешно покидая место преступления. Скиннер ехал с ними.
Когда они благополучно выехали на федеральную трассу с окружной дороги, Малдер посмотрел в зеркало заднего обзора. Скалли сидела боком к нему, обняв Уильяма вместе с сиденьем. Она говорила успокаивающим голосом, но ребенок продолжал волноваться. За ее интонацией скрывалась буря противоположных эмоций – перед глазами мелькали кошмарные сцены преступлений, когда-либо виденные ею. Возможно, Уильям так же хорошо, как и Малдер мог ощущать ее страх, которым было пронизано пространство.
- Скалли, - предостерегающе сказал он. - С ним все в порядке. Подумай о чем-нибудь другом.
Дана виновато вздрогнула, и, поняв, что имел в виду Малдер, посмотрела на Уильяма с удивлением и страхом. На ее мысли, текущие одним беспокойным потоком, Малдер ответил своими воспоминаниями, позаимствованными у Скалли. Он вспоминал о сыне, качающемся на качелях, подвешенных в дверном проеме, об Уильяме в колыбели и на руках у Даны в кресле-качалке, которое было у нее дома в Джорджтауне. Он вспоминал о купаниях в ванной, о том, как малыш плескался, а Дана смеялась, глядя на него..
Плач Уильяма стал стихать, утрачивая истеричные нотки. Вместе с ним улеглось и беспокойство Скалли. Хныканье малыша перешло в икание, и тут Дана запела мягко, но совершенно немузыкально:
- Уильям был лягушкой-быком, он был мой хороший друг...
Впервые с того момента, как они нашли ребенка лежащим на полу, малыш обратил внимание на Дану. Малдер не глядя чувствовал, как ребенок переключил внимание на мать, как повернул голову и посмотрел ей в глаза. Он узнал ее, хоть и совершенно неосознанно. К концу песни голос Скалли становился мягче и мягче. Она погладила круглые щечки Уильяма, стирая пальцами слезы.


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Black_BoxДата: Среда, 2012-04-11, 7:32 PM | Сообщение # 4
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
- Радость рыбкам в глубоких синих морях, Радость тебе и мне, - закончила она.
Уильям тяжело вздохнул и снова икнул как ребенок, который не способен контролировать дыхание во время затяжной истерики.
-У-ху-ху, - произнес он.
Малдер наблюдал за его потугами в зеркало заднего обзора.
- У-ху-ху, - выдавил он снова. А потом произнес нежным детским голоском: - Пивет!

При всем желании Малдер не смог бы подобрать слова, чтоб описать радость Скалли, осветившую ее лицо. Вспышкой ее любви, словно взрывной волной, накрыло и его, и Уильяма.
Призрак Скиннера на переднем сидении заколебался, словно и он был тронут случившимся. Малдер рискнул остановиться на обочине. Он выскользнул из-под руля и обернулся так, чтоб видеть и Скалли, и сына. Уильям все еще тяжело дышал, икал, но он смотрел в глаза своей матери, гладил ее лицо. Они казались поразительно похожими с их пламенным ореолом волос и белой кожей. Улыбка Скалли словно в зеркале отражалась на лице ребенка. Несмотря на текущие из глаз слезы она выглядела счастливой.

И хотя Малдер знал, как сильно Скалли любила их сына, одно дело знать, другое – ощутить это. Источаемые Даной чувства к сыну вперемешку с любовью к нему и пьянили, и возбуждали. Но ответные чувства ребенка к Дане заставили чувствовать себя лишним.
Вдруг Уильям распахнул глаза и переключил внимание с матери на отца. Они уже не были голубыми, какими их помнила Скалли, они стали похожи на малдеровские. И хотя Фоксу было приятно видеть свое отражение в ребенке, ему был больно от того, что взгляд сына оказался более мудрым и печальным, чем полагалось.
Малдер чувствовал, что сам исходит любовью, его вот-вот прорвет на эмоции, и он ничего не мог с этим поделать: до сих пор он не позволял себе думать, как сильно он хотел жить семьей со Скалли и их сыном. А когда, наконец, случилось то, на что он так надеялся - он утратил над собой контроль.

-О, - произнес Уильям.
И хихикнул, когда Малдер пощекотал его.
– Пивет, - сказал он Фоксу.
По лицу Малдера покатились слезы. Задыхаясь, смеясь и плача, он выдавил:
-Привет, старина.
Фокс склонился над креслом, коснулся губами лба сына.
- Я скучал по тебе, - прошептал он. А потом повернулся, чтобы поцеловать Скалли, сжимая ее так сильно, как только мог.
Когда он вернулся на водительское сидение, Уолтера рядом не было.

*~*
Малдер часто с горечью замечал, как быстро заканчиваются сказки, и начинается реальная жизнь. Хотя они нашли Уильяма голодным и изнемогающим от жажды, он с криком отказался почти от всех видов детского питания, которые Скалли забрала с фермы.
- Я думаю, он хочет куриные наггетсы и катошку-фри, - предположил Малдер, пытаясь быть полезным.
- Фри, фри, фри! – одобрил предложение обитатель детского кресла под осуждающим взглядом матери, брошенным в зеркало заднего обзора.
Она все еще сидела рядом с Уильямом, держа в одной руке отвергнутую банку детского питания и полную ложку оного в другой.
Радость Скалли от того, что Уильям ее вспомнил, сменилась растерянностью, и Малдер ее понимал. Раньше она несла практически полную ответственность за то, чтоб разбираться в нуждах сына и удовлетворять эти нужды. Она сложила с себя эту обязаннсть, не желая того, но веря, что так будет лучше для ребенка. И теперь она получила результат содеянного: Дана не знала ни его пристрастий в еде, и в какое время он предпочитает спать. За то время, что они были не вместе, Уильям подрос и изменился, и теперь Скалли одолевали по очереди то обида, то ощущение собственной несостоятельности, то чувство вины.
Не говоря о злости, которую она сейчас испытывала к его отцу, - отметил про себя Малдер.
- Большое спасибо, - сказала она спокойно.
Малдер не стал говорить, что он просто прочитал мысли Уильяма, но он знал, что Скалли догадывалась об этом. Скажи он ей – и Скалли стала бы отрицать услышанное. Ей потребовалась не одна неделя, чтоб она поделилась с ним догадками и страхом в отношении способностей сына.
- Похоже, ему это знакомо, Скалли.
- Фри, фри, фри! – напевал Уильям со своего места.
- Дети любят такие штучки, - продолжал Малдер.
Глаза Даны гневно сверкнули в зеркале, но она кивнула, сдаваясь.
Уильям вытаращил глаза и затих в своем кресле.
Малдер мысленно поставил себе зачет.
- Как насчет фруктов на десерт? – спросила Скалли сына.
Уильям помрачнел.
- После ланча, - пояснила Дана.
- К, - важно согласился Уильям.
Скалли улыбнулась ему, и Малдер понял, что напряжение в машине растаяло.
- Такой взрослый, - сказала она удивленно, когда ребенок выпятил грудь.
Он был совсем крохой, когда все случилось, подумал мрачно Малдер.
Дана убрала еду и ее пальцы пробежали по волосикам сына.
- У тебя красивые локоны, - задумчиво сказала она.


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Black_BoxДата: Среда, 2012-04-11, 7:33 PM | Сообщение # 5
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
- Ага, - беспечно согласился Уилл.
Скалли погладила пальцем его щечку и поцеловала.
- Как я скучала по тебе, - прошептала она.
Уилл потянулся к матери, и она обняла его, продолжая поглаживать его по голове одной рукой. Так они и сидели, пока Малдер не подъехал к входу в МакДональдс, при виде которого Уильям снова затянул свою песню про жареный картофель.
После обеда ребенка, наконец, сморила усталость. Скалли уселась на переднее сидение и родители продолжили тихий разговор, начатый несколько миль назад.
- Мы не можем вернуться в Мичиган с годовалым ребенком, - сказала Скалли. – Нас все знают как бездетных, а он слишком похож на нас обоих, чтоб выдать его за племянника.
Малдер хотел что-то сказать, но она перебила:
- Даже не предлагай заявить, что у тебя был роман с кем-то из моих кузин.
Малдер состроил огорченный и обиженный вид. Он даже не попытался обратить ее внимание на еще одно доказательство ее экстрасенсорных способностей - она бы просто припечатала его заявлением о его предсказуемости и давностью отношений.
- Нам надо вернуться в Нью-Мексико, - выпалила она. - У нас договор аренды трейлера до декабря. Ты всем сообщил, что был женат, разведен, и у тебя есть ребенок. Все складывается как нельзя лучше!
Малдер вздохнул и обернулся за поддержкой. Но Уильям спал, а больше рассчитывать было не на кого.
- Тебе нечего возразить, верно? – спросила она с бесящей его уверенностью.
Она дала понять, что не верит в его предчувствия, несмотря на то, что у нее был собственный опыт в этом деле, и то, что знала о его общении с призраками
- Нет, - признал он.
- Тогда почему ты против? – допытывалась она.
- Не знаю, - ответил Малдер. - У меня действительно нет на это серьезных причин. Я просто не хочу туда возвращаться.
- Надо думать головой, Малдер, - сказала Дана. – И сейчас больше, чем когда-либо.
Он снова вздохнул, понимая, что аргументов у него нет.
- Хорошо, - согласился он. - Но тогда нам предстоит более длинная дорога.
Он показал глазами на Уилла, чтобы она поняла его мысль. Затем ответил на незаданный вопрос:
- Нужно сделать документы на меня и вас двоих. И раздобыть денег.
Скалли фыркнула.
- Малдер, если ты не в курсе, у нас 50,000$ наличными, - проворчала она.
- Ты же знаешь, что я не трону деньги, отложенные на крайний случай, - ответил Малдер. - А свободной наличности у нас почти нет.
Скалли раздраженно покачала головой, но Малдер был непреклонен. Не только она могла быть упрямой.
- Кто мы на этот раз? - просила она немного погодя.
- Я - Роб Миллер, - ответил он.
Брови Скалли взметнулись вверх.
- А я - Лора, по-видимому?
Он улыбнулся приятному воспоминанию из прошлой жизни.
- Нет, ты будешь Келли.
- Это имя или фамилия?
- Миссис Келли Уильямс Миллер, - нараспев произнес он.
- Келли Миллер, - медленно повторила она, говорила она, привыкая к имени.
Она устроилась поудобнее и зевнула.
- О, Роб! - прокричал Малдер, неудачно имитируя Мэри Тайлер Мур.
Наградой ему был смех Скалли и приятная тишина в салоне. Малдер решил приберечь шутки Миллера Тайма на потом.
Скоро Скалли задышала также ровно, как и Уилл. Малдер посмотрел на ребенка, распластавшегося в своем кресле. Он чувствовал сны сына и был рад, что теперь они приятны и легки, пусть даже эти грезы были всего лишь о плюшевом зайце. Скалли еще ничего не снилось, так как она только провалилалась в глубокий сон.
Хотя он был вымотан, спать не хотелось. Он был слишком взволнован тем, что случилось, ответственностью за безопасность Скалли и Уильяма. Он давно был главой семьи, но лишь сейчас осознал, что эта семья у него есть. Он посмотрел в зеркало заднего обзора, чтобы удостовериться, что никаких призраков рядом нет, при этом воздержался от того, чтобы посмотреть на собственное отражение. Он и так знал, что на лице его сияет глупая улыбка.

Часть 2


То, какое значение имел для Уильяма плюшевый заяц, стало ясно в первом же мотеле, в котором они остановились на ночь. Уилл требовал его со всей настойчивостью, но к сожалению, заяц остался в кроватке в доме приемных родителей - по крайней мере такой вывод можно было сделать исходя из поведения ребенка. Но где бы он ни был, ни одна из игрушек, которые они взяли с собой, не могла стать подходящей заменой.
Малдеру и Скалли удалось вынести Уильяма из машины, не разбудив, но когда Скалли попыталась откинуть бортик его кроватки, он проснулся. Он звал зайца всякий раз, когда его пытались уложить. В конце-концов они сдались и пристроили ребенка рядом с собой, пока смотрели телевизор. Когда он, наконец уснул, Скалли вознамерилась положить сына в кроватку, чтоб не приучать к родительской постели.


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Black_BoxДата: Среда, 2012-04-11, 7:36 PM | Сообщение # 6
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
Малдер предпочел бы оставить Уильяма там, где он был, но уступил уговорам Скалли, что он сам же и пожалеет об этом в ближайшие дни.
Она лишь фыркнула, когда Фокс сказал, что вряд ли они будут использовать кровать для чего-то кроме сна, а другие варианты ее использования можно реализовать в другом месте.
Малдер начал понимать, что имела в виду Скалли, после того, как был неоднократно разбужен громкой возней малыша, настолько активной, что пластиковое днище кроватки ходило ходуном. Каждый раз, когда Малдер смотрел на Уильяма, тот оказывался в разной позе.
Правда, однажды Малдера разбудила именно тишина.
Не открывая глаз, чтоб не спугнуть ребенка, он вдруг понял, что Уилл стоит в кроватке и разглядывает его и Скалли. Малдер поднял голову, чтобы проверить сына, и его движение побеспокоило Скалли. Она перевернулась на другой бок, а Уильям, успокоенный тем, что они оба живы, сел. В комнате было тихо, если не считать дыхания Скалли и вздохов ребенка. Вскоре Уилл засопел.
Сам Малдер уснул нескоро. Проваливаясь в сон, он вспоминал о месяцах, проведенных в одиночестве. Эти воспоминания, казалось, были похороненых и забыты.

Малдер проснулся рано, переодел сына и дал ему бутылочку, а сонная Скалли смущенно наблюдала за ними. Малдер погладил мягкие щечки Уильяма, провел пальцем по пушистым бровкам, не прерывая зрительного контакта и словно гипнотизируя его. Когда Уильям сомкнул глаза, Фокс положил его к маме под бочок, а сам пошел искать зайца.
Он обошел несколько магазинов, пока не нашел то, что было похоже на игрушку из воспоминаний ребенка; это был не настоящий заяц, но на лучшее рассчитывать не приходилось. К концу поездки в Нью-Мексико Уилл жевал уши мистера Банни, словно тот был с ним всегда. Малдер расценил подмену как удачную. Он надеялся, что привычные вещи помогут сыну ощущать себя в безопасности, но еще много недель Уилл просыпался по ночам, чтобы убедиться в том, что он не одинок во тьме.

*~*
Период адаптации все трое перенесли тяжело, особенно Скалли, ошибочно полагавшая, что Уильям серьезно пострадал после случившегося с ним. Поняв, что спорить бесполезно, Малдер оставил попытки несколько недель назад. Он считал, что несмотря на его иногда неадекватное поведение, Уилл доверял им и знал, что его любят. Просто он хотел удостовериться, что его больше не бросят, поэтому требовал внимания к себе.
Скалли считала Уильяма несмышленышем, чтобы помнить о том, что несколько месяцев назад, и что доверие - слишком сложное понятие для такого малыша.
За все время, что прошло с момента их воссоединения, Уилл отказывался ходить, хотя в шестнадцать месяцев ему пора было научиться. Однако ребенок был непреклонен: отказывался и стоять, и даже ползать. Малдер надеялся, что Уильям проявит интерес к перемещениям, когда закончится их дорожная жизнь, но прошли недели, а дело не двигалось. Если его оставляли в трейлере с кучей игрушек - то находили его там же, где и оставили. Он словно давал гарантии, что куда бы родители ни ушли - вернувшись, они всегда его найдут на том же месте. Более ясного послания "Не забудьте меня!" было не придумать.
Его ужас перед одиночеством был безграничным. Если Малдер или Скалли покидали трейлер, он волновался и плакал, пока его не брал на руки тот, кто был на данный момент рядом. Малдер стал повсюду таскать Уильяма с собой. Для Скалли стало привычным, вернувшись с какого-либо дела, застать Малдера, исследующего просторы интернета, с ребенком на руках. Доверившись мнению Малдера, Скалли не раз брала Уилла с собой в ванную, потому что даже несколько минут, проведенных в одиночестве, приводили к истерике.
Уильям боялся незнакомцев, особенно если те подходили близко. Обедать в придорожных кафе было невозможно, поэтому питались они либо за столиком для пикника, либо в номерах мотелей. Когда они добрались к месту назначения, они попытались проработать страх ребенка перед чужими. Немного поспорив, они разработали план.
Они решили устроить семейное торжество. По просьбе Малдера Скалли придала обстановке праздничный вид.
Он наблюдал за тем, как Скалли выкладывает мешочки с таинственным содержимым на крошечный стол их тесной кухни. Как только Уильям уснул, она покинула трейлер, пообещав скоро вернуться. Это «скоро» оберулось двумя часами. Судя по количеству принесенного стало ясно, что спать они пойдут не скоро.


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Black_BoxДата: Среда, 2012-04-11, 7:38 PM | Сообщение # 7
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
Он взял сверток и заметил, что это была белая простыня.
- Скалли, это постельное белье от Марты Стюарт, - сказал он.
Дана подняла на него глаза.
- Правильно.
- Что с ним делать?
- Подожди немного, - ответила Скалли, распаковывая другую простыню.
В ее руке блеснули ножницы.
- Принимая во внимание наши проблемы, мы могли бы выручить за них немного денег на интернет-аукционе, - сказал он.
Малдер успел увидеть ее улыбку прежде, чем простынь полетела в него.
- Только не ножницами, ладно?
- Перестань дурачиться, - сказала она.
А затем Малдер почувствовал, как что-то окутало его лицо и плечи.
- Что ты делаешь? – он действительно не понимал, что она задумала.
- Отключи мозги, - приказала Скалли, забирая у него второй кусок ткани.

Она проинструктировала Малдера, где поставить отметки. Выражение ее лица было таким, что Малдер предпочел не спорить.
- Знаешь, когда я предложил эту затею, я не думал, что мы будем использовать такие примитивные технологии, как дырки для глаз на белой простыни, - сказал он.
Она нарисовала ему брови, а затем занялась собственной простыней.
- Точно. Как я не додумался? - пробормотал он.
Скалли действовала решительно. Когда все было готово, у каждого из них был что-то вроде плаща с капюшоном, на котором жутким цветом было написано "Бууу!"
У них также был еще один костюм. Если бы не улыбающиеся лица, которые изобразила Скалли, Малдер чувствовал бы себя членом Ку-Клус-Клана.
В ночь на Хэллоуин они рискнули приблизиться к нескольким трейлерам, и принесли искусственную тыкву для Уильяма.
Фонарь из тыквы привел Уильяма в восторг, и, хотя он забеспокоился, когда его понесли к незнакомым людям, вел себя прилично.
Малдер понял, что они действуют правильно, когда заметил Скиннера с Фрохики. Их трудно было различить в мерцающих сумерках, но Фрохики явно улыбался тому, что сказал Скиннер. Их появление заставило ощутить острую вспышку боли, порожденную привязанностью, которую он питал к ним обоим. Малдер видел их обоих и жалел, что не слышит, над чем они смеются. Впрочем, он догадывался о причинах. Когда Малдер проходил мимо них, Уильям, сидящий у него на руках, обернулся и бесстрашно помахал им.
Скалли, шедшая впереди с тыквой на длинном ремешке, ничего не заметила.

Волнуясь о том, что Уильям не хочет ходить, родители, тем не менее, решили не давить на него. Для него это был способ привлечь внимание родителей. И тогда Малдер и Скалли решили наглядно показать сыну, что двигаться - это весело.
Малдер бегал и скакал на все лады.
Скалли сидела на ступеньках трейлера, держа сына на руках, а Малдер бегал вокруг них, подманивая Уильяма.
Дана приговаривала, какой веселый у них папа. Сначала Уильям, теряя Малдера из поля зрения, волновался, но видя, что отец каждый раз возвращается, расслабился.
Родители даже взяли за правило танцевать перед обедом. Они сажали Уильяма на его высокий стульчик, ставили ему еду и включали музыку. Иногда это был вальс, другой раз - что-то современное. Иногда они так расходились, что трейлер начал раскачиваться, а Уилл, хохоча, подпрыгивал на стуле и стучал ложкой по подносу.
К тому времени, когда привезли заказанную для ребенка коляску, Уилл начал сам вставать. Он хотел пойти, но колебался, опасаясь, что такая демонстрация независимости приведет к тому, что ему откажут в заботе.
Чтобы помочь Уильяму передвигаться, Малдер соорудил для него помочи.
В тот день Скалли сидела на ступеньках и читала, когда они махнули ей рукой и побежали. Малдеру нравилось, как Уильям вытягивал руки из-под навеса коляски и радовался ветру. К концу третьего дня он требовал у вымотанного Малдера: "Еще!"
Малдер увозил сына на коляске, а потом ссаживал на красную землю, а сам растягивался рядом. Через неделю Уильям начал подражать движениям отца. Когда привезли крошечные детские кроссовки, которые Малдер заказал для Уильяма, тот начал ходить вокруг трейлера и требовал, чтоб танцы перед обедом проходили с его участием.
Уильям все еще требовал, чтоб его носили на руках, если они уходили далеко, но Малдер чувствовал, что самостоятельное хождение - лишь вопрос времени, и не стал его торопить.
В том, что их главная задача - обеспечить ребенку ощущение собственной безопасности, разногласий у Малдера и Скалли не возникло.
Хотя Скалли все еще считала, что она не способна на какое-то особое чувственное восприятие, Малдер снова и снова замечал, как она "слышала" безмолвные позывные Уильяма и оборачивалась, чтобы поцеловать его или ответить лаской на зов.
Малдер молчал о том, что видел. В конце концов, от этого никому не было плохо, наоборот, давало Уильяму то, в чем он так нуждался.


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Black_BoxДата: Среда, 2012-04-11, 7:39 PM | Сообщение # 8
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
Часть 3


C тех пор, как Уильям вернулся, Скалли излучала такое счастье, какого Малдер никогда прежде у нее не видел. Свою любовь к нему и сыну она проявляла открыто и горячо, как и уверенность в их безопасности. И казалсь, ничего другого им не надо. Малдер не так себе представлял безопасность, но что было, то было. Десять лет они вместе работали, и заботиться об Уильяме они тоже будут вместе.
Об этом, о работе и их будущем, они разговаривали в ту ночь в своей комнате.
- Самое время, Скалли, - уговаривал Малдер. - Нам надо ехать. Здесь нельзя оставаться. Надо ехать в горные местности, где есть залежи магнетита.
У него была кипа исследований на эту тему, и их надо было продолжить.
- Я знаю, Малдер, - ответила нерешительно Скалли. - Но Уильям только начал приходить в себя. Он столько всего достиг...
Малдер раздраженно вздохнул.
- Почему мы не можем остаться здесь? - спросила она.
Малдер прикинул, как бы аккуратно объяснить ей, что эта земля ассоциируется у него с изгнанием и отчаянием тех месяцев, что он провел без нее и Уильяма, но решил этого не делать. Она все еще чувствовала себя виноватой в том, что с ними случилось.
- Просто я думаю, что если нам и надо где-то осесть, то это не то место, - уклончиво ответил он.
Дана внимательно посмотрела на него, понимая, что он сказал не то. что думает.
- Кроме того, у нас есть средства обустроить себя получше, чем здесь, - сказал он, жестом на Уилла, спящего всего лишь в полуметре от их кровати. - Разве ты не хочешь комнату попросторнее? А еще лучше - свою собственную?
Скалли задумалась, и тогда Малдер привел один из главных аргументов.
- Я хочу, чтоб у Уилла был дворик с зеленой травой, где он мог бы играть, а зимой лепить снеговика.
Дана до крови прикусила губу.
- Я просто волнуюсь, что для него будет слишком много перемен, - сказала она. - Не хочу, чтоб он утратил уверенность в себе.
Словно услышав ее, Уильям поднялся в кроватке вместе с зайцем и посмотрел на лежащих в кровати родителей. Скалли лежала на локте, спиной к кроватке, рисуя знаки на груди Малдера, похожтн на молекулярные формулы. Лунный свет отражался от ее голых плеч, и над ними Малдер видел лицо Уилла.
Они шептались, и в какой-то момент разговор утих, когда Малдер назвал четыре места, где были горы, богатые месторождениями магнетита. Скалли был трудно сосредоточиться: она чувствовала наряженное внимание сына, но, хоть Дана и не верила в это, она согласилась, что их спор не способствовал тому, чтоб Уилльям спокойно спал.
Малдер мягко поцеловал Скалли, но понял, что она даже не заметила его ласки, прислушиваясь к сыну, укладывающемуся обратно в кровать. Малдер отодвинулся, и ее лицо приняло виноватое выражение.
- Прости, - пробормотала она.
Он убрал волосы, упавшие не плечи.
- Светло как, - заметил он.
Скалли вздохнула и положила голову ему на грудь.
Малдер понал намек, и запустил пальцы в волосы, массируя кожу.
-Я подкрашиваю их в более темный цвет, - сказала она примирительно. - Но на здешнем солнце они выгорают.
- Еще один аргумент в мою пользу, - сказал Малдер.
С другой стороны комнаты раздался стук, когда Уилл откинулся на кровать. Малдер видел, что его рука крепко сжимает мистера Банни. Ребенк громко вздохнул и затих.
- Он уснул? - спросила Скалли несколько минут спустя.
- Да, - ответил Малдер. - Отключился.
- Это хорошо, ведь 20 минут назад он не спал, - заметила она.
Малдер не ответил, только улыбнулся. Дана нахмурилась и подняла голову с его груди.
- Он правда не спал 20 минут назад? - требовательно спросила она.
Малдер засмеялся и удержал ее за руку.
- Он хотел убедиться, что мы живы.
Он искоса смотрел на нее, как она пытается отнять руку.
Малдер снова поцеловал ее.
- Уилл проверяет нас, когда мы затихаем, - добавил он.
Скалли опустила голову и закрыла глаза словно от боли.
Малдер коснулся ее локтем.
- Кажется, ты говорил, что он не видел, как погибли его приемные родители, - в ее словах было обвинение.
- Я и сейчас так считаю, - ответил Малдер. - Но он понял, что что-то случилось. Он был один, в мертвом доме.
Он почувствовал, как взволновали Дану его слова.
- Скалли, - успокоил он. - Это не осознанное воспоминание, правда. Более того, я даже не уверен, что он осознанно следит за нами.
Ее вздох коснулся его кожи
- Ты так говоришь просто чтоб успокоить меня.
- Нет, - твердо ответил Малдер. - Это случается не каждую ночь, только пару раз в неделю.
Она подняла голову.
- Ты думаешь, он знает, что мы хотим уехать?
Его брови полезли вверх:
- А мы хотим?


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Black_BoxДата: Среда, 2012-04-11, 7:40 PM | Сообщение # 9
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
- Малдер, - упрекнула она. - Ты столько времени каждый день тратишь на то, чтоб подобрать подходящее место и ты говоришь ему об этом.
Дана снова принялась рисовать узоры на его груди, размышляя о чем-то.
- Я не хочу ехать в Вайоминг, - призналась она. - Потому что там могут встретиться люди, которые знали Уильяма.
- Или его приемных родителей, - продолжил Малдер ее мысль. - Я предложил этот штат, просто чтобы показать, что там у нас больше возможностей, чем здесь. Несмотря ни на что, Уильям был там в большей безопасности.
Скалли зажмурилась, и снова вернулась к его груди.
- Я тут подумал, не закончила ли ты со своими «научными исследованиями», над которыми сейчас работаешь? - спросил он.
По лицу Скалли расплылась самодовольная улыбка.
- Что? – задал он новый вопрос.
- О, неужели мальчик-экстрасенс не прочитал мои мысли? - сказала она игриво.
- Эй, эй! - Малдер стукнул себя в грудь. - Не мальчик, а мужчина! МУЖЧИНА! Большое спасибо, но мальчик спит в своей пижамке в сторонке.
- Могу заняться твоей пижамкой, раз ты такой ревнивый, - невозмутимо ответила Скалли.
Она снова принялась рисовать на его теле, но Малдер проигнорировал предложение Даны.
- Я действительно закончила с формулами, - сказала она. - Но это не то о чем ты подумал…
- О той статье, которую я тебе присылал о ферромагнитных электрических импульсах, происходящих в человеческом мозге?
Скалли посмотрела на него.
- Я помню ее, но сейчас я о другом...
Приступы мозговой активности и прочие аномалии мозга все еще были тяжелой темой для них, но Малдер решил настоять.
- Ну? - подтолкнул он ее к ответу, и зашевелился, меняя очертания контуров, которые она на нем рисовала.
- Ладно, - вздохнула она. - Я никогда тебе не говорила, что ты напоминаешь мне одного мальчика?
- Скалли, - отклонил он ее попытку уйти от темы.
- Я думала о другой статье, которую ты прислал. Она о частицах магнетита размером в полмикрона, которые появились в результате жизнедеятельности анаэробных организмов.
-Для меня это тарабарская грамота, Скалли, - подумав, ответил Малдер. – Это та статья о теории происхождения этих микроорганизмов в земнй коре?
- Она самая, - ответила Скалли. - Но в отличие от тебя меня заинтересовала не теория происхождения магнетита.
- О! -удивился он. - А что тогда?
- Я подумала о проблеме перемещения магнетитных пород с места на место.
Малдер хмурился.
- Что тебя смущает?
- Малдер, - сказала Скалли. - Я знаю, ты считешь хорошей идеей набить магнетитом трейлер. Но как быть, если мы находимся вне его? Тащить залежи пород с собой в мотель?
По лицу Малдера было понятно, что он находит это вполне реальным выходом.
- Ну... да..., - сказал он.
Дана расстроенно вздохнула.
- И как ты объяснишь это агенту по продаже недвижимости? - спросила она.
- Нет, нет, нет... - объяснил он. - Там, куда мы поедем, город основан на месторождениях магнетита. Именно поэтому я хочу уехать. И тогда нам не придется таскать за собой тонны руды.
- А как же я? - спросила Скалли. - Мне это чем поможет?
Малдер поднял на нее глаза.
- Так ты веришь, что мы с Уиллом являемся естественными носителями магнетита, да?
- Малдер, - ответила Дана. - Даже не знаю, как относиться к теории, что мои муж и ребенок стали ходячими супермагнитами.
Малдер привычно сложил руки на груди, предавшись приятным воспоминаниям об их официальном бракосочетании в Лас-Вегасе, затмившим необходимость ответить на заявление Скалли.
- Малдер, - со вздохом позвала его Скалли. - Ладно. Допустим, ты прав.
- Ммм, - пробормотал он. - Да.
Она впивалась в него взглядом.
- Ты не мог бы на минутку сосредоточиться и ответить на мой вопрос? Что будет со мной?
- А что будет с тобой? - спросил Малдер.
- Я не являюсь носителем магнетита, - спокойно сказала она. - Как и большинство людей на этой земле. Как нам защититься?
- Скалли, - испуганно подскочил Малдер.
- Я знаю, что ты все сделаешь, чтобы защитить меня, - сказала она. - Дело в том, что я и сама могу сделать кое-что для своей защиты.
С минуту Малдер смотрел на нее, затем перевел взгляд на руку, гладившую его грудь.
- Ты?
Она кивнула.
- Я думаю, что могу создать такое оружие, которе стреляло бы концентратом магнетита.
У Малдера отвисла челюсть.
-Черт побери, Скалли.
Дана улыбнулась.


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Black_BoxДата: Среда, 2012-04-11, 7:41 PM | Сообщение # 10
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
- Один аргумент в пользу научного метода, Малдер.
- Когда это случится? -спросил он.
- Не могу сказать точно, - ответила Дана. - Я договорилась с друзьями Стрелков, что они достанут для меня капсулы из-под транквилизаторов. Когда я их получу - останется сделать еще кое-какие расчеты, но это не займет много времени.
- Итак, когда все будет готово - ты будешь ощущать себя в безопасности, чтобы снова попутешествовать в поисках места получше?
- Пожалуй, мне нравится наш нынешний образ жизни, - задумчиво сказала Скалли. Она обернулась к спящему Уиллу. - К тому же он только успел привыкнуть к этому месту.
Малдер обернул руки вокруг нее и притянул к себе, целуя ее щеку.
- Я думаю, что наш сын привык к тому, что он с нами, Скалли, - подумав, сказал он.
Дана напряглась. Она не любила, когда ей напоминали о том, что Уильям привык считать матерью другую женщину.
- Так это или нет, но я не уверена, что это хорошая мысль - таскать его туда-сюда. Он только что начал ходить. Я не хочу, чтоб у него снова случился откат в развитии, - твердо сказала Дана.
- Скалли, - успокаивающе произнес Малдер. - Я думаю, что его ощущение собственной безопасности зависит не от того, где он, а от того, с кем он.
Дана промолчала.
Он вздохнул. Иногда ему хотелось бы, чтоб Скалли была не так упряма. Малдер знал, что ей не понравится то, что он скажет.
- Я думаю, что здесь мы в опасности, Скалли.
Он с ужасом почувствовал, как ее гнев превратился в страх.
- Они тебе что-то сказали? - спросила она.
Она отодвинулась от него и оттолкнула, чтобы лучше видеть.
Брови Малдера взметнулись вверх, но постарался, чтоб голос остался ровным. Он знал, что ей не хотела признавать отношения Малдера с потусторонними силами. Но за прошедшие месяцы произошло слишком много, чтоб она отрицала их существование, приписывая появление призрков малдеровским играм разума. Но даже считая так, она не могла отрицать их помощи.
- Скиннер хочет, чтобы мы уехали отсюда. Он пару раз очень ясно дал это понять.
Дана задохнулась.
- Почему ты ничего не говорили мне об этом раньше? - возмутилась она.
- Он не говорил о том, насколько это срочно, Скалли. Он просто сказал об этом.
- Прямо так и сказал? - недоверчиво спросила она. Малдер рассердился.
- В общем, да, - сказал он. - Какое-то время я никого из них не видел.
Даже сам Малдер не признавался себе, что считал это хорошим знаком.
- Больше никто ни о чем нас не предупреждал? Чего еще не знаю? - допытывалась Дана.
- Больше ничего, - покачал он головой. - Честно, Скалли
В комнате снова стало тихо.
- Так почему ты хочешь уехать? - снова подала голс Скалли.
Малдер замялся, понимая, что разговор будет тяжелым. Дана коснулась его руки, чтоб придать ему решимости.
- Когда мы вернули Уилла, это казалось наилучшим вариантом, - начал он. - Я согласился с тобой, что первое время мы будем в безопасности
- И? Что изменилось?
- Мы слишком заметны здесь, - сказал Фокс.
- Малдер, ты жил здесь полгода, и не привлек ничье внимание, - заметила она.
- Это было в прошлом году, - возразил он. - Экономический кризис усугубляется, люди становятся более отчаянными... Я не могу привести более весомый аргумент, почему сейчас мы в большей опасности. Я просто чувствую. Мы выделяемся из толпы, белая семья в индейской резервации. Когда я был один, это могло сойти за случайность. Но сейчас нас трое, и мы не похожи на местное население.
- Ты имеешь в виду двух рыжих, которые не поддаются загару не загорают? - спросила она, взметнув волосами, которые она отказалась перекрасить в черный цвет.
- Не только это, - вздохнул Малдер. - Это место подавляет меня.
Ее бровь беспокойно дернулась.
- Не в прямом смысле, - поправился он. - Раньше это была земля, куда я мог приехать за поиском ответов, затем, чтоб восстановаться. Но теперь...
Ее глаза наполнились слезами
- А теперь это место, куда я сослала тебя от нас, - прошептала она.
Он прижался к ее лбу.
- Это было наше общее решение.
Дана кивнула, подумав.
- Но ты воспринимаешь это как ссылку, верно?
- Отчасти, - прошептал Малдер, отодвигаясь. – Мы знаем, что ОН жил здесь, он собирался пересидеть здесь ближайшие десять лет.
Он встретил ее серьезный взгляд.
- Я не хочу быть его повторением, Скалли. Никогда.
Дана погладила его по лицу.
- Малдер, у тебя с ним нет ничего общего!
Он вздохнул.
- В последнее время мне стало казаться, что я был здесь, когда меня похитили.
Скалли была поражена.
- Ты что-то помнишь? - спросила она.
Он пожал плечами.


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Black_BoxДата: Среда, 2012-04-11, 7:41 PM | Сообщение # 11
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
- Не знаю. Мне иногда кажется, что я вижу тебя, блуждающую по пустыне, кричащую мое имя. Но ты меня не видишь.
- Что?! - задохнулась Скалли.
Она кивала, и глаза ее были полны слез.
- Прости, Малдер. Я тоже вижу это место во сне. Словно мы нашли Гибсона, и я была уверена, что ты где-то рядом...
Она помолчала.
- Этот пейзаж напоминает мне о тех событиях, - закончила она, тряхнув головой и смахивая слезы. - Я думала, это просто кошмары.
- Это место давит и на тебя тоже, - прошептал он. - Я думаю, что наше подсознание лучше нас знает, что нам нужно. А нужно нам уехать и осесть в другом месте, которое будет нашим домом. У нас есть такая возможность, и ею надо пользоваться, Скалли. Мы знаем от осведомителей Крайчека, что любая местность с высокой концентрацией магнетита будет основной базой Сопротивления. Кроме того, я уверен, что Крайчек найдет что нам сказать, если мы что-то сделаем не так, - добавил он без энтузиазма.
- Малдер, этот человек мертв, - сказала Скалли.
- Я когда-нибудь говорил о нем что-то хорошее? - спросил Малдер. - Как бы то ни было, он стал меня раздражать своими загадками.
- Странная у нас жизнь, Малдер, - покачала головой Скалли.
Он фыркнул.
- Правда? Ты еще не знаешь, что значит, странная. Могу рассказать. Когда я видел последний раз Скиннера, он выглядел намного лучше, чем в предыдущую встречу.
- Что ты имеешь в виду? – удивилась Скалли.
- Он был не такой худой, - пояснил Малдер. - Он стал мягче. Правда, командовать любит как и раньше.
Скалли кивнула.
- Это похоже на него.
- Это не самое странное, - продолжал Малдер. – У меня такое чувство… - Он задумался, подбирая слова. - Он выглядит довольным собой. А знаешь, при каких обстоятельствах я последний раз видел Крайчека? Он был такой нервный, это было слишком даже для него.
По ее лицу Малдер не мог понять, как она относится к его рассказу.
- Не знаю, Скалли. Он был очень замкнут, смотрел куда-то в плечо. А еще я видел, как Скиннер выбивает из Крайчека его загробное дерьмо.
Скалли рассмеялась, и он вынужден был прикрыть ей рот рукой, чтоб она не разбудила Уилла.
- Неоднократно, - добавил он, несмотря на ее смех.
Он использовал в своих интересах перемену в ее настроении, притянув в свои обьятия. К его облегчению она приняла его и перевернулась на спину.
- Ты не выдумываешь, Малдер? – спросила она.
Малдер пожал плечами.
- Я не выдумал тех парней, которых Крайчек подослал нам.
Она перестала смеяться.
- Я знаю, - сказала она. – Знаю.
Крайчек был частью организованного сопротивления колонизации. Через него они встретили ученых, правоохранителей, экс-военных – весь цвет международного объединения по борьбе с нависшей угрозой.
- Как думаешь, мы до Рождества найдем где жить? - спросила Скалли.
Малдер склонился над ней.
- Обещаю. В этом году у нас будет настоящее Рождаество
Она потянулась к нему, целуя его медленно и сладко, а потом повернулась к Уиллу.
Малдер потянулся следом. Он положил свою голову над ее, и они вместе смотрели на сына.
- Он удивительный, правда? - спросил он
Малдер отпустил руки блуждать по ее телу и думал о том, сколько ей пришлось перенести, чтобы родить Уильяма. Он почувствовал, что Скалли засыпает.
Уильям хрипло вздохнул, что-то пробормотал и перевернулся на спину, причмокивая во сне. Он раскидал руки, и одна из них оказалась в полоске лунного света.
- Если у меня получится создать оружие, я думаю, лучше уехать в выходные перед Днем благодарения, - сказала она. - В это время будет путешествовать много народу, и наш отъезд из резервации не привлечет внимания.
- Хорошо, - согласился Малдер.
Он тихо радовался наступившему наконец согласию.
Скалли пододвинулась, чтобы лучше его видеть.
- Малдер, я хочу тебя попросить о двух вещах. Я хочу поехать туда, где есть все четыре времени года.
Он кивнул, ожидая второго желания.
- И я хочу настоящую рождественскую елку, - сказала Дана.
- Заметано, - сказал Малдер, целуя ее.
- Без этих глупых фонариков, - добавила она сонно.
Он изумленно фыркнул и уложил ее рядом так, чтоб одновременно мог видеть Уилла. Его рука пропутешестввала к краю матраца, удостоверяясь, что его оружие и стилет на расстоянии вытянутой руки.
Лунный свет ворвался в комнату, освещая ярким светом даже самые темные углы. На столике между ними и Уиллом, мрачно мигая, светилась жеода магнетита.
Он держал Скалли за руку, слушая, как ее сердце бьется рядом с его.
Уильям дремал в своей кроватке. Малдер позволил себе расслабиться и погрузиться в сон. Он знал, что даже если он не следит за своими близкими, его семья находится под присмотром.

Конец


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
AnadeДата: Пятница, 2012-04-13, 7:32 PM | Сообщение # 12
Смилодон
Группа: Орден Фикрайтеров
Сообщений: 552
Репутация: 15
Статус: Offline
Сначала по самому рассказу.
Я уже ранее упоминала, что тема Уильяма для меня довольно далека, но некоторые выложенные работы доказали, что даже эта тема может зацепить, если с ней хорошо поработать. Увы, но данный рассказ - не тот случай. Я так и не поняла, что хотел сказать автор. Разве что ему сильно хотелось написать ну хоть какой-нибудь финал к грустной истории с Уильямом.
Теперь по переводу.
По идее, должны почти отсутствовать всякие шероховатости, кривости при построении фраз и прочее. Но всё это как раз таки присутствует. и это несколько удивляет, учитывая, что перевод выложили позже остальных.
В любом случае, желаю переводчику успехов и действительно удачных работ в дальнейшем.


Deine Handschrift
Schrieb mir wichtiges ins Herz
Und was in meinem Buch des Lebens stand
Wird unbeschrieben neu erzählt
Nur weil ich dich fand
 
Autor16Дата: Пятница, 2012-04-13, 9:07 PM | Сообщение # 13
Разведчик
Группа: Агенты
Сообщений: 7
Репутация: 0
Статус: Offline
Спасибо за отзыв, хоть и нелицеприятный.
Отвечаю в обратном порядке:
Насчет шероховатостей спорить не могу да и не имею права, ибо я тут по определению лицо необъективное. Если сделали такое замечание - значит, видимо, так и есть. В свое оправдание могу написать лишь то, что работала над фанфиком по ночам, в условиях тотального аврала. В любом случае, я рада, что он не будет участвовать в конкурсе, ибо я отдавала себе отчет в том, что тема Уильяма в среде поклонников СМ непопулярна. Но она популярна у меня, более того, Анжу - мой любимый автор.

Теперь по самому фанфику.
Возможно, это ляп с моей стороны, что я не написала комментарий к работе. Может, если бы я пояснила, что фанфик является альтернативой полнометражному IWTB - не возникло бы вопросов, что хотела сказать автор. Фанфик был написан в первый год после выхода Истины, так что о том, что произойдет с МиС по замыслу Картера в дальнейшем, автор тогда знать не могла.
Если замысел автора все равно остался непонятным, то может, поможет, если я скажу, что Я увидела в этом фанфике, и почему он мне понравился настолько, что я взялась за этот перевод.
В отличие от IWTB, герои здесь не сидят на месте ровно, строя карьеру, вырезая заметки, плюясь семечками, и делая вид, что никакой колонизации впереди не ожидается. Они продолжают бороться (точнее, готовятся к борьбе), хотя пока кроме них и узкого круга людей об этой части их жизни никто не знает.
При этом автор грамотно, и не отклоняясь от канона, на мой взгляд, разрулила болезненный вопрос с их сыном. Более того, она, как я понимаю, хорошо знает, какие проблемы могут быть у детей, переживших такой тяжелейший стресс, как брошенность. Очень хорошо прописаны типичные возможные последствия этого стресса, скорректированные на необычные способности отца и сына. Не менее грамотно описано, насколько правильно МиС проработали последствия этого стресса. Я полагаю, что у автора есть опыт работы с кризисными семьями, либо она хорошо изучила вопрос, прежде чем писать.

Но я допускаю, что эти пояснения в любом случае бесполезны. Ибо о вкусах не спорят, и если тема ребенка Вам не важна и неинтересна - то собственно и вопросов об уместности фанфика быть не может.

Еще раз спасибо.


Сообщение отредактировал Autor16 - Пятница, 2012-04-13, 9:13 PM
 
KenaДата: Пятница, 2012-04-13, 9:18 PM | Сообщение # 14
Смилодон
Группа: Орден Фикрайтеров
Сообщений: 500
Репутация: 4
Статус: Offline
Мда, для автора не составило труда упихать в три абзаца нехилый сюжетный ход, чтобы нагородить целую гору флаффа. ) Фик, честно скажу, не дочитала, не в моем вкусе (уверена - я в меньшинстве, просто бэби-фики пролетают мимо меня автоматически со скоростью света)), но благодарю переводчика за труд. Хотя по переводу вопросы есть: "его роняли", "он был мой хороший друг" - звучит не фонтан. Тем не менее, спасибо за перевод!
P.S. Прочитала комментарий переводчика выше. По содержанию мое мнение можно не учитывать, поскольку тема меня тоже никаким образом не интересует. А если по переводу, то готова дискутировать. )


Сообщение отредактировал Kena - Пятница, 2012-04-13, 9:21 PM
 
AnadeДата: Пятница, 2012-04-13, 9:46 PM | Сообщение # 15
Смилодон
Группа: Орден Фикрайтеров
Сообщений: 552
Репутация: 15
Статус: Offline
Уважаемый переводчик, поверьте, мне хорошо известны последствия подобного перевода "в ночь", так что я Вас прекрасно понимаю. И очень жаль, что Вам пришлось работать в таких условиях.

Насчет Вашего дополнения.
Согласна, было бы, наверное, лучше сразу уточнить насчёт срока написания рассказа.
Возможно сам формат произведения не позволил раскрыть глубину задумки автора.


Deine Handschrift
Schrieb mir wichtiges ins Herz
Und was in meinem Buch des Lebens stand
Wird unbeschrieben neu erzählt
Nur weil ich dich fand
 
Resist or Serve » Фест "Проекту 20 лет" » Внеконкурсные фики » №16 Призраки
Страница 1 из 212»
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017