Resist or Serve Четверг, 2020-10-01, 8:53 AM
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Тень | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 10 из 10
  • «
  • 1
  • 2
  • 8
  • 9
  • 10
Модератор форума: Alex_Оstrov, Black_Box, Soul  
Resist or Serve » Креативность » X-files FanFiction » Чтение с продолжением: "Побег в никуда"
Чтение с продолжением: "Побег в никуда"
MrsSpookyДата: Пятница, 2013-01-11, 1:59 PM | Сообщение # 136
Охотник
Группа: Орден Фикрайтеров
Сообщений: 876
Репутация: 20
Статус: Offline
***************
В ПОЕЗДЕ 5/10

Малдер встал со стула и, подойдя к напарнице, взял ее за руку. Она казалась вялой и апатичной всю вторую половину дня, и у него в очередной раз возникло ощущение, что именно он виноват в ее подавленном состоянии. Не стоило говорить ей о том враче, однако Фоксу было чрезвычайно трудно скрывать что-либо от Даны. И, по правде говоря, в глубине души он наделся, что эти новости обнадежат ее, придадут веру в то, что все в конечном итоге уладится. «Возможно, - подумал Малдер, - когда-нибудь так и случится». Та Дана Скалли, что некогда была его напарником в Бюро, как и он сам, работала без устали в попытке найти ответы на свои вопросы. Именно поэтому произошедшие с ней после трагического инцидента перемены так пугали Малдера, ведь ему все чаще начинало казаться, что она сдалась.

- Хочешь вернуться обратно в купе, – спросил он, первым нарушив возникшее молчание, – или немного побродить по поезду?

- В купе, - ровным, безжизненным голосом ответила Скалли.

- Ладно, - согласился Фокс, направившись к выходу.

Когда они подошли к двери, она открылась, и в вагон-ресторан зашел Эллиот, неся под мышкой книгу в твердом переплете. Узнав напарников, он дружелюбно помахал им рукой.

- Привет, ребята, как ужин?

- Отличный, - улыбаясь молодому человеку, ответил Малдер, находя довольно забавным то, что их новый знакомый при каждой встрече излучал веселье и жизнерадостность. Своим примером Эллиот разрушал давно сложившийся у Малдера стереотип об истерзанной душе художника.

- Вы сходили с поезда в Сан-Антонио? Это потрясающий город, - заметил Эллиот.

- Нет, а вы? – вступила в разговор Скалли, тем самым изрядно удивив напарника. Это была практически первая фраза за последние несколько часов, которую она произнесла по собственной инициативе, и, ожидая ответа Эллиота, Малдер перевел на него взгляд.

- Совсем ненадолго, - ответил молодой человек. – Съездил в книжный магазин – буквально на днях вышла одна из книг, над которой я работал все лето. – С этими словами он протянул купленный экземпляр Малдеру, и тот принялся восхищенно рассматривать искусно разукрашенную обложку.

- Потрясающе, - заметил бывший агент, - краски просто поражают воображение.

Скалли протянула руку и коснулась книги.

- О чем она? Это фэнтези?

- Нет, - ответил Элиот. – Это своего рода мистическая история, называется «Игра Уэстинга». Автора зовут Эллен Раскин – издатели как раз переиздали собрание ее сочинений и заказали новое оформление для обложек. Несмотря на то, что она написана для юных читателей, в ней содержатся довольно глубокие мысли.

Малдер открыл книгу и принялся быстро перелистывать страницы, разглядывая иллюстрации.

- Выглядит интересно – они определенно использовали много ваших рисунков.
Эллиот довольно осклабился.

- Было бы неплохо, если бы они так же много платили мне за них, а то я уже устал быть голодающим художником. – После короткой паузы он добавил: - Не хотите ли оставить книгу себе? – Его заразительная усмешка стала еще шире. – Я даже подпишу ее, если пожелаете.

И снова Скалли опередила уже собиравшегося ответить напарника.

- Спасибо за подарок. И вы непременно должны ее подписать, - слегка улыбаясь, произнесла она.

- Теперь у нас будет собственное свидетельство встречи со знаменитостью, - согласившись с напарницей, шутливо заметил Малдер, передавая Эллиоту книгу. Тот достал из кармана рубашки ручку и витиевато расписался на титульном листе.

- Готово, - сказал он, возвращая книгу Малдеру, который тут же убрал ее под мышку. – Возможно, когда-нибудь вы сможете продать свой экземпляр за огромные деньги. – Вновь весело усмехнувшись, Эллиот обошел напарников и сообщил: - А сейчас я собираюсь поужинать – умираю с голода.

- До свидания, Эллиот, - произнесла Скалли, вновь оперевшись на руку Малдера. Тот внял ее безмолвному сигналу и повел напарницу к выходу из вагона-ресторана.

****************
- Он мне нравится, - заметила Скалли, когда они шли по коридору. – Кажется, он очень приятный молодой человек.

- Так и есть, - согласился с ней Малдер. – Однако же я с подозрением отношусь к тем, кто всегда пребывает в хорошем настроении.

Дана улыбнулась в ответ, с некоторым удивлением обнаружив, что ее меланхолия, судя по всему, растаяла без следа.

- Ты ко всем относишься с подозрением, Рик – это главная и определяющая черта твоего характера.

- В самом деле? – Дразнящие нотки в голосе Малдера еще больше способствовали поднятию ее настроения. Порой его чрезмерная забота о ней казалась Скалли немного подавляющей, и потому она особенно ценила такие вот ничем не омрачаемые моменты беззаботного веселья.

- Определенно. Но я уже к этому привыкла, не беспокойся.

Они продолжили путь к своему купе, однако Скалли вдруг расхотелось прятаться ото всех в этом крохотном и тесном пространстве.

- Я передумала возвращаться в комнату. Давай куда-нибудь сходим.

Малдер чуть помедлил перед ответом, и Скалли показалось, что она практически слышит, как он обдумывает ее вопрос.

- Здесь два вагона-люкс: один располагается на этом уровне и в нем можно посмотреть телевизор, а второй, называемый, кажется, «экскурсионным вагоном», находится выше и представляет собой смотровую площадку - это довольно просторное помещение с множеством окон.

- Вот туда мы и отправимся, - заявила Скалли. – Не хочу сидеть перед телевизором.

Миновав вслед за напарником еще несколько коридоров, она поднялась на верхний этаж. Там они прошли еще пару метров и остановились, после чего до слуха Скалли донесся звук открываемой двери.

- Мы на месте, - провозгласил Малдер.

Царившая внутри ничем не нарушаемая тишина изрядно удивила Дану.

- Мы здесь одни?

- Сейчас, да, - последовал ответ. – Полагаю, большинство пассажиров еще ужинают.

Когда напарники приблизились к стене вагона, Скалли осторожно нащупала прохладную металлическую поверхность какого-то длинного цилиндрического объекта, тянувшегося гораздо дальше, чем она могла достать - судя по всему, они стояли рядом с чем-то вроде перил. Вытянув руку вперед, Дана, как и предполагала, дотронулась до стекла, слегка вибрировавшего в такт движению поезда.

Пока она таким образом исследовала окружающую обстановку, Малдер молча стоял рядом, и Скалли невольно спросила себя, чем он занят: разглядывает ли вид за окном или обеспокоенно наблюдает за ее движениями?

- Рик, что мы сейчас проезжаем?

- В основном поля. Не могу сказать, какие именно – уже стемнело.

Скалли закрыла глаза, пытаясь представить описанный напарником ландшафт.

- Там есть дома?

- Нет, насколько я вижу – места здесь довольно глухие. На некотором отдалении, однако, виднеется множество огней – должно быть, это Сан-Антонио.

- Ты видишь луну?

- Отсюда, нет – возможно, ее удастся разглядеть из окон с другой стороны. Тем не менее небо ясное и буквально усыпано звездами.

Слушая его описания, Скалли почувствовала, как ее окутывает приятное ощущение абсолютного покоя и умиротворения. Опустив руку, она нащупала ладонь Малдера и крепко сжала ее. В ответ он придвинулся еще ближе, и Дана положила голову ему на плечо.

Некоторое время никто из них не проронил ни слова, пока наконец Скалли не нарушила тишину, позвав напарника по его вымышленному имени, хотя отчаянно желала воспользоваться настоящим.

- Рик… извини за то, как я вела себя большую часть дня – тебе пришлось терпеть перепады моего настроения.

Малдер глубоко вздохнул.

- Я тоже хочу извиниться за то, что неумышленно расстроил тебя, рассказав про того доктора.

- Ты меня не расстроил, - заверила Скалли напарника. – Мне просто… мне просто нужно больше времени, чтобы привыкнуть к этой мысли, вот и все.

- Я понимаю. – С этими словами Фокс положил свободную руку на плечо Дане и слегка развернул ее к себе. Она почувствовала его внимательный, изучающий взгляд и улыбнулась, чтобы убедить Малдера, что с ней и вправду все хорошо.

- Уверена, что там очень красиво, - заметила Скалли, пытаясь направить мысли напарника в другое русло.

- Не так, как здесь, - приглушенным голосом произнес он и, взяв ее лицо в ладони, оставил на губах Даны легкий, почти невесомый поцелуй.

Ощущая стремительное биение сердца, она привстала на цыпочках и, обняв Малдера за талию для равновесия, поцеловала его в ответ.

Спустя мгновение он опустил руки и привлек ее к себе. Какое-то время они стояли, тесно прижавшись друг к другу – Скалли вслушивалась в убаюкивающе равномерное биение его сердца, а Малдер медленно проводил пальцами сквозь волосы напарницы, поглаживая затылок, и от удовольствия, вызванного его прикосновениями и близостью, все ее тело затрепетало.

Внезапно возникшая мысль побудила Скалли нарушить уютное молчание.

- Рик, у тебя с собой книга Эллиота?

- Да, - низким, гортанным голосом ответил он.

- Не почитаешь ее мне, когда вернемся в купе?

Малдер тихонько рассмеялся и еще сильнее прижал ее к себе.

- Это детская книга, Лиза.

- И что с того? – усмехнувшись, переспросила она. – Или ты у нас убежденный сторонник элитизма?

- Давай обойдемся без навешивания ярлыков, - в тон ей ответил Фокс, вновь беря Дану за руку. – Идем.

***************
Как только напарники вернулись к себе, Скалли скинула обувь, и, проделав то же самое, Малдер устроился в одном из кресел. Дана уселась ему на колени, и, обняв ее за талию, Фокс привлек ее к себе. Открыв книгу, он положил ее так, что корешок уперся напарнице в живот.

- Тебе удобно? – уточнил Малдер, слегка переместившись, чтобы немного ослабить давление.

- Все нормально, - заверила его Скалли. Она опустила одну руку на подлокотник, а другую – на бедро напарника, и он ощутил исходящее от ее ладони тепло даже сквозь плотную ткань джинсов.

- Тогда начнем, - сказал Фокс, перевернув титульный лист и перейдя непосредственно к первой странице текста. Кашлянув, чтобы прочистить горло, он приступил к чтению и услышал, как Дана довольно вздохнула, плотнее прижимаясь к нему.

Солнце садится на западе (как всем хорошо известно), однако Башни Заходящего Солнца были обращены на восток. Странно!

Башни Заходящего Солнца были обращены на восток и на самом деле вовсе не походили на башни. Они представляли собой многоквартирный комплекс из стекла и бетона, располагавшийся на берегу озера Мичиган и состоявший из пяти этажей – пяти пустых, незаселенных этажей.

Затем, в один прекрасный день (так уж случилось, что он пришелся на 4-е июля) самый необыкновенный из всех возможных курьеров разъезжал по городу и подкладывал письма под двери будущих жильцов этого дома. Все письма были подписаны именем «Барни Норсрап».

Курьеру было 62 года, а человека с именем Барни Норсрап не существовало.

Малдер читал, переворачивая страницы как можно осторожнее, чтобы их шелест не потревожил Скалли. Она сидела тихо, опустив голову на плечо напарнику, так что волосы у нее на макушке щекотали ему подбородок, и время от времени смешила его своими комментариями прочитанного.

Они довольно долго сидели в подобной позе, и Малдер был донельзя доволен и счастлив от того, что сумел доставить Скалли это маленькое удовольствие. Он продолжал чтение под убаюкивающий аккомпанемент стука колес по рельсам, чувствуя, как близость напарницы наполняет его ощущением покоя, безмятежности и полного согласия с окружающим миром.

- Как насчет последнего слова? – спросил у Плюма Сэнди. – Я имею в виду, что, как сказал стажер, в этом нет никакого смысла.

Юрист продолжил читать последнюю волю Сэмюэля Уэстинга.

- Одиннадцатое: бессмысленно, вы говорите? Смерть бессмысленна, но благодаря ей мертвые уступают место живым. Жизнь тоже бессмысленна, если только ты не знаешь, кто ты такой, чего хочешь, и как все устроено в этом мире.

- Так же и с игрой. Решение просто, если вы знаете, кого ищете. Но будьте осторожны, наследники! Будьте осторожны!

- Некоторые совсем не те, кем представляются, а другие не те, кем кажутся.

- Кем бы вы ни были, пришло время отправиться домой.

- Господь да благословит вас всех, и помните:

- Покупайте бумажную продукцию компании Уэстинга!


Когда Малдер перевернул следующую страницу, Скалли вдруг зашевелилась и переместила руку с бедра напарника на его подбородок, тем самым отвлекая от книги. Он замолчал, стоило ей коснуться его губ в жесте, показавшемуся удивленному Фоксу неожиданно соблазнительным.

- Я больше не хочу, чтобы ты мне читал, - низким шепотом произнесла она, и от звука ее голоса его охватила невольная дрожь.

Он пробовал что-то ответить внезапно пересохшим ртом, остро ощущая прикосновение Скалли, но смог выдавить лишь одно-единственное слово:

- Нет?

- Нет, - подтвердила она, медленно качая головой, так что ее рассыпавшиеся по плечам темные волосы засияли в свете стоявшей на столике лампы.

Дана переместила ладонь с губ напарника на его лоб и мгновение спустя подняла вторую руку, проведя ими обеими по волосам Фокса, а затем пальцами прочертила дорожки по его щекам. Он сидел, не двигаясь, боясь даже шевельнуться, будучи полностью завороженным этими осторожными ласками и не в силах отвести взгляд от Скалли: от ее затуманенных, широко открытых глаз, что смотрели куда-то поверх его плеча, и возникшего от зарождающегося возбуждения румянца.

Ни на секунду не прекращая своих нежных, легких прикосновений, Дана уделила внимание каждому контуру и изгибу лица напарника, со лба переместившись на брови, на чуть заметные морщины вокруг глаз, ощупав пальцами переносицу и, чуть задержавшись на щеках и скулах, дотронулась до ушей. Она провела рукой по сильно отросшей бороде Малдера, поглаживая все еще непривычные на ощупь волоски, что покрывали его рот и подбородок.

Касания Скалли были неторопливыми, чувственными и поразительно эротичными. Фокс почувствовал, что его дыхание учащается, однако усилием воли заставил себя не шевелиться, позволяя напарнице запечатлевать в памяти его черты. Судя по нахмуренно сдвинутым бровям и чуть приоткрытым губам, за которыми виднелись безупречно белые зубы, она казалась полностью сосредоточенной на своей задаче.

Малдер был заворожен красотой Скалли, ощущением гладкой кожи ее ладоней, скользящих по его лицу. Спустя, как показалось ошеломленному Фоксу, блаженную вечность, Дана наконец закончила свое исследование и, положив руки ему на щеки, привлекла ближе к себе. Внезапно с него словно спало оцепенение, и не в силах больше оставаться пассивным участником процесса соблазнения, Малдер наклонился и, преодолев разделяющие их расстояние, коснулся губ напарницы своими.

В этот момент все ее тело словно пронзило электрическим разрядом, и Скалли задрожала в крепких объятиях напарника. В отличие от тех поцелуев, которыми они обменивались у перил в смотровой комнате, этот был более глубоким, исполненным страсти и нескрываемого нетерпения. Он воспламенял и обжигал, заставляя Дану задыхаться от недостатка воздуха, но при этом хотеть большего. Она не менее горячо поцеловала напарника в ответ, пытаясь в этом жадном слиянии губ передать ему все свои мысли, чувства и желания.

Звук упавшей на пол книги словно издалека донесся до слуха Скалли, когда Малдер сцепил руки у нее за спиной, резко привлекая ее к себе, и она опустила ладони ему на плечи, вцепившись в его свитер для равновесия. Ее налившиеся, чувствительные к малейшему прикосновению груди остро отреагировали на тесный контакт с телом напарника, и Дана застонала от этого ощущения. Низкий звук, как будто вырвавшийся из самых глубин ее естества, казалось, только сильнее возбудил Малдера, который еще глубже проник языком в ее рот, своей напористостью вынудив Скалли запрокинуть голову.

Она вновь застонала, прижимаясь к напарнику еще сильнее и упиваясь исходящим от него теплом, его запахом и близостью, от всей души желая, чтобы этот момент никогда не кончался. Некоторое время спустя Фокс вдруг оторвался от губ Даны, давая ей возможность вдохнуть полной грудью, и переключился на ее шею, прокладывая по ней влажную дорожку из поцелуев. Он слегка прикусил особенно чувствительное местечко у нее под подбородком, и Скалли переместила руки Малдеру на затылок, вплетая пальцы в его волосы и привлекая к себе. Не оставив без внимания и дюйма кожи на шее напарницы, Фокс отодвинул в сторону воротник ее водолазки и медленно провел языком вдоль ключицы.

- ДанаДанаДана… - без остановки повторял он, и при звуке его голоса Скалли в очередной раз ощутила, как ее накрывает теплая волна желания.
Снова взяв лицо напарника в ладони, Дана приблизила его губы к своим, целуя его с почти свирепой страстностью, которой никогда прежде в себе не замечала. Их языки сплелись, скользя друг по другу, и Скалли была просто ошеломлена вызванным этими ласками головокружением.

Одной рукой Малдер по-прежнему решительно прижимал Дану к себе, второй скользя вниз по ее телу. Его пальцы накрыли ее груди, некоторое время поиграв с каждой из них, и эти собственнические прикосновения заставили Скалли довольно вздохнуть. Затем ладонь Фокса опустилась на ее чувствительный к малейшему прикосновению живот, однако она была слишком сильно возбуждена, чтобы испугаться щекотки. А Малдер уже добрался до пояса ее брюк и, лениво проведя по нему пальцами, с решительной напористостью переместил руку ниже. Скалли ощутила, как его ладонь сжала ее промежность, и судорожно вдохнула, когда пальцы напарника оказались на ее ягодицах и еще плотнее прижали ее к нему.

Все это время Фокс не отрывался от губ Даны, словно задавшись целью тщательно исследовать ее рот, и внезапно ей показалось, что она больше не сможет этого выносить. Чувствуя себя так, словно еще немного, и она потеряет сознание от интенсивности его ласк, Скалли отстранилась от Малдера и попыталась совладать со сбившимся дыханием. Она опустила подбородок на плечо напарника, ощущая, как его горячее дыхание касается ее уха.

- Я хочу тебя, Дана, - хриплым, резким шепотом произнес он.

Она не в силах была ответить ему, просто не в состоянии была подыскать нужные слова, которые помогли бы ей выразить свои мысли.

**************
Скалли молчала, и из-за того, что ее голова по-прежнему покоилась у него на плече, Малдер не имел возможности видеть ее лицо. Ощущая, как все тело Даны сотрясает сильная дрожь, а ее сбившееся, неровное дыхание никак не желает успокаиваться, Фокс внезапно испугался, что зашел слишком далеко.

- Дана? – настойчиво позвал он напарницу. – Дана… мне жаль.

Услышав беспокойство в его голосе, она наконец подняла голову, и, осторожно дотронувшись до ее подбородка двумя пальцами, Малдер развернул Скалли лицом к себе, заглядывая в ее пустые, невидящие глаза.

- Я не… - запинаясь и колеблясь, начал он. – Я не хотел… давить на тебя… пользоваться ситуацией.

Видя ее пылающие от возбуждения щеки и взъерошенные волосы, Малдер подумал, что никогда прежде она не выглядела столь же прекрасной. Его вновь вспыхнувшее желание грозило поглотить остатки самообладания, однако, взяв себя в руки, Фокс заставил себя продолжить:

- Дана… я очень сильно хочу тебя… сильнее, чем ты можешь представить, но я… не собираюсь подталкивать тебя. – Поддавшись искушению, он вновь коснулся губ напарницы в мягком, нежном поцелуе, однако сдержался, отчаянно сопротивляясь настойчивой потребности своего тела овладеть ею прямо здесь и сейчас. – Я буду ждать тебя, Дана… я буду ждать тебя вечно, если потребуется.

При этих словах ее лицо озарилось ленивой мечтательной улыбкой, которая поначалу была лишь неуверенным изгибом губ, однако быстро стала соблазнительной, наполненной тайным смыслом.

- Я не хочу ждать, Малдер. Я не…

Не дав ей договорить, он наклонился и накрыл ее рот своим, этим поцелуем выражая всю силу не сдерживаемой более страсти. По-прежнему обнимая напарника за шею, Дана приоткрыла губы и, удовлетворенно вздохнув, привлекла его ближе. Внезапно кресло, в котором Малдер сидел, показалось ему слишком тесным – его переполняла всепоглощающая потребность дотрагиваться до Скалли, ласкать ее. По-прежнему не убирая ладони со спины напарницы, второй он уперся в подушку под собой и, немного приподнявшись, опустил их обоих на пол. Дана издала удивленный возглас, но быстро приспособилась к их новому положению, обхватив Фокса руками.

Она гладила его по спине, чувствуя, как ее пальцы слегка покалывает от прикосновения к шерстяному свитеру. Разорвав поцелуй, Дана переместила ладони Фоксу на грудь, постепенно опуская их все ниже, пока не добралась до края свитера и, ощутив неожиданный прилив храбрости, потянула за него и вновь накрыла губы напарника своими, без слов сообщая ему о своем желании.

Казалось, он отлично ее понял, потому что на мгновение оторвался от нее и когда вновь привлек к себе, Скалли коснулась прохладного хлопка его футболки. Медленно погладив Малдера по плечам, она нащупала кожу его рук там, где заканчивались рукава. Водя ладонями по его предплечьям, Дана ощущала податливо перекатываются под ее пальцами мускулы. Со стремительно бьющимся сердцем она благодарно поцеловала напарника и потянула за край последней преграды, стоявшей между ней и его обнаженным телом.

Малдер вновь оторвался от ее губ и, нежно поцеловав Скалли в лоб, наклонился к ее уху, обдавая его своим горячим дыханием.

- Дана… ты уверена? – хриплым шепотом спросил он.

- Я еще никогда и ни в чем не была так уверена…

В ответ на ее чуть слышное признание Фокс начал мучительно медленно ласкать ее лицо губами, и у Даны перехватило дыхание, когда напарник коснулся ее лба, век, щек, а затем снова слился с ней в долгом, глубоком поцелуе.

Когда Малдер в очередной раз выпустил Скалли из объятий, она услышала шелест скользившей по его коже футболки. Сидя совершенно неподвижно, Дана буквально ощущала, как кровь стремительно бежит по венам. Она нисколько не сомневалась в правильности всего происходящего, чувствуя отчаянную потребность быть с ним, и зная, что за всю свою жизнь еще ничего не хотела так же сильно. И все же где-то в дальнем уголке ее души жило сомнение в том, а не совершают ли они ошибку, вернее, не ошибается ли Малдер, выбрав ее - особенно сейчас, после всего, что с ней произошло.
Дана ясно представляла себе, что если они пересекут эту незримую грань, она никогда уже не сможет отпустить его, нуждаясь в нем так же остро, как в воздухе, и осознание этой простой истины до чертиков ее пугало.

Оказавшись в тесном кольце рук напарника и на этот раз прикасаясь к его обнаженной коже, она погладила его по широкой спине, а затем по мускулистой груди. В ответ он привлек Скалли к себе и провел языком по ее ушной раковине, тем самым вновь вызвав в ней неконтролируемую дрожь.

- Малдер…

- Да…

- Ты…?

- Что…

Он так и не отстранился, обдавая ее кожу влажным дыханием и напрочь лишая способности думать, особенно когда одна его рука лежала у нее на спине, а вторая лениво выписывала круги по груди. Понимая, что от полной потери контроля ее отделяют считанные мгновения, Скалли заставила себя сконцентрироваться и задать не дающий ей покоя вопрос:

- Ты… уверен… что я именно та, кого ты хочешь? Даже теперь? После…

*************
Слова напарницы заставили Малдера резко замереть. Он слегка отодвинулся, чтобы иметь возможность посмотреть на нее, однако она тщательно избегала его испытывающего взгляда, склонив голову так, что волосы скрывали ее лицо из вида. Тогда Фокс поднял руку и, убрав темные локоны в сторону, нежно погладил Дану по щеке. Она представляла собой сногсшибательное зрелище с покрасневшими и припухшими от поцелуев губами и пылающим лицом, однако отражавшийся на нем страх заставил его сердце сжаться от жалости к ней.

«Как она может сомневаться во мне? - удивлялся Фокс. – Разве она не знает, что это мне повезло быть рядом с ней?»

- Дана… - тихим, но решительным и не допускающим никаких сомнений голосом начал он. – Ты единственная, кого я хочу. Отныне и навсегда… - Для большей убедительности Малдер подкрепил свои слова короткими поцелуями, с радостью замечая, что ее напряжение постепенно ослабевает.

- Но, Малдер, я…

- Для меня это неважно, Дана. – Он снова привлек ее к себе и зашептал ей на ухо: - Это не имеет значения… тот инцидент не изменил того, что я чувствую к тебе… что я всегда чувствовал к тебе.

- Малдер…

- Послушай, Дана. – Повторяя недавние действия напарницы, Фокс медленно провел рукой по ее лицу, словно пытаясь запечатлеть в памяти ее черты. – Ты самая невероятная женщина из всех, кого я знаю… самая невероятная из всех, кого я когда-либо знал… Твои глаза имеют изумительный оттенок голубого, и я охотно отдал бы все, что угодно, лишь бы вернуть тебе зрение, но не для себя, Дана, а для тебя - только для тебя.

***************
Все это время Скалли сидела молча, чувствуя нежные прикосновения его ладони, мягко прослеживающей контуры ее лица, и внимательно прислушивалась к словам напарника – прислушивалась к стоявшими за ними искренними, глубокими эмоциями, от которых его голос слегка подрагивал, становясь более глубоким и выразительным. Она поверила ему, поверила в то, что он говорил правду, и ее слепота действительно не отталкивает его. «Осталось задать еще один вопрос, - подумала Дана. – Всего один…»

- Мы в самом деле поступаем правильно, Малдер?

- Да… о, да, - хрипло прошептал он в ответ, и его нескрываемое желание заставило Скалли вмиг отбросить все оставшиеся у нее сомнения и расслабиться в объятиях Фокса, вновь принявшегося целовать ее лицо. Вскоре он снова накрыл ее рот своим, заставив Дану застонать от распаляемого его прикосновениями примитивного вожделения. В этот момент она ощутила, что готова к тому, чтобы утвердить над ним свою власть, потребовать то, что принадлежит ей по праву, и в то же время отдать ему всю себя без остатка, разделить с ним все, что у нее есть.

Немного отстранившись, Скалли сжала полы своей фланелевой рубашки и, сняв ее через голову, небрежно отбросила в сторону. Затем она дотянулась до пояса брюк и, вытащив заправленную туда водолазку, так же поспешно избавилась и от нее. Последовав, таким образом, примеру напарника и разделавшись со своей верхней одеждой, Дана триумфально улыбнулась, стоило ей услышать, как Фокс судорожно втянул воздух.
 
MarGiДата: Воскресенье, 2013-01-13, 2:30 PM | Сообщение # 137
Призрак
Группа: Агенты
Сообщений: 51
Репутация: 1
Статус: Offline
Ааа, когда же будет продолжение? *прыгаю от радости*
MrsSpooky - respect Отличная глава! Только все равно Скалли жалко... Эх.


aka dreamy
 
MrsSpookyДата: Воскресенье, 2013-01-13, 8:03 PM | Сообщение # 138
Охотник
Группа: Орден Фикрайтеров
Сообщений: 876
Репутация: 20
Статус: Offline
Цитата (MarGi)
Ааа, когда же будет продолжение? *прыгаю от радости*

Быстро не обещаю, но постараюсь не затягивать wink
 
SnoopyДата: Вторник, 2013-01-15, 4:29 PM | Сообщение # 139
Разведчик
Группа: Агенты
Сообщений: 5
Репутация: 0
Статус: Offline
MrsSpooky, спасибо за перевод .Не доверяю я этому Эллиоту-художнику.. blahblah
 
MrsSpookyДата: Вторник, 2013-01-15, 10:57 PM | Сообщение # 140
Охотник
Группа: Орден Фикрайтеров
Сообщений: 876
Репутация: 20
Статус: Offline
Цитата (Snoopy)
Не доверяю я этому Эллиоту-художнику..

Напрасно, он отличный парень biggrin
 
MrsSpookyДата: Среда, 2013-01-30, 4:29 PM | Сообщение # 141
Охотник
Группа: Орден Фикрайтеров
Сообщений: 876
Репутация: 20
Статус: Offline
***************
В ПОЕЗДЕ 6/10
РЕЙТИНГ: NC-17

Малдер не мог оторвать глаз от открывшегося его взору вида бледной кожи Скалли: прямо над простым белым бюстгальтером располагалась россыпь чуть заметных веснушек, и когда он провел по ним рукой, то услышал протяжный вздох напарницы. Еще сильнее возбудившись от этого звука, Фокс повторил свое действие, только на этот раз языком, и, ощутив, как Дана запустила пальцы ему в волосы, продолжил медленно и нежно проводить им вдоль края ее нижнего белья.

Ни на секунду не отвлекаясь от своего занятия, Малдер обнял Скалли и принялся расстегивать находившуюся сзади застежку. Разделавшись с ней, он поспешно отбросил в сторону этот предмет одежды, сдерживавший груди напарницы, после чего накрыл их ладонями и начал поглаживать, слыша, как Дана тихонько повторяет его имя, и чувствуя, как напряглись ее соски, превратившиеся в тугие комочки от его ласк. Она низко простонала, и Малдер накрыл ее рот своим, проскальзывая языком внутрь и проводя им вдоль ее зубов.

Скалли также не осталась безучастной, выписывая узоры на спине напарника и прослеживая изгиб его позвоночника, тем самым возбуждая его настолько, что он перестал воспринимать окружающий мир, ощущая лишь ее близость, ее тепло, ее прикосновения. Поцелуй Малдера стал еще более неистовым, и она ответила с не меньшим пылом, в свою очередь проникая языком в его рот.

Не в силах больше сдерживаться, он вновь опустил Дану на пол, и когда она легла на спину, отчего ее пышные темные волосы спутанными прядями рассыпались по ковру, стал неспешно проводить губами по ее шее вниз, пока не достиг левой груди. Не переставая массировать правую, Фокс взял сосок в рот, упиваясь мягкостью ее кожи, которой он касался щекой. Скалли издавала слабые хныкающие звуки, пока Малдер продолжал свое неторопливое соблазнение, попеременно переключая внимание с одной стороны тела напарницы на другую и поглаживая ее со все возрастающим пылом.

***************
Она дрожала с головы до ног, чувствуя себя совершенно беспомощной в его объятиях. Ни тени сомнений и колебаний не было в его действиях, когда Малдер решительно привлек Скалли к себе, резко и одновременно нежно проводя руками по ее коже. Каждая новая ласка посылала волны влажного жара в ее лоно и заставляла теснее прижиматься к напарнику, безмолвно его поощряя. Стоило ему оставить в покое ее грудь, как Дана протяжно вздохнула – все ее чувства свелись к ощущению его прикосновений, тогда как тело, казалось, руководствовалось собственными соображениями, охотно отзываясь на каждое новое эротическое поглаживание.

Его пальцы спускались все ниже, к поясу ее штанов, и когда Дана низко простонала, разрешая ему продолжать, Фокс недолго повозился с пуговицей, а затем расстегнул молнию на ширинке. Словно враз обессилев, Скалли не шевелилась, предоставляя ему возможность снять с нее джинсы, а затем носки – один за другим – после чего нежно погладить каждую ступню. И хотя движения ладоней напарника действовали на Дану одурманивающе, напрочь лишая ее способности думать, она тем не менее уже скучала по его близости и протянулась к нему сквозь мрак, чтобы вновь ее испытать.

Он внял этой безмолвной мольбе и в мгновение ока оказался рядом, снова сжимая Скалли в объятиях и целуя ее везде, куда только мог достать. Она с особой остротой почувствовала исходящее от Малдера тепло, его характерный мускусный запах с легкой примесью пота и, коснувшись груди напарника губами, провела языком вдоль его торса, пробуя его уникальный соленовато-сладкий вкус и упиваясь этим ощущением.

***************
Когда Скалли принялась осыпать его кожу поцелуями, Малдер издал низкий, наполненный потребностью и желанием стон.

- Погоди, - пробормотал он, и она кивнула, позволяя ему немного отстраниться, чтобы избавиться от собственных джинсов и носков. Но стоило Фоксу опять опуститься на пол рядом с напарницей, как Дана тут же вновь принялась медленно и возбуждающе ласкать его спину и грудь, проводя по ним ладонями. Одна из них переместилась на его талию, после чего скользнула ниже, и тут ее движения стали куда менее уверенными, словно Скалли колебалась, не зная, что ей делать дальше.

Тогда Малдер взял ее руку в свою и, направив под резинку боксеров, услышал, как она судорожно втянула воздух, нащупав доказательство его более чем очевидного желания. Он вновь коснулся губ напарницы, каждой клеточкой своего тела ощущая ее нежные прикосновения к своей пульсирующей плоти.

Желая разделить с Даной испытываемое им удовольствие, Фокс запустил ладонь ей в трусики и погладил скрытые под ними мягкие завитки. Мгновение спустя он скользнул в нее двумя пальцами, к немалому своему удовольствию обнаруживая, что она уже была влажной и более чем готовой для него. Услышав ее приглушенный вскрик, Малдер улыбнулся и поцеловал напарницу, языком повторяя действия своих пальцев. Другой рукой он вновь стал поигрывать с ее сосками, осторожно массируя мягкие округлости грудей и наслаждаясь теми вздохами и стонами, что порождали в Скалли эти интимные ласки.

***************
Дана не в состоянии была ни думать, ни дышать, ни даже шевелиться, полностью сосредоточившись на захлестывающих ее потоках желания. Она отпустила член Малдера, будучи не способной сконцентрироваться ни на чем, кроме потрясающего ощущения его пальцев, которые медленно двигались внутри нее, всякий раз задевая пульсирующий комочек нервов и делая ее совершенно беспомощной: Малдер словно полностью поглотил ее, подчинив своей воле с помощью этих действий и всепоглощающей, обволакивающей сознание нежности.

Внезапно он убрал другую руку с груди напарницы и, потянув за ткань трусиков, стянул их с ее бедер. Стоило ей лишиться этого последнего предмета одежды, как Дану охватили противоречивые эмоции: она одновременно почувствовала себя уязвимой и в то же самое время полностью защищенной. Фокс начал с удвоенной энергией ласкать ее, и она вновь протяжно застонала, отчаянно желая большего и испытывая поистине ошеломляющую потребность в напарнике, которую прежде и вообразить себе не могла. Ей вдруг нестерпимо захотелось услышать звук его насыщенного, глубокого голоса, и она обратилась к нему со словами, которые прозвучали слабо даже по ее собственным меркам:

- Малдер… поговори со мной…

- Что… что мне сказать…

- Мне нужно… слышать твой голос…

Фокс наклонился ближе и принялся тихо нашептывать ей на ухо, ни на мгновение не прекращая своих поглаживаний глубоко внутри ее тела и тем самым доводя Дану до такого состояния, что ей всерьез стало казаться, будто она вскоре не выдержит и рассыплется на тысячу осколков от переполнявшего ее наслаждения.

- Стоит ли мне сказать, как ты прекрасна?

- Да…

- Стоит ли мне сказать, как сильно я хочу тебя? Как сильно ты мне нужна?

- Да…

- Стоит ли мне сказать, как именно я хочу тебя ласкать? Как я мечтаю прикасаться к тебе?

- Да….

- Вот так… и так…

- О-о…

***************
Последняя ее реакция, походившая скорее на протяжный вздох, чем на связный ответ, окончательно лишила Малдера способности сдерживаться: он принялся еще быстрее двигать пальцами, ощущая, что его стремление доставить удовольствие Скалли оказывается в буквальном смысле слова сильнее потребности в дыхании. Будучи просто опьяненным близостью напарницы и тем, как она извивалась и стонала от его прикосновений, Фокс просто не мог оторвать от нее взгляда: от ее плотно закрытых глаз, опущенных темных ресниц и маленьких капелек пота на лбу, которые он слизнул языком. Малдер продолжал шепотом объяснять ей свои действия, в то время как его пальцы ни разу не сбились с установленного ритма.

Догадавшись по ее ярко вспыхнувшим щекам и слегка приоткрытым, словно бы в ожидании поцелуя, губам, что Дана скоро кончит, Фокс охотно ответил на этот безмолвный призыв, погрузив язык в теплые влажные глубины ее рта, и, одновременно нащупав ее клитор, легонько его сжал. В этот момент она громко выкрикнула его имя, так что звук ее голоса, гулким эхом отозвавшись в ушах Малдера, волной прокатился по всему его телу. Крепко держа напарницу в объятиях, пока она дрожала в пароксизмах наслаждения, он невольно поразился продемонстрированному ею безоговорочному доверию к нему и тому, что Скалли позволила себе настолько расслабиться и полностью отдаться ему на милость.

Прошло несколько долгих секунд, показавшихся им обоим вечностью, прежде чем она окончательно расслабилась, но Фокс по-прежнему не отстранился и не извлек пальцы из ее лона. Он нежно поцеловал напарницу, покачивая ее и попеременно бормоча ее имя вместе с бесконечным списком всевозможных ласковых слов, которые в состоянии был вспомнить его затуманенный страстью разум.

***************
Медленно придя в себя, Скалли вновь осознала прикосновения Малдера, крепко обнимавшего ее, и услышала его тихий шепот:

- … Дана… милая, родная, ангел…

Она удовлетворенно вздохнула и, словно кошка, потерлась головой о его грудь.

- Добро пожаловать назад.

- Скучал по мне? – слабо пробормотала Скалли.

- Я ничего не пропустил, - заявил Малдер, запечатлевая легкий поцелуй на ее щеке.

Она протестующе простонала в ответ, когда он наконец убрал руку, и, нащупав его плечи ладонями, уперлась в них для баланса, чтобы усесться напарнику на колени и, вновь тесно прижавшись к нему, избавиться от внезапно охватившего ее чувства потери. Опустив голову на грудь Фоксу, так что ее макушка оказалась у него под подбородком, Дана томно потянулась, скользя вдоль всей длины его тела, и в ответ он обхватил ее за талию, привлекая еще ближе к себе. Твердый эрегированный член Малдера упирался ей в живот сквозь тонкую ткань боксеров, и Скалли призывно подвигала бедрами, с удовольствием ощущая это красноречивое свидетельство его желания.

Напарник издал низкий раскатистый стон, и, довольная произведенным эффектом, Дана, улыбаясь, повторила свое соблазнительное движение.

- Мммммм, - протянула она. – Так гораздо удобнее, чем на полу. Думаю, что смогу проспать здесь всю ночь.

Не добившись от него ответа, Скалли вновь дразняще покрутила бедрами, и на этот раз услышала задыхающийся, будто от недостатка воздуха, шепот Малдера:

- Я… я полагаю, тут найдется место и поудобнее…

- Правда? – Она слегка прикусила кожу на шее Фокса, упиваясь своей неожиданно приобретенной властью. – И где же это? – C этими словами Дана принялась раскачиваться – агонизирующе медленно, словно не обращая внимания на его бешено колотящееся сердце.

- О-о… если ты сейчас же не прекратишь… то мы никогда туда не доберемся.

***************
Скалли слегка приподняла голову и одарила Малдера такой манящей и в то же время загадочной улыбкой, что ему стало абсолютно неважно, что ее «прицел» оказался слегка сбитым. Боже, как же он хотел эту женщину…

С трудом совладав с охватившим его трепетом, Фокс выскользнул из-под Даны и, наклонившись, взял ее на руки. В несколько коротких шагов он достиг кровати и, откинув одеяло, уложил свою драгоценную ношу поверх простыней, после чего избавился от боксеров и снова повернулся лицом к напарнице.

Лежа абсолютно неподвижно, с полуприкрытыми глазами и рассыпавшимися по подушкам темными локонами, она являла собой поистине умопомрачительное зрелище, и Малдер замер, упиваясь открывшимся ему видом стройного тела Скалли с его плавными линиями и изгибами. Внезапно у него возникло ощущение, словно чья-то невидимая ладонь сжала его сердце, колотившееся с невиданной прежде силой, а из легких будто выкачали весь воздух, отчего ему приходилось буквально заставлять себя дышать. Если бы можно было, вдруг пришло Малдеру на ум, заставить замереть это мгновение, когда его до краев переполняло сладостное предвкушение, навеки запечатлеть предельную отчетливость этого момента и изысканно-мучительного желания обладать ею...

***************
Простыни приятно холодили разгоряченную кожу, однако остудить лихорадочно-возбужденный разум было куда как сложнее. Тело Скалли покалывало везде, где напарник прикасался к ней, при этом остро нуждаясь в большем – нуждаясь в нем с отчаянной, почти болезненной жаждой. Она ощущала, что он находится рядом, около постели, однако не торопится приблизиться к ней, и ее вновь окатила волна подстегиваемого нетерпением желания.

- Малдер, - прошептала Дана, - что ты там делаешь?

- Смотрю на тебя, - низким, глубоким голосом ответил он.

Это признание неожиданно смутило ее.

- В комнате… в комнате светло? – запинаясь, спросила Скалли.

- Да, лампа рядом с креслом включена. Тебя это беспокоит?

Ей казалось, что она может физически чувствовать, как пристальный взгляд напарника скользит по ее телу, не оставляя без внимания ни дюйма ее кожи, проникая вглубь и словно бы завладевая ею. Странно было испытывать это на себе и даже больше того – знать, что он так откровенно и беззастенчиво ее разглядывает, и не иметь возможности ответить ему тем же. В то же самое время что-то в самом факте того, что Малдер хотел смотреть, и в провокационном тоне его голоса заставляло Скалли ощущать себя неоспоримо, невероятно сексуальной и желанной.

- Нет… - соблазнительно и маняще промурлыкала она в ответ, пытаясь заглушить неистовый стук сердца. – Если только ты все-таки собираешься предпринять более активные действия…

Игривое поддразнивание оказало на Малдера именно такой эффект, как Скалли и рассчитывала - он издал низкий, животный рык и, стремительно опустившись на постель рядом с ней, сжал ее в железных объятиях. При всей своей яростности, неистовости, напористости и почти агрессивности его поцелуи были наполнены нежностью, которую Дана привыкла ассоциировать с прикосновениями напарника. Она не менее страстно поцеловала его в ответ, стремясь не только ощутить, но и попробовать на вкус каждый дюйм его тела, поглаживая Фокса по спине и прижимаясь к нему так сильно, словно стремясь неразрывно слиться с ним в единое целое. Некоторое время спустя оторвавшись от ее рта, он переключился на шею, слегка прикусывая и посасывая нежную кожу. Горячий член напарника, более не стесненный одеждой, уперся ей в бедро, и, задрожав от желания, Дана обхватила его ладонью и принялась поглаживать.

***************
Малдер закусил губу, чтобы заглушить рвущийся наружу крик, но, несмотря на все предпринятые им усилия совладать с собой, не мог сдержать низкого стона. Переживая невероятное, никогда прежде не испытанное возбуждение от прикосновений напарницы, он грубо обхватил ее голову руками, зарываясь пальцами в ее волосы, и, прочно удерживая Скалли на месте, резко проскользнул языком ей в рот. Было просто невероятно чувствовать ее гибкое, податливое тело, извивающееся под ним и все сильнее распалявшее его страсть. Невзирая на свой маленький рост и кажущуюся хрупкость, она обнимала его с силой и неистовством, о существовании которых Фокс даже и не подозревал.

«Сейчас, сейчас, сейчас», - словно бы подгонял его рассудок, и он попытался сосредоточиться, удержаться на краю, хотя весь мир, казалось, бешено вращался вокруг, а волна сладостных ощущений грозила поглотить его с головой.

- О… Малдер…

В перерывах между неистовыми поцелуями она кое-как сумела прошептать имя напарника слабым, задыхающимся голосом, и этого оказалось достаточно, чтобы избавить его от остатков сдержанности.

- Дана… пожалуйста…

По-прежнему не прекращая своих нежных, но уверенных поглаживаний, Скалли выгнулась под ним и, шире раздвинув ноги, стала направлять его член в себя. Она застонала, и Малдер повторил ее движение, не в силах побороть дрожь от соприкосновения с ее влажными завитками. Одним резким, скользящим толчком он проник в нее, порывисто вздохнув, когда его член до самого основания погрузился в тело напарницы.

***************
Стоило ему стремительно войти в нее, как Дана невольно втянула воздух из-за вспыхнувшей на мгновение боли, которая, впрочем, тут же растворилась в потоке удовольствия, как только член Малдера пронзил ее, буквально вдавливая в матрас. Когда Фокс вновь поцеловал напарницу, она обвила его ногами за талию, устремляясь ему навстречу, и скрестила лодыжки у него за спиной, чтобы прижаться как можно теснее.

Сознание будто заволокло плотным туманом наслаждения, отчего Скалли осознавала лишь близость Малдера и исходившее от него тепло, которые внезапно заставили ее почувствовать себя завершенной, цельной, словно она обрела то, чего ей так недоставало, даже не понимая, что прежде была этого лишена. И сейчас, наконец найдя это, Дана ненасытно стремилась к обладанию большим.

Несколько секунд Малдер лежал, не шевелясь, не меньше Скалли потрясенный теми эмоциями, что вызвало в них обоих столь долгожданное единение. Затем он начал двигаться – поначалу медленно, но потом со все возрастающей скоростью и интенсивностью, так что все ее тело стало раскачиваться от силы его толчков. Крепко держась за напарника, Дана ощутила, как мускулы его спины перекатываются под ее ладонями в такт с заданным им ритмом, и, чувствуя стремительное приближение повторного оргазма, сжала внутренние мышцы в предвкушении неизбежной кульминации.

***************
Внутри нее было так приятно - горячо, влажно и тесно, что Фоксу захотелось полностью раствориться в ней, навсегда исчезнуть в этих теплых темных глубинах. Поглощенный подобными мыслями, он продолжил двигаться, на миг отстраняясь, чтобы тут же вернуться, еще глубже проникая в нее со следующим толчком. Все это время Скалли издавала хриплые крики, перемежавшиеся со стонами удовольствия, которые лишь сильнее распаляли его жажду обладания. Ему казалось, что он сходит с ума от желания, остро осознавая каждое ее действие, каждый звук, что она испускала в порыве страсти.

Напарники не испытывали ни неловкости, ни колебаний, словно уже давным-давно заучили шаги этого древнего танца, и в какой-то степени так оно и было. Разделить со Скалли подобную близость, соединиться с ней теперь еще и телесно, ведь во всех остальных смыслах они уже и так оказались неразрывно соединены, представлялось Малдеру абсолютно правильным. Этот акт походил на недостающий кусочек паззла, который они пытались собрать в течение нескольких лет, и подобная синхронность представляла собой лишь совершенно естественное физическое продолжение некогда уже свершившегося слияния их разумов и душ.

Эти мысли пронеслись в голове Фокса со скоростью звука, и вскоре даже фрагменты связных рассуждений потонули в водовороте чувственных ощущений и эмоций. Малдеру отчаянно захотелось поведать Скалли эти внезапно открывшиеся ему истины, облечь в слова свои страсть, потребность и любовь; объяснить ей подсознательную уверенность в том, что им суждено было обрести друг друга, и каждый день с тех пор, как они пришли в этот мир, был подобен ступеням лестницы, ведущей их к данному моменту. И тем не менее Малдер не мог подыскать нужных слов…

***************
Не обращая внимания на дрожь и боль в мышцах, возникшую от того, что она слишком крепко цеплялась за напарника, Скалли продолжала из последних сил обнимать его, словно боясь сорваться с края и упасть в бездну, если его не будет рядом. Руки Малдера сжимали ее подобно стальным кольцам, своими прикосновениями обжигая ее и без того разгоряченную кожу. Несмотря на все ускорявшийся темп, его толчки не утратили ни глубины, ни силы, и, наклонив голову, Фокс отчаянно поцеловал Дану. Она слышала его прерывистое дыхание, когда он судорожно хватал ртом воздух, и влажные звуки, производимые их соприкасающимися телами, которые то встречались, то отстранялись друг от друга, чтобы через мгновение соединиться вновь, упиваясь запахом, вкусом и ощущением Малдера, буквально обволакивавшими ее, пока он двигался сверху, вокруг и внутри нее…

Плотно зажмурившись, она отчаянно попыталась представить его себе, призывая на помощь как хранящиеся в глубинах ее памяти образы напарника, так и те, что ей доводилось видеть лишь во снах; стараясь вообразить, как он, должно быть, выглядит в этот миг, и то, как смотрит на нее, когда от неминуемого оргазма ее отделяют лишь считанные секунды…

***************
Малдер все же не потерял надежду найти нужные слова, чувствуя, что просто обязан их произнести.

- Дана… Дана… послушай меня…

***************
Охрипший и скрипучий, словно наждачная бумага, голос напарника дрожал от переполнявших его эмоций, и честно пытаясь осознать то, что он старается до нее донести, Скалли ощутила себя на самом краю...

- Я… я слушаю… о-о… - с трудом найдя в себе силы для ответа, произнесла она.

***************
Он должен был это сказать, причем именно сейчас, прежде чем способность связно выражать свои мысли не отказала ему.

- Дана… я люблю тебя… о, Боже… я люблю тебя…

***************
Его признание эхом отозвалось во всем ее теле, когда Скалли наконец достигла экстаза, и ее сознание поглотила вспышка настолько мощная и яркая, что казалась почти ощутимой. Чувствуя себя так, словно распадается на тысячу осколков, Дана отчаянно выкрикнула:

- Малдер… я… люблю… тебя…

****************
Протяжно простонав, он позволил себе распрощаться с остатками самоконтроля и тут же последовал за ней, ощущая, как все его тело сотрясается от умопомрачительного оргазма. После Фокс еще долго удерживал напарницу в объятиях в ожидании того, как последние волны схлынут, оставив его совершенно изможденным, но полностью удовлетворенным.
«… Я буду с тобой сегодня
И даже за тысячу миль
Я тебя никогда не покину
И с тобою навеки оставлю
Частицу своей души
Частицу жизни своей
Охотно тебе вручу
Возьми же ее скорей…»
Melissa Etheridge
 
MrsSpookyДата: Пятница, 2013-02-15, 12:18 PM | Сообщение # 142
Охотник
Группа: Орден Фикрайтеров
Сообщений: 876
Репутация: 20
Статус: Offline
***************
В ПОЕЗДЕ 7/10

Впоследствии они лежали молча, сплетясь в тесном объятии и стараясь совладать со сбившимся дыханием, которое было единственным звуком, помимо стука колес, нарушавшим царившую в купе тишину. Малдер крепко прижимал к себе Скалли, наслаждаясь ощущением ее обнаженной спины, касавшейся его груди, и тем, как ее попка отлично вписывалась в изгиб его паха. Внезапно легкая дрожь прошла по ее телу, и он повыше подтянул одеяло, прежде чем вновь положил руку ей на живот.

- Вряд ли я позволю тебе впредь носить одежду, Скалли, - прошептал Малдер, целуя ее в плечо. – Так приятно чувствовать тебя, когда между нами нет этой преграды.

- М-м-м… - пробормотала она и, положив ладони на его руки, придвинулась к напарнику еще ближе. – В таком случае мне будет ужасно холодно.

- Уверен, мы что-нибудь придумаем, - ответил Фокс, убирая прядь волос с основания ее шеи. Он провел по ней пальцем, вспоминая, когда впервые коснулся этого места на теле напарницы, и о своих чувствах к ней, которые имелись у него уже тогда. Она довольно вздохнула, и Малдер повторил свое действие, на этот раз губами. – Приятно?

- Да… только я подумала о том, каково было бы без бороды.

Он сделал вид, что обиделся на ее слова, изобразив недовольный стон.

- Умеешь же ты испортить настроение.

Рассмеявшись в ответ, Дана перевернулась и, наградив напарника улыбкой, погладила его по щеке.

- Я же не сказала, что мне не нравится, Малдер… просто стало любопытно, вот и все.

Он пытался выдать какое-нибудь остроумное замечание, однако ее вид внезапно заставил его позабыть все слова. Скалли казалась невероятно привлекательной… и, так или иначе, теперь она принадлежала ему, предпочтя быть с ним. Сама эта мысль заставила его сердце болезненно сжаться в груди.

Малдер нежно поцеловал ее в лоб, и Скалли почувствовала, как по спине пробежала приятная дрожь. То, как он дотрагивался до нее, как обнимал и говорил с ней… все это помогало Дане ощущать себя особенной, словно она была сокровищем, которым надо дорожить. И впервые с того рокового взрыва она не думала о себе, как о неполноценной, как если бы какая-то важная ее составляющая отсутствовала. Малдер вернул то, что, как ей казалось, было утрачено навсегда, и эта его способность не переставала поражать ее.

Скалли накрыла его губы своими, стараясь передать напарнику испытываемую ею благодарность и показать, насколько она ценит то, что он никогда не воспринимал ее иначе, чем как полностью дееспособную личность, равную ему во все отношениях. Малдер с готовностью ответил на поцелуй, после чего Дана слегка отстранилась и опустила голову ему на грудь. С трудом преодолевая сонливость, хотя все ее тело как будто налилось свинцом от усталости, она заставила себя произнести следующие слова:

- Малдер… я действительно подразумевала то, что сказала тогда – я люблю тебя.

- О, Дана… - Его теплое дыхание коснулось ее уха. – Я тоже тебя люблю. Очень, очень сильно.

Обнадеженная искренностью, что звучала в его словах и ощущалась в крепких объятиях, Скалли наконец позволила себе погрузиться в сон.

***************
Утром она оказалась разбуженной поцелуем, в котором чувствовался едва различимый прохладный привкус мяты. Губы напарника нежно касались ее губ, когда он чуть слышно прошептал:

- Эй, соня… просыпайся…

Скалли лениво потянулась, по-прежнему лежа с закрытыми глазами и отчаянно надеясь, что, открыв их, сможет увидеть склонившегося над ней Малдера. Она ответила на поцелуй, наслаждаясь вызванным им ощущением, и протянула руки, чтобы дотронуться до напарника. Без труда разгадав ее намерения, он обнял Дану, к своему удивлению наткнувшуюся не на обнаженную кожу его груди, а на фланелевую рубашку.

- Малдер? – невнятным со сна голосом спросила она. – В чем дело? Почему ты уже оделся?

Он опустился рядом с ней на кровать, положив голову на подушку, так что его влажные после душа волосы задевали ее лицо.

- Потому что собираюсь сойти на станции в город – поезд прибудет в Эль-Пасо через десять минут.

- М-м-м… - Она потерлась о его щеку своей, с удовольствием вдыхая исходивший от него запах свежести и чистоты. – Почему ты меня не разбудил?

- Ты так мирно спала, - нежно поцеловав ее, пояснил Фокс. – И, кроме того, остановка не займет много времени – всего сорок пять минут. Я управлюсь гораздо быстрее, если ты останешься здесь.

При этих словах Скалли слегка нахмурилась, однако эта гримаса ничуть не умалила ее красоты в глазах Малдера.

- Ты меня бросаешь?

- Ни за что, - клятвенно пообещал напарник, выпрямляясь, чтобы иметь возможность получше ее рассмотреть. Она выглядела совершенно очаровательно, напомнив Фоксу обнаженную темноволосую сирену, закутанную в белоснежные хлопковые простыни, и он почувствовал напряжение в паху, заставившее его всерьез усомниться в том, а так ли уж ему необходимо отправиться в город. – Я одержим тобой, Дана Кэтрин Скалли.

Ее губы изогнулись в дразнящей улыбке.

- В самом деле?

- Да, - честно ответил Малдер. – Отныне и навсегда. – И как и предыдущим вечером поспешил доказать эти заверения поцелуями.

Еще ослепительнее улыбнувшись напарнику, Скалли приподняла бровь в своем коронном жесте, который неожиданно приобрел новое, игривое значение. Она нашла его грудь руками и принялась расстегивать пуговицы на рубашке.

- Ну, если это действительно так, то, возможно, тебе стоит вернуться обратно в постель и подкрепить свои слова делом.

Ее прикосновение еще сильнее возбудило Малдера, и он ощутил почти непреодолимый соблазн сдаться ей на милость, но прозвучавший в этот момент гудок поезда вернул его обратно в реальность, напомнив о стоявшей перед ним задаче.

- С превеликим удовольствием, - заверил ее Фокс, - но когда-нибудь мы проголодаемся и по еде, а если я не заберу оставленные для нас Стрелками деньги, нам придется поработать посудомойками, чтобы за нее заплатить.

- Тут ты прав, - со вздохом признав правоту напарника, Скалли притянула его для еще одного поцелуя. – Главное не задерживайся.

- Не буду, - пообещал он, с готовностью отвечая на поцелуй и спрашивая себя, как ему удастся пережить следующие сорок с небольшим минут вдали от нее. – А ты не открывай дверь никому, кроме меня.

Она кивнула и, зевая, вновь откинулась на подушку. Нежно погладив ее по щеке, Малдер поднялся с кровати, застегнул распахнутую рубашку, после чего, взяв со столика пистолет, заправил его за пояс джинсов и накинул куртку. Уже подойдя к выходу из купе, он обернулся и спросил напоследок:

- Тебе нужно что-нибудь купить?

- Нет…

- Ладно. Я быстро, - пообещал Фокс и, бросив последний взгляд на напарницу, закрыл за собой дверь.

***************
Эллиот вышел из своего купе, зевая так широко, что у него даже слезы на глаза навернулись. Боже, как же он ненавидел раннее утро, когда весь его мыслительный процесс сводился к тому, чтобы как можно скорее выпить чашку кофе. Не в состоянии думать ни о чем другом, он, едва волоча ноги, поплелся по коридору в сторону вагона-ресторана.

- Доброе утро, Эллиот, - поприветствовал его бодрый голос Рика, следовавшего за ним с приветливой улыбкой на лице.

- Доброе, - ответил молодой человек, замедлив шаги, чтобы Рик мог без труда его догнать. – Как спалось?

Улыбка Рика стала еще шире.

- Отлично, а вам?

- М-м-м… - Эллиот снова отчаянно зевнул. – Тоже… но я заработался, а потому лег довольно поздно. Думаю, без кофе мне не обойтись. Вы направляетесь завтракать?

- Нет, - покачав головой, ответил Рик. – Мне надо съездить в город, уладить кое-какие дела.

- Ладно, тогда увидимся позже, - сказал Эллиот, останавливаясь на пересечении двух коридоров, один из которых вел в вагон-ресторан.

Рик кивнул.

- До скорого, - попрощался он и затем, чуть помедлив, добавил: - О, Эллиот?

- Да?

- Спасибо за книгу. – Его широкая веселая ухмылка приобрела оттенок хитроватой самоуверенности, и, не дожидаясь ответа, Рик прошел мимо него и направился дальше по коридору. Сбитый с толку этими словами, Эллиот озадаченно посмотрел ему вслед, а затем провел рукой по взъерошенным волосам и пошел своей дорогой.

***************
Получить посылку от Стрелков в офисе «Федерал Экспресс» оказалось даже проще, чем Малдер поначалу рассчитывал. Она ожидала его в специальном окошке в станционном отделении на имя Рика Стюарта, и проездной билет послужил достаточным удостоверением личности, позволяющим ее забрать.

«Очень удобно», - подумал Фокс, открывая упаковку на выходе из вокзала. Внутри, как и было обещано, находились водительские права на имена Рика и Лизы Стюарт. Фотографии представляли собой копии с тех снимков, что они со Скалли сделали в фотомастерской в Огайо около двух месяцев назад, сразу после побега из Вашингтона. Прочитав имевшуюся в этих конкретных удостоверениях информацию о том, что Стюарты являлись жителями Орландо, штат Флорида, Малдер усмехнулся - он ненавидел Флориду. Однако надо отдать Стрелкам должное – они проделали просто фантастическую работу: ламинированное покрытие было поистине безупречным, и, вне всяких сомнений, данные удостоверения выдержат даже самую тщательную проверку.

Малдер вытащил из бумажника старые права на имя Рика Уайлдера и заменил их на новые. После нескольких неудачных попыток он все же сумел разорвать жесткую картонку на четыре части, намереваясь выкинуть их в разные мусорные баки по дороге. Положив в карман новое удостоверение Скалли, Фокс напомнил себе уничтожить прежнее, как только вернется на поезд.

Выполнив эту часть плана, он сверил данный ему проводником адрес офиса «Вестерн Юнион» с уличным знаком и, сориентировавшись на местности, продолжил свой путь.

***************
Скалли глубоко вдохнула и усилием воли заставила себя проявить терпение. «Ты знаешь, что она здесь, - напомнила себе Дана, - просто не торопись».

В конце концов ее усилия оказались вознаграждены - медленно водя руками по столу, она все-таки нащупала неуловимую расческу и принялась расчесывать мокрые волосы, вздрагивая от боли всякий раз, когда натыкалась на спутанные пряди. Хотя Скалли испытывала весьма сильный соблазн дождаться возвращения Малдера в постели, она тем не менее вынуждена была признать, что принять душ оказалось почти столь же приятно. Вскользь подумав о том, как долго его уже нет, Скалли в очередной раз пожалела, что не имеет часов, на которых о положении стрелок можно судить на ощупь. Она улыбнулась, вспомнив попытку напарника извлечь крышку ее наручных часов, которые были на ней во время побега из Вашингтона, чтобы таким образом предоставить ей возможность узнавать время, касаясь циферблата. Его благие намерения в конечном итоге привели к тому, что он умудрился разбить не только крышку, но и сам механизм, и они не стали тратить деньги на покупку новых.

Одевшись и закончив расчесывать волосы, Скалли приступила к кропотливому поиску обуви, запоздало посетовав на то, что не оставила ее в каком-то определенном месте. Она нашла свои кроссовки неподалеку от кресел, в углу, рядом со сбросанной в кучу одеждой, от которой они с Малдером поспешно избавились предыдущим вечером. На мгновение позабыв о них, Дана принялась рыться в этой бесформенной куче, пока не наткнулась на свитер напарника. Она поднесла его к лицу и глубоко вдохнула оставшийся на нем запах, наслаждаясь воспоминаниями о том, что произошло между ней и Малдером несколькими часами ранее.

Устыдившись своего поведения, делавшего ее похожей на влюбленную девочку-подростка, Скалли смущенно вспыхнула и поспешила отложить свитер. Она завязала шнурки на теннисных туфлях и, собрав одежду, бросила ее на кровать, после чего заняла себя аккуратным ее складыванием, не без удовольствия обнаружив, как ловко у нее это получается.

Когда Дана нащупала джинсы Малдера и попыталась их сложить, то наткнулась на какой-то твердый предмет в заднем кармане и, засунув туда руку, к немалому своему удивлению обнаружила диск. «Хорошо, что мы не сдали джинсы в стирку», - подумала Скалли, переложив маленький круглый предмет в свой собственный карман. Покончив с уборкой, она подошла к одному из кресел и, откинувшись на подушки, принялась ждать возвращения напарника.

***************
Пэм вновь покосилась на сидевшего на пассажирском сиденье Марти и нахмурилась.

- Не понимаю, что ты под этим подразумеваешь, - заявила она. – У тебя было множество возможностей все исправить и помириться с ней.

- Слушай, - возразил ее напарник, - она чокнутая. Совершенно невменяемая, буйнопомешанная сумасшедшая. Помнишь Гленн Клоуз из того фильма? Ее героиня явно была списана с Джули, я в этом нисколько не сомневаюсь.

Пэм крутанула руль влево, свернув на очередном перекрестке. «И зачем ты только пытаешься что-то доказать?» – раздумывала она, проводя рукой по своим коротким темным волосам.

– Ты просто пещерный человек, Марти, - со вздохом ответила девушка, недоумевая, почему вообще пробует достучаться до него, заступаясь за женщину, которую едва знает. – Складывается такое ощущение, что тебе нужна самка, которая, будучи постоянно беременной и прикованной к плите, станет подносить тебе пиво, пока ты смотришь футбольные матчи по вечерам понедельников.

- Эй! – возмущенно воскликнул парень. – Это не так. – И после паузы, необходимой, чтобы отхлебнуть кофе, поддразнил: - Меня и дома-то не бывает в понедельник вечером. Я работаю – с тобой, между прочим.

- Как мило, - сухо прокомментировала Пэм. – Может, это означает, что Джули повезло.

- Стерва.

На светофоре загорелся красный, и, затормозив, Пэм повернулась, чтобы заглянуть в глаза напарнику.

- Ублюдок, - шутливо бросила она в ответ, и они оба разразились веселым смехом. При всей его чисто мужской самоуверенности, рожденной ложным чувством превосходства, Пэм признавала, что с ним частенько бывало очень весело. А учитывая, как много времени им приходилось проводить вместе, она осознавала, что все могло сложиться гораздо хуже. Люди называли их близнецами Боббси [прим. пер. - две пары близнецов, Берт и Нэн, Фредди и Флосси, персонажи многочисленных книг для детей Лоры Ли Хоуп [Hope, Laura Lee] (псевдоним писателя Э. Стрэтимейера [Stratemeyer, Edward ]), написанных с 1904 по 50-е годы. В переносном значении - два человека, которые думают и поступают одинаково], потому что внешне они и вправду походили на брата и сестру, да и вели себя друг с другом соответственно. За этими их спорами и непринужденным перебрасыванием остротами крылась глубокая, прочная дружба, и Пэм была искренне благодарна судьбе за такого напарника.

- Слушай, - не отставал Марти, - то, что ты не можешь удержать мужчину, еще не дает тебе права меня пилить.

- О-о… - угрожающе понизив голос, протянула девушка. – Для твоего же собственного блага я бы не советовала тебе углубляться в обсуждение этой темы.

Парень усмехнулся.

- Ладно, ладно. Давай заключим перемирие. Как насчет еще кофе?

Пэм проверила стаканчик, закрепленный в держателе на приборной доске, и обнаружила, что он почти пуст.

- Если ты покупаешь.

Когда он согласно кивнул, она вновь завернула за угол и припарковалась у тротуара, после чего они одновременно выбрались из машины и направились к продуктовому магазину. По дороге Марти выкинул пустые стаканчики в мусор, ни на секунду не прекращая свой обычный бесконечный монолог, который Пэм по давно сложившейся привычке пропускала мимо ушей, вместо этого думая о брошенном им ранее замечании.

Надо признать, что в нем была доля правды. Прошел почти год с тех пор, как она рассталась со Стивом, и, даже осознавая, что стиль ее жизни отнюдь не способствует созданию прочных, серьезных отношений, Пэм все же не верила, что найти подходящего мужчину так уж трудно, тогда как Марти, напротив, кажется, менял подружек чаще, чем нижнее белье. Эта мысль повеселила ее, заставив усмехнуться, и девушка прикусила губу, чтобы ненароком не рассмеяться вслух.

В этот момент из магазина с противоположной стороны улицы вышел мужчина, и Пэм окинула его так называемым Беглым Взглядом, от которого, однако, ничто не могло ускользнуть. Незнакомец был высоким, темноволосым, носил бороду и обладал отличной фигурой, выгодно подчеркнутой одеждой. Он не замечал ничего вокруг, будучи целиком и полностью поглощенным содержимым конверта у него в руках. «Симпатичный», - вскользь подумала Пэм, продолжая идти рядом с напарником.

- В общем, я сказал ей, что позвоню, но сейчас уже не так в этом уверен, - отрывок из несмолкающей болтовни Марти зарегистрировался в ее мозгу, однако девушка не обратила на его слова никакого внимания. Было в том парне что-то такое, что не давало ей покоя, что-то знакомое…

И внезапно она вспомнила оповещение, которое вчера распространили по участку – перед ее мысленным взором ясно предстала фотография и текст под ней. Схватив напарника за руку, чтобы заставить его, наконец, заткнуться, Пэм извлекла пистолет из кобуры и резко развернулась.

***************
- Полиция! Не с места!

Когда эти слова достигли слуха Малдера, он инстинктивно замер, парализованный властностью произнесшего их голоса и стоявшим за ними значением. Казалось, время остановилось, и сам он двигался будто в замедленной съемке, переводя взгляд туда, откуда раздался окрик.

Напротив него через улицу стояла женщина-полицейский, которая, крепко обхватив обеими руками направленный прямо на него пистолет, приняла классическую «стрелковую» позу. Ее напарник, коренастый мужчина, как раз доставал свое собственное оружие, а пешеходы на обоих тротуарах застыли, испуганные разворачивающимися перед ними событиями.

В течение долгого момента Малдер, не отрываясь, смотрел на женщину, чувствуя, как его переполняют напряжение и паника – видимо, именно такое ощущение возникает у оленя, застигнутого фарами стремительно приближавшейся машины. Он даже не заметил их и теперь корил себя за подобную беспечность, недоумевая по поводу того, как можно было быть таким рассеянным идиотом, позволив себе расслабиться и тем самым допустить роковую ошибку…

Но вот, наконец, женщина шагнула в его сторону, и, повинуясь животному инстинкту, приказывавшему ему спасаться, Малдер бросился наутек.

- Я сказала: не с места! – летело ему вслед, однако он, не придав значения ее предупреждению, уже несся вперед, лавируя среди зевак. – СТОЯТЬ!

Происходящее просто не укладывалось у него в голове… как такое могло случиться?? Он старался бежать быстрее, остро осознавая, что копы не отстают: звук их поспешных шагов звучал все ближе и ближе... Все было так легко… удостоверения, деньги… так легко. Слишком легко.

Вообще не представляя, куда направляется, Малдер резко завернул за угол, в отчаянии оглядываясь по сторонам и надеясь найти какое-нибудь, да что там - любое место, где можно спрятаться. У него имелось небольшое преимущество, заключавшееся в том, что хотя час был довольно ранним, улицы уже оказались наводненными людьми, а потому Фокс сомневался, что копы станут стрелять в него с довольно большого расстояния из опасения задеть случайного прохожего. Тем не менее они стремительно сокращали разделявшую их дистанцию, и он понимал, что если не придумает какой-нибудь план, причем быстро, для него все будет кончено.

Проигнорировав встречный поток транспорта, Малдер бросился на проезжую часть, слыша, как возмущенные водители принялись ожесточенно сигналить ему, когда он пересекал перекресток. Одна из машин не стала замедлять ход, проносясь мимо и при этом едва не сбив его, и, почувствовав, как сердце стремительно колотится в груди, Фокс осознал, что чудом избежал смерти. Другой автомобиль приближался с пугающей скоростью, и когда Малдер отскочил в сторону, до его слуха донесся пронзительный скрип тормозов и затем звук удара. Достигнув другой стороны улицы, он осмелился бросить быстрый взгляд через плечо и увидел, что этот маневр помог ему выиграть хотя бы немного времени: две машины врезались друг в друга, и хотя авария не казалась серьезной, она, однако, мгновенно создала затор, тем самым замедлив передвижения преследующих его копов.

Воспользовавшись этим шансом, Малдер завернул за угол и ринулся в переулок между двумя зданиями, подгоняемый одной-единственной, рожденной паникой, мыслью:

<Скаллинемогупозволитьимнайтиеенемогупозволитьэтомуслучиться>

В конце переулка, где обочина соединялась с улицей, имелось дренажное отверстие, и, вытащив из кармана новое удостоверение напарницы, Фокс выбросил его в темные глубины канализации, отправив следом билет. В данный момент его меньше всего волновало, как ему удастся снова попасть на поезд, если ему вообще посчастливится вернуться на станцию – Малдер сосредоточил всю свою умственную энергию на том, чтобы избавиться от улик, любых ниточек, которые могут вывести на ее след.

Выполнив эту задачу, он вновь сорвался с места, задыхаясь от быстрого бега. Фокс метался по улице в попытке отыскать подходящее место, чтобы спрятаться, но, как назло, крупные торговые центры еще не открылись, а больше раствориться в толпе и оторваться от копов было негде. Он слышал, как они кричат ему вслед, приковывая к нему внимание и предупреждая людей, тем самым лишая его возможности затеряться среди них.

Малдер свернул на очередном перекрестке, по дороге заглядывая в окна припаркованных у тротуара машин в тщетной надежде на то, что кто-нибудь забыл ключи в зажигании – в тщетной надежде, что ему удастся каким-то чудесным образом выбраться из этой переделки.

Снова донесшийся до него окрик женщины-полицейского на этот был наполнен нескрываемым гневом.

- СТОЯТЬ! – повторила она.

Разумеется и не подумав исполнять ее требование, Малдер добежал до конца квартала, буквально кожей чувствуя, что его догоняют и, завернув за угол, наткнулся на дуло пистолета второго полицейского.

- СТОЯТЬ! – заорал он. – Не двигаться, руки вверх!

Секунду спустя к ним присоединилась его напарница, и ее следующие слова прозвучали, как приговор, заставив Малдера похолодеть от страха.

- Вы арестованы!

Он медленно поднял руки, не сводя глаз с нацеленного на него оружия, тогда как его мозг до сих пор отказывался поверить в происходящее, не в состоянии осознать, как такое могло произойти. Пока мужчина-полицейский продолжал держать Фокса на мушке, женщина подтолкнула его дулом своего собственного пистолета.

- Лицом к стене, - велела она, и он нехотя подчинился, приложив обе ладони к холодному бетону. В следующее мгновение Малдер услышал звук убираемого в кобуру оружия, а затем безошибочный металлический перезвон наручников, которые женщина вытащила из-за пояса. – Вы имеете право хранить молчание, - провозгласила она, заводя ему руки за спину и надевая на них «браслеты». – Все, что вы скажете, может быть использовано против вас в суде…

Пока она продолжала зачитывать ему права Миранды, ее напарник передавал по рации просьбу о подкреплении. Ощущая, как тугие наручники впиваются в кожу, Фокс покорно выпрямился, лишившись способности и желания сопротивляться из-за охвативших его отчаяния и безысходности. Его обыскали, вытащив бумажник, пистолет и конверт с деньгами, который он незадолго до этого забрал из офиса «Вестерн Юнион», и только в этот момент Малдер внезапно осознал, что не взял с собой диск. «Должно быть, я оставил его в поезде», - ошеломленный этим открытием, подумал он и крепко зажмурился, когда его поглотила очередная волна неконтролируемого страха.

<ОДанаДанаДананетнетнет>


Сообщение отредактировал MrsSpooky - Пятница, 2013-02-15, 12:28 PM
 
MrsSpookyДата: Пятница, 2013-03-29, 12:27 PM | Сообщение # 143
Охотник
Группа: Орден Фикрайтеров
Сообщений: 876
Репутация: 20
Статус: Offline
***************
В ПОЕЗДЕ 8/10

Только услышав третий гудок, Скалли начала паниковать. Она уже достаточно много времени провела в поезде, чтобы знать, что первый из них означает десятиминутное предупреждение, второй – пятиминутное, а третий непосредственно предшествует отправлению со станции. И в самом деле, мгновение спустя Дана ощутила сотрясающую вибрацию вновь заведенного двигателя, когда состав тронулся с места и покатился по рельсам.

«Не волнуйся, - твердила она себе, пытаясь успокоиться. - Он, вероятнее всего, просто решил немного побродить по коридорам в одиночестве».
Впрочем, Скалли тут же отказалась от этой утешительной мысли, зная, что Малдер не стал бы нигде задерживаться, чтобы не волновать ее.

И все же ее разум отказывался поверить в то, что поезд мог отбыть без него, и Дана продолжила терпеливо ждать, сидя в кресле с подоткнутыми под себя ногами – ждать, когда напарник постучит в дверь.

Но этого так и не произошло.

Осознав, что поездка продолжается уже целых пять минут, Скалли стряхнула с себя оцепенение, поднялась и, приблизившись к двери, стала нащупывать кнопку вызова проводника. Когда ее поиски увенчались успехом, она трижды нажала на нее, чувствуя, как по спине пробежал ледяной холодок страха.

***************
Дверь в его офис открыл один из новичков, и Рассел Хэккет оторвал взгляд от изучаемых бумаг.

- Его доставили, сэр, - доложил молодой коп.

Расти [[прим. пер. - Расти (Rusty) переводится как ржавый] кивнул и, поднявшись на ноги, провел рукой по торчащим в разные стороны рыжим волосам, цвет которых и послужил источником его прозвища. Взяв документы с собой, он последовал за парнишкой через весь участок, на нижний этаж, где располагались камеры для задержанных.

Будучи шефом полиции Эль-Пасо, штат Техас, Расти Хэккет в основном имел дело с постоянным потоком буйных пропойц, время от времени – с незаконными эмигрантами и совсем уж редко – с убийцами. За семнадцать лет в правоохранительных органах, шесть из них в качестве шефа, ему ни разу не доводилось сталкиваться с задержанием федерального преступника.

«Все когда-нибудь случается в первый раз», - подумал он.

Расти приблизился к самой дальней камере и кивком головы поприветствовал стоявших на страже двоих офицеров. Один из них открыл внешнюю дверь, пропуская Расти внутрь, и как только она закрылась за ним, он еще некоторое время стоял, замерев, и внимательно наблюдал за расположившимся на койке человеком.

Даже при том, что мужчина сидел, Расти без труда определил, что тот высок и довольно худощав для своего роста. Заключенный носил короткую бороду, а его каштановые волосы, явно нуждавшиеся в стрижке, падали ему на лоб и закрывали уши. В целом, сходство с имевшейся в его деле фотографией было весьма условным, если не считать выражения глаз.

Мужчина поднял голову и пронзил незваного гостя острым, испытывающим взглядом – именно таким, какой смотрел на Расти с того снимка, что он держал в руке. Для него это послужило веским доказательством – даже более весомым, чем отпечатки пальцев – что человек в камере и в самом деле является Фоксом Уильямом Малдером.

***************
Некоторое время спустя до Скалли донесся стук в дверь купе, а затем жизнерадостный женский голос спросил:

- Есть кто-нибудь?

Соблюдая осторожность, Дана не спешила открывать, уточнив:

- Вы проводница?

- Да, - заверила ее женщина. – Меня зовут Шейла. Могу я вам чем-то помочь?

Немного поколебавшись, Скалли в конце концов медленно отворила дверь и услышала, как Шейла удивленно втянула воздух.

- Все в порядке, мэм? – спросила она.

- Мой… мой муж еще не вернулся. Я… опасаюсь, что он мог отстать от поезда.

Смущение проводницы было почти ощутимым.

- Вы уверены? Возможно, он просто где-то задержался по пути в ваше купе.

Скалли отрицательно покачала головой.

- Нет, я так не думаю. Это… это на него не похоже.

- Ну, такое не раз случалось прежде, особенно на столь коротких остановках, - сообщила Шейла, тихонько рассмеявшись. – Не сомневаюсь, что если он и вправду отстал от поезда, то уже сообщил об этом на станции в Эль-Пасо. Я могу проверить, если хотите.

- Это было бы чудесно, - ответила Дана, ухватившись за эту надежду, как утопающий за соломинку. – Если он в самом деле опоздал, то что тогда?

- Ну, - протянула Шейла, - вам проще всего дождаться его на следующей остановке. По этому маршруту позже вечером пойдет другой поезд – он сядет на него, и таким образом вы и встретитесь.

«Не так уж и трудно, - сказала себе Скалли. – Ты справишься». Вслух же она ответила:

- Отлично. Не могли бы вы уточнить, действительно ли все так и произошло?

- Конечно, - заверила ее проводница. – Я скоро вернусь.

Услышав звук удалявшихся шагов, Скалли закрыла дверь и прислонилась к ней со вздохом облегчения, от всей души надеясь, что предложенное проводницей объяснение отсутствия Малдера и в самом деле окажется верным.

****************
- Я хочу позвонить, - потребовал Малдер, не сводя взгляда с рыжеволосого офицера.

- Не могу вам этого позволить, - с характерным южным акцентом протянул тот. Судя по прикрепленному к его униформе значку, он принадлежал к высшим чинам, возможно, даже был здесь главным, и у Малдера зародилась слабая надежда на то, что ему удастся с ним договориться.

- Я знаю свои права, - возразил бывший агент, изо всех сил стараясь сохранять хладнокровие. – У меня есть право на один телефонный звонок и на адвоката.

Коп взмахнул зажатой в руке кипой бумаг и покачал головой.

- Это дело федерального значения, а потому находится вне моей юрисдикция как шефа местной полиции. – Он зачитал выдержку из текста на верхнем листе: – Беглецу не разрешается говорить ни с кем, помимо сотрудников правоохранительных органов. Телефонные звонки и прочие контакты строго запрещаются. – Офицер помедлил, водя пальцем по странице, а затем продолжил: - Здесь еще много чего говорится, но суть сводится к тому, что нам просто полагается держать вас под стражей, пока сюда не заявятся федералы.

Малдер ничего на это не ответил, судорожно обдумывая услышанное. Он не особо рассчитывал на то, что они позволят ему воспользоваться телефоном, и в любом случае это вряд ли бы оказалось хорошей идеей, как бы ему ни хотелось позвонить Стрелкам и каким-то образом предупредить их о том, что произошло.

Шеф наблюдал за ним сквозь прутья решетки с выражением, весьма похожим на любопытство.

- У тебя большие неприятности, парень, – наконец изрек он и, чуть помедлив, добавил: - Надеюсь, ты это осознаешь.

«Ты и понятия не имеешь», - мрачно подумал Малдер, чувствуя, как желудок сжимается от напряжения.

Коп провел рукой по своим коротко стриженым волосам.

- Они запретили мне вас допрашивать, да, по правде говоря, мне не очень-то и хотелось, но при этом задали вопрос, на который я не в состоянии ответить, а потому переадресую его вам.

Ни один мускул на лице Малдера не дрогнул, и он по-прежнему не произнес ни слова.

- Где она? Где девушка? – и после краткой паузы: - Что с ней случилось?

Невероятным усилием воли Фокс заставил себя не отводить взгляд, сдерживая готовый вырваться наружу крик и не выдавая переполнявшего его ужаса от того, что он этого не знает и что ему необходимо вернуться за ней – прямо сейчас, сию минуту.

<ДанаДанаДанаДанаДанаДана>

Ответом шефу стало гробовое молчание.

***************
Услышав повторный стук, Скалли подскочила с постели и быстро приблизилась к двери.

- Шейла? – позвала она, надеясь, что правильно запомнила имя проводницы.

- Да, - ответила та, и, открыв ей, Дана слегка запыхавшимся голосом спросила:

- Он на станции?

Женщина чуть помедлила с ответом, и, уже догадавшись о том, что ей предстоит услышать, Скалли распрощалась со своими робкими надеждами.

- Нет. По крайней мере, насколько нам известно – никто не обращался к дежурному в Эль-Пасо.

При этих словах Дана почувствовала, как ее понемногу начинают охватывать отчаяние и безысходность, однако сумела взять себя в руки.

- О… ну, тогда спасибо за проверку.

- Могу я еще что-нибудь для вас сделать? – голос Шейлы был наполнен беспокойством, и Скалли без труда заключила, что оно в большей степени продиктовано ее слепотой. – Уведомить кого-нибудь?

- Нет, нет… - натянуто улыбнувшись, покачала головой Дана. – Все в порядке… я встречаюсь со своей матерью в… - она помедлила, мучительно вспоминая зачитанное Малдером название города по пути следования поезда. – В Туксоне. Я встречаюсь с ней в Туксоне. А до той поры я как-нибудь продержусь.

Шейла молчала, и на мгновение Скалли поддалась панике, решив, что ее обман был слишком уж очевидным.

- Тогда ладно, - наконец ответила женщина. – Если вы уверены…

- Я… да, можете мне поверить.

- Хорошо. – Проводница явно колебалась, но, к счастью, не стала ни на чем настаивать. – Просто позвоните, если вам что-нибудь понадобится – я дежурю до конца дня.

- Спасибо, непременно, - поблагодарила Скалли. Захлопнув за Шейлой дверь, она вернулась обратно к кровати и буквально рухнула на нее, не в силах больше справляться с переполнявшим ее страхом.

**************
Мужчина продолжал упорно хранить молчание, и, поняв, что на ответ рассчитывать не приходится, Расти равнодушно пожал плечами.

- Неважно. Они и сами это выяснят.

Беглец наконец отвернулся от него и, откинувшись на койке, сложил руки на груди. «Вот и поговорили», - пришло на ум Расти, почувствовавшим себя, как на приеме у начальника: ему как будто дали понять, что аудиенция окончена и он может быть свободен.

Шеф развернулся к двери, бросив напоследок взгляд на заключенного. Было что-то в его позе, в том, как его тело оставалось напряженным даже в состоянии покоя, отчего у Расти возникло какое-то смутное ощущение тревоги. Казалось, мужчина походил на плотно сжатую пружину, готовую резко распрямиться в любой момент. Он не выказывал ни враждебности, ни ярости, с которыми Расти привык иметь дело, когда сталкивался с более несдержанными узниками, и при всем при этом не выглядел смирившимся со своим положением, не демонстрируя никаких признаков неуверенности и отчаяния.

«Сосредоточен, - подумал Расти. – Парень полностью, предельно сосредоточен». Эта мысль почему-то вызвала у него иррациональный приступ страха, а потому он испытал облегчение, ступив в коридор и оставив таинственного федерального беглеца позади.

- Все нормально? – спросил начальника один из дежуривших офицеров, и тот кивнул в ответ.

- Да, порядок. – Вновь сверившись с бумагами, полученными по факсу из Вашингтона, Расти обратился к охранникам: – Он в вашем полном распоряжении. Позаботьтесь о нем, как положено. – И после паузы добавил: - Будьте осторожны. С ним надо держать ухо востро.

Когда молодые офицеры кивнули, давая понять, что им понятен приказ, шеф резко развернулся и направился обратно в свой офис.

***************
- Да мне все равно – позвоните им снова! – орал Скиннер в телефонную трубку. – Надеюсь, я понятно объясняю – никто не может видеть Малдера или говорить с ним, пока я туда не приеду! – Он дождался ответа своего собеседника и затем повесил трубку.

В этот момент дверь приоткрылась, и в кабинет заглянула Холли.

- Сэр, ваша машина готова.

- Уже спускаюсь, - бросил Скиннер, и, кивнув, она вернулась на свое рабочее место.

Замдиректора окинул взглядом стол, чтобы убедиться, что не забыл ничего важного. Заметив один нужный ему документ, он подобрал его и положил в портфель.

Спустя столько времени…

Получив тот судьбоносный звонок, Скиннер застыл на месте, пораженный и неспособный поверить в то, что Фокса Малдера все-таки нашли – его арестовали двое патрульных ни где-нибудь, а в Эль-Пасо, штат Техас. После предпринятой на него охоты, продолжавшейся почти два месяца, он наконец оказался пойманным, но отнюдь не благодаря слаженным и искусным следственным действиям, а исключительно по воле случая.

Малдера нашли.

Одного.

Скиннер практически выбежал из офиса, чувствуя, как его затягивает круговорот противоречивых, сбивающих с толку мыслей и эмоций.
Они не обнаружили никаких следов Даны Скалли; Малдера поймали посреди города, и огромное количество патрульных было отправлено прочесывать улицы в поисках его пропавшей напарницы, однако все они вернулись с пустыми руками.

Так где же она?

Когда Малдера обыскали, при нем не обнаружилось ничего, что указывало бы на ее возможное местонахождение, и, насколько Скиннеру было известно, бывший агент продолжал хранить упорное молчание.

Что с ней случилось?

Замдиректора подозревал, что ответ крылся в том месте, откуда Малдер начал свою роковую вылазку в город. Возможно, она пряталась в каком-то мотеле, размышлял он, хотя и понимал, что к настоящему моменту все подобные заведения уже тщательно проверили в поисках женщины по фамилии Стюарт – фальшивое удостоверение именно на это имя нашли у Малдера.

Разумеется, они могли разделиться. Впрочем, Скиннер отверг эту мысль сразу же, как только она его посетила, по двум причинам: во-первых, если ему что-то и было известно о Дане Скалли наверняка, так это то, что она никогда не оставила бы напарника, по крайней мере, не по своей воле, и, во-вторых, согласно дошедшим до него слухам, она ослепла в результате того взрыва.
Так что эту вероятность можно было смело исключить.

Скиннер достиг первого этажа и, выйдя из здания, быстро спустился по ступеням. Как Холли и обещала, машина уже его дожидалась, так что он, не мешкая, забрался в салон, приказав водителю пренебречь скоростными ограничениями по пути в аэропорт.

По слишком многим причинам, некоторым из которых он даже затруднился бы дать определение, Уолтер Скиннер сильно спешил.

****************
Эллиот держал набросок в вытянутой руке и критически его рассматривал. «Надо добавить больше оранжевого цвета», - в конце концов решил он и, снова взявшись за карандаш, продолжил рисование. Полностью погрузившись в работу, молодой человек резко вздрогнул от неожиданности, услышав стук в дверь, отчего карандаш скользнул по бумаге, оставляя на ней ярко-оранжевую полосу.

Тихо выругавшись, Эллиот направился к двери и, распахнув ее, замер на пороге.

- Лиза! Что вы здесь делаете? Как вы нашли мое купе?

- Вниз по лестнице, четвертое слева, - ровным, спокойным голосом произнесла она. – Не уделите мне минуту своего времени?

- Конечно, - поспешно ответил Эллиот, делая шаг в сторону, чтобы позволить ей войти. Когда она ступила внутрь, он перевел взгляд в коридор и к своему удивлению не обнаружил позади нее Рика. – В чем дело?

Лиза не ответила, медленно двигаясь по купе, и, немного запоздало осознав, что она ищет, куда можно сесть в этой незнакомой ей комнате, Эллиот взял ее за руку и подвел к креслу.

- Спасибо, - поблагодарила Лиза, откинувшись на подушки.

Молодой человек вернулся к входу в купе и закрыл дверь, после чего опустился в соседнее кресло и принялся ожидать объяснений, внимательно наблюдая за своей гостьей: на ее лице застыло потерянное выражение, и она некоторое время сидела молча, нервно теребя ткань джинсов. Когда тишина затянулась и стала давить ему на нервы, он решился ее нарушить, осторожно спросив:

- Лиза? Что случилось? – И чуть помедлив, уточнил: - Где Рик?

При упоминании имени мужа Лиза выпрямилась и, заправив за ухо прядь волос, сказала:

- Эллиот, мне нужна ваша помощь.

- Какая именно? – озадаченно спросил он.

- Рик… он… он отстал от поезда.

Молодой человек облегченно вздохнул и улыбнулся.

- Ничего страшного, - заверил он ее. – Такое часто случается. Вы просто встретитесь на следующей остановке, вот и все.

При этих словах Лиза заметно помрачнела и отрицательно покачала головой.

- Вы не понимаете. Рик, он… он никак не мог опоздать на поезд по чистой случайности. Все… было иначе.

Эллиот вгляделся в ее лицо, пытаясь понять, что она имеет в виду. У него просто в голове не укладывалось, что Лиза подразумевает то, что, по его мнению, она подразумевала – он никогда еще не видел столь очевидно влюбленную пару.

И в то же время… Эллиот не мог игнорировать багровый синяк на ее щеке, который был уже не таким ярким, как в тот день, когда они впервые встретились, однако оставался довольно заметным. Трудно было поверить, что Рик способен на подобную жестокость, но Эллиот понимал, что делать далеко идущие выводы касательно малознакомого человека по меньшей мере наивно – чужая душа, как известно, потемки.

Осторожно подбирая слова, он спросил:

- Он… по-вашему, он… оставил вас? Намеренно?

Эллиот увидел, как на лице Лизы промелькнуло мрачное выражение – смесь сомнения, паники и отчаяния, которое, впрочем, исчезло так же быстро, как и появилось. А затем она вскинула голову, упрямо сжав челюсти, и процедила сквозь плотно сжатые зубы:

- Рик никогда бы не оставил меня одну. Никогда. – Немного помедлив, Лиза поднялась на ноги и добавила: - Извините, мне не следовало вас беспокоить. Это была неудачная идея.

- Нет, нет! – поспешно воскликнул Эллиот и, взяв ее за руку, усадил обратно в кресло. – Лиза, мне жаль. Я… я ничего такого не имел в виду. Я… я просто должен был спросить.

***************
Прозвучавшие в его голосе серьезность и искренность успокоили Скалли, и она вновь заняла свое место, убеждая себя не волноваться. «Не паникуй, - твердила она себе. - Паника тебе ничем не поможет».

- Я знаю, - произнесла Дана вслух, с облегчением осознав, что ее голос не дрожит. – Простите, я слишком остро отреагировала.

В комнате опять воцарилось молчание, и Скалли догадалась, что Эллиот обдумывает сказанное.

- Так, - медленно и размеренно начал он некоторое время спустя, - если вы не считаете, что Рик оставил вас намеренно или отстал от поезда по чистой случайности, то, значит, подразумеваете, что с ним что-то случилось.

Скалли кивнула, не сомневаясь, что он заметит этот жест.

- Могу я спросить, почему вы пришли к такому выводу? – спросил Эллиот и после паузы уточнил: - Я имею в виду, что на вашем месте не стал бы сразу предполагать худшее.

Дана провела рукой по волосам, пытаясь привести мысли в порядок и решить, что ему рассказать. «Ровно столько, чтобы он помог тебе сойти с поезда, - подсказал ей внутренний голос. – Не больше».

- Мне бы не хотелось вдаваться в подробности, - уклончиво начала она. – Мы с Риком… есть люди, которые нас ищут. Опасные люди. И если… - сердце болезненно кольнуло, однако Скалли заставила себя продолжить: - Если они нашли Рика… у него… у него большие неприятности.

- Почему бы вам не обратиться в полицию?

Очередной трудный вопрос. Дана отчаянно старалась придумать какой-то более-менее подходящий ответ, но в результате решила сказать ему правду:

- Не могу. Полиция тоже нас ищет.

- Как насчет… как насчет ваших родителей?

Услышав это наивное предложение, Скалли не знала, плакать ей или смеяться. Если бы все было так легко…

- Эллиот, я… я просто не могу. Вы должны мне поверить. Это просто… просто невозможно, по крайней мере сейчас. Если у Рика неприятности, подобный звонок только все усложнит.

Эллиот издал тяжелый вздох.

- Тогда чего вы хотите от меня, Лиза?

***************
- Помогите мне сойти с поезда, - ответила она таким тоном, словно объясняя ему нечто само собой разумеющееся.

Помассировав виски, как будто у него начиналась головная боль, Эллиот уточнил:

- А что потом?

- Отведите меня в отель, подальше от вокзала.

- И что вы собираетесь делать дальше?

Выражение ее лица яснее любых слов поведало Эллиоту, что она понятия об этом не имела, хотя и пыталась спрятать свою неуверенность за напускной бравадой.

- Ну… я что-нибудь придумаю. Мне просто нужно оказаться подальше отсюда – рано или поздно они выяснят, что Рик ехал на этом поезде. И я ничем не смогу ему помочь, если они найдут меня здесь.

«Этого просто не может быть, - подумал Эллиот. – Это не происходит на самом деле».

Однако самовнушение не помогло: Лиза по-прежнему сидела напротив него - хрупкая маленькая фигура во фланелевой рубашке и джинсах. Таинственная слепая женщина, которую преследовали какие-то непонятные люди и которая попросила его помочь ей сойти с поезда и устроить ее в каком-нибудь техасском отеле. Внезапно Эллиот почувствовал себя так, словно стал персонажем одной из тех книг, что иллюстрировал последние несколько лет.
Казалось, его затянувшееся молчание напугало ее, потому что следующие слова Лиза произнесла мягким, заискивающим голосом:

- Вы… мне поможете?

- Конечно, - машинально ответил он, прежде чем у него появилась возможность обдумать свои слова.

На лице Лизы появилась несколько неуверенная улыбка.

- Спасибо… вы даже не представляете, как сильно я это ценю.

- У меня только один вопрос. – Дождавшись ее кивка, Эллиот продолжил: - Я не хочу знать, кто эти люди, что преследуют вас, или почему они это делают, но насчет полиции… в какие неприятности вы попали? Вы с Риком сделали… что-то противозаконное?

Лиза помрачнела – по ее лицу пробежала тень при каком-то далеком воспоминании. Когда она вновь заговорила, ее подбородок слегка дрожал, и на мгновение Эллиот испугался, что сейчас станет свидетелем ее слез.

- Кое-что случилось… кое-что плохое. Мы с Риком оказались в это вовлеченными, но… - Лиза сделала глубокий вдох, – но мы в этом не виноваты. Не виноваты.

Эллиот заметил, что Лиза повторила эту фразу, словно пытаясь убедить саму себя, но решил, что ему достаточно ее заверения – пока что.

- Я вам верю, - в конце концов заявил он, все еще обдумывая ее просьбу. Внезапно Эллиот представил ее одну в номере какого-нибудь дешевого мотеля, и следующие слова вырвались у него прежде, чем он смог себя остановить: - Я помогу вам сойти с поезда, Лиза, но не оставлю вас.

Она озадаченно нахмурилась.

- О чем вы?

«Это безумие», - подумал Эллиот, понимая, что, озвучь он свою мысль, пути назад уже не будет. Но это его не остановило.

- Я не брошу вас одну – это было бы неправильно.

Произнеся это вслух, Эллиот осознал, что поступает, как должно – ни при каких обстоятельствах он не сможет со спокойной совестью смотреть на себя в зеркало, если сейчас покинет эту женщину в беде, даже несмотря на то, что они были едва знакомы. К тому же, вспомнив о Беке, Эллиот подумал, что случись нечто подобное с ней, он бы хотел, чтобы кто-нибудь вот так же поддержал ей. И потом Лиза подкупала его своей искренностью - ее отчаянная мольба о помощи тронула его до глубины души, и он поверил ей.

Почувствовав непреклонную уверенность в своей правоте, приходящую в тот момент, когда принимаешь окончательное и бесповоротное решение, Эллиот добавил:

- Я возьму вас с собой – в Санта-Фе.
 
MrsSpookyДата: Четверг, 2013-04-25, 1:02 PM | Сообщение # 144
Охотник
Группа: Орден Фикрайтеров
Сообщений: 876
Репутация: 20
Статус: Offline
***************
В ПОЕЗДЕ 9/10
Слова Эллиота подействовали на нее, как ушат холодной воды, стоило Скалли осознать расстояние между Эль-Пасо и Санта-Фе. «Слишком далеко, - в отчаянии подумала она. – Слишком».

- Я не могу поехать с вами, - попробовала протестовать Дана. – Мне нужно остаться здесь, ближе к Эль-Пасо.

- Лиза, - непривычная твердость и решительность в его голосе помогли Скалли немного совладать с паникой. – Вы сейчас не в состоянии мыслить ясно и не понимаете, что вам не справиться в одиночку – нежелание это признавать не отменяет того факта, что вам требуется помощь.

Осознание горькой правды его слов заставило Скалли сжать зубы от досады.

- Я бы остался с вами, если бы мог, но мне надо возвращаться. Вам же лучше поехать со мной – по крайней мере, до тех пор, пока не решите, что делать дальше.

Дана глубоко вздохнула, пытаясь взять себя в руки и прийти к оптимальному решению. Все в ней противилось идее оказаться так далеко от Малдера и того места, где она рассталась с ним, но рациональная часть разума подсказывала Скалли, что Эллиот прав. Она понимала, что для того, чтобы избежать грозящей ей опасности, необходимо спрятаться там, где им не удастся ее найти. Затаиться хотя бы на некоторое время.

Именно этого хотел бы Малдер.

Малдер…

При мысли о нем на нее накатила волна головокружения, и Скалли зажмурилась, стараясь побороть грозивший лишить ее самообладания страх.

<МалдерМалдерМалдерпожалуйстапожалуйстадержись>

***************
Когда она вдруг резко побледнела и начала дрожать, Эллиот запаниковал и в попытке успокоить собеседницу поспешил одобряюще похлопать ее по руке.

- Лиза… все хорошо, правда. Я совсем не хотел вас напугать. – «Отлично сработано, - издевательски сказал он самому себе. – Она, вероятно, подумала, что ты маньяк-убийца, намеревающийся заманить ее в какое-нибудь безлюдное место и там прикончить». – Если вы настаиваете, чтобы я отвез вас в отель, то так тому и быть. Я просто пытался помочь.

Лиза открыла глаза и покачала головой.

- Вы меня не испугали, Эллиот. Я просто… задумалась. Вы, скорее всего, правы: мне следует отправиться туда, где они не станут меня искать, и оставаться там до тех пор, пока не придумаю дальнейший план действий.

Вздохнув с облегчением, он вновь откинулся в кресле.

- Тогда ладно. Решено. – Молодой человек перевел взгляд на часы и добавил: - Нам уже пора собираться – через двадцать минут поезд прибудет в Лас-Крусес, где мы пересаживаемся на другую линию.

- Не думаю, что нам следует это делать.

- Что? – смущенно переспросил Эллиот. – Почему нет?

Лиза вздохнула.

- Если… если кто-то установит, что Рик ехал на этом поезде, они обыщут и его, и все линии, с которыми он сообщается. Есть ли другая возможность добраться до Санта-Фе отсюда?

-Ну, на автобусе. Мы можем доехать до Альбукерке – в любом случае там находится и конечная остановка этого поезда. – И, попробовав внести в ситуацию толику легкомысленности, Эллиот шутливо поинтересовался: - Этого достаточно, чтобы запутать следы, или нам стоит прибегнуть еще к паре-тройке шпионских трюков?

Впрочем, его усилия не увенчались успехом: Лиза, видимо, не оценила его попытку разрядить обстановку, потому что ее лицо осталось все таким же серьезным и сосредоточенным.

- Думаю, достаточно. Эллиот… - она замолчала, раздумывая, что сказать, и в конце концов добавила: - Это не ваши проблемы, и я не хочу, чтобы вы помогали мне без четкого осознания грозящей вам опасности. Эти люди… они из тех, кто сначала стреляют, а потом задают вопросы.

Почувствовав себя так, словно внутренности скрутило в тугой узел, Эллиот внезапно понял, откуда у Лизы синяк на лице. Хотя он отнюдь не считал себя трусом, подобные игры вряд ли были ему по плечу. «Идиот, ты художник, а не гребаный Джеймс Бонд», - поругал себя молодой человек.

Но как он мог бросить ее одну?

Сглотнув подступивший к горлу ком, Эллиот ответил:

- Я понял, - и после паузы решительно заявил: - но не отказываюсь от своих слов. А сейчас нам нужно собрать вещи и покинуть поезд.

***************
- Где вы сейчас? – дрожащей от предвкушения рукой зажигая очередную сигарету, спросил Курильщик.

- Недалеко от Остина, - донесся до него несколько искаженный помехами на линии голос Кристофа. – Прибуду на место через двадцать минут.

- Отлично. - Мужчина сделал глубокую затяжку, довольный полученным ответом. – На частном аэродроме на окраине города вас будет ожидать самолет.

На миг в трубке воцарилась мертвая тишина.

- Как мне следует поступить?

- Это, - произнес Курильщик, выдыхая облако дыма, - уже на ваше усмотрение. Вы знаете, что нам нужно – полагаю, мне не надо учить вас работать.

- Понятно, - ответил Кристоф. – Я свяжусь с вами, как только смогу.

- Буду ждать. – С этим мужчина прервал соединение, вновь испытав столь хорошо знакомое ему ощущение триумфа.

***************
Пэм шла по коридору, осторожно неся в обеих руках поднос. Она прекрасно понимала, что действует наперекор уставу, но в данный момент ей было все равно – любопытство перевесило осторожность. Ее смена уже закончилась, и обычно в таком случае девушка стремглав мчалась прочь из здания, спеша насладиться каждым драгоценным мгновением своего свободного времени. Вместо этого она задержалась в участке, подкупив одного из дежуривших офицеров, чтобы он позволил ей отнести заключенному еду.

Если бы ее поймали, Пэм планировала оправдать свою любознательность тем, что за время ее работы в правоохранительных органах ей еще не доводилось сталкиваться с федеральным преступником, по крайней мере, лично. На самом же деле этот мужчина просто-напросто заинтриговал девушку с того самого момента, как она произвела его арест. Было в нем что-то странное, что-то, возбудившее ее интерес, и она чувствовала необходимость вновь его увидеть, пусть и лишь на мгновение.

Достигнув камеры, Пэм кивнула дежурившему там охраннику.

- Привет, Сэм, - поприветствовала его она. – Впустишь меня?

Судя по его озадаченному взгляду, мужчина явно удивился тому, что именно Пэм принесла еду, однако, будучи младше ее по званию, не стал задавать никаких вопросов.

- Конечно, - ответил он, открывая внешнюю дверь и пропуская девушку внутрь.

Заключенный сидел на койке, откинувшись назад и головой опираясь о стену. Его глаза были закрыты, но, услышав звук шагов, он распахнул их и уставился на нее с совершенно бесстрастным выражением. Мужчина выглядел иначе, чем когда она видела его в последний раз, и дело тут было не только в надетой на нем голубой тюремной робе. Кто-то постриг его чересчур отросшие волосы и сбрил бороду, отчего он казался значительно моложе и уязвимее того человека, с которым Пэм столкнулась на улице.

- Я принесла вам поесть, - сообщила она, опустив поднос на подставку со своей стороны решетки.

Мужчина ничего не ответил, продолжая буравить ее взглядом.

Пожав плечами, Пэм отодвинула задвижку, закрывающую перегородку, и, подняв панель, передвинула поднос на другую сторону, после чего вернула перегородку и защелку на место.

Мужчина даже не шелохнулся, не предприняв, вопреки ожиданиям Пэм, никаких попыток забрать поднос, и что-то в этой его неподвижности показалось ей смутно пугающим.

- Вам еще что-нибудь нужно? – спросила девушка.

Он слегка дернул головой – движение получилось кратким, едва заметным, однако Пэм справедливо рассудила, что это был отрицательный ответ.

- Ну тогда ладно, - сказала она, постучав по внешней двери, чтобы Сэм ей открыл.

Выйдя в коридор, девушка вздохнула с облегчением, по непонятной ей самой причине желая убраться подальше от этого таинственного заключенного. «Любопытство сгубило кошку», - напомнила она себе, решив, что это краткое «общение» с ним надолго удержит ее от попыток повторить нечто подобное.

***************
Держа в одной руке свой объемный рюкзак, другой Эллиот постучал в дверь купе Лизы. Как только он представился, и она открыла ему, третий гудок поезда оповестил их о прибытии на станцию в Лас-Крусес.

- Готовы? – уточнил молодой человек, и Лиза кивнула, отступая в сторону, чтобы позволить ему войти внутрь.

- Думаю, я все упаковала, - ответила она, указывая на лежавшую на кровати дорожную сумку, - но не могли бы вы на всякий случай проверить?

- Конечно, - с готовностью согласился Эллиот, быстро осмотрев купе. Он не нашел ни одной забытой вещи, о чем не преминул сообщить: – Ничего не оставлено, - и после короткой паузы: - Нам пора.

Лиза вновь кивнула, и, присмотревшись к ней впервые с тех пор, как он зашел в комнату, Эллиот заметил, что она переоделась, сменив фланелевую рубашку на темно-зеленый свитер, визуально уменьшивший ее и без того миниатюрную фигуру. Женщина приблизилась к стоявшему у стены креслу и, подобрав лежавший там пиджак, повесила его на согнутую руку.

Последовав ее примеру, Эллиот накинул рюкзак на плечи – тот самый рюкзак, что он приобрел пять лет назад после окончания колледжа для своей поездки по Европе, и за который Бека постоянно его отчитывала.

<Нормальныелюдипользуютсячемоданамианерюкзаками>

Но сейчас был как раз тот случай, когда преимущества этого вещевого мешка оказались неоспоримыми, позволяя Эллиоту освободить руки и иметь возможность в одной нести дорожную сумку, а другой направлять Лизу к выходу.

- Санта-Фе, мы идем, - шутливо провозгласил он, когда они покинули купе и двинулись по коридору.

***************
Как только они сошли с поезда на станцию, Скалли попыталась приноровиться к шагам своего попутчика. Он не был таким высоким, как Малдер, однако шел быстрее, и она невольно задалась вопросом, а чего стоило напарнику приспособиться к ее походке? К тому же Эллиот оказался далеко не таким внимательным, так что Дана уже дважды споткнулась из-за того, что он вовремя не предупредил ее о поворотах.

- Извините, - пробормотал ее спутник, когда она в очередной раз потеряла равновесие.

- Ничего страшного, - заверила Эллиота Скалли, вновь беря его за руку. – Нужно некоторое время, чтобы привыкнуть.

«Хотя у Малдера это много времени не заняло», - про себя добавила она, чувствуя, как по телу пробежал холодок от вновь проснувшейся тревоги за напарника. С самого начала он сумел подстроиться под ее движения, а испытываемое Даной бессознательное доверие к нему помогало ей преодолеть страх падения.

<МалдерМалдерМалдертынуженмне>

Однако понимая, что в данной ситуации она бессильна что-либо изменить, Скалли задвинула мысли о нем в дальний уголок сознания, сосредоточившись на более насущных проблемах.

- Эллиот, оглянитесь по сторонам, - тихо обратилась она к своему вынужденному компаньону. – Видите что-нибудь необычное?

- Например? – Очевидное недоумение в его голосе заставило Дану прибегнуть к более пространному объяснению.

- Каких-нибудь подозрительных личностей – всех, кто уделяет нам чересчур пристальное внимание, - растолковала она и, чуть помедлив, добавила: - Или полицейских – любого офицера в униформе.

**************
Эллиот осмотрел вокзал: вокруг было довольно многолюдно, но, похоже, все просто-напросто спешили по своим делам, и, насколько он мог судить, никто не удостаивал их больше, чем мимолетным взглядом.

- Не вижу ничего настораживающего, - в конце концов ответил молодой человек, удостоверившись, что страхи Лизы беспочвенны.

Однако его слова, видимо, не показались ей достаточно убедительными, потому что выражение ее лица по-прежнему оставалось обеспокоенным.

- Точно?

- Да, - стараясь придать голосу как можно больше уверенности, подтвердил Эллиот. – И что касается людей в униформе, то я вижу только железнодорожного охранника, но он находится у дальней стены и даже не смотрит в нашу сторону.

- Следите за ним, - тоном, не оставляющим сомнений в ее серьезности, попросила Лиза.

Эллиот помог ей миновать двери на выходе из вокзала и подвел к стоявшему у обочины такси.

- До автобусной остановки нам надо доехать на такси, - пояснил он, и она кивнула, привычно вставая рядом с ним.

- Куда направляетесь? – выбираясь из салона, чтобы забрать их сумки, спросил таксист.

- На автобусную остановку, - ответил молодой человек, когда водитель убирал их вещи в багажник.

Открыв для Лизы дверцу машины и пропуская ее вперед, Эллиот далеко не сразу сообразил, что она рассчитывала на его помощь. Он быстро подсуетился и, усадив ее внутрь, пробормотал извинение за очередную оплошность.

«Нелегко нам придется», - пришло ему на ум, когда он забрался в салон вслед за ней.

***************
Малдер расхаживал по камере, как загнанный в клетку зверь, ощущая, что каждый мускул его тела протестует против этого вынужденного заточения. Площадь его временной тюрьмы была совсем небольшой, а потому он достигал стены всего за пару шагов, после чего разворачивался и двигался в обратном направлении.

Его разум тем временем работал даже быстрее, чем ноги, продумывая возможные варианты побега, взвешивая каждую возможность и отметая их одну за другой.

«Если бы они нашли ее, ты бы знал…»

Когда эта мысль посетила его, Малдер усомнился в ее правдивости, прекрасно зная, что по множеству причин эту информацию могли от него утаить.

«Если бы они нашли ее, ты бы знал…»

«Предположим, - сказал он себе. – Что они все же не установили ее местонахождение, и Скалли по-прежнему находится на поезде».

<долженвыбратьсядолженвернутьсякнейдолжендолжен>

Расстроенно вздохнув, Малдер провел рукой по недавно стриженым волосам. Хотя визит парикмахера оказался довольно неожиданным, Фокс понимал стоявший за ним мотив: необходимость избавиться от его «маскировки» и таким образом исключить даже гипотетическую возможность того, что ему снова удастся от них улизнуть.

«Если бы они нашли ее, ты бы знал…»

«А если не нашли, то что она будет делать без тебя?»

Эта мысль неотступно преследовала его, пульсируя в мозгу, и, обхватив голову руками, Малдер сел обратно на койку, терзаемый очередным приступом вины.

<Малдерядействительноподразумевалаточтосказалаялюблютебя>

Прежде, чем он смог остановить ее, одинокая предательская слеза скатилась по его щеке, однако Фокс гневно смахнул ее. «На это нет времени, - сказал он себе. – Совсем нет».

***************
Скалли занимала соседнее с Эллиотом место в автобусе, остро ощущая выпирающие пружины неудобного, жесткого сиденья. Закрыв глаза, она прислонилась головой к прохладному стеклу и полагала, что Эллиот счел ее спящей – подобное заблуждение с его стороны вполне ее устраивало. Поначалу он всеми силами поддерживал беседу, болтая обо всем и ни о чем одновременно, и хотя тогда Дана была благодарна ему за попытку отвлечь ее от мрачных раздумий, сейчас она, напротив, стремилась остаться наедине со своими мыслями.

Как бы Скалли ни старалась, ей никак не удавалось избавиться от тяжелого чувства вины, что мучило ее с того момента, как Эллиот изложил ей свой план. Сама идея того, что она уезжает, оставляя Малдера позади, казалась Дане неправильной. После всех ее страхов, что он бросит ее, у нее просто в голове не укладывалось, как она сама могла так с ним поступить.

Он, возможно, мертв, подсказал ей пессимистично настроенный внутренний голос. Вполне вероятно, что они убили его.

С трудом сдержав всхлипывание, Скалли поспешила подавить эту мысль, отчаянно стараясь убедить себя в том, что она ошибочна. Каким-то образом, где-то в глубине души, Дана не сомневалась, что Малдер все еще жив. В весьма незавидном положении, скорее всего, но определенно жив.

Если бы он умер, часть ее умерла бы вместе с ним.

А это она наверняка бы почувствовала.

- Лиза? Вы в порядке?

Скалли услышала беспокойство в голосе Эллиота и, чтобы развеять его тревогу, попыталась улыбнуться. Молодой человек был так добр к ней и невероятно щедр: когда они оказались на автобусном вокзале, и она внезапно осознала, что у нее нет ни гроша, он молча заплатил за оба билета.

- Все хорошо, - ответила Дана, почувствовав прилив благодарности к нему за все то, что он для нее сделал. – Долго еще?

- Хм, - протянул Эллиот, и Скалли предположила, что он сверяется с часами. – Около двух часов. Мы только что осилили половину пути.

Дана вздохнула.

- Вам нравится жить в такой отдаленной местности?

Эллиот рассмеялся.

- Не такая уж она и отдаленная, тем более, если путешествовать самолетом, - пояснил он и после паузы добавил: - И, кроме того, Санта-Фе – красивый город, и наш дом находится в отличном месте.

- Наш? – уточнила Скалли. Хотя она не была расположена к светской беседе, но при этом ей вновь захотелось отвлечься от гнетущих мыслей. – Ваш и…

- Ребекки, - ответил Эллиот на ее незаконченный вопрос. – Наш с Бекой и Купом – Купером – нашим другом, с которым мы вместе учились в школе. – Он издал короткий смешок и продолжил: - Аренда дорогая, знаете ли. И потом, чем больше народу, тем веселее, особенно, когда вам до сих пор приходится гасить кредит на образование.

Последние слова заставили Скалли задуматься о возрасте своего спутника.

- А сколько вам лет, Эллиот?

- Двадцать семь, - ответил он. – В январе будет двадцать восемь.

«Одного возраста с Чарли», - подумала она и вслух спросила: - Какого числа?

- Тридцатого, - сказал Эллиот. - Я водолей.

После этого они оба погрузились в молчание, но смутное воспоминание где-то на задворках сознания не давало Скалли покоя: что-то насчет гороскопов и астрологических знаков, то есть всего того, чему безоговорочно доверяла Мелисса. Водолей… стихия воздуха, а знак этой стихии в Таро – мечи…

И тут ее разум путем подобных ассоциаций с ошеломляюще-четкой ясностью воспроизвел беседу с Люси – женщиной, которую они с Малдером встретили в Новом Орлеане, и сделанное ею во время гадания на картах Таро предсказание.

«Рыцарь символизирует мужчину в жизни Лизы – возможно, вас, однако расположение указывает на будущее влияние, так что, вероятно, это кто-то другой. Некто умный, смелый и решительный, способный справляться с возникающими проблемами быстро и эффективно. Он станет сильным союзником на выбранном ею пути».

Вдруг все происходящее наполнилось каким-то странным, жутким смыслом, заставив Скалли содрогнуться. Она пошарила рукой по сиденью и, в конце концов нащупав ладонь Эллиота и переплетя их пальцы вместе, ощутила его ответное крепкое пожатие. Это подбодрило ее и придало уверенности, пусть лишь на мгновение, и Дана впервые за долгое время вздохнула с облегчением.

***************
- Сэр?

Расти Хэккет разговаривал по телефону, когда дежурный офицер заглянула в его офис. Выражение лица молодой женщины побудило его тут же прервать звонок, и, едва дождавшись, как он положит трубку, она поспешила доложить:

- Сэр, прибыли представители ФБР. Настаивают на встрече с вами.

Взмахом руки Расти дал понять подчиненной, что она может быть свободна, и девушка вышла, закрыв за собой дверь. Окинув взглядом свой заваленный бумагами стол, шеф полиции издал протяжный вздох, но потом пришел к выводу, что фэбээровцы вряд ли почтили присутствием его скромный офис, чтобы вручить ему награду «За самое аккуратное рабочее место».

Мгновение спустя офицер вернулась, придерживая дверь для трех мужчин в штатском. Тот, кто вошел первым, несомненно являлся главой этой небольшой делегации, и Расти с одобрением отметил его официальную, по-военному строгую манеру держаться.

Поднявшись из-за стола, он произнес:

- Добрый день, господа. Я шеф Хэккет.

Протянув ему руку, главный фэбээровец сказал:

- Помощник директора Уолтер Скиннер.

Он не представил остальных своих коллег, которые остались стоять у дальней стены, рядом с дверью, но Расти все же кивнул им в знак приветствия.

- Хочу поблагодарить вас за проявленную вами осмотрительность применительно к данному делу.

- Ну, - начал Расти, - инструкции были совершенно четкими. И, учитывая обстоятельства, я понимаю необходимость в принятых вами мерах предосторожности.

- Все, что нужно сейчас, - провозгласил Скиннер, - это отвезти его обратно в Вашингтон и докопаться, наконец, до сути. – И добавил: - Я бы хотел увидеть его. Немедленно.

В глазах фэбээровца явно читалось облегчение, что совсем не удивляло Расти, учитывая продолжительность и сложность поиска. Однако помимо этого он заметил что-то еще – нечто, напоминавшее нервное воодушевление, и Расти на мгновение заколебался.

- Конечно, сэр, - ответил он. – Но для начала могу я увидеть ваше удостоверение? – И, не обращая внимания на недовольный взгляд мужчины, продолжил: - Как я уже говорил, инструкции были совершенно четкими.

Скиннер кивнул и, сунув руку во внутренний карман пиджака, вытащил стандартный жетон правительственного агентства.

- Разумеется, - ответил он, протягивая удостоверение Расти.

Тот открыл его и принялся изучать содержащуюся там информацию: помощник директора Уолтер Скиннер, говорилось в нем, Федеральное бюро расследований. Фотография, безусловно, изображала сидевшего напротив Расти человека.

- Благодарю вас, - произнес он, возвращая жетон. – Следуйте за мной, я отведу вас в его камеру.

***************
Услышав звук открываемой внешней двери, Малдер сел на койке и попытался хотя бы на некоторое время избавиться от постоянно преследовавших его мыслей о Скалли, чтобы дать отпор очередным незваным гостям. Он попробовал сосредоточиться и сохранить бдительность, слишком хорошо понимая, что не может позволить дальнейших ошибок.

Сквозь приоткрытую дверь ему была видна лишь небольшая часть коридора, и Малдер заметил рыжеволосого шефа местной полиции, который беседовал с одетым в костюм мужчиной, однако сумел расслышать лишь обрывки их разговора.

- … минуту наедине, - сказал незнакомец.

- Конечно… - голос шефа прервался, а затем Малдер вновь услышал его слова: - … снаружи.

Мужчина в костюме вошел в камеру, захлопнув за собой внешнюю дверь. Фокс с любопытством посмотрел на него, будучи уверенным в том, что никогда прежде с ним не встречался. Он был высоким, хорошо сложенным и походил на иностранца, вероятно, европейца. Темные волосы и пронизывающие черные глаза вкупе с оливковой кожей и волевыми чертами лица делали незнакомца безусловно привлекательным, однако эта приятная внешность не могла компенсировать окружавшую его атмосферу зла.

- Давно не виделись, агент Малдер, - произнес мужчина, приближаясь к решетке.

Заключенный не ответил, пытаясь понять, что за игру тот ведет.

Подойдя практически вплотную, незнакомец спросил:

- Неужели вам нечего сказать? – и, едва шевеля губами, практически шепотом добавил: - Если хотите помочь ей, подыгрывайте мне.

***************
Кристоф с трудом сдержал улыбку, увидев, как резко Малдер побледнел после этих слов. Самый простой подход оказался самым верным, сработав даже лучше, чем он ожидал.

Бывший агент поднялся с места, явно делая над собой усилие, чтобы не выдать обуревавшего его волнения и сохранить видимость спокойствия.

- Нам многое нужно обсудить, сэр. Я даже не знаю, с чего начать. – Также приблизившись к решетке, Малдер, подражая низкому тону голоса Кристофа, практически прошипел: - Где она?

Тот не снизошел до ответа на этот вопрос, зная, что успешное выполнение его плана зависит от содействия со стороны Малдера. Игнорируя нескрываемую мольбу в глазах заключенного, он отодвинулся и произнес:

- Полагаю, у нас будет достаточно времени, чтобы поговорить, на обратном пути в Вашингтон.

Малдер промолчал, всем своим видом выражая недоумение, и Кристоф решил подкинуть ему еще одну подсказку.

- Мне пришлось потянуть за ниточки, чтобы попасть сюда, Малдер. По какой-то причине меня сочли чересчур дружелюбно настроенным к вам помощником директора, чтобы доверить мне организацию вашего возвращения.

В глазах Малдера отразилась смесь понимания и недоверия, и на мгновение Кристоф испугался, что сделал ошибку, переоценив желание агента найти свою напарницу.

Воцарившееся вслед за его словами молчание несколько затянулось, но в конце концов Малдер медленно произнес:

- Вы всегда поступали по справедливости, сэр, и, учитывая обстоятельства, это все, на что я могу рассчитывать.

Кристоф одобрительно кивнул.

- Тогда давайте уберемся отсюда.
 
MrsSpookyДата: Четверг, 2013-05-02, 9:59 AM | Сообщение # 145
Охотник
Группа: Орден Фикрайтеров
Сообщений: 876
Репутация: 20
Статус: Offline
***************
В ПОЕЗДЕ 10/10

Автобус прибыл в Альбукерке без происшествий, и стоило им достигнуть конечной остановки, как Эллиот наконец позволил себе расслабиться. «Почти дома», - подумал он, улыбаясь при мысли о долгожданной встрече с Бекой. Молодой человек помог Лизе выйти из автобуса, после чего они отошли в сторону и подождали, пока водитель выгрузит их вещи из багажного отделения.

- И что теперь? – спросила Лиза.

- Последний рывок, - ответил Эллиот, сверившись с часами, - и мы прибудем в Санта-Фе к ужину. – Она кивнула, и он взял ее за руку. – Пойдемте, парковка здесь недалеко.

Направляя ее, молодой человек делал над собой сознательное усилие и ступал медленно, чтобы Лиза без труда могла поспевать за ним. Эллиот обратил внимание на то, что она заметно нервничала, вздрагивая от малейшего незнакомого звука, и выглядела уставшей. Он и сам находился в похожем состоянии, будучи вымотанным длинным путешествием и ощущением безотчетного страха, не оставлявшего их обоих в течение всей поездки.

Они поднялись на лифте на третий этаж парковки и направились к дальней стене.

- Вот мы и на месте, - провозгласил Эллиот, бросая дорожную сумку на пол и со вздохом облегчения снимая рюкзак с напряженных плеч.

Лиза протянула руку и, осознав, какое именно средство передвижения находится перед ней, удивленно произнесла:

- Эллиот, но ведь это не машина.

- Нет, - ответил он, с привычным чувством гордости окидывая взглядом своего железного коня. – Это мотоцикл.

- Мотоцикл?

Услышав в голосе Лизы нотки паники, молодой человек поспешил унять ее тревогу.

- Да, винтажный Харлей. Но не беспокойтесь: он - моя радость и гордость, и я содержу его в отличном состоянии. К тому же я превосходный водитель.

Похоже, его заверения не прозвучали достаточно убедительно, потому что Лиза лишь слабо кивнула в ответ и ничего не сказала.

- Поверьте, все будет хорошо. – С этими словами он поднял с пола свой рюкзак и, прикрепив его к мотоциклу, проделал то же самое с сумкой Лизы. – Вам стоит надеть пиджак, иначе во время движения вы можете замерзнуть.

Она покорно последовала его совету. Край ее свитера виднелся из-под пиджака – судя по всему, он был ей великоват, но Лизу, похоже, это вполне устраивало.

Закончив складывать багаж, Эллиот нажал на кнопку поднимания сиденья и снял с крючка крепившиеся к боку мотоцикла шлемы, порадовавшись тому удачному обстоятельству, что он предусмотрительно прихватил не только свой, но и Ребекки. Надев шлем и затянув ремень, молодой человек развернулся к Лизе.

- Вы не против надеть шлем? Езда без него незаконна.

- Не против, - ответила она. – Поможете мне?

- Конечно, - с готовностью отозвался он. Лиза стояла совершенно неподвижно, пока Эллиот закреплял шлем на ее голове и застегивал ремешок, стараясь, чтобы он не был слишком тугим. – Так нормально?

Его спутница снова кивнула, поразив молодого человека своим невозмутимым спокойствием и той безоговорочной верой, которую она, казалось, питала к нему – верой в то, что в конечном итоге все каким-то образом образуется.

«Ну, - подумал он, - не то чтобы у нее имеется широкий выбор».

И эта мысль внезапно заставила Эллиота осознать, что кем бы Лиза ни была, храбрости ей определенно не занимать.

- Едем, - вслух произнес он, по-новому взглянув на нее и проникаясь к ней еще большим уважением и восхищением. Эллиот помог Лизе устроиться на заднем сиденье, разместив ее так, чтобы она опиралась на их сложенный в кучу багаж, после чего сел за руль и повернул ключ в зажигании.

- Обнимите меня за талию, - проинструктировал он, - и просто держитесь. Вы и не заметите, как мы окажемся на месте. – С этими словами Эллиот завел двигатель и вырулил с парковки.

***************
В сопровождении нескольких агентов ФБР Уолтер Скиннер вошел в здание полицейского участка Эль-Пасо, остановившись только для того, чтобы уточнить направление у дежурного офицера.

- Я бы хотел видеть шефа Рассела Хэккета, - не вдаваясь в детали, заявил он.

Женщина одарила его несколько странным взглядом.

- Простите, а вы кто?

- Помощник директора ФБР Уолтер Скиннер.

Подняв трубку, она передала кому-то его слова, выслушала ответ на другом конце провода и, закончив разговор со своим собеседником, сообщила:

- Шеф Хэккет сейчас будет, сэр.

- Благодарю вас, - ответил Скиннер и, отодвинувшись от стола, встал у стены. «Успокойся, - напомнил он себе, изо всех сил стараясь побороть нетерпение, - ты уже на месте».

Несколько минут спустя дверь, ведущая во внутреннюю часть участка, открылась, и из-за нее показался коренастый рыжеволосый мужчина. Он был сложен, как профессиональный футбольный игрок, но при этом его глаза светились умом и проницательностью.

- Чем могу помочь?

- Я ищу шефа Хэккета, - в очередной раз пояснил Скиннер, уже порядком подустав от этой игры в вопросы и ответы.

- Это я, - ответил офицер, - А вы кто?

И тут чаша терпения помощника директора наконец переполнилась – не в силах совладать с собой, он раздраженно воскликнул:

- Скиннер! ФБР! Мне сказали, что вы меня ждете.

- Могу я взглянуть на ваши документы?

Просьба офицера оказалась столь неожиданной, что мгновенно остудила гнев Скиннера. Не скрывая своего удивления, он извлек из нагрудного кармана жетон и передал его шефу.

Хэккет открыл удостоверение и, внимательно изучив содержащиеся в нем личные данные владельца, вскоре вернул его Скиннеру со словами:

- Не знаю, что и сказать, сэр.

- Например, скажите, - провозгласил помощник директора, отчетливо выговаривая каждое слово, как будто беседуя с умственно отсталым, - что немедленно отведете меня туда, где содержится агент Малдер.

- Я не могу этого сделать, - заметно побледнев, ответил Хэккет.

- И почему же?! – взревел Скиннер, окончательно потеряв над собой контроль.

- Потому что, сэр, я уже освободил его из-под стражи – под ваше попечение.

***************
За время короткой поездки никто не проронил ни слова, и хотя Малдер не раз пытался вовлечь своих «конвоиров» в разговор, однако, в конце концов получив довольно ощутимый удар в челюсть, понял намек и также погрузился в молчание. Высокий мужчина, который приходил к Фоксу в камеру, занимал переднее пассажирское сиденье напротив него по диагонали, и, как и водитель, словоохотливостью не отличался. Третий головорез, сидевший рядом с бывшим агентом, тоже не располагал к общению, тем более что Малдер ясно представлял себе, что означал пистолет, который тот держал в руке. Будучи по-прежнему закованным в наручники и одетым в тюремную робу, Фокс знал, что ему не остается ничего иного, кроме как ждать.

Машина наконец остановилась, и он с удивлением обнаружил, что они прибыли на маленький аэродром, где их дожидался реактивный самолет «Гольфстрим», уже заправленный топливом и готовый к взлету. Малдеру пришлось бороться с производимыми им вихревыми потоками, пока он в сопровождении высокого мужчины и охранника с пушкой шел к трапу. Заходя в салон, Фокс оглянулся через плечо и заметил, что машина, на которой его сюда привезли, поспешно удалялась прочь - вероятно, следуя имевшимся у него инструкциям, водитель торопился поскорее избавиться от нее.

На борту, кроме них, не оказалось других пассажиров. Как и большинство маленьких частных самолетов, этот был оснащен несколькими по-домашнему удобными откидными креслами наряду с отдельно стоявшими столиками со стульями, идеальными для деловых переговоров или игр, в зависимости от цели полета. Громила с пистолетом подвел Малдера к одному из таких столов, толкнул на сиденье и, заняв соседний стул, вновь предупреждающе направил оружие на своего «подопечного».

Высокий мужчина сел напротив бывшего агента, по-прежнему не произнося ни слова, и лишь когда самолет оторвался от земли, он наконец заговорил. Его голос был низким и едва слышным сквозь шум мотора.

- Ну, Малдер, что вы чувствуете, выбравшись из тюрьмы?

Отказываясь играть по его правилам, Фокс сразу взял быка за рога, прямо спросив:

- Кто вы и что вы от меня хотите?

- Можете называть меня Кристофом, - улыбнувшись, ответил его собеседник. – И мы с вами хотим одного и того же – найти девушку.

На этот раз пришла пора Малдера хранить молчание, хотя если бы его руки не были скованы наручниками, он, весьма вероятно, воспользовался бы ими, чтобы стереть самодовольную улыбку с лица Кристофа.

По-видимому, ничуть не смущенный отсутствием какой-либо реакции со стороны своего пленника, Кристоф как ни в чем не бывало продолжил:

- Я поясню: вы хотите вернуть девушку – мы хотим получить диск.

- У нее его нет.

- Позволю себе в этом усомниться, - тоном гладким, словно шелк, ответил Кристоф. – Или он у нее, или она спрятала его где-то, потому как при обыске у вас его не нашли.

- Почему вы считаете, что не я его спрятал? – с вызовом спросил Малдер, увидев, как взгляд мужчины на мгновение вспыхнул каким-то странным огнем.

- Я определенно не исключаю подобной возможности, - признал Кристоф. – Если так оно и есть, то все, что вам нужно сделать – это сказать мне, где его найти. Получив от вас информацию о местонахождении интересующего меня предмета, я исчезну – как вам такое предложение?

На какой-то момент Малдер всерьез рассматривал попытку блефа, обдумывая возможность послать Кристофа на бесплодные поиски диска, но зловещий блеск в глазах его противника подсказал бывшему агенту, что это было бы громадной ошибкой. Он ни на йоту не доверял заверениям Кристофа, но при этом не сомневался в том, что тот намерен во что бы то ни стало отыскать диск, а это, в свою очередь, означало найти Скалли.

С его помощью или без.

Что, как с тошнотворной ясностью осознал Фокс, не оставляло ему выбора.

Похоже, Кристоф с легкостью прочитал его мысли: он понимающе улыбнулся и произнес:

- Мне кажется, что нам лучше всего работать в паре, Малдер. Полиция не станет вас беспокоить, пока вы помогаете мне в поисках вашей напарницы. А когда вы передадите мне диск, мы с вами будем в расчете.

- Мне даже неизвестно, где она, - сказал Малдер, остро осознавая горькую правду своих слов.

- Может, и так, - не стал спорить Кристоф, мрачно улыбаясь. – Но я слышал, что вы превосходный следователь. И вы знаете ее лучше, чем кто-либо другой – уверен, что вам не составит труда выйти на ее след.

Малдер совершенно четко представлял, что, выведи он Кристофа на Скалли, это станет роковой ошибкой, которая будет стоить жизни им обоим: этот человек отнюдь не ограничится одним лишь диском, ведь его работа наверняка заключалась не только в том, чтобы изъять улику, изобличающую его организацию, но и устранить опасных свидетелей.

Но, с другой стороны, что еще ему оставалось делать? По крайней мере так он получил возможность выбраться из тюрьмы и теперь имел некоторую свободу, позволяющую заняться поисками напарницы.

«Пожалуйста, - про себя взмолился Малдер, на мгновение закрыв глаза. – Пожалуйста, Господи, помоги мне найти ее.

Целой и невредимой».

- Мы договорились? – ледяным тоном осведомился Кристоф, вырывая Малдера из раздумий. Тот открыл глаза и, не мигая, уставился на мужчину, который, словно бы приняв брошенный ему вызов, упорно не отводил взгляда.

Слишком хорошо понимая, что заключает сделку с дьяволом, Фокс наконец заговорил, и в тоне его голоса отчетливо слышалось испытываемая им в этот момент мука:

- Да, договорились.

***************
Скалли изо всех сил цеплялась за Эллиота, обхватив его руками за талию и опустив голову ему на спину. Сила ветра была поистине пугающей, и Дане постоянно казалось, что ее вот-вот сдует с мотоцикла. Она чувствовала, как он наклонялся из стороны в сторону, когда Эллиот лавировал в потоке машин, и эти покачивания вызывали у нее сильнейшее головокружение. Остро осознавая, как легко он может потерять управление, в результате чего, они, скорее всего, врежутся в дорожное ограждение и разобьются, Скалли, однако, старалась побороть свой страх и гнала от себя подобные жуткие мысли.

Неспособность видеть дорогу лишь усугубляла ситуацию, заставляя Дану с еще большим трепетом ожидать крушения, которое казалось все более вероятным с каждым изгибом дороги. Скорость мотоцикла и давление ветра делали разговор невозможным, а потому Скалли сидела молча, прижимаясь к Эллиоту всем телом и представляя, что она находится на чем-то вроде американских горок в парке развлечений, где все вагончики всегда возвращаются к месту отправления в целости и сохранности.

Спустя некоторое время, показавшееся испуганной Дане вечностью, она почувствовала, что мотоцикл замедляет ход, а свист ветра и издаваемый машинами шум постепенно сходят на нет. «Должно быть, мы на месте», - подумала она, мгновенно почувствовав невероятное облегчение от того, что кошмарное путешествие наконец закончилось. Через пару минут они остановились, и Скалли немного ослабила свою железную хватку, уже не так судорожно цепляясь за Эллиота.

- Мы приехали? – радостно спросила она.

- Пока нет, - последовал ответ, и ее сердце упало. – Нам надо дозаправиться.

- О-о, - разочарованно протянула Дана, не в силах добавить что-то еще.

Слезая с мотоцикла, Эллиот подбадривающе сжал ее плечо, и Скалли заставила себя улыбнуться, чтобы не показывать ему, насколько подобный способ передвижения ужасает ее. Он отошел, чтобы наполнить бак, и Дане ничего другого не оставалось, кроме как дожидаться его возвращения.
Вскоре до нее вновь донесся голос Эллиота:

- Лиза, мне нужно сходить расплатиться за бензин. Ничего, что я ненадолго оставлю вас одну?

- Ничего, - кивнув, подтвердила она.

- Не беспокойтесь, я не выпущу вас из виду.

- Все в порядке, Эллиот, - заверила его Дана и вскоре услышала, как его шаги постепенно замерли вдали.

Когда он оказался достаточно далеко, она расстегнула пиджак и, обхватив свитер ладонями, приблизила ткань к лицу. Скалли глубоко вдохнула оставшийся на нем слабый запах Малдера, и на краткий миг ей почудилось, что она может ощущать прикосновение рук и силу объятий напарника – воспоминание было таким ярким, что казалось почти реальным.

<ЯодержимтобойДанаКэтринСкалли>

Его запах, его прикосновения, его голос…

<отнынеинавсегда>

Ощутив, что глаза щиплет от готовых пролиться слез, Скалли усилием воли подавила их, и стоило ей только застегнуть пиджак, как до ее слуха снова донесся звук шагов Эллиота.

- Готово, - провозгласил он, усаживаясь на переднее сиденье. – Все хорошо?

С трудом проглотив стоявший в горле ком, Дана с трудом процедила:

- Все нормально… давайте уже поедем.

Она вновь обвила его руками за талию, подготавливая себя к продолжению поездки, пока Эллиот заводил мотоцикл. И только оказавшись на шоссе, о чем Дана догадалась по их все увеличивавшейся скорости и лавированию в потоке машин, она позволила душившим ее слезам наконец пролиться. Этот проявление слабости, впрочем, продолжалось недолго, потому что Скалли отнюдь не желала поддаваться отчаянию и страху. «Не здесь, - твердо сказала она себе, - и не сейчас».

Боясь даже на мгновение ослабить хватку на Эллиоте, чтобы смахнуть со щек соленые капли, Скалли подняла голову и позволила ветру высушить ей лицо. Пока они мчались по дороге, быстро сокращая расстояние до ее нового пристанища, она снова и снова повторяла про себя молитву за того, кто занимал все ее мысли и всегда находился в ее сердце.

Малдер…
 
MrsSpookyДата: Воскресенье, 2013-07-14, 8:57 PM | Сообщение # 146
Охотник
Группа: Орден Фикрайтеров
Сообщений: 876
Репутация: 20
Статус: Offline
РАЗНЫМИ ДОРОГАМИ 1/16
**********************

… В каждой минуте
каждого часа
каждого прошлого дня
нет ни секунды,
нет ни мгновения
когда б я не вспомнил тебя.
И если ты спросишь
Как часто ты в моих мыслях
Тогда я отвечу
Каждую минуту
Каждого часа
Каждого дня…
Джеймс Хаус


Фокс Малдер попал в тиски кошмара, который сам для себя создал. Случившееся действительно напоминало страшный сон, когда мысли путаются, а тело слишком медленно реагирует на сигналы, посылаемые мозгом. Разница заключалась только в том, что все это происходило с ним наяву.

<ТыменябросаешьМалдер>

<Никогда>

Он пообещал ей никогда так больше не поступать, а потом ушел и пропал.
Ему нет прощения.

<ДанаоБожеДанамнежальмнежаль>

Он покинул напарницу, несмотря на то, что она нуждалась в нем, оставил одну на поезде, предоставив самой себе.

Но разве мог он ожидать чего-то подобного?..

Ему и в голову не приходило, что он окажется пленником человека, чьим заветным желанием наверняка было увидеть их обоих мертвыми.

Малдер посмотрел на пресловутого мужчину, в темных ледяных глазах которого безошибочно читался триумф, причем достигнутый скорее благодаря счастливому для него стечению обстоятельств, чем осознанному усилию с его стороны. Отказывая ему в удовольствии видеть свою боль, Малдер отвернулся и как можно более нейтральным тоном спросил:

- И куда мы направимся?

Кристоф окинул его холодным взглядом.

- От вас требуется только сообщить мне место, где вы видели ее в последний раз.

Фокс заколебался, упорно не желая сдаваться и подыгрывать этому агенту Консорциума.

- Я не намерен повторять свой вопрос дважды.

В этот момент все сомнения рассеялись, и Малдер совершенно отчетливо осознал, что сделал неправильный выбор, однако пути назад уже не было.

- В Эль-Пасо, - буквально заставляя себя произносить слова, выдавил он. – Я оставил ее в поезде «Сансет Лимитед» на станции в Эль-Пасо.

- А, так вы все-таки путешествовали на поезде, - задумчиво протянул Кристоф, тем самым подтвердив подозрения Малдера о том, что он уже какое-то время шел по их следу. – Под фамилией Стюарт? – Фокс ничего не сказал, но Кристоф принял его молчание за согласие. – Как полагаете, она все еще в поезде?

Малдер неопределенно пожал плечами, потому как и сам задавал себе тот же вопрос уже тысячи раз, но так и не нашел на него ответа. Он не знал, в курсе ли Кристоф, что Скалли слепа, но не хотел выдавать эту информацию, если этого можно было избежать.

- Возможно, - уклончиво ответил Фокс, стараясь говорить как можно более сдержанно и безэмоционально.

- Тогда оттуда и начнем, - заявил Кристоф и, развернувшись к своему человеку с пушкой, приказал: - Узнай, где следующий пункт остановки поезда. Мы прибудем туда, чтобы встретить его, и если девушки там не окажется, используем предыдущую станцию в качестве отправной точки.

Наемник кивнул и, передав Кристофу пистолет, прошел в заднюю часть самолета. Кристоф положил оружие на столик перед собой и вновь обратил все свое внимание на Малдера.

- Приятно видеть, что вы умеете играть по правилам.

- Вопрос в том, а умеете ли вы? – парировал Фокс.

- Что вы под этим подразумеваете?

- Я просто хочу убедиться, что мы заключили сделку, - пояснил Малдер, как никогда сожалея о том, что руки скованы за спиной, и впился взглядом в Кристофа в попытке оценить его реакцию на свои слова. – Мне нужны гарантии того, что вас интересует только диск.

- Надеюсь, Малдер, вы не пытаетесь оскорбить меня, намекая на то, что я способен отказаться от своего слова. – Выражение лица Кристофа не выражало совершенно никаких эмоций, и как бы Фокс ни старался, ему не удалось понять истинные намерения своего похитителя. – Но если вас это успокоит, то могу снова заверить вас в том, что девушка меня не интересует.

Они обменялись оценивающими взглядами. Малдер упорно не отводил глаз, каким-то образом чувствуя, что это одно из множества испытаний, которые ему еще предстоит пройти в следующие несколько дней.

Соревнование в силе воли оказалось прервано помощником Кристофа.

- Тусон, - сказал он, обращаясь к своему начальнику. – Поезд прибудет туда через пятьдесят минут. Мы летим в этом направлении и будем на месте в два раза быстрее.

Кристоф кивнул, всем своим видом выражая удовольствие от услышанного, и затем велел:

- Нужно надеть на мистера Малдера датчик слежения.

Фокс недоумевающе нахмурился, когда мужчина кивнул и, подойдя к маленькой коробочке, примостившейся на краю стола, извлек из нее широкий металлический браслет. Приблизившись к пленнику, он расстегнул наручники и прежде, чем Малдер смог привыкнуть к вновь обретенной свободе, попросил:

- Вашу правую руку, пожалуйста.

- Зачем это? – спросил Фокс, даже не шелохнувшись, и украдкой бросил взгляд на пистолет, лежавший рядом с Кристофом.

- В качестве страховки, - ответил тот, прищурившись. – Это штука поможет нам отследить вас, если в том возникнет необходимость.

Малдер по-прежнему не спешил подчиняться, своей неподвижностью бросая Кристофу вызов.

- У вас нет выбора, Малдер. Боюсь, я вынужден настаивать.

Здраво рассудив, что сопротивляться в данный момент бесполезно, бывший агент медленно протянул правую руку помощнику Кристофа, который закатал ему рукав, чтобы прикрепить устройство. Оно не причиняло дискомфорта, хотя и было довольно плотным, однако щелчок, с которым браслет застегнулся у него на запястье, напомнил Фоксу звук захлопывающейся двери тюремной камеры.

- Настоящее произведение искусства, - с нескрываемым сарказмом заметил он.

- Вне всякого сомнения, - заверил его Кристоф. – Механизм не может быть открыт без специального электронного ключа, а вариация цифр в коде почти бесконечна. – С этими словами он вытащил из коробки другое устройство, размером с пульт от телевизора, верхняя часть которого представляла собой экран со стеклянным покрытием, а нижняя состояла из рядов кнопок. Когда Кристоф нажал на одну из них, устройство пискнуло и его экран загорелся, отобразив разветвленную сеть пересекающихся зеленых линий, строго по центру которых находилась красная мигающая точка.

У Малдера не имелось никаких сомнений в том, что она собой представляет.
Активировав отслеживающее устройство, Кристоф убрал пульт от него во внутренний карман пиджака.

- Благодаря ему я могу быть уверен в том, что вы не устанете от нашей компании раньше времени.

Вновь встретившись с ним взглядом, Малдер отрывисто кивнул и отвернулся, сосредоточившись на обдумывании возможных вариантов побега.

***************
Двигаясь в относительной темноте, Ребекка обмакнула обзорный лист в проявитель эмульсионной стороной вверх и легонько подвигала ванночку взад-вперед, чтобы жидкость полностью покрыла бумагу. Когда на висевших позади нее светящихся часах минуло две минуты, девушка с помощью щипцов вытащила лист и позволила стечь лишнему раствору. Затем она аккуратно положила его в овальную емкость, слегка встряхнула и переместила в фиксирующий раствор. Спустя еще пять минут Ребекка со столь хорошо знакомым ей чувством восторга стала наблюдать за тем, как изображения обретают форму, постепенно увеличивая четкость, и линии создают множество маленьких картин. Удовлетворенно улыбнувшись, она вынула влажный лист из подноса и повесила сушиться среди остальных снимков, сделанных с других кадров. Ребекка проявила шесть листов, и хотя она не могла оценить изображения на них до тех пор, пока они полностью не высохнут, на первый взгляд казалось, что откровенно неудачных фотографий среди них было довольно мало. Не то чтобы все они подойдут, но ее радовало наличие уже самой возможности выбрать из нескольких вариантов.

Прикрепляя зажим к нижней части листа, чтобы предотвратить его скручивание, Ребекка вздрогнула от неожиданности, когда до нее донеслось низкое рычание. Повернув голову, она оглянулась через плечо и увидела, что Такер проснулся и с любопытством смотрел на дверь.

- В чем дело, Такер? – спросила Ребекка. – Ты что-то услышал? Ты услышал папочку?

Пес снова зарычал в ответ, явно горя нетерпением выйти из комнаты.

- Я тоже на это надеюсь, - сказала девушка, отлично понимая свою собаку. – Его так давно не было. – Она радостно улыбнулась, даже притом, что сама ничего не слышала, однако доверяла инстинктам Такера и его острому слуху. И хотя Ребекка вынуждена была признать, что ей удавалось успеть больше, когда Эллиот отправлялся в командировки, она с радостью променяла бы эту продуктивность на его присутствие. Эта последняя поездка, казалось, продолжалась целую вечность – краткие телефонные звонки в течение бесконечно долгих десяти дней ни на йоту не ослабляли ее тоски по нему.

- Если бы мы только могли убедить его летать на самолете, - произнесла Ребекка, - эти путешествия не были бы такими длительными. Хочешь помочь мне с этим? – шутливо обратилась она к собаке.

Такер ответил ей радостным лаем и покрутился перед дверью.

- Ладно, - сказала девушка, вытерев руки полотенцем, - теперь осталось только воплотить наш план в жизнь.

Закончив этот этап работы, она открыла дверь, инстинктивно прищурившись от наполнивших студию солнечных лучей. Такер последовал за ней, и девушка сразу же захлопнула за ним дверь, хотя свет уже не представлял опасности для сохнувших снимков. Убедившись в этом, Ребекка оглядела свою студию, некогда представлявшую собой амбар. Ну, может «амбар» - слишком сильно сказано, однако же назвать его сараем было также не вполне корректно. Это было строение около девятисот квадратных футов по периметру, половину которого занимала проявочная комната, тогда как остальное пространство заполнялось различным оборудованием для фотографирования: камерами, подставками и штативами. Столы покрывали книги, снимки, макеты, бутылки с проявляющими жидкостями, фиксаторами, чистящими средствами и старыми банками из-под желе с кисточками и зажимами. Деревянные стены были окрашены в ослепительно-яркие цвета, представлявшие собой настоящее буйство красок: красные пересекающиеся лучи располагались напротив зеленых и голубых пятен вокруг подоконников. Вся комната оказалась завешана фотографиями всех форм и размеров, причем некоторые из них окружали желтые и пурпурные всполохи, тогда как другие затенялись специальными шторами или были заключены в стекло. Деревянный пол стерся на самой исхоженной тропе между дверью и раковиной у дальней стены и рядом с круглой плитой, занимавшей большую часть противоположной.

Около плиты находилась крутая лестница без перил, располагавшаяся по диагонали и ведущая на чердак. Он был вполовину меньше студии, и все его пространство заполняли многочисленные подпорки, свисавшие с потолка и поддерживающие пол. С того места, где стояла Ребекка, снаружи закрытой проявочной комнаты, она с легкостью могла обозревать это открытое помещение. Только ряд тончайших перил огораживал край чердака, открывая отличный вид на простиравшуюся за ними комнату, где на платформе стояла антикварная железная кровать вместе с прилегающими к ней ночным столиком и небольшим комодом.

«Ничего особенно, - пришло на ум Ребекке, - но вполне достаточно». Чуть ранее она сменила на ней белье, и теперь постель, укрытая ярким покрывалом, красиво гармонирующим с белоснежными простынями, выглядела уютной и приглашающей.

Такер принялся скрестись во входную дверь, и, приблизившись к нему, Ребекка подняла защелку и выпустила его наружу. Наконец получив свободу, пес стремглав выскочил из амбара и со всех лап помчался по высохшей траве к воротам у основания холма. Их маленький домик располагался примерно в пятнадцати милях от центра Санта-Фе, что более чем устраивало Ребекку: подобное местоположение давало им возможность пользоваться всеми удобствами большого города, но при этом находиться от него на таком расстоянии, что красота пустыни оставалась нетронутой цивилизацией. До ближайших соседей было не меньше мили в любую сторону; за северной границей их владений земля плавно поднималась вверх, образуя кажущуюся бесконечной гряду холмов. Будучи любителем пеших прогулок, Ребекка частенько бродила по окрестностям, огибая изредка попадающие пещеры и заброшенные шахты и взбираясь на многочисленные холмы ради открывающегося с их вершин захватывающего дух вида.

Ребекка по привычке заперла дверь – каждый из двух замков своим ключом. Купер установил их до того, как оборудовал проявочную комнату и чердак, чтобы защитить дорогое оборудование от потенциальных воров.

Покончив с этим, девушка последовала за Такером вниз по склону холма, мысленно возвращаясь к одному из тех коротких телефонных разговоров с Эллиотом чуть ранее. Едва они обменялись приветствиями, и она начала свое обычное поддразнивание, как он неожиданно прервал ее, сказав:

- Слушай, Бека, я привезу кое-кого с собой – погостить у нас некоторое время.

Девушка без труда уловила прозвучавшее в его голосе напряжение.

- Кого? – спросила она, и его уклончивый ответ лишь сильнее разжег ее любопытство.

- Друга, - ответил Эллиот. – Я встретил ее на поезде. Она просто… ну, ей нужно место, где она сможет остановиться на пару дней.

Ребекка нетерпеливо вздохнула.

- Эллиот! О чем ты говоришь? Какая-то девушка, которую ты встретил в поезде? Совершенно незнакомая?

- Все довольно запутанно, Бека. Ты должна мне довериться – я не могу объяснить все прямо сейчас. – Это замечание показалось ей особенно странным, потому как было совершенно нетипично для Эллиота, который отличался крайней словоохотливостью и был готов всегда, в любое время и весьма обстоятельно обсуждать все, что угодно. – Я все объясню по приезде. Обещаю.

Она… Ребекка мысленно повторила это слово, поправляя заколку на своей длинной косе. Ее не беспокоил тот факт, что таинственный друг Эллиота оказался женского пола. После шести лет знакомства, два последних из которых они жили вместе, она не сомневалась в их отношениях, будучи уверенной в том, что Эллиот любит ее так же сильно, как и она его. И, кроме того, пригласить в дом совершенно незнакомого человека как раз в его духе. Эллиот был самым отзывчивым человеком на свете, всегда готовым уделить время, одолжить денег или предоставить свои услуги всем в этом нуждающимся – поддержать неудачника и встать на защиту слабого. Переполнявший его до краев безудержный энтузиазм был одной из тех черт, что Ребекке в нем нравились. Сама она была более сдержанной и скрытной, далеко не сразу открывая свое сердце людям, однако с Эллиотом все обстояло иначе. После пяти минут знакомства с ним вы уже согласитесь усыновить его, выйти за него или просто забрать к себе домой.

Рассмеявшись при этой мысли, Ребекка наконец увидела приближающийся мотоцикл, как всегда поражаясь поразительной способности Такера учуять своего хозяина даже с такого большого расстояния. Байк с ревом подъехал к воротам, и, помахав рукой водителю, Ребекка подняла защелку; двери распахнулись, позволяя мотоциклу промчаться мимо. Такер радостно кружился на месте, пока она снова закрывала ворота, а потом рванулся в сторону амбара, где Эллиот припарковал своего железного коня рядом со стареньким голубым джипом Ребекки.

Эллиот слез с мотоцикла, снял шлем и повесил его на руль, после чего помог спешиться своей пассажирке, протянув ей руку, когда она пыталась неловко спуститься сама. Пока Ребекка направлялась к ним, Эллиот расстегнул ремешок на ее шлеме и аккуратно снял его, отчего ее темно-каштановые волосы рассыпались по плечам. Незнакомка оказалась невысокого роста, одетой в джинсы и синюю холщовую куртку, и отнюдь не выглядела такой загадочной, как ожидала Ребекка после уклончивого объяснения Эллиота.

- Привет! – позвала девушка, и Эллиот поднял на нее взгляд, широко улыбаясь в ответ.

- И тебе привет, - поздоровался он, после чего провел рукой по своим песочного цвета волосам и с очаровательным смущением принялся теребить очки.

В этот момент Такер добежал до них и принялся подпрыгивать, издавая радостный лай. Неожиданный шум, похоже, испугал женщину, потому что она несколько собственнически схватила Эллиота за руку, заставив Ребекку недоумевающе нахмуриться.

- Все в порядке, Лиза, - приближаясь, услышала она ответ Эллиота. – Это Такер, наша собака… он вас не побеспокоит. – С этими словами он нагнулся и потрепал пса по голове, почесав его за ухом, после чего потянул женщину вниз, чтобы она присела на корточки рядом с ним. Держа Такера за ошейник, Эллиот положил ладонь незнакомки ему на спину. – Он хороший мальчик… не так ли, Такер?

Ребекка наконец подошла к ним, и, поднявшись, чтобы поприветствовать ее, Эллиот быстро притянул ее в объятия.

- Бека… - пробормотал он и затем поцеловал ее. – Я скучал по тебе… - Заглянув в его выразительные карие глаза, Ребекка увидела в них нескрываемое желание и смущенно вспыхнула.

- Я тоже по тебе скучала. – Она поцеловала его в ответ, после чего обратила все свое внимание на женщину, по-прежнему гладившую Такера. – Привет, - сказала она, обращаясь к незнакомке. – Меня зовут Ребекка, Ребекка Монтойя, но вы можете звать меня Бекой. Все так делают.

Женщина мгновение колебалась, но потом медленно выпрямилась, одной рукой опираясь на стоявший позади нее мотоцикл, словно на поручень. Ребекке едва удалось подавить удивленный возглас, когда она впервые осознала, что ее новая знакомая была слепа.

- Привет, - произнесла незнакомка, протягивая свободную руку перед собой. – Меня зовут Лиза, Лиза Уайлдер.

В конце концов придя в себя от неожиданности, вызванной пустотой этих кобальтово-голубых глаз, Ребекка взяла протянутую ей ладонь и крепко ее пожала.

- Рада познакомиться, Лиза, - сказала она и, переведя взгляд на Эллиота, увидела, что он одобрительно кивнул ей. Ощутив исходивший от руки женщины холодок, Ребекка с сожалением покачала головой. – Вам, должно быть, было жутко холодно в течение этой поездки на мотоцикле – надеюсь только, что он вел не слишком быстро.

Губы Лизы изогнулись в легкую улыбку.

- Все прошло не так уж плохо.

- Вам не нужно притворяться из вежливости, Лиза, ведь я ездила на этом мотоцикле, а потому отлично знаю каково это. – Ребекка улыбнулась, когда Лиза издала нервный смешок. – Ладно, пойдемте внутрь.

- Бека, не могла бы ты взять вещи Лизы? – спросил Эллиот, указывая на сумку, прикрепленную к заднему сиденью мотоцикла. Закинув свой рюкзак на плечи, он приблизился к Лизе, взял ее за руку привычным, непринужденным движением и, весьма умело направляя, повел в сторону дома. Его мастерство в обращении со слепой женщиной, словно ему и прежде приходилось иметь дело с незрячими людьми, изрядно удивило Ребекку.

- Конечно, - ответила она и, забрав сумку, вопросительно изогнула бровь, демонстрируя свое коронное выражение лица, означающее, что ему предстоит многое объяснить. Убедившись, что он заметил ее недоумение, Ребекка вместе со следовавшим за ней по пятам Такером пошла рядом с Эллиотом и Лизой к дому.
 
Resist or Serve » Креативность » X-files FanFiction » Чтение с продолжением: "Побег в никуда"
  • Страница 10 из 10
  • «
  • 1
  • 2
  • 8
  • 9
  • 10
Поиск:

Copyright MyCorp © 2020