Resist or Serve Четверг, 2017-11-23, 2:15 PM
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Тень | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 6«123456»
Resist or Serve » Фест "Проекту 20 лет" » Внеконкурсные фики » №17 Ты - это я
№17 Ты - это я
Black_BoxДата: Четверг, 2012-04-12, 3:36 AM | Сообщение # 16
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
- Уже, - капитан помахал телефоном. – Он сказал, что тела заберут на исследование и чтобы я оставался здесь, пока они не приедут или пока не прибудет мой помощник.
- Интересно, что они скажут, когда обнаружат здесь нас. Да еще в таком… неофициальном виде, - хмыкнул Малдер. – Хотя мне кажется, что в джинсах и куртке проще жить, чем в костюме и галстуке. У тебя есть какие-нибудь мысли по поводу такой неожиданной и необъяснимой смерти? О, Скалли, не надо так на меня смотреть. Про летающие тарелки я еще не сказал ни слова.
Они стояли возле большого кухонного окна и наблюдали за происходящим на улице. Миссис Перкинс уже собрала вокруг себя большую толпу слушателей, и размахивая руками, громко и торопливо высказывала свои соображения. Дождь никому не мешал – люди кутались в плащи и куртки и никуда не собирались уходить.
Скалли взяла пластиковый табурет и села.
- Ты устала? – как бы мимоходом спросил Малдер.
- Я устала стоять, - ответила Скалли. – Особенно быстро устаешь, когда ничего не делаешь.
- Я бы хотел, чтобы все-таки именно ты либо сама провела вскрытие, либо присутствовала на нем, - Малдер аккуратно открывал кухонные шкафы и осматривал полки, надеясь найти что-нибудь интересное. Но кроме запасов муки, диетических крекеров, кофе, какао и прочих хозяйственных мелочей ничего особенного не было. Посуда вымыта, остатков ужина на столе нет.
- Мне кажется, что если их и отравили, то это было вещество отсроченного воздействия. И что преступник возвращался второй раз - когда свернул головы животным. Сомневаюсь, что он пошел бы на это при хозяевах. Если бы не кот и канарейка, можно было предположить пищевое отравление. Вот тут, например, стоит банка с консервированными грибами, - Скалли показала на одну из полок. – Ты знаешь, что такое ботулизм?
- Слышал, - кивнул Малдер.
- Угу. Но остатки грибов не вылезут из банки, чтобы свернуть шею коту.
- Исходя из этой версии, преступник знаком с жертвами? – спросил Малдер.
- Возможно, - согласилась Скалли. – Есть другой вариант - преступник пришел ночью и ввел что-либо всему семейству. Если тут такой тихий город, они могли вообще не запирать дверь. Это надо спросить у миссис Перкинс.
Малдер кивнул:
- Это да. Такие бойкие старушки обычно знают в округе каждую собаку. Другие версии есть?
- Нет. Все другие версии должны предполагать следы насильственной смерти или ограбления. Но остается вопрос - зачем?
- Может, их кот ловил чужих канареек? – Малдер заглянул в мусорное ведро.
- А канарейка - чужих котов? Не говори ерунду. Версий не так много – наследство, месть, маньяк-убийца. Ни на аффект, ни на что-либо внезапное это не похоже.
- Так ты проведешь вскрытие?
- Малдер, - вздохнула Скалли и с наслаждением вытянула ноги вперед. Хорошо бы сменить обувь, а то кроссовки промокли… Вот только простуды сейчас не хватает. – Есть несколько важных вопросов. Во-первых, что мы тут делаем? Во-вторых, это дело расследовать официально нас никто не приглашал. И не пригласит, я думаю - вряд ли в нем есть то, чем обычно занимается ФБР. Капитан Хигсли любезно пустил нас сюда, но боюсь, вышестоящие лица могут нас просто попросить на выход. И потом. Малдер, ты не забыл, зачем мы вообще сюда поехали? Нас ждут. Пока ничего сверхъестественного здесь я не увидела.
- Кот и канарейка, - напомнил Малдер.
- Может, кому-то все-таки очень нужен их дом. Вот и подарили банку с грибами. Потом пришли удостовериться. А кот и канарейка попались под руку. Хорошо, Малдер. У двоих из этих людей, я, возможно, видела следы внутривенных инъекций в локтевых сгибах – у пожилой пары. Но не исключено, что они просто получают какое-либо лекарство, положенное им по возрасту. У одной из девушек на бедрах и животе небольшие кровоподтеки, старые и свежие. Но это не следы насилия, скорее, у нее какое-то заболевание, связанное с нарушением свертывания крови.
Малдер молча смотрел на улицу.
Подъехала еще одна машина, толпа немного расступилась, и на веранду поднялся Том Райдер, помощник капитана, с большим чемоданчиком в руках. Вместе с капитаном они приступили к более детальному осмотру.
…Большие деревянные часы в холле показывали час пополудни, когда Малдер и Скалли ушли, сославшись на срочное дело. Малдер предупредил капитана, что перезвонит ему, и капитан на всякий случай записал номер телефона Малдера.
- Мало ли, агент Малдер… Может, ваша помощь и не потребуется, но чем черт не шутит…


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Black_BoxДата: Четверг, 2012-04-12, 3:36 AM | Сообщение # 17
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
Когда агенты уходили, они увидели миссис Перкинс. Пожилая леди так и не покинула наблюдательного поста возле калитки.
- Зря мы не взяли визитку у этого Флауберга, - вздохнул Малдер. – Не нравится мне вся эта история с подземными бункерами и секретными лабораториями.
- Я вообще не понимаю, как она нас касается. Малдер, разреши напомнить тебе - мы не частные сыщики. Мы не имеем возможности бросаться на поиски любого внезапно исчезнувшего с горизонта человека в любом из пятидесяти двух штатов.
Малдер молча кивнул.
Дождь усилился.
- Мы промокнем, - вздохнула Скалли.
- Ерунда… Мне что-то еще не дает покоя, Скалли, - вдруг сказал Малдер, когда они проходили мимо полицейского участка. Несмотря на дождь, улицы были оживлены - в маленьких городках новости распространяются со скоростью света, и многие горожане торопились к дому Хэмишей, чтобы лично убедиться в реальности происходящего. На двух агентов ФБР никто не обращал внимания.
- Что?
- Он сказал… Флауберг… Что не знает, кто это кричит. А кто такая миссис Перкинс?
- Учительница в начальной школе, - кивнула Скалли. – А школа здесь одна.
- А еще он сказал, что у него плохое зрение. Жаль, что я не спросил его, носит ли он очки. Потому что если нет – как он разглядел то, что происходит на территории?
- Но для чего ему это все? – Скалли пожала плечами. – Какой смысл?
- Не знаю, - Малдер вынул кусок карты. – Но он явно сказал нам не все. И документы мы у него так и не спросили. Но это поправимо – спросим, когда явится к нам.
Скалли кивнула.
- Тогда нам стоит поторопиться. Мы можем позвонить в Бюро и пробить Флауберга по базе. Может, что-то найдется, - сказала она. – Пока что у меня складывается впечатление, что его основная задача - добиться, чтобы мы полезли на эту базу. Прежде чем соваться в реку, не зная броду, неплохо бы убедиться в искренности проводника.
- Я позвоню Пендреллу, - кивнул Малдер. – Но посмотреть таинственные президентские бункеры все равно стоит. Вдруг они их сдают в аренду недорого? Пригодится на случай Апокалипсиса.

***

Си Джи Би любил, чтобы все шло по плану. Четко, корректно, секунда в секунду. Но он понимал, что всегда, в любом деле существуют нюансы, которые невозможно учесть. Учесть все невозможно - можно только свести к минимуму вероятность непредвиденной случайности. Но интуиция, его хваленая интуиция, которой он втайне гордился, твердила ему, что в этом деле случайностей не избежать.
Звонок раздался точно в тот час, в который Си Джи Би его ждал.
- Все продвигается по плану, - голос в трубке был деловит и спокоен. – Они поверили в легенду.
- Когда он собирается туда? – Си Джи Би затушил окурок. Неужели все оказалось настолько легко и просто?
- У нас встреча через полчаса. Когда мне это будет точно известно, я сообщу вам. Мне отправляться с ними?
- Если они тебя пригласят, - лениво затягиваясь, произнес Си Джи Би. Он сросся с сигаретой настолько, что порой просто не замечал своих движений – настолько они стали автоматическими. «Курить» и «дышать» давно стало для него одним и тем же. – Я хочу иметь возможность контролировать ситуацию, поэтому постарайся попасть туда. Мне нужно, чтобы они обнаружили и решили проблему и чтобы они при этом не увидели больше, чем должны.
И увидели то, что нужно.
Но об этом некоторым знать не обязательно.
- Это будет почти невозможно, - голос трубке зазвучал недовольно. – Я по-прежнему считаю, что нужно было отправлять туда наших людей.
- А я по-прежнему считаю, что пока что я определяю здесь тактику и стратегию, - холодно отозвался Си Джи Би. – И что после того, как трое людей, которых послал туда Синдикат, сгинули бесследно, пришла пора тактику сменить.
- Не уверен, что они смогут разобраться в этом лучше. Проще было послать туда опергруппу. Я думаю…
- Не думай. Это слишком большая нагрузка для твоего мозга. Меня раздражает даже сама мысль о том, что ты пытаешься думать. Что же до них… Они уже сталкивались с… нашей проблемой вплотную. Четыре года назад. Надеюсь, что вы будете достаточно убедительны, и мы получим результат, на который рассчитываем.


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Black_BoxДата: Четверг, 2012-04-12, 3:37 AM | Сообщение # 18
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
Идиот. Опергруппа, да. Она произведет обычную зачистку – после которой не остается никого и ничего, пригодного для дальнейшего использования.
- Синдикат будет недоволен тем, что вы отправили разбираться в ситуации того, кого Синдикат считает своим врагом.
- Синдикат уже недоволен тем, что ты оставил место, где должен был находиться неотлучно, на пять суток. И тем, что произошло в твое отсутствие. И тем, что ты толком не можешь объяснить, что конкретно произошло. Синдикату нужен результат. Тот человек может его дать. А поскольку канал информации и его действия неофициальны, у нас есть возможность его контролировать. Выполняй свою часть задачи и постарайтесь, чтобы не было никаких неожиданностей.
- Они уже есть, - голос в трубке стал несколько неуверенным.
Си Джи Би на мгновение прикрыл глаза.
Фатум.
- Сегодня днем в городе нашли шесть трупов в доме на окраине. И дохлых кота и канарейку.
- Они живы и нашли способ выбраться, - Си Джи Би взял новую сигарету.
- Очевидно. Если они не вернулись в центр – то мы можем не найти их никогда.
- Ты веришь в каких-нибудь богов? – Си Джи Би глубоко затянулся. Фатум, Фатум, Фатум.
- Что? – голос стал удивленным.
- Молись, чтобы они вернулись. В противном случае… следующим трупом может стать кто угодно. Ты, например. Я лично гарантирую это в случае провала операции. Потрудись принять меры, чтобы они отправлялись туда как можно быстрее. И чтобы они верили тебе.
В трубке молчали.
Си Джи Би спокойно нажал кнопку рассоединения.
Теперь придется немедленно принимать меры.
Идиоты. Все люди - идиоты. Подавляющее большинство людей вообще не отличается друг от друга. Серая, безликая масса, колышущаяся в обыденности, словно синтетическое безвкусное желе. Действия на уровне рефлексов. Привычки. Стереотипы. Маски. Все по стандарту, все как у всех, все, как диктует Общественное Мнение. Вечно плыть по течению, подчиняясь Фатуму.
Иногда ему казалось, что он режиссер в кукольном театре. Множество кукол с ниточками вокруг запястий и головы. Он дергает за ниточки, куклы двигаются по сцене, что-то говорят, спорят друг с другом, дерутся, лгут, радуются, пинают поверженного врага, обманывают, снова спорят… Они полагают, что у них есть собственное мнение. Они не видят кукловода и не чувствуют ниток. Но легкое движение руки - и кукла с легкостью отказывается от того, о чем вещала мгновение назад…
Он любил дергать за ниточки. И умел. И любовно собирал эти ниточки, копил их, холил и лелеял все, до каких мог добраться. Если кукла падает, уничтоженная другой куклой – это не проблема. Всегда есть еще. В запаснике их много, и не о чем беспокоиться…
А еще ему иногда казалось, что куклы… то есть люди не имеют лиц. У серой массы не может быть лица. Поэтому он всегда очень спокойно смотрел людям в глаза – в том числе тем, кому лгал, тем, кто его боялся, тем, кто ему подчинялся и тем, кому через пять минут было суждено умереть по его воле. Он видел в глазах и страх, и зависть, и заискивание, и ему становилось скучно. Потому что это не глаза – это такой же серый студень.
Правда, бывали исключения. Как правило, весьма неожиданные. Тогда ему становилось интересно, и отступала бесконечная скука. А это было хорошо.
Ему были доступны любые удовольствия, каких он бы пожелал, любые женщины. Он мог купить остров и назавтра забыть о нем, мог в любую минуту получить все, что бы ни пришло ему в голову.
И поэтому ему ничего не хотелось. Скука съедала его мозг, а то немногое, что приносило ему наслаждение и разгоняло серую муть, осталось по ту сторону жизни - он поклялся, что больше никогда не будет писать. Дергание за ниточки развлекало – он планировал многоходовки, сложные спектакли, и иногда у него возникало ощущение что он и вправду играет сам с собой.
И оставалось еще одно – настоящие люди.
Они попадались редко, но за ними было очень интересно наблюдать. Некоторые даже оказывались достойными противниками.
Малдер был одним из них. Собственно, это было неудивительно.
Но еще несколько дней назад Си Джи Би даже вообразить не мог, что будет нуждаться в его помощи.


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Black_BoxДата: Четверг, 2012-04-12, 3:37 AM | Сообщение # 19
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
Проект Л-Е-9-10 глухо молчал несколько недель. Три агента от Синдиката сгинули без вести – правда, они туда шли поодиночке. Сначала появилось подозрение, что произошла общая катастрофа и проект полностью уничтожен. Синдикат уже в бешенстве рыл землю копытом, когда Си Джи Би мимоходом обронил, что у него есть свой план добычи информации. Неофициальным путем. Они остались недовольны, но предложить ничего хорошего не могли. А он, разумеется, оставил при себе свои истинные планы.
Теперь, раз появились трупы в ближайшем городке, стало очевидным, что они умудрились выбраться на свободу. Но как они уничтожили почти три дюжины человек персонала?
Главное – держать руку на пульсе. Никто не должен узнать, почему в маленьком тихом городке появилось шесть трупов.
Си Джи Би поднял трубку.

***

Дождь лил как из ведра. Сплошные потоки воды стекали по оконным стеклам и шуршали по крыше. В номере было холодно – топили неважно. Скалли сидела с ногами в глубоком кресле, не сняв куртку – по полу тянуло сквозняком от входной двери.
- Хорошенькая у нас перспектива, - сказала она. – Мы вымокнем до нитки, если полезем туда сегодня. Я пока что не совсем понимаю, ради чего мы рискуем заработать пневмонию.
- Я могу пойти один, - Малдер накручивал диск телефона, пытаясь дозвониться до Бюро. Агента из информационного отдела, к которому он обыкновенно обращался с подобными просьбами, на месте не оказалось, а по сотовому он до него дозвониться не смог, и решил нагрузить работой агента Пендрелла. – Мне не кажется, что тебе будет разумно…
- Малдер, - сухо ответила Скалли, - насколько я помню, мы напарники… Пока еще.
Малдер молча продолжал набирать номер. Владелец мотеля предупреждал, что связи может не быть – с ней проблемы возникали регулярно и в хорошую погоду, а сотовые здесь брали еще хуже.
Наконец, звонок прошел. На том конце трубку подняли почти сразу.
- Отдел экспертизы, - услышал Малдер. – Агент Пендрелл.
- Агент Пендрелл? Это специальный агент Фокс Малдер. Вы хорошо меня слышите?
- Не очень, но приемлемо, - ответил Пендрелл. – У вас какие-то вопросы по экспертизе?
- Нет, все в порядке, - ответил Малдер. – Спасибо. Я просто хотел попросить вас найти кое-какую информацию. Пробейте, пожалуйста, по базе одного человека…
- Я слушаю вас.
Пендрелл записал то, что продиктовал ему Малдер, и пообещал перезвонить. Пока они разговаривали, Скалли набирала на сотовом номер Джеймса Хигсли - узнать, что там с телами. Номер не отвечал.
- Уже почти два, - сказал Малдер. – Где же Флауберг? Кажется, дождь стихает. Я пойду соберу то, что может нам понадобиться. Я думаю, что для начала мы просто пройдем на территорию, а там разберемся по ситуации. Может, все проще гораздо - все это секретное заведение передислоцировали на другую базу, вот там и нет никого, - Малдер поднялся. - Ждем Флауберга полчаса. Не появляется – уходим. Тебе хватит времени собраться?
Скалли кивнула.
- Да, конечно.
Малдер задержался на мгновение у двери, словно хотел сказать что-то еще – но не решился и молча вышел.
Скалли снова набрала номер полицейского, и он наконец ответил.
- Это агент Скалли, - сказала Скалли, услышав в трубке его голос. – Окружной шериф приехал?
- Приехал, - голос Хигсли казался еще более растерянным, чем тогда, когда он узнал про шесть трупов в доме на окраине. – Но он ничего не успел сделать.
- В каком смысле? – не поняла Скалли.
- Ну… почти одновременно с ним приехали какие-то типы. Они говорили с шерифом сами, показали ему какую-то бумагу. Погрузили все шесть тел в машину и уехали. Там был человек, который сказал, что это было пищевое отравление - ботулизм. Оно смертельное. Сказали, что потом перезвонят по результатам.
- А почему они их увезли? – удивленно спросила Скалли. – И вообще - кто они такие и зачем понадобилось увозить тела? И как они определили, что это ботулизм, без вскрытия и экспертизы???
- Я не знаю, агент Скалли - я не эксперт. Но лучше бы это было так - это, конечно, очень печально, но лучше ботулизм, чем маньяк-убийца в округе. Я перезвоню вам, если будет какая-то информация. Тот человек сказал, что они проведут похороны за счет государства - ведь у Хэмишей больше нет родственников.
Скалли отключила телефон.
Черт возьми, да не может этого быть. Просто не может.


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Black_BoxДата: Четверг, 2012-04-12, 3:38 AM | Сообщение # 20
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
***

К половине третьего Флауберг не появился. К трем тоже. В четыре часа его все еще не было. Дождь не стихал, телефоны не ловили сеть.
- Ждем еще час и выходим, - сказал Малдер. – Дождь, конечно, несколько испортит нам удовольствие от прогулки, зато не будет риска встретить попутчиков.
- Ты не хочешь дождаться звонка Пендрелла? – спросила Скалли. Она так и сидела в кресле, сложив ноги по-турецки, и листала местную телефонную книгу. – По сотовому он вряд ли до нас дозвонится.
- Хочу, - ответил Малдер. – Но не факт, что дождусь. Я не думаю, что со сбором информации возникли какие-то проблемы. А улучшения связи мы можем прождать и до завтра. А ждать не стоит - мне кажется, что столь быстрый вывоз трупов организован не просто так. Ботулизм, ага. Канарейка тоже ела грибы? А кот свернул ей за это шею и самоубился об диван?
- Они вообще ни в какую версию не укладываются, - Скалли наконец отыскала нужную страницу. – Как ты думаешь, кто вывез тела?
- Понятия не имею. Но мой лучший друг по имени паранойя подсказывает мне, что здесь есть несомненная связь, - Малдер снова посмотрел на часы, потом подошел к окну и попытался разглядеть, что происходит на улице. – Флауберга нет. Кому ты звонишь?
- Местному врачу, доктору Стиву Ньюбергу. Хочу узнать, страдали ли какими-либо заболеваниями Хэмиши- старшие. Погоди… Доктор Ньюберг? Это специальный агент ФБР Дана Скалли. Я хотела бы задать вам несколько вопросов в связи со смертью семьи Хэмишей… Это хорошо, что вы уже в курсе. Нет, я хотела бы узнать, были ли у старших Хэмишей какие-либо заболевания, требующие внутривенного введения препаратов… Я понимаю, что это врачебная тайна. Но никого их них уже нет в живых… Что? Спасибо… Если вы еще что-нибудь вспомните, то можете найти нас в мотеле «Четыре колеса», который расположен за автозаправкой. Еще раз спасибо. Извините за беспокойство.
Скалли положила трубку.
- Странно, - сказала она. – Но зато теперь понятно, откуда у Сьюлин были синяки.
- Что ты узнала? – спросил Малдер.
- Старшие Хэмиши ничем таким не болели. А Сьюлин с детского возраста страдала сахарным диабетом и ежедневно вводила себе инсулин. Он ставится подкожно в область живота и бедер. Но все-таки странно...
Скалли задумчиво посмотрела на напарника.
- Что?
- Мы не нашли в доме инсулина. Обычно у диабетиков всегда есть запас. И шприцов тоже не нашли, - пояснила она.
- Инсулином можно убить. Вопрос, хватит ли его на всех.
- Запросто. Дозы, содержащейся в одном флаконе, хватит минимум на двоих. А запас у диабетиков обычно не меньше двух - трех флаконов.
- Отчего наступает смерть?
- От резкого понижения сахара в крови.
- Послушай, а не может быть так, что Сьюлин Хэмиш сначала ввела инсулин своим родственникам, а потом себе?
- Теоретически да. А куда делись шприцы и пустые флаконы? И потом, Малдер, канарейка с котом все равно не вписываются в эту картину. Да и мотив непонятен.
- Если те, кто увез тела, хотели скрыть информацию, они вполне могли скормить Хигсли эту версию, - задумчиво сказал Малдер. – Почему они этого не сделали?
- Они не знали про диабет Сьюлин, - ответила Скалли. – Других вариантов нет. Они ведь дали версию до того, как обследовали тела.
- Знаешь, что это может обозначать? – спросил Малдер.
- Что?
- Что скорее всего, они уже знают, что стоит за этими смертями. Или кто. Иначе они не стали бы выдавать первую попавшуюся версию. Ты замерзла?
- Да нет, ерунда, - Скалли помотала головой. – Мы будем дожидаться Флауберга?
- Не знаю, - ответил Малдер. – Подождем еще час. И знаешь что… Мы пойдем другой дорогой - по карте Байерса. Спокойнее будет.

***

Около семи часов вечера возле мотеля «Четыре колеса» резко затормозил старенький фольксваген со специальными номерными знаками. Из него выбрался рыжеволосый молодой человек в коричневой куртке и прямиком направился к владельцу мотеля, господину Уиггинсу. Предъявив вместо «здравствуйте» жетон агента ФБР, он спросил:
- Мне известно, что у вас остановились специальные агенты ФБР Малдер и
Скалли. Они сейчас здесь? Я уже несколько часов не могу до них дозвониться.
- Их нет, - ответил Уиггинс, вглядываясь в жетон. – Они куда-то ушли… агент Пендрелл.
- Давно? – быстро уточнил Пендрелл. – С ними был кто-нибудь?


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Black_BoxДата: Четверг, 2012-04-12, 3:39 AM | Сообщение # 21
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
- С полчаса назад. С ними был еще какой-то мужчина, я его не знаю.
- Куда они направились? – спросил Пендрелл.
- К лесу. Я не знаю, куда точно. Понесло же их в такую погоду…
- Но вы можете хотя бы предположить, куда они пошли?
- Скорее всего, к Президентским Бункерам, - хмыкнул Уиггинс. – Больше тут у нас достопримечательностей нету. Так-то про них все знают, только… ну, особо не болтают про них. Всем известно, что если хочешь сохранить свою шкуру, туда лучше не соваться.
- Мне обязательно нужно их догнать, - сказал Пендрелл. – Покажите мне, где это. На карте сможете показать?
- Только приблизительно, - ответил Уиггинс. – Не совались бы вы туда. И одежда у вас не слишком подходит, чтобы по лесу ходить. Дождь-то до сих пор поливает.
- Показывайте, - ответил Пендрелл, сделав вид, что не расслышал последних слов.

***

В лесу было сыро, промозгло и холодно. Жухлая трава промокла. Там, где земля не была прикрыта травой или прошлогодней листвой, теперь хлюпала под ногами липкая грязь. Дождь заметно ослаб, но разницы уже почти никакой не было - внизу на земле было так же мокро, как в небе. По-зимнему быстро темнело, и Малдер зажег фонарик.
- Почему вы пришли так поздно? – спросил он Флауберга. – Мы ждали вас несколько часов. В конце концов, это куда больше нужно вам, чем нам.
- Простите. Так получилось. Я понимаю, что мне это нужно намного больше. Если честно, я вообще не надеялся, что вы заинтересуетесь моей проблемой – там ведь нет ни летающих тарелок, ни пришельцев, ничего такого.
- Это еще неизвестно, - ответил Малдер. – Я не теряю надежды. Но имейте ввиду - если бы я не получил косвенное подтверждение того, о чем вы говорите, из своих источников, я бы с вами не пошел, тем более вместе с напарником. Меня, конечно, называют в Бюро за глаза Чокнутым, но я еще проявляю иногда остатки разума.
- Почему вы пошли другой дорогой? Там, где я предлагал, было бы удобнее, - Флауберг закашлялся. Ему было тяжело успевать за агентами, перелезать через поваленные деревья, подниматься почти бегом по склону небольшого оврага – и все это - в хорошем темпе. Он часто, шумно дышал и иногда хватался рукой за грудь – Малдеру и Скалли то и дело приходилось останавливаться и дожидаться его.
- Потому, что удобнее не всегда означает безопаснее. А этот путь еще и короче. Скалли, мне показалось, или у тебя пищал сотовый?
Скалли остановилась и вытащила телефон из нагрудного кармана.
- Точно. А я не услышала. Связь рвется постоянно… Звонок прошел и тут же сорвался.
- Кто это?
- Агент Пендрелл, - ответила Скалли и потянула Малдера за рукав, чтобы отойти на несколько шагов подальше от Флауберга, который отдыхал, прислонившись плечом к дереву. – Мне кажется, зря мы не дождались его звонка.
- Возможно, но мы не можем ждать вечность, - негромко ответил Малдер. – Если я еще помню хоть что-нибудь из бойскаутского детства на предмет ориентирования по карте, мы сейчас приблизительно вот здесь. И осталось нам мили полторы.
- Скоро совсем стемнеет, - сказала Скалли.
- Ты… Не устала? – Малдер осторожно убрал с ее лба намокшие прядки волос. Это было все, что он мог себе сейчас позволить. Говорить о том, что ему было бы намного спокойнее, если бы она осталась в мотеле или вообще в Бюро, было бессмысленно. Никто не вправе решать за другого, что ему делать и как жить.
Но оставалось право беспокоиться.
- Нет, - Скалли подняла руку, чтобы поправить капюшон. – Все в порядке.
Малдер сжал на мгновение ее пальцы, потом поправил лямку ее рюкзака.
- Что это? – вдруг спросил он тихо, глядя куда-то назад поверх головы Скалли.
- Что? – спросила она.
- Там мелькнул свет. Судя по всему, фонарь. Кто-то идет по нашему следу. Хотелось бы знать, кто.
Флауберг, отдышавшись, подошел к ним.
- Может, выключите? – спросил он, кивая в сторону фонарика в руке Малдера.
Малдер заколебался.
- Вряд ли кто-то пошел прогуляться в лес просто так. Кто бы это ни был, он идет за нами, - ответил Малдер и нажал на кнопку. Свет погас.
Почему-то вместе с темнотой нахлынула тишина. Стало слышно, как где-то кричит ночная птица. Как ветер шумит верхушками деревьев, а они мерно поскрипывают под его тяжелой ладонью. Черное кружево веток выделялось на мутно-чернильном небе, словно выжженное.
Малдер почти незаметно для себя самого обнял Скалли за плечи, привлекая ближе к себе. Она не отстранилась.
- Он сигналит, - вдруг сказала Скалли. – Смотри!
- Что это? - Спросил Флауберг, близоруко прищуриваясь.
- Азбука Морзе, - ответил Малдер, включая фонарик. – Это Пендрелл.


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Black_BoxДата: Четверг, 2012-04-12, 3:39 AM | Сообщение # 22
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
***

- Пендрелл? – изумленно воскликнула Скалли. – Здесь?! Но как он сюда попал, зачем? И как он нашел нас?
- Зачем - понятия не имею, - ответил Малдер, сигналя фонариком. – А как – да элементарно. Куда мы направились, ему наверняка сказал Уиггинс. А в лесу… Мы не бесплотные феи, и думаю, что навыков эксперта-криминалиста плюс память о паре выездов в лагерь бойскаутов в средней школе вполне достаточно. Дождемся его.
Малдер снял рюкзак и поставил на кочку, которая была если не более сухой, чем остальные, то менее мокрой. Дождь почти утих, но стоило ветру дунуть посильнее, как с ветвей на головы и за шиворот людям проливалось по галлону дождевой воды.
- Кто такой Пендрелл? - поинтересовался Флауберг.
- Это наш коллега из Бюро, - ответила Скалли. – Эксперт- криминалист.
- Очень любопытно, что он такое узнал, - негромко проговорил Малдер, глядя на приближающийся свет фонарика. – Что рванул за нами с такой скоростью черт знает куда. Судя по всему, сначала на самолете, и потом часа за два сюда на машине. И то только если ехал, раза в полтора превысив скорость. Что же он такое узнал, интересно…
- Наверное, то, о чем вы его спрашивали, - Флауберг немного отдышался и перестал хвататься за грудь. Он стоял, прислонившись спиной к дереву, и отдыхал. – Уже немного осталось. Скоро должна начаться огороженная территория. Как вы собираетесь перебираться на ту сторону?
- Не беспокойтесь, переберемся, - ответил Малдер. Свет приближался.
- А о чем вы его спрашивали? – было неясно, интересуется Флауберг из обыкновенного любопытства или беспокоится о чем-то конкретном.
- Просил кое-что уточнить. Для создания более отчетливой картины.
Уже можно было разглядеть приближающуюся фигуру и услышать шаги - шуршала старая сухая листва и хрустели ветки. Свет от фонаря прыгал в разные стороны, выхватывая из темноты кусты и стволы деревьев.
Через несколько минут из зарослей появился агент Пендрелл – вымокший по колено, в разорванной на предплечье куртке, с каким-то лесным мусором в рыжих волосах. Его бледное лицо выглядело крайне встревоженным.
- Слава богу, что я догнал вас, - Пендрелл глубоко дышал. – Агент Скалли… Малдер. Я не смог до вас дозвониться, но информация, которую мне удалось раздобыть насчет личности того человека, чрезвычайно важна…
- Погоди, - попытался остановить его Малдер, а Скалли сделала большие глаза и попыталась незаметно кивнуть в сторону Флауберга. – Отдышись сначала.
- Спасибо, я в порядке, - ответил Пендрелл.
Флауберг внимательно слушал разговор.
- Тот человек, о котором вы спрашивали, - продолжил Пендрелл и оглянулся на Флауберга, - все, что вы рассказали о нем, соответствует истине, буквально по каждому пункту.
- Очень хорошо, - кивнул Малдер. – Вот видите…- начал было он, обернувшись к Флаубергу, и тут увидел, как тот быстро и бесшумно отступает в тень. – Флауберг! Стоять!
- Кроме одного - он мертв последние пять лет, - закончил Пендрелл.
В то же мгновение Флауберг с шумом бросился бежать. Малдер и Пендрелл – за ним, но это было почти безнадежно в ночном лесу, в котором шумел ветер.
- Я буду стрелять, - крикнул Малдер, доставая пистолет, и выстрелил в воздух.
В ответ раздался выстрел, и это заставило агентов остановиться.
- Вот дерьмо, черт подери, - Малдер обшаривал кусты вокруг лучом света. – Я идиот. Я собирался проверить его документы и отложил на потом. За такое надо гнать из Бюро взашей.
- Я не знаю, кто этот человек, - заметил Пендрелл, - Но он в общем даже немного похож на настоящего Флауберга. Я виноват тоже – нельзя было говорить об этом при нем. Я не подумал об этом.
- Это я тебя не остановил. Ладно, все, проехали, - Малдер тяжело вздохнул. – Возвращаемся. У него еще и оружие с собой было. Очень надеюсь, что он не планировал убийство двух агентов ФБР.


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Black_BoxДата: Четверг, 2012-04-12, 3:40 AM | Сообщение # 23
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
- Не думаю, - Пендрелл убрал в кобуру свой пистолет. – Все, что он рассказывал про Флауберга и про его сына – правда. По крайней мере, до пункта, что его сын получил степень по генетике в области вирусологии и генной инженерии шесть лет назад. Не исключено, что при такой близости легенды к правде у него и документы были приготовлены, поддельность которых ты вряд ли определил бы на первый взгляд.
Скалли тем временем пробралась к ним и вручила Малдеру его рюкзак.
- Что будем делать? – спросила она. – Возвращаться назад, в мотель?
- Нет, - Малдер надел рюкзак. – По крайней мере, не сейчас. Мне бы хотелось разобраться во всей этой мистификации – с какой целью, зачем и кто ее соорудил. У нас есть информация, полученная от Стрелков. У нас есть подробная карта. Мы вооружены и очень опасны. По крайней мере, я. Так что я иду на объект. Скалли…
Скалли промолчала. Лицо у нее было такое, что Малдер больше ничего спрашивать не стал, хотя поначалу у него мелькнула мысль отправить ее и Пендрелла обратно в мотель. Пендрелл человек надежный, и в отличие от многих в Бюро, вроде как даже им верит. Ну, или очень убедительно делает вид.
- Я с вами, - быстро произнес Пендрелл и почему-то взглянул на Скалли. – Лишний пистолет не помешает, я надеюсь.
- Тогда идем, - Малдер вынул из внутреннего кармана куртки одну из распечаток Байерса и посветил на нее фонариком. Сориентировал по компасу и двинулся вперед.
…Надо же было так проколоться. Ведь подсказывала же интуиция. Этот человек не может опознать по пронзительному голосу свою старую коллегу. Близорук - и рассказывает о том, что подробно рассмотрел территорию с дерева - хоть бы бинокль какой упомянул. Не дал своего адреса - скорее всего, он и не живет в этом городе, и уж конечно, не завтракает каждое утро в той кафешке. Очень хочется стукнуть самого себя по башке. Расслабился в ожидании неведомого, отвлекся на трупы котов с канарейками.
Ладно, какой смысл теперь… Главное, что мы теперь в курсе.

***

Си Джи Би стоял у окна и смотрел вниз.
Ночной город сверкал и переливался огнями, как Рождественская елка. Неоновые вывески нестерпимо ярких цветов, бесконечные белые и красные реки огней, текущие в противоположные стороны по мостовым, вспыхивающие и гаснущие оранжевые, желтые и золотые огни в окнах жилых домов…
Нет, он не ненавидел их. Равнодушие и скука. Какой смысл ненавидеть муравьев, которые копошатся у твоих ног? Какой смысл ненавидеть тех, кого ты можешь раздавить одним пальцем, если захочешь? Что они могут? Суетиться. Добывать хлеб насущный в поте лица своего. Заниматься любовью. Рождаться. Умирать. Умирать. Рождаться.
Абсолютное большинство из них никогда не видело человека, который сейчас выпускал дым из окна маленькой комнаты на последнем этаже высотки, не знало о нем и даже не догадывалось об его существовании.
Маленькая комната с тусклыми стенами. Обстановка аскета.
Его это устраивало. Чтобы чего-то хотеть, нужно получать от этого удовольствие. То, от чего он получал удовольствие, нельзя было внести в квартиру, поставить в угол или повесить на стену.
Они никогда не видели его. Они о нем ничего не знают. О нем вообще знают единицы. Но он, если захочет, будет знать все обо всех. Он, если захочет, может уничтожить любого. Власть – наркотик куда сильнее никотина.
Сильнее только Игра.
Си Джи Би привычным движением затушил окурок и распахнул окно пошире, чтобы вдохнуть холодный ночной воздух. Власть… да, в каком-то смысле он пока еще получал от нее удовольствие. Пока.
Он поднял глаза к небу.
Ночь выдалась ясной и безоблачной. Где-то там, в необозримой дали, сияли звезды - холодные, далекие, чужие. Враждебные. Прекрасные. Этот наркотик еще сильнее, чем власть. Те, кто внизу, не понимают этого и не поймут никогда. Они привыкли смотреть под ноги, добывая свой кусок хлеба. Суета сует. Они не поднимают головы, они не глядят на звезды - потому что яркие огни и неоновые рекламы мегаполиса забивают их свет.
… Одна лишь мысль иногда доставляла ему боль.
Что абсолютное большинство этих муравьев куда более счастливы, чем он. Хотя не имеют и толики его власти, его могущества, его возможностей, его познаний.
И он презирал их – за то, что они не могут - или не хотят - подняться однажды ночью на крышу дома, чтобы увидеть звезды.
Почти никто.


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Black_BoxДата: Четверг, 2012-04-12, 3:41 AM | Сообщение # 24
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
… Тишина лопнула по шву, словно вспоротая неожиданным телефонным звонком.
Си Джи Би закрыл глаза, и на его скулах заиграли желваки. Чего он не любил, так это неожиданностей. А сегодняшним вечером никаких звонков не ожидалось.
Он подошел к телефону, снял трубку и сел в низкое удобное кресло.
- Это я, - раздалось в трубке. Голос звонившего звучал неуверенно, и Си Джи Би мгновенно просчитал цепочку событий. Позвонить без договоренности он мог только в особом случае.
- Они тебя раскололи, - спокойно произнес Си Джи Би, открыл ящик тумбочки и вынул новый блок сигарет.- Я предупреждал тебя, что легенда слаба и что Малдер тебя расколет.
- Что теперь делать? – звонящего было плохо слышно - судя по всему, вокруг него шумел ветер. – Они идут туда. Дозвониться почти невозможно даже по этой линии…
- Что будешь делать ты, мне все равно, - сухо ответил Си Джи Би. - Что бы ты ни сделал, это не слишком изменит твою дальнейшую судьбу. Но ты еще можешь попытаться.
Положив трубку на рычаг, он закурил.
Он их боится. И вряд ли сунется внутрь. Теперь, когда она на свободе.
Ни на кого нельзя положиться на сто процентов. Только на самого себя.

***

На карте Байерса это выглядело, как темное пятно. На самом деле это оказалась дыра в металлической сетке периметра. Нижняя стальная планка, уходившая глубоко в землю, оказалась погнутой и вывороченной наверх, а часть земли под периметром выбрана. Дожди дополнили дело, и в результате под сеткой образовался небольшой овражек, по которому можно было спокойно пробраться на ту сторону. Сама сетка, по которой проходил ток, осталась целой.
- Судя по всему, этот тип ошибался, предполагая, что сюда никто больше не лазил. Наверняка любой местный подросток хоть раз в жизни, да сходил туда, - сказал Малдер, подбирая подходящую палку, чтобы протащить за собой рюкзак. – Тайком, разумеется.
- Почему они не заделали эту дыру? – спросил Пендрелл, кивая за периметр.
- Понятия не имею. Может, махнули рукой - все равно погнут, не здесь, так в другом месте, а стрелять всех подряд накладно – могут возникнуть проблемы, если каждый месяц на шоссе будут находить по трупу.
- Малдер, это свежая работа, - сказал Пендрелл, присев на корточки и освещая фонариком погнутую сталь. – Месяц, самое большое. А то и меньше.
Скалли присела рядом с ним.
- Но кто и как это сделал? – спросила она.
- Сложно сказать, - Пендрелл пожал плечами. – Но могу сказать две вещи. Первое. Стальную планку гнули с той стороны, а не с этой. А второе…
- Что? - Скалли сидела совсем рядом с ним. Пожалуй, это куда круче кинотеатра.
- У меня складывается впечатление, что это сделано… руками.
- Как руками? – Малдер выпрямился. – Это невозможно. Здесь все под током. Я проверил.
- Возможно, что на тот момент это было не так, - ответил Пендрелл. – если гнули изнутри, могли сделать это тогда, когда периметр обесточен, либо отключить его заранее.
- Чепуха какая-то, - пожала плечами Скалли. – Если есть возможность обесточить периметр, можно выйти там, где есть выход. Зачем гнуть стальную трубу в два дюйма толщиной?
Пендрелл не ответил. В конце концов, ребята, расследование – это ваша епархия.
- Двигаемся, - Малдер снял рюкзак, осторожно пролез на спине под трубой на ту сторону и вытянул рюкзак за собой. – Скалли, теперь ты. Давай руку…
Малдер помог подняться ей, затем Пендреллу.
- Идемте. До внутреннего периметра должно быть не больше мили. Наверное, имеет смысл погасить огни. Здесь уже невозможно забрести не туда. Держимся рядом, не рассыпаемся.
Дэни Пендрелл молча шагал замыкающим. Скалли шла прямо перед ним. Рыжие прядки ее волос выбились из короткого хвостика, который она собрала на затылке, и плавно покачивались в такт ее шагам.
Словно какой-то странный сон.
…Ему вообще часто снились странные сны. Большую часть он не помнил, но некоторые врезались в память, словно выбитые на скрижалях. Один из них, особенно яркий и осязаемый, заставлял его щеки гореть - да и другие части тела не оставались безучастны.
Дэни закрыл глаза, открыл снова и продолжал ровным шагом двигаться за Малдером и Скалли – вот уж сейчас точно не время вспоминать подобное. А чтобы непрошенные мысли не лезли в голову, можно просто считать шаги.


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Black_BoxДата: Четверг, 2012-04-12, 3:41 AM | Сообщение # 25
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
До внутреннего периметра они добрались через полчаса. Сплошной бетонный забор футов семь в высоту, по верху – несколько рядов колючей проволоки, и вероятно, тоже под током. Деревьев возле периметра не росло, и подкопов никто не оставил. Сориентировавшись по карте Байерса, Малдер предложил для начала найти ворота, а там решать по обстоятельствам. Поскольку лучшего варианта не нашлось, обсуждать не стали.
На поиски ворот они потратили около четверти часа, а дойдя до них, остановились в изумлении.
Ворота были открыты.
Они, конечно, не ждали гостей распахнутыми настежь – но между левой створкой и бетонным основанием, к которой она должна была прилегать, торчал здоровый камень.
- Простенько и со вкусом, - прошептал Малдер. – Хотел бы я знать, что нас ожидает внутри.
- Надеюсь, ждать осталось недолго, - сказала Скалли.
- Вперед, - Малдер пролез в щель. Скалли и Пендрелл последовали за ним.

***

Первое, что они увидели на той стороне возле пропускного пункта - два трупа охранников. Один лежал лицом вниз под опущенной наполовину решеткой, которая дополнительно перегораживала вход, другой на боку - в дверях маленькой пропускной будки.
- Хорошее начало, - присвистнул Малдер. – Двери нараспашку, охрана удавлена. Заходи кто хочешь, бери, что понравится.
- Оружие на месте, - Скалли склонилась над одним из тел. – Как вы думаете, агент Пендрелл, они давно мертвы? Они совсем застывшие. Мне кажется, не меньше месяца.
- Да, пожалуй. Не меньше трех недель, - ответил тот, перевернув труп. – А то и больше. Точнее определить невозможно - тела находились при достаточно низкой температуре. Ничего не понимаю. Почему они до сих пор лежат здесь?
- Ответ тут может быть только один, - хмуро сказал Малдер, обыскав второе тело. – Если у входа на режимную территорию месяц лежат два мертвых охранника – значит, убирать их отсюда некому. А это означает только одно - все, кто мог бы это сделать, мертвы. Вы можете сказать, отчего они умерли?
- Они задушены, Малдер, - ответила Скалли и взяла фонарик. – Агент Пендрелл, пожалуйста, приподнимите его, я посмотрю… Да, вот так. Ничего не понимаю.
- В чем дело? – спросил Малдер.
- Я не верю своим глазам. Этого просто не может быть. Агент Пендрелл, взгляните… Вот сюда. Видите следы рук? Они видны до сих пор.
- Вижу, - Пендрелл даже слегка присвистнул. – И кажется, понимаю, о чем вы.
- Да что там у вас такое? – Малдер подошел поближе.
- Видишь ли… если верить тому, что мы видим, то приходится делать вывод, что этих охранников задушили дети, - ответил Пендрелл. – Ну, или люди ростом приблизительно четыре с половиной фута. В конце концов, существуют люди маленького роста. В детей я уж как-то и совсем не верю. Чтобы дети десяти – двенадцати лет задушили двух здоровенных мужчин? Хотя форма рук именно детская.
- Черт возьми, - вырвалось у Малдера. – У меня, пожалуй, только одна ассоциация с детьми-убийцами.
- Скажите, агент Пендрелл, - негромко начала Скалли, словно задумавшись о чем-то, - а вы не можете сказать, это работа одного и того же человека? У вас более профессиональный взгляд в этом плане.
- Я попробую, - Пендрелл с сомнением покачал головой. – Но достоверность этого заключения, сделанного ночью под дождем при свете электрического фонарика путем осмотра двух полуразложившихся трупов оставляет желать лучшего…
- Скалли, - негромко произнес Малдер. – Неужели это они?
- Этого не может быть, Малдер. Но ведь ты тоже о них подумал, правда? – Скалли поднялась с колен. – Им должно быть как раз по двенадцать лет.
- Я тогда пытался узнать их дальнейшую судьбу, но они как сквозь землю провалились, - тихо сказал Малдер. – Никаких следов не нашел. Ну что? Дэни, можно хоть что-нибудь сказать?
- Клясться на Библии я бы не стал, - Пендрелл вытащил из кармана упаковку бумажных салфеток и попытался оттереть руки. – Но мне кажется, что следы практически идентичны. Но не на сто процентов. Если бы была возможность произвести нормальную оценку, я бы ответил точнее. Это может быть и один человек, и два – но различия минимальны.
- Генетика, - кивнул Малдер. – По крайней мере, это не противоречит нашей версии. Скалли, если это так, то что ты думаешь насчет канарейки и кота?
- О чем вы? – не понял Пендрелл.
- Одну минуту, Дэни. Сейчас объясним, - Малдер ждал ответа.
- Я думаю, что они вполне могли это сделать, Малдер. Просто потому, что им этого захотелось. Они тогда убили за неделю трех взрослых человек и чуть не убили нас.
- Я тоже так думаю, - Малдер снова погасил свет. – Лучше нам не докладывать о своем прибытии лишней иллюминацией. Идемте. Боюсь, что Скалли права, и охранников действительно задушили двенадцатилетние подростки, а не гипотетические карлики. Я не знаю, что мы увидим там - но предупрежден - значит, вооружен.


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Black_BoxДата: Четверг, 2012-04-12, 3:43 AM | Сообщение # 26
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
***

Приходилось ли кому-нибудь испытать столько, сколько испытали мы?
Не знаю.
Вот белая стена, над ней белый потолок. Мне все равно, белый он или нет, но на белый цвет смотреть приятно - он эстетичен, гигиеничен и безупречен с философской точки зрения. Я не люблю вспоминать прошлое. Но вспоминаю. Некоторые воспоминания я не вытаскиваю никогда, хотя могу. Мне приятнее думать, что они стерлись из моей памяти, хотя я слишком хорошо знаю, что это не так. И ты ведь тоже помнишь, я знаю. Ты – это я, я – это ты. Я знаю все, о чем ты думаешь, ты знаешь все, о чем думаю я, и нам совсем не обязательно даже видеться друг с другом. Я могу мысленно протянуть руку и обнять тебя за плечи, и ты почувствуешь на своем плече мою ладонь.
Мы никто. Продукт эксперимента. Гомункулы, выпущенные из колбы. Помнишь, мы с тобой в детстве читали сказку про Чха-ха-ханну-хару? Девочку-гомункулу, созданную колдуном. Она выпала из его кареты, когда он ехал в другую страну. Девочка передушила весь скот во дворе, всех своих названных сестер и братьев, и своих родителей, и соседей, пока колдун не пришел за ней и не забрал ее. Он всех оживил, колдун, и стер всем память. Она пила кровь из них, эта девочка со странным именем. Странная сказка, правда? Мы читали ее, помнишь? Нам с тобой было по три года, когда мы научились читать. И мы читали ее сами, найдя книгу в шкафу своих… ну хорошо, пусть будут родители. То есть, конечно, каждая из нас читала ее по отдельности. Но иногда мне кажется, что мы и тогда могли смотреть глазами друг друга.
От сказки замирало внутри, ты помнишь? Сладко, страшно, словно мы знали, что совершили что-то очень плохое, и нас накажут, непременно накажут, но нам все равно. И мы читали ее снова и снова. Мы никогда не понимали сказок про Принцесс, Золушек и прочих смазливых дур с золотыми волосами. Хотя мы тогда еще не осознавали, кто мы. Но уже догадывались, чувствовали, что лучше скрывать, не говорить, не показывать, не выдавать себя.
Мы читали вновь и вновь сказку про Чха-ха-ханну-хару, странную девочку без сердца и души, которая пила кровь своих сестер и не умела любить. Мы рано научились притворяться, правда, Тина? Правда, Синди. Мы так и зовем друг друга этими глупыми именами, они нам нравятся. Все-таки мы - разные, пусть это различие и заключается в нескольких буквах. Мы прятали книгу, хотя выучили сказку наизусть. Нам всегда хотелось знать, что случилось с девочкой-гомункулой, которую колдун забрал с собой. Но сказка заканчивалась - заканчивалась нелепо и скучно. Все живы, все радуются, все всё забыли. А ведь ничего не закончилось.
Девочку все ненавидели и боялись. А в чем она виновата? В том, что ее такой создали - без души и сердца? Она просила ее создавать? Такой?
На белом потолке я иногда вижу пятна крови. А ты, Синди? Я тоже вижу, Тина. Я не знаю, чьи они. Мне все равно. Мне их не жалко. И мне тоже. Мне никого не жалко. Я никого не люблю, я никого не помню, и мне все равно, что с ними будет. Я ни по кому не скучаю. И я тоже. Кроме тебя. Ну да, кроме тебя. Но мы - другое. Мы – единое целое. Ты - это я. Я – это ты. Невозможно соскучиться по самому себе, правда, Тина? Правда, Синди. Колдун жалел свою гомункулу, правда же? Наверное, он что-нибудь придумал, чтобы у нее появились сердце и душа. Нас никому не жалко. Мы – продукт эксперимента. Кукушкины дети. Гомункулы. Ни одна живая душа на свете не пожалеет нас, узнав, кто мы. Скривятся с опаской, и на лице можно будет прочесть мысль – а почему они живы до сих пор?
Через что мы прошли с тобой, Тина? Что они могут знать, пустые, скучные людишки, ошибочно предполагающие себя умнее нас только на основании того, что они старше? О, Синди, если бы они могли заглянуть к нам в головы так, как мы с тобой делаем это двадцать четыре часа в сутки… Что они могут знать о том, как это… Когда хочешь убить. Когда у тебя внутри все скручивает от тошноты, мерзкой, липкой тошноты, когда белый потолок плывет, когда игрушки в детской кажутся монстрами, готовыми напрыгнуть из темноты. И тебе не страшно, нет. Тебе мерзко и противно, и хочется, чтобы стошнило уже, но ничего не получается. Ты готова разодрать эти глупые меховые мешки, но ты знаешь, что это не поможет. Потому что в голове – голос. Он где-то внутри, глубоко, от него не отделаться, не уйти. Бесполезно накрываться одеялом с головой или залезать под кровать. Эти младенческие фокусы не помогут.
Голос говорит одно.
Убей. Убей! Убей!!!


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Black_BoxДата: Четверг, 2012-04-12, 3:43 AM | Сообщение # 27
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
Он звучит постоянно, то тише, то громче, то опять стихает. Он почти на грани слышимости, но ты знаешь, что он есть. Он не отпускает, не уходит, он терзает и выворачивает наизнанку. Сколько тебе было, Синди, когда ты его услышала? Мне было семь. Я услышала его в ночь на день рождения. Я тоже, Тина. Наверное, мы услышали его одновременно. Я тоже так думаю. Голос доводит до исступления – знают ли они, что это такое? От родителей скрыть было легко. Я понимала, что должна убить. Я не хотела убивать маму, Тина. Все-таки она меня вынашивала девять месяцев и родила. Не могу сказать, что я благодарна ей за это - но она и не виновата ни в чем. Она хотела нормального ребенка. Она не знала, что ей подсунули гомункулу. И тогда я поняла, что убью его - человека, которого я звала отцом. Мне было все равно. Он меня не вынашивал. А мне и выбирать было не нужно. Мамы давно не было, Синди. И знаешь, она была хорошая. Она замечала, что я странная, но никому не говорила. И она меня любила. Тебе легче, Тина. Моя мама тоже любила меня. Она мне так говорила. А когда она узнала, кто я такая… Она не захотела меня знать. Меня предали дважды, Тина. Тебе легче.
У тебя утих голос, когда ты убила? Ты убивала раньше? Кошек, собак, птиц? Я тоже. Приходилось делать это аккуратно, чтобы никто не увидел. Но это не помогало, голос не утихал. И у меня не утихал. Поэтому после первых нескольких раз я не стала больше этого делать. И я. А когда я убила его, Синди, голос утих. И молчал, пока мы не увидели их. Помнишь? Ты про агентов ФБР? Да, про них. Мой голос сказал, что надо убить их, чтобы спастись. Он так сказал. Он не выкручивал и не мучил, просто посоветовал. И мне тоже. Жаль, что не получилось. А может, и нет. А она была красивая, правда? Красивая. А мы нет. А мне все равно. Мне тоже. Ты часто вспоминаешь, что было потом? Редко. Я ее ненавижу. Кендрик. Она считала себя господом Богом и думала, что имеет право повторять его ошибки или исправлять их. Правильно мы ее убили. Ты тогда слышала голос? Да. И я тоже. А сейчас слышишь? Сейчас нет. Сначала долго не было. Потом появился – тогда, после опыта. Потом, после того, как мы вышли из лаборатории - я ничего не помню. Долго не помню. И я не помню. Потом он, наверное, исчез. А недавно снова появился, а теперь снова исчез. И у меня. Как ты думаешь, Тина, когда он снова всплывет? Не знаю, Синди. Помнишь те камеры, куда нас сунули? Восьмилетних девчонок. Без всякой жалости. Они слишком хорошо знали, кто мы, Тина. Да уж наверное, Синди. Ты помнишь, что было потом? Как она пришла. Мы думали, что она заберет нас к себе. А она забрала нас сюда. Чтобы нас исследовать, словно подопытных клонированных крыс. Крысы. Мы крысы в мышеловке, правда, Синди? Ты помнишь, как это было? Как нас осматривали, заставляя раздеваться донага, ставили на постамент в огромном белом зале, пустом, холодном… Измеряли, записывали… как мы плакали от стыда. От ненависти. От боли. Мы плакали так, чтобы этого никто не видел. Мы тогда еще умели плакать, хоть изредка. И еще умели испытывать стыд. И ненависть. И боль. А им было все равно. Мы же не настоящие. Гомункулы без души и сердца. Они ставили нам эти уколы, от которых тяжелеет голова и слабеет тело. Но голос от них уходит. У тебя тоже ушел? Да. Ум остается - и наш ум остался. Мне иногда кажется, что мне не двенадцать лет, а все двести, Тина. Мне тоже, Синди. Они нас боятся. Ну, правильно боятся. Они хотели сделать нас подвластными себе. Правда, смешно? Да смешнее некуда. Они же не могли предвидеть такую случайность… Мы все сделали правильно, Синди. Я знаю, Тина. Только что мы будем делать теперь? Мы с тобой остались прежними – гомункулы. Ни сердца, ни души. А теперь еще и уколов нет. И голос скоро вернется снова. То, что мы сделали, поможет ненадолго. И мы с тобой уйдем в мир безумия. Наверное. Но мы уйдем туда свободными людьми, а не подопытными крысами. Я люблю тебя, Тина. И я тебя люблю, Синди. Как можно не любить самого себя? Мы с тобой другие. Мы не такие, как Кендрик, не такие, как остальные.
Ведь правда?
Конечно, правда, Синди. Я знаю это, и знаю, что ты знаешь. Знаю, и все.
Я тоже знаю, Тина.
Просто знаю.


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Black_BoxДата: Четверг, 2012-04-12, 3:45 AM | Сообщение # 28
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
***

Ночь навалилась на землю, задавила темнотой и тишиной. Тучи ползли так низко, что казалось, вот-вот заденут головы чернильно-ватными комками тумана. Влажная, раскисшая от воды земля чавкала под ногами. Нормальной дороги от пропускного пункта не было – просто плотно утрамбованная грунтовка, но судя по всему, по ней давно не ездили, и она тоже раскисла от частых дождей.
Идти приходилось почти на ощупь, настолько полной была темнота вокруг, поэтому внутренний периметр оказался на пути агентов неожиданно - словно вырос из-под земли.
Малдер ощупал рукой бетонную стену.
- Нам надо идти направо, - прошептал он. – На карте Байерса там был второй пропускной пункт – уже на территорию. Я пойду первым.
От ватной тишины закладывало уши - даже ветер перестал свистеть.
…Скалли молча шагала за Малдером, ступая след в след, и пыталась представить, что ждет их внутри. В кого эти девочки могут превратиться, став взрослыми, они уже видели - если это и вправду они. Но что произошло на самом деле… если это действительно они, неужели эксперимент продолжается?
Скалли зябко повела плечами – мысль о том, что кто-то может проводить эксперименты над детьми, вызывала у нее омерзение.
- Вам холодно? – услышала она шепот за спиной. – Может быть, возьмете мою куртку?
- Спасибо, - так же шепотом ответила она. – Не стоит. Моя вполне теплая, а вы без куртки промокнете и замерзнете.
- Мы пришли, - раздался приглушенный голос Малдера. – Ворота приоткрыты. Если я не ошибаюсь, здесь еще два трупа. Какая неожиданность.
- Оружие при них? – спросила Скалли.
Малдер, нагнувшись, обыскал тела.
- Как ни странно, да.
- Почему те, кто убивал, не забрали его? – спросил Пендрелл.
- Честно скажу - понятия не имею, - Малдер пожал плечами. – Если мы не ошиблись в наших предположениях, то убийцы склонны к психозам и шизофрении. Соответственно, у них может быть своя логика, которую относительно здоровому человеку с разбегу не угадать. Смотрите… Здесь два корпуса, каждый по два этажа. Наверняка есть и подземные этажи, не верю, что такой масштабный эксперимент реально проводить в здании размером с начальную школу.
- Нигде нет света, - прошептала Скалли. – Ни в одном окне. Они полностью обесточили здание?
- Навряд ли. Наружный периметр был под током, - с сомнением ответил Малдер, щурясь и пытаясь разглядеть хоть что-нибудь.
- Наверняка есть возможность отключить электричество избирательно, - заметил Пендрелл.
- Согласен, - кивнул Малдер. – Основной вход в здание справа с торца. Но мы там не пойдем.
- Почему? – поинтересовался Пендрелл.
- Нормальные герои всегда идут в обход, - прошептал Малдер. – С главного входа нас могут ждать.
- С запасного нас могут ждать с еще большей вероятностью, - заметила Скалли.
- А мы не пойдем через запасной вход, - сказал Малдер, извлекая из наружного кармана рюкзака отмычки и еще какие-то инструменты. – Вот, Фрохайк от сердца оторвал – можно сказать, с кровью.
- Опытный взломщик ищет работу, предпочтительно с риском для жизни? – улыбнулась Скалли.
- Что-то вроде.
- А если там есть сигнализация? – спросил Пендрелл.
- Скоро узнаем, - Малдер поправил лямки рюкзака. – Вперед.
… Подарком Фрохайка воспользоваться не пришлось. Одно из окон на первом этаже отказалось открыто. Из него тянуло сыростью, затхлостью и вонью – словно из болота.
- Неужели кто-то увел прибыльную работенку взломщика у меня из-под носа? – пробормотал Малдер. – Скалли, давай руку. Осторожно, ребята, здесь воды по щиколотку.
Вода оказалась ледяной. Она явно стояла в коридорах и помещениях не первую неделю.
- Интересно, кто сюда приходил до нас? – Малдер с сомнением покрутил в руках фонарик. – Попытаемся пока без света. Но держаться пока стоит вплотную друг к другу. Осторожно, не споткнитесь – в воде какой-то мусор. То ли куски от мебели, то ли от аппаратуры – не пойму в темноте.


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Black_BoxДата: Четверг, 2012-04-12, 3:45 AM | Сообщение # 29
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
Пендрелл скорее услышал, нежели увидел, как Скалли взялась за предплечье напарника. Хотя, собственно, что в этом такого? Ничего. Малдер прав, надо держаться вплотную друг к другу, иначе улетишь носом в ледяную воду.
Однако именно Малдер споткнулся первым - через десять шагов.
- Еще один труп, - прошептал он. – Если я не ошибаюсь, у него не хватает полголовы.
Скалли наклонилась ближе.
- А если я не ошибаюсь, Малдер, - прошептала она, - этот труп намного более свежий, чем охранники, тела которых мы видели. Ему не больше нескольких дней – даже с учетом того, что он столько времени пролежал в ледяной воде. Малдер, нужно включить фонарь. Хоть ненадолго.
- Дней пять или шесть, - согласился Пендрелл, осмотрев лицо погибшего при свете фонарика. – Но обратите внимание, что он совершенно иначе одет, чем те охранники. И очень хорошо вооружен. Знал, куда идет?
- Рано делать выводы, - ответил Малдер и погасил свет. – Старайтесь двигаться как можно тише. Я, кажется, вижу лестницу. Пролеты идут вверх и вниз. Перед лестничной площадкой несколько ступенек – надеюсь, что дальше воды не будет.
Они шли по коридору, стараясь двигаться как можно тише – насколько это было вообще возможно при передвижении по щиколотку в воде. По дороге им несколько раз попадались двери – запертые или заколоченные изнутри – понять было сложно. Корпус, скорее всего, был лабораторным – судя по мраморной отделке стен, количеству дополнительных труб, электрических щитков и проводов под потолком . Большая часть труб и проводов уходили вниз. Здесь было немного светлее – свет проникал с лестницы, откуда-то снизу, слабый и мерцающий – но благодаря ему можно было разглядеть силуэты, стены и пространство на пару шагов вокруг.
- Подземные этажи, - прошептал Малдер. - Куда пойдем? Предлагаю сначала наверх. Наверху всего один этаж, с ним быстрее разберемся. Только надо постоянно контролировать тыл - тому типу снесли именно затылок.
- Не беспокойся, - ответила Скалли. – Тот тип был один.
- Я пойду вперед, - Малдер снял пистолет с предохранителя.
- Будь осторожен, - Скалли коснулась его руки, и Пендрелл увидел, как Малдер в ответ сжал ее ладонь.
- У тебя дрожат руки. Ты замерзла? – тихо спросил Малдер.
- Нет, - мотнула головой Скалли. – Иди. Все нормально. Я… мы за тобой.
- Следуйте за мной через пять шагов, - Малдер прижался к стене и шагнул на ступеньки.
…Какое у нее лицо. Неужели Чокнутый и вправду думает, что у нее дрожат руки просто от холода? Она смотрит ему вслед так, как будто он идет на эшафот.
Пендрелл никогда не считал себя гением психологии. Собственно, он никогда особенно не присматривался к окружающим его людям - ему были намного интереснее отпечатки пальцев, нити, пылинки, чешуйки автомобильной краски, неведомые пятна и невидимые следы. Люди появлялись и исчезали, торопили с результатами, трезвонили по телефону, возмущались неспешностью работы отдела криминалистики и отвлекали от микроскопа. И существовали где-то за пределами зоны восприятия.
Но нет правил без исключений.
…Он знал, когда она приходит на работу. Знал, когда уходит. Знал, который из лифтов предпочитает, за каким столиком обедает, если случается обедать в кафе при Бюро, знал, как она поправляет прическу, как склоняет голову на плечо. Знал, какое у нее лицо, когда рада, или огорчена, или торопится, или беспокоится. И знал, что в девяноста пяти процентах случаев Малдер оказывался поблизости. Словно этих двоих связывала невидимая нить. Дэни казалось, что он почти физически ощущает эту связь между ними. Даже тогда, когда он почти решался - вот прямо сейчас подойдет к ней и пригласит наконец в это дурацкое кино (мальчишка, черт побери, он ведет себя, словно тинейджер-ботаник) – чертиком из табакерки появлялся Чокнутый Малдер, и решительность улетучивалась прочь.
Это карма, рыжий Дэни. Ты можешь нарисовать ее профиль по памяти. А она, возможно, даже не помнит, как тебя зовут.
Нет, если судить объективно (читай – поверхностно), то поводы для сплетен существовали только в скучающем мозгу некоторых особо ядовитых на язык сотрудниц Бюро. Но он, Дэни, видел больше, чем самые языкатые сотрудницы.
И искренне не понимал, почему этого не видит Малдер.
Вот и сейчас…
…Такое лицо бывает только у тех людей, которые готовы отдать свою жизнь ради кого-то другого.
И этот кто-то, разумеется, вовсе не Дэни Пендрелл.
Проще не думать об этом. Рыжий Дэни, ты хотел два часа в кинотеатре? Ты получил гораздо больше. Радуйся тому что есть, а Малдер… Ну что ж… Здесь ничего не поделаешь.
Пендрелл шагнул на лестницу вслед за Скалли.


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Black_BoxДата: Четверг, 2012-04-12, 3:46 AM | Сообщение # 30
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
***

Здесь теперь так спокойно, правда? Раньше была суета, и белые лампы, и постоянный писк аппаратуры… А теперь хорошо. Тишина, темнота и покой. Да, теперь очень хорошо. Только жалко, что мы не до всех добрались. И наверное, нехорошо, что они лежат прямо в коридоре. Ты боишься мертвых? Нисколько. Бояться надо живых, а мертвые уже никому ничего не сделают. А здесь теперь даже живых можно не бояться. Мы все правильно сделали. Конечно, правильно. Послушай, тебе не кажется, что опять кто-то пришел? Я слышу шаги наверху. Я тоже слышу. Но мне теперь все равно. Голоса нет, он молчит. У меня тоже молчит. Так что торопиться некуда. Зачем ходить и искать их? Они сами сюда придут. Надо просто ждать. Им теперь некуда деваться отсюда, правда, Тина? Правда, Синди. Некуда. Надо просто ждать.

***

- Это административный этаж, - сказал Малдер и включил фонарь – полной темноты здесь все равно не было, так что их присутствие вряд ли осталось незамеченным. – Никого нет. Коридор пуст. Господи, ну и вонь. Похоже, кто-то перепутал этот этаж с моргом.
Лучи света обшаривали коридор в обоих направлениях.
- Смотрите, - вдруг сказал Пендрелл, направляя луч фонаря на одну из дверей.
На светлой металлической табличке было выгравировано «Мэтью Джулиус Флауберг. Отделение генной инженерии». – Дверь не заперта.
- Дверь вся в пятнах, - заметила Скалли. – И вряд ли это кетчуп.
Малдер толкнул дверь вовнутрь, и она с легким скрипом открылась.
- Дышите через раз, - посоветовал он, скривившись. – Лучше бы совсем не, но вряд ли у вас получится.
Небольшой кабинет выглядел так, словно по нему прогулялось локальное торнадо. Стулья перевернуты и сломаны, стеллаж с папками и книгами на полу, бумаги рассыпаны, жалюзи оборваны, стекла в шкафу разбиты.
- Мне кажется, он пытался забаррикадировать дверь, - сказал Пендрелл, отгребая в сторону кучу мятой бумаги в бурых пятнах и стараясь дышать через рот. Под грязно-белым ворохом обнаружилось тело мужчины средних лет, одетого в бывший белый халат. Халат тоже был залит бурыми потеками. Пендрелл осторожно перевернул тело. – Он погиб несколько недель назад. Точно не определить - тело начало разлагаться. Череп размозжен. Вот и нашли сына учителя. Веселое тут место, ничего не скажешь.
Скалли перебирала документы, подсвечивая себе фонариком.
- Помогите мне, агент Пендрелл, - попросила она. – Ищите бумаги с датами за конец прошлого года. Может, удастся понять, чем они занимались.
- Между прочим, среди пятен на двери есть отпечатки рук, - негромко сказал Малдер. – И эти руки никак не могли принадлежать взрослому человеку.
Скалли поднялась и подошла к нему.
- Вот, - Малдер посветил фонариком. На светлой металлической поверхности двери темнел маленький четкий отпечаток, сделанный, несомненно, детской рукой, испачканной кровью – видимо, убитого.
Скалли машинально подняла руку и прикрыла этот отпечаток своей ладонью.
- В это невозможно поверить, Малдер. Это… По ту сторону сознания. Это ведь дети. Самые обыкновенные дети.
- Вот уж позволь не согласиться. Это вовсе не обыкновенные дети. Если мы с тобой не ошибаемся, они уничтожили практически весь персонал этого центра - и скорее всего, гм, вручную.
- Знаешь, - холодно ответила Скалли, - у меня не повернется язык ставить это им в вину. Это все равно, что обвинить в убийстве револьвер.
- Возможно. Но факт остается фактом.
- Я нашел кое-что, - Пендрелл поднялся и подошел к ним. – Здесь две папки с записями. Часть записей зашифрована, часть нет. Приводятся номера файлов, но одному богу известно, где их искать. Датировано декабрем прошлого года. Здесь описание генетических исследований и экспериментов над вирусом гриппа, но подробностей нет - очевидно, они в зашифрованной части записей.
- Что-нибудь можно вообще понять из этого? – спросил Малдер.
Скалли взяла одну из папок и стала листать записи.
- Проводились работы по модификации вирусов, - сказала она. – Вообще эксперименты подобного рода проводятся постоянно и совершенно официально - это один из способов лечения генетических заболеваний, когда вместе с вирусом в организм вводится фрагмент ДНК. Это может быть, например, ген недостающего фермента. Эксперименты проводятся на многих вирусах, в том числе гриппа, герпеса, иммунодефицита человека – от них оставляют только те части, которые не вызывают патологических изменений. Но благодаря их способности проникать в клеточное ядро они являются универсальными транспортерами генов и белков. Ничего себе информацию они держали в общем доступе в кабинетике…


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Resist or Serve » Фест "Проекту 20 лет" » Внеконкурсные фики » №17 Ты - это я
Страница 2 из 6«123456»
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017