Resist or Serve Суббота, 2017-12-16, 0:30 AM
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Тень | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 4«1234»
Resist or Serve » Фест "Проекту 20 лет" » Переводы » №9 От судьбы не уйдешь
№9 От судьбы не уйдешь
Black_BoxДата: Среда, 2012-03-21, 6:00 PM | Сообщение # 16
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
Скалли поставила пустой бокал на полку встроенного в изголовье кровати шкафчика и перевернулась на спину. Закинула руки за голову и посмотрела на свое отражение.

- Пожарная машина привезла нас к школе, - продолжала она. - Разумеется, к тому времени, когда мы туда приехали, выпускной вечер закончился, но добрая половина класса собралась на стоянке. А впридачу – местные полицейские и, разумеется, наши родители…

- Дана Кэтрин Скалли: Враг Общества номер один.

- Мой отец, конечно же, так и подумал, - кивнула Скалли. - Полицейские ограничились предупреждением, но я еще целый месяц провела под домашним арестом.

Я отпил еще вина и закашлялся:

- Так что же, между тобой и Маркусом… Вы когда-нибудь… гм…

Она вздохнула.

- Нет. Собственно говоря, после того вечера мы с ним никогда больше не виделись. Мой отец получил новое назначение, и мы переехали в Мэриленд тем же летом. Должно быть, именно поэтому я всегда с такой наивной теплотой вспоминаю о Маркусе. Поскольку для меня он навсегда останется таким же молодым и красивым, а то, что было между нами, – искренним и неподдельным. Мужчины могли появляться и исчезать, но у меня всегда оставался Маркус из выпускного класса – Любовь-Всей-Моей-Жизни.

Скалли снова села, взяла с полки свой бокал и, запрокинув голову, допила вино. Я потянулся за почти опустевшей бутылкой и разделил остаток между нами. Скалли поднесла было бокал к губам, но вдруг застыла.

- Да что это со мной? – воскликнула она, хлопнув себя по лбу ладонью. – Ты так внимательно слушаешь, что у меня напрочь из головы вылетело: я ведь уже рассказывала тебе эту историю.

- Ничего подобного, - возразил я, поставив свой стакан на полку в изголовье.

Брови Скалли взметнулись вверх.

- Ой, и правда, - наконец сказала она, растягивая слова больше обычного. – Наверное, перепутала что-то…

- Должно быть, - согласился я. - Хм, получается, это еще одно дежа вю?

- Вот именно, дежа вю, - быстро кивнула Скалли, хотя мне показалось, что она что-то недоговаривает. Моя напарница отпила еще вина и поставила свой бокал рядом с моим. – Может в этой кровати действительно есть что-то сверхъестественное.

Скалли снова растянулась на спине, а я улегся рядом, так близко, что наши плечи практически соприкасались.

- Обязательно поговорю об этом с Сильвией, когда представится случай. Это теперь как раз по ее части.

- Кровати?

- Нет, одержимость, - ответила она. - Сильвия сейчас монахиня.

Расхохотавшись в унисон, мы смеялись, смеялись и никак не могли остановиться: мне казалось, я вот-вот лопну от смеха, а Скалли в изнеможении вытирала слезы. Наконец мы немного успокоились и перевели дух, но в этот момент встретились взглядами в зеркале и захохотали вновь, все сильнее и сильнее, пока кровать под нами не начала ходить ходуном.

- Так… все.. хватит, - выдавил я, пытаясь отдышаться. - Если будем продолжать в том же духе, то у меня, чего доброго, разыграется морская болезнь.

Постепенно наш легкомысленный настрой все же пошел на убыль. Скалли сцепила пальцы на животе, я закинул руки за голову, мы молча лежали и разглядывали друг друга в зеркале.

- Ну что ж, Малдер, - наконец нарушила молчание моя напарница. - А теперь давай послушаем историю о твоем выпускном вечере.

- Ну, если совсем начистоту, то я туда вообще не пошел.

Она приподнялась, опершись одной рукой о кровать, и обернулась ко мне.

- Вот как… А почему?

Я глубоко вздохнул и вновь обратил свой взгляд к зеркалу.

- Ну, я понимаю, что в это сложно поверить, учитывая мою неординарную личность, но я определенно не пользовался популярностью в школе. По-правде говоря, девушки не особенно стремились появляться в обществе парня с такой зловещей репутацией, как у меня… Парня, чья сестра исчезла при загадочных обстоятельствах. - Я сглотнул, все еще не в силах взглянуть ей прямо в глаза. - И, к тому же, у меня как раз наступил такой период, когда я жутко стеснялся собственной внешности и не мог дождаться, когда мое лицо хоть как-то сравняется в пропорциях с носом… - Я вздохнул. – Двадцать лет прошло, а я все еще жду.

Скалли чуть слышно рассмеялась и вновь перекатилась на спину.

- Я считаю, ты очень красивый, - сказала она. - Пусть у тебя и нестандартная внешность. И думала так с самого начала.

Я еще раз пристально изучил свои черты в зеркале.

- Ну что ж, спасибо на добром слове. Это ведь был комплимент, верно?


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Black_BoxДата: Среда, 2012-03-21, 6:02 PM | Сообщение # 17
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
Мне казалось, что я сумею рассмешить ее этим комментарием, но Скалли оставалась серьезной, более того – нахмурила лоб: такое выражение лица обычно предвещало какой-то важный вопрос.

- Я могу быть с тобой откровенна, Малдер?

Наши взгляды вновь встретились в зеркале, и я кивнул.

- Разумеется.

- Если исключить Маркуса, то всех прочих мужчин, с которыми я завязывала отношения, объединяло кое-что… а именно: все они были старше меня и, к тому же, моими коллегами. Когда я завербовалась в ФБР, то решила положить этому конец, но в результате почти сразу сошлась с Джеком. А после Джека был кто-то еще. А потом меня назначили в «Секретные материалы», и я подумала, что это знак, шанс для меня начать все с чистого листа. - Губы Скалли изогнулись в едва заметной улыбке. - Невзирая на твою репутацию «чокнутого», я была настроена делать эту работу настолько хорошо, насколько это будет в моих силах, и поклялась себе, что ни за что не стану повторять прежних ошибок.

Я закрыл глаза, уже не зная, хочу ли услышать продолжение.

- Но это обещание оказалось из тех, которые легко дать, но трудно сдержать, и причиной тому стал ты. Помнишь наше первое расследование? – спросила она. - И ту ночь, когда я прибежала к тебе в комнату, потому что решила, что у меня на спине тоже появились эти отметины?

Помню ли я? Все, до мельчайших подробностей. Как восхитительно она выглядела в мерцающем свете свечей, какой шелковистой казалась на ощупь ее кожа, запах ванили, исходивший от ее волос и их нежное прикосновение к моей щеке, когда я прижал к себе ее дрожащее тело. Помню, как мы проговорили несколько часов напролет, и я каким-то образом сумел довериться моей новой напарнице настолько, чтобы решиться поведать ей то, что прежде не говорил никому… Я снова открыл глаза, и на мгновенье мне показалось, невозможным удержаться и не рассказать ей, честно, без утайки о том, что чувствовал той ночью. Но лишь на мгновенье.

- Да, конечно же, помню, - ответил я. – Тебе, возможно, и нелегко будет в это поверить, но красивые полуодетые женщины не столь часто врывались в мой гостиничный номер.

Она усмехнулась.

- Я была настолько перепугана, что очертя голову понеслась к тебе. Ты мог бы использовать мою неопытность и страх против меня же самой, или в своих целях, но не сделал этого. Напротив, был очень добрым и заботливым, и в тот момент, когда ты обнял меня… Этого прикосновения, пусть оно и длилось всего лишь долю секунды, оказалось достаточно, чтобы все мои обещания «никаких связей с коллегами по работе» напрочь вылетели у меня из головы.

Я удивленно приподнял брови. Мобилизовал свою фотографическую память, прокручивая в голове все, что произошло в моем номере. И вновь удостоверился, что в ту ночь Скалли ничем не выдала своего интереса ко мне. Ведь иначе… вполне возможно, что я не был бы столь благовоспитанным и безупречным джентльменом, каким ей запомнился.

- Я слышала о тебе столько всяких сплетен, - продолжала Скалли. - Но когда говорила с тобой той ночью, то убедилась: ты совсем не такой, каким тебя описывали. Неугомонный – да. Страстный – вне всякого сомнения. Приверженец определенных теорий – безусловно. Но сумасшедший? Однозначно – нет. Ты показался мне самым интересным, удивительным и неординарным человеком из всех, кого я когда-либо знала. И если бы ты в ту ночь попытался соблазнить меня, я бы согласилась. Не раздумывая.

- Да, сейчас как раз самое время мне об этом рассказать, не находишь?

Скалли ткнула меня локтем в бок.

- Оглядываясь назад, должна заметить: я рада, что мы не сделали того, к чему ни один из нас не был готов. Если бы мы с тобой разделили ту постель, то наверняка не сидели бы сейчас вместе на этой.

Я не мог не признать, что Скалли права.

- Зато кое-что другое, случившееся той ночью, было куда важнее, - продолжала она. - Нам удалось заложить фундамент, ставший основой наших отношений, нашей дружбы, и в основу его легли доверие и уважение.

- Ну… - я надул губы, - отрадно, что если я никого не уложил в постель той ночью, то хотя бы сумел заложить фундамент…

Скалли, не удержавшись, вновь звонко рассмеялась и погладила мою ладонь, а потом села и сделала еще глоток вина.


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Black_BoxДата: Среда, 2012-03-21, 6:02 PM | Сообщение # 18
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
- Все сложилось наилучшим образом и для тебя и для меня, - сказала она. - У нас бывали свои взлеты и падения, но в конце концов все уладилось, правда?

Мне подумалось, что «взлеты и падения» - это слишком мягко сказано, но я не стал спорить, кивнув в знак согласия. Я подождал, пока она снова ляжет рядом со мной, поскольку хотел задать Скалли один вопрос и при этом видеть в зеркале ее лицо:

- Так значит, - начал я, - вот что ты на самом деле думала обо мне в начале нашего знакомства? Что я «страстный» и «обаятельный»?

Губы Скалли изогнулись в лукавой улыбке. «Я знаю о тебе кое-что такое, чего ты сам о себе не знаешь», - было написано у нее на лице, и эта улыбка положительно сводила меня с ума.

- Дааааа…- дразняще протянула она, умудрившись сделать коротенькое слово по меньшей мере вдвое длинней. - Должна заметить, что «несносный» и «доводящий до белого каления» добавились несколько позже.

- Ну что ж, на некоторое время мне все же удалось тебя провести…

Скалли теребила край своей футболки, избегая моего взгляда в зеркале.

- Еще я думала, что ты необыкновенно умный… - продолжала она. - Интригующий… На редкость очаровательный, когда тебе этого хочется. Иногда умеешь очень забавно пошутить.

- Иногда?! – я в притворном огорчении схватился рукой за сердце. - Скалли, ты меня убиваешь…

Она посмотрела на мое отражение в зеркале и рассмеялась.

- Ты умело притворялся, но я сразу поняла, что ты очень чувствительный, немного неуверенный в себе и даже слегка застенчивый.

- О подобных комплиментах, что и говорить, мечтает каждый мужчина…

Скалли покачала головой и вздохнула.

- И как я уже сказала, внешне ты казался мне очень привлекательным. А в ту ночь, в гостиничном номере в Орегоне, я поняла, что ты к тому же заботливый, добрый и благородный человек. Говоря начистоту, не будь я уже очарована тобой, то все равно бы не устояла и влюбилась бы в тебя тогда.

- Ты так говоришь, будто я… Эй-эй-эй… подожди-ка минуточку, не гони лошадей… - Я резко выпрямился и сел, отчего под нами опять заплескались волны. – Что ты сказала?

Скалли засмеялась и тоже села, осторожно повернувшись ко мне, поджала под себя ноги и вновь взяла свой бокал с вином.

- Я сказала, что могла бы влюбиться в тебя той ночью. Не будь я уже влюблена. В тебя.

Часть вторая


На некоторое время в комнате повисла тишина. Я, потеряв дар речи, ошеломленно уставился на Скалли. Моя напарница тоже молчала и, невозмутимо потягивая вино, ждала моей дальнейшей реакции. Несколько придя в себя, я, драматически воздев руки, дабы подчеркнуть свое изумление, сбивчиво переспросил:

- Ты хочешь сказать, что… на нашем первом расследовании… в Орегоне… ты ужебыла… влюблена в меня?!

Скалли подняла бровь и слегка кивнула, поднося к губам бокал.

- Угу, - только и сказала она.

Я разинул рот и, чтобы дать хоть какой-то выход своей растерянности, сжал руки в кулаки.

- А за эти шесть лет тебе ни разу не приходило в голову сказать об этом мне?

Скалли снова поставила свой бокал в изголовье и, потянувшись вверх, поймала мои ладони и сжала в своих.

- Малдер, в ту ночь в Орегоне я внимательно слушала то, что ты говорил: о важности этой работы, о твоих подозрениях относительно правительственных заговоров, о горячем желании разыскать сестру. Ты тогда расставил приоритеты совершенно четко и недвусмысленно. Насколько мне помнится, дословно это звучало примерно так: «Все остальное не имеет для меня значения».

Да вот уж повезло так повезло. У Скалли тоже была фотографическая память.

- Знаешь, на самом деле это оказалось к лучшему. Любовные приключения и связанная с ними сумятица – последнее, в чем мы нуждались в то время. - Она слегка расслабила пальцы. - Но, хотел ты того или нет, а напарниктебе, безусловно, пригодился бы, и я знала, что работа с тобой будет делом плодотворным и увлекательным. Так что я сделала свой выбор: не зацикливаться на романтических чувствах, - и решила, что постараюсь стать для тебя хорошим напарником и другом.

- И ты вот так запросто, усилием воли, взяла и перестала меня любить?

- Ну не то чтобы перестала. - Скалли выпустила мои руки и сложила руки на коленях. - По-правде говоря, меня влекло к тебе по-прежнему, но я сумела убедить себя в том, что чувства к коллегам – моя слабость, и была полна решимости не дать им зайти еще дальше. Нам отлично работалось вместе, я дорожила отношениями, которые складывались у меня с тобой, и вовсе не желала их испортить.


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Black_BoxДата: Среда, 2012-03-21, 6:04 PM | Сообщение # 19
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
Скалли поднесла бокал к губам, но пить не стала и просто задумчиво разглядывала его содержимое.

- А дальше случилось столько всего, - продолжала она. - Мое похищение, убийство твоего отца. И Мисси. Моя болезнь. Я пыталась отгородиться от тебя в то время, но ты мне не позволил. И делал все возможное и невозможное, чтобы спасти. Надеюсь, ты понимаешь, что в моей жизни нет и не было друга лучше тебя.

Я улыбнулся ей так тепло, как только мог.

- Взаимно.

Глаза Скалли засверкали, и она склонила голову набок.

- Потом, уже после моего выздоровления, ты оказал мне столько помощи и поддержки, во время событий, связанных с Эмили… и вот тогда я впервые позволила себе задуматься: а что, если ты, возможно, испытываешь ко мне нечто большее, чем просто дружеские чувства?

- Почему же ты и тогда ничего не сказала мне?

- Потому что появилась Диана. - Скалли поднесла рюмку еще ближе к губам и задумчиво водила пальцем по краю. - И ты очень глубоко задел меня… нет, не тем, что никогда не рассказывал о ней прежде. Ты не должен был отчитываться мне о своих старых напарниках и, тем более – прошлых отношениях. Мне было больно, потому что ты даже не счел нужным сказать мне это в лицо, сам, когда она появилась вновь. В результате эта новость застала меня врасплох. Я чувствовала себя крайне неловко, узнав от нее, что вы когда-то работали вместе. И не понимала, откуда в тебе столько черствости…

- Дело совсем не в моей черствости, Скалли, - объяснил я. - У меня вовсе не было подобного умысла. Когда я вошел в комнату, где проходило совещание, и увидел Диану, то был ошеломлен. Понимаю, мне следовало дать тебе какие-то объяснения, но я не знал, что сказать.

- Я поняла, - ответила Скалли. – Но все равно ощущала себя преданной. Мне показалось, что ты намеренно стараешься утаить от меня подробности. Так что я приехала сюда и спросила о Диане у парней. И они рассказали мне, что вы вместе начинали работу в «Секретных материалах», и не скрывали, что ты с ней спал. От меня не ускользнуло, что Диане ты до сих пор небезразличен, а поскольку ты всеми силами стремился обойти эту тему, я решила, что и она тебе тоже.

- Скалли, я…

- А дальше все закрутилось еще быстрее. В Диану стреляли, «Секретные материалы» были закрыты, и в конце концов я решила, что мне лучше уйти. Но ты попросил меня остаться. - Она протянула руку и провела пальцем по моему предплечью. - Тогда, догнав меня в коридоре, ты произнес именно то, что я мечтала услышать все пять лет, но мне не верилось, что этот порыв до конца искренен. Может, ты вовсе не стремишься открыть мне свое сердце, а просто играешь на моих чувствах, пытаясь убедить остаться. А потом я поняла, что ты собираешься поцеловать меня, и знала, что этот поцелуй ответит на мой вопрос лучше всяких слов и разрешит все сомнения.

- И тут нас так бесцеремонно прервали…

Скалли улыбнулась и в очередной раз отставила бокал.

- Помню, когда ты помчался вызывать скорую помощь, я лежала там и думала, что так и умру, не зная наверняка, что же ты на самом деле чувствуешь ко мне.

Опустив глаза, я прошептал:

- Очень жаль, что я так и не сумел выразить всю глубину моей привязанности к тебе.

- Но ты показал мне это, Малдер, - ответила она, обратившись к моему отражению. - Так ли уж часто девушка может похвастаться, что ее мужчина, в буквальном смысле слова, отправился за ней на край земли?

Что сейчас сказала Скалли? Ее мужчина?

- Однако после того, как мы вернулись из Антарктиды, все пошло своим чередом, - продолжала она. - «Секретные материалы» открыли, но без нас, и нам обоим было нелегко приспособиться к новому положению дел. Ты, казалось, не стремился вернуться к тому, на чем мы остановились тогда в коридоре, поэтому я подумала, что будет лучше все забыть и сосредоточиться только на наших рабочих и дружеских отношениях.


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Black_BoxДата: Среда, 2012-03-21, 6:05 PM | Сообщение # 20
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
- Но ведь я сказал, что люблю тебя. Тогда, в больнице.

Скалли одновременно вздохнула и рассмеялась.

- Было немного сложно понять, что творится у тебя в голове… понимаешь ли ты, кому и в чем признаешься… После всего, сказанного тобой в присутствии врача, двух медсестер, трех Стрелков и заместителя директора Скиннера.

- Вот и Фрохики мне о том же твердил.

Она кивнула.

- Тебя под завязку накачали всевозможными препаратами, Малдер. Я не собиралась принимать все, что ты говорил в тот момент, за чистую монету, и уж тем более - ловить тебя на слове.

- Но мои слова были совершенно искренними, Скалли. – Я взял ее за руку и повторил, не давая себе времени засомневаться или одуматься и промолчать.

- Я люблю тебя. И очень давно, но даже не надеялся, что и ты можешь любить меня.

Скалли улыбнулась, игриво погладив меня по руке большим пальцем.

- Удивительно, верно? Во время расследования мы настолько «на одной волне», что практически можем читать мысли друг друга. Но почему-то никогда не пробовали перенести это замечательное умение «чувствовать партнера» из профессиональной сферы в личную.

- Да уж, - согласился я. - Что верно, то верно. Может, и стоило хоть разок посетить один из этих семинаров по коммуникативным навыкам. – На некоторое время я умолк, задумавшись, почему в последний раз, когда Скалли хотелось выпить со мной бокал вина, я предпочел этому погоню за Человеком-Мотыльком. Что, спрашивается, на меня нашло?

- А почему сегодняшний вечер? – спросил я. - Что заставило тебя все-таки рассказать мне о своих чувствах?

Скалли отпустила мою руку и вновь взяла бокал, шутливо приподняв его, словно желая чокнуться.

- Ну, вот это точно не повредило. - Скалли допила вино и вернула бокал на прежнее место. Потом растянулась на матрасе и жестом предложила мне сделать то же самое. Вероятно, Скалли обнаружила то, что я понял гораздо раньше: намного легче раскрывать душу и делиться своими подлинными чувствами, глядя в зеркало, а не друг на друга. Ты близко, но в то же время присутствует некоторая безопасная дистанция. Да, полагаю, некоторые старые привычки непобедимы.

- Впрочем, меня подтолкнуло не столько вино, сколько сама судьба, - сказала она, когда я улегся рядом.

Где-то в глубине моего сознания внезапно промелькнуло смутное воспоминание: мы со Скалли спорим о судьбе и свободной воле. Но сколько я ни старался, никаких подробностей припомнить не удавалось, а сам разговор казался чем-то неопределенным и расплывчатым - скорее, обрывком сна, чем кусочком реальности. Еще одно дежа вю. Но сейчас меня ни капли не тянуло консультироваться с Сильвией по поводу «одержимой» кровати.

- И почему ты думаешь, что это судьба? – спросил я.

- Ну, - ответила она, - некоторые на первый взгляд не связанные между собой события последних месяцев заставили меня чаще задумываться о будущем… нашем будущем.

- Например?

- Ну, для начала - наша поездка в Неваду, размышления о нормальной, упорядоченной жизни. Тот полный странных откровений Сочельник… Столько раз мы были на волосок от гибели – ты угодил в заложники к этому несчастному мистеру Крампу… Бермудские острова… Флорида… Пэджетт… чрезмерно ретивый Пейтон Риттер.

Я вздрогнул, вспомнив телефонный звонок из больницы: мне мало что запомнилось после слов «в критическом состоянии». А короткий перелет из Вашингтона до Нью-Йорка ни разу не казался таким длинным.

- Две женщины пытались проверить на прочность наш союз, но он выдержал это испытание, - добавила Скалли. - Первой была Диана, второй - Карин Берквист.

Карин. Я все еще чувствовал груз вины за то, что случилось с ней. И, если на то пошло, то каким-то извращенным образом и за Диану тоже, хотя и в меньшей степени. Пусть это был ее выбор, но Диана связалась с этими не знающими жалости людьми из-за меня.

- И много чего еще, - продолжала Скалли. - Например, случившееся в Канзасе. Помнишь свою экстравагантную теорию, что Холман Харт, сдерживая свои чувства, тем самым воздействует на погоду, и, чтобы положить этому конец, необходимо свести его с женщиной, в которую он тайно влюблен?

- Эта «теория», между прочим, полностью подтвердилась.

Скалли закатила глаза.


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Black_BoxДата: Среда, 2012-03-21, 6:06 PM | Сообщение # 21
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
- Ну ладно, скажем так: учитывая конечный результат, ты, возможно, не ошибся. Так вот, в тот вечер, на встрече выпускников Шейла сказала мне, что всегда воспринимала Холмана только как друга и даже не задумывалась о романтических отношениях с ним. А я ответила, что самые лучшие отношения зачастую основываются именно на дружбе. В один прекрасный день ты смотришь на человека, которого всегда считала только другом, и видишь в нем нечто такое, чего не замечала ранее. И внезапно осознаешь, что только его одного ты и можешь представить рядом с собой.

На мгновенье она отвела глаза от зеркала и посмотрела прямо на меня.

- И в какой-то момент я поняла, что уже говорю вовсе не о Холмане и Шейле. А о нас с тобой.

Прежде чем продолжить, Скалли вновь обратила взгляд к зеркалу.

- После этого я решила, что скажу тебе о своих чувствах, но никак не могла выбрать подходящий момент и нужные слова. Но вот теперь, когда мы волей случая оказались взаперти в этой комнате… Плюс немного вина, чтобы развязать язык, и вот что из этого вышло… Судьба.

Я не мог позволить ей и дальше оставаться в неведении. Настало время наконец-то поведать Скалли правду и смиренно принять то, что последует дальше. Сколько можно оттягивать неизбежное? Глубоко вздохнув, я потянулся к заднему карману, коснулся пальцами края записки и…

- Эй, постой-ка, - отдернув руку, спохватился я. - Ты сказала, что той ночью в Орегоне могла бы влюбиться, не будь ты ужев меня влюблена. Но ведь мы с тобой едва знали друг друга. Так что же, выходит, это была любовь с первого взгляда?

Скалли тихонько засмеялась.

- Не совсем. Я поняла, что влюблена еще до того, как увидела тебя, - в тот момент, когда услышала за дверью: «Здесь нет никого, кроме опального агента ФБР».

- А я-то думал, что все девушки вешаются на меня из-за тех за душу берущих слайдов, которые я им показывал…

- Что ж, если играть честно, то теперь твоя очередь, - сказала она. - Я тоже хочу знать, когда ты понял, что влюблен в меня. Или это тоже была любовь с первого взгляда?

- Ты что, шутишь?! Вспомни только, какой пиджак ты носила!

Скалли шлепнула меня по бедру.

- Хватит ломать комедию. Я тебе сказала правду.

- Хорошо, хорошо, - сдался я. - Но, знаешь, это случилось не в один миг. Все происходило постепенно. - Я взъерошил волосы и потер шею. - Ты очень понравилась мне сразу, пусть я и не особенно афишировал этот факт. Но, пожалуй, именно после случившегося с Глубокой Глоткой я впервые понял, что это нечто большее, чем симпатия… Когда они закрыли «Секретные материалы», а нас с тобой развели по разным отделам.

На мгновенье я замолчал, пытаясь собраться с мыслями, сам не понимая, отчего так нервничаю. И покрепче прижал ладони к поверхности матраса, пытаясь хоть немного успокоить нервы, а заодно и гуляющие подо мной волны.

- Прежде я не понимал, до какой степени стал нуждаться в тебе и как много ты стала значить для меня, - в конце концов сказал я. - Ты указывала мне путь, добавила моей жизни упорядоченности, которой ей так не хватало. Лишь тогда я понял, чего лишился. Никогда прежде я не встречал человека, способного бросить мне вызов, заставить выкладываться до конца. Человека, чье присутствие способно так возбуждать разум. Я скучал по твоему обществу. Я скучал по тебе.

Она ничего не сказала, просто осторожно накрыла мою ладонь рукой, напоминая, что она по-прежнему здесь и слушает меня.

- А после твоего похищения я просто изнемогал от одиночества. Потому что уже не мог поднять трубку и поговорить с тобой, потому что больше некому было высмеивать мои сумасшедшие теории… Как мне не хватало этого… и даже твоей скептически поднятой брови. Месяц шел за месяцем, а тебя все не было… Пожалуй, именно тогда я понял, что люблю тебя. И думал, что уже никогда не смогу рассказать тебе об этом.

- Почему же ты не сказал мне, когда я вернулась? – спросила Скалли.

- Тебе и так здорово досталось, и мне не хотелось еще больше осложнять твою жизнь, - ответил я. – Знаешь, даже не рассчитывал, что ты разделяешь мои чувства. Я видел, что тебя беспокоит мое благополучие, мое душевное состояние. Но в остальном ты, казалось, просто мирилась с моими причудами и посмеивалась надо мной. На то, что ты любишь меня, я даже не надеялся. Когда Пэджетт сказал, что ты уже влюблена, я гадал – кто же этот счастливчик?

- У меня нет времени на кого-то еще, Малдер, - засмеялась моя напарница. - Все мое время без остатка отдано тебе и только тебе. Плата так себе, зато дополнительные льготы все искупают.


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Black_BoxДата: Среда, 2012-03-21, 6:06 PM | Сообщение # 22
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
Мы оба одновременно улыбнулись. Я горячо надеялся, что в жизни моя улыбка выглядит не такой идиотской, какой смотрится в зеркале. Некоторое время мы просто лежали молча, привыкая к тому, что после шести долгих лет недомолвок можно больше не скрывать правду. А я впридачу не мог не задаваться вопросом: а что же будет дальше, теперь, когда эта тайна все-таки выплыла на свет Божий?

Словно бы в ответ на мой невысказанный вопрос, Скалли повернулась на бок и медленно провела пальцем по моей руке. От этого прикосновения волоски у меня на шее встали дыбом, казалось, по коже пробегают крошечные электрические искры, устремляясь к кончикам пальцев на руках и ногах… ну и к другим частям тела тоже.

- Скажи, а на мое присутствие твой разум по-прежнему откликается так… горячо?

- Ммм… - промурлыкал я. - Еще как…

- А мое возбуждающее действие ограничивается одним лишь разумом или… возможны и другие варианты? - Скалли наклонилась ближе, одной рукой по-прежнему лаская мои пальцы, а другой осторожно перебирая волосы у меня за ухом.

И хотя больше всего я хотел, чтобы Скалли не останавливалась, остатки здравого смысла требовали немедленно положить этому конец.

- Скалли, остановись, - сказал я, удержав ее пальцы, скользящие по моему запястью. - Мы не можем продолжать сейчас. Мне кажется, для этого ты слишком много выпила.

- И почему ты так решил? – голос ее был низким и соблазнительным.

- Ну, хотя бы из-за того, что ты сейчас вытворяешь, - пояснил я. - Не припомню, чтобы ты позволяла себе подобное, за исключением тех случаев, когда я болен, ранен или вовсе без сознания.

- Да неужели? – удивилась Скалли. - И, между прочим, тебе-то откуда знать, что я вытворяю, когда ты без сознания?

Навеселе Скалли или нет, сути дела это не меняло: если уж сболтнешь лишнее, то будь уверен – твой промах от нее не укроется.

- Ну… иногда я, уже очнувшись, притворяюсь, что еще без сознания… всего на секунду или две. Чтобы насладиться твоим прикосновением. Между прочим, мое психологическое образование наводит на интересную мысль: ведь то, что я столь часто получаю травмы на работе, может объясняться моей повышенной потребностью в тактильном контакте и стремлением хоть как-то удовлетворить эту потребность.

- А можно найти и не столь заковыристое объяснение: ты просто недотепа.

- Что ж, все может быть.

Скалли наклонилась ближе и начала легонько покусывать мочку моего уха.

- Скалли, мы не можем. - Я торопливо отодвинулся и сел, чтобы придать больше веса своим словам, бросил в изголовье подушку и облокотился на нее.

Скалли с удрученным вздохом упала на матрац. Некоторое время моя напарница так и лежала, глядя на себя в зеркало, но затем тоже села и положила свою подушку рядом с моей. Скрестила руки на груди и вздернула подбородок, с тем же упрямством, которое демонстрировала всякий раз, когда до хрипоты отстаивала свои версии в наших расследованиях.

- Малдер, мне кажется, что в течение последних двух часов мы установили один непреложный факт: мы любим друг друга.

- Безусловно, - согласился я.

- Мне всегда казалось, что после того, как люди объявляют о своей любви друг к другу, они стремятся сделать следующий шаг.

- Стремятся, - согласился я.

Скалли поджала ноги под себя и положила ладони на колени.

- Малдер, так хочешь ты или нет заняться со мной любовью?

Я посмотрел на нее, прекрасно понимая, что мои глаза все равно выдадут мое желание.

- И ты еще спрашиваешь?

Скалли досадливо хлопнула по колену и удивленно развела руками.

- Так в чем же дело, Малдер? Чего мы ждем? Шести лет ожидания недостаточно?

- Вот именно, Скалли. Мы ждали шесть лет. - Тяжело спорить, когда в собственную правоту веришь лишь отчасти, а на деле хочешь прямо противоположного своим словам. Но я всеми силами пытался. - Столько времени ушло у нас, чтобы добраться до этой точки. И я меньше всего хочу одним махом все испортить. Что если кто-то из нас наутро пожалеет о случившемся?

- Лично я ни о чем жалеть не собиралась, - сказала она. - А ты?

Я покачал головой.

- Скалли, мы оба выпили. Ты сама признала, что именно алкоголь придал тебе храбрости все-таки затронуть эту тему. На Бермудских островах я сказал тебе чистую правду, но ты мне не поверила лишь потому, что я был под воздействием лекарств. Дело не в том, что я не хочу сделать следующий шаг… просто, когда дело дойдет до него, а я не сомневаюсь, что это будет скоро, единственное мое желание – чтобы все прошло идеально. Не хочу, чтобы кто-то из нас впоследствии сожалел о том, чего уже не изменишь. Не хочу даже тени сомнений или возможных сожалений.


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Black_BoxДата: Среда, 2012-03-21, 6:07 PM | Сообщение # 23
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
- Малдер, к чему такие опасения? Мы что, настолько пьяны, что не способны на разумные поступки? Да, мы слегка навеселе, мы расслабились, и нам хорошо. Но я вполне способна отдавать отчет в своих действиях и знаю, чего хочу. Я хочу заняться с тобой любовью, прямо сейчас, в этой постели. Это судьба, Малдер. В глубине души мы оба это знаем. Судьба свела нас здесь сегодня вечером.

Я глубоко вздохнул. Вот и настало время расплаты.

- Скалли, судьба здесь совершенно не причем. Это заслуга Фрохики.

Она непонимающе воззрилась на меня.

- Что?

Сунув руку в задний карман, я достал записку и показал ей.

- Прочти.

Скалли пожала плечами, взяла протянутый листок и, развернув, начала читать. Я ждал, скрестив руки и втянув голову в плечи, готовясь принять все, что последует дальше.

- Я все правильно поняла? То есть… ты хочешь сказать, что все это задумывалось ради нас? И Фрохики запер нас здесь умышленно?

Я быстро кивнул, не решаясь поднять глаз или принять менее скованную позу.

- И давно тебе это известно? – Мне не нужно было смотреть ей в глаза, я и так прекрасно слышал обвинительные нотки в голосе моей напарницы.

- Я нашел записку, когда начал доставать тарелки из холодильника.

- То есть, ты был в курсе уже давным-давно, но ничего не сказал?

- Я несколько раз собирался это сделать, - вздохнул я, - но так и не смог. Мне было слишком хорошо с тобой, и очень не хотелось портить настроение. Прости, что не сказал тебе сразу же, как нашел эту записку.

Отвернувшись, я передвинулся на край кровати, с глухим стуком поставив ноги на пол. И так и остался сидеть, уронив голову на руки, не говоря больше ни слова. Скалли только задумчиво водила пальцем по бумаге, и ничто, кроме этого звука, не нарушало воцарившуюся в комнате тишину. Матрац заколыхался, когда она встала, вероятно, на секунду забыв, что уйти отсюда все равно не получится. И, хочешь - не хочешь, но ближайшие восемь часов или около того ей придется провести в обществе своего напарника - этого никчемного сукиного сына.

Я настолько погряз в жалости к себе, что не сразу почувствовал, как Скалли легонько коснулась моего плеча, усевшись рядом. Затем ее ладонь двинулась дальше, и тонкие пальцы принялись нежно поглаживать мою шею, а другая рука мягко опустилась мне на бедро.

Она склонилась ближе и прошептала мне на ухо:

- Фрохики пришлось немало повозиться. Будет обидно, если все его хлопоты и старания пропадут впустую.

Я ошарашено уставился на нее.

- Ты шутишь, да? – Я понял, что подтверждаются мои худшие опасения, когда вместо ответа ощутил прикосновение горячего язычка к своему уху, и обреченно пробормотал:

- Теперь я точно знаю, что ты пьяна и не контролируешь свои действия.

- Я не пьяна, Малдер, - возразила Скалли, а в следующую минуту ее губы последовали дальше и мягко коснулись моей щеки. - Я полностью отвечаю за то, что говорю. И за то, что делаю.

Скалли явно сочла дальнейшую дискуссию ниже своего достоинства и в спор вступать не собиралась.

Она оставила еще один влажный поцелуй в уголке моего рта и обняла меня за шею.

- И, между прочим, я нахожу довольно милым то, что Фрохики решился сыграть роль свахи. Забавно… другие люди, в отличие от нас самих, прекрасно замечают наше влечение друг к другу.

Я покачал головой.

- Поверить не могу, что ты это серьезно, Скалли. Что случилось с женщиной, которая верила в судьбу?

- Иногда судьбу не помешает немного подтолкнуть.

Скалли положила ладонь на мою щеку, мягко, но непреклонно заставляя повернуться к ней, и коснулась губами моего рта. Этот поцелуй был нежным, но сулил многое: первый шаг на неизведанную территорию, обещание, увертюра перед чем-то более грандиозным. Отстранившись, она игриво оглядела меня, пытаясь понять мою реакцию.

- Доктор Скалли, - прошептал я, - вы что, пытаетесь меня соблазнить? *
___________________________________
*[По всей вероятности, это цитата из фильма «Выпускник» (The Graduate, 1967)]

- Я уж думала, ты никогда не заметишь. - Она прижалась губами к моему колючему подбородку. - Мы что, всю ночь будем говорить затертыми до дыр клише из фильмов? – поддела меня Скалли. - Могу предложить кое-что гораздо более интересное.

Скалли снова потянулась погладить мою щеку, но я поймал ее за запястье и покачал головой.


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Black_BoxДата: Среда, 2012-03-21, 6:09 PM | Сообщение # 24
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
- Скалли, я все же думаю…

Она вскочила с кровати - так быстро, что я закачался на матраце, словно буй.

- Фрохики был прав, - сказала Скалли. - Ты слишком много думаешь.

Она обхватила мое запястье обеими руками и потянула прочь с кровати, с силой, которой я никак не ожидал. - Ладно, Малдер, давай!

- Куда ты меня тащишь? – удивился я.

- Раз тебе так хочется мыслить трезво, давай попробуем протрезветь.

-----------------------------------------------------
На нашу со Скалли долю и прежде выпадали «горячие» моменты, но так жарко, во всех смыслах этого слова, нам еще не было и никогда прежде это не приносило столько удовольствия. Я чувствовал себя настолько восхитительно, что даже вылезать не хотел. Ну, почти.

Мы со Скалли нежились в джакузи около часа, одновременно наслаждаясь нашей традиционной прелюдией - разговором. Впрочем, не только. Должен признать, трудно было устоять и не зайти дальше, хотя наши поцелуи и ласки все еще носили относительно невинный характер. Всему, что мы сейчас позволяли себе, можно было (при желании) не придавать особого значения или вовсе выбросить из головы – пусть и не без труда - в конце концов, мы оба были раздеты, хотя из-за пузырьков это в глаза не бросалось. Но сознательно или подсознательно, все-таки держались в определенных границах, поскольку оба знали, что самая малость отделяет нас от последнего решительного шага, который изменит все окончательно и бесповоротно. И я был в ужасе.

Разумеется, не из-за близости. В одну из глубочайших вспышек прозрения я осознал, что, пусть даже полностью одетый, связан со Скалли гораздо теснее, чем с любой другой женщиной в ситуациях, когда одежды на мне не было вовсе. Иногда я чувствовал, что мы с ней близки настолько, словно уже были любовниками во всех отношениях, кроме одного. А если, сделав это последний шаг, мы поймем, что совершили величайшую ошибку в жизни? Что, если за одну ночь секса придется расплатиться нашей дружбой? Стоила ли игра свеч?

Я стоял рядом с кроватью, сунув руки в карманы пушистого белого халата, в ожидании задержавшейся в ванной Скалли. Сколько раз я пытался представить, на что это похоже: заниматься с ней любовью на этой самой постели? И теперь, когда моя фантазия вот-вот готова была воплотиться в жизнь, я так нервничал, что с трудом сохранял спокойствие. Теплые руки внезапно обхватили мою талию, и напарница прижалась щекой к моей спине.

- Опять задумался?

- Самую малость, - ответил я, поворачиваясь к ней лицом. - Ты уверена, что в самом деле этого хочешь, Скалли? Это действительно осознанное решение?

Она сделала шаг назад и подняла правую руку

- Я, Дана Кэтрин Скалли, торжественно клянусь, что в данный момент трезва, как стеклышко. Я нахожусь в здравом уме и полностью отдаю себе отчет в том, что говорю и делаю, а все мои реакции абсолютно не нарушены и соответствуют норме. И я со всей ответственностью заявляю, что желаю заниматься с тобой любовью так, как только можно того желать, а если ты не веришь мне, то можешь протестировать меня как угодно на свой вкус. Хочешь, я пройду по прямой?

Скалли сделала шесть изящных шагов вперед, грациозно, словно гимнастка на бревне, развернулась и отсчитала еще шесть шагов обратно.

- Готово. Хочешь, дотронусь рукой до носа? – Она закрыла глаза, вытянула руки по швам, а потом поднесла указательный палец к носу, сначала два раза с левой, а затем с правой стороны.


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Black_BoxДата: Среда, 2012-03-21, 6:10 PM | Сообщение # 25
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
- Готово! – воскликнула она. - Хочешь, я буду стоять на одной ноге и одновременно читать геттисбергскую речь? * «Восемьдесят лет тому назад…»
______________________
*[Геттисбергская речь Авраама Линкольна, одна из самых известных речей в истории США, считается образцом ораторского искусства.]

Я схватил Скалли за плечи и, притянув к себе, коснулся ее рта, сначала нежно, а потом все более нетерпеливо. Ее губы приоткрылись, и Скалли с готовностью и ничуть не меньшим пылом ответила. И вскоре мы страстно, самозабвенно и неистово целовались, позабыв обо всем, и лишь нехватка воздуха все-таки вынудила нас остановиться.

Я с неохотой оторвался от ее губ, по-прежнему удерживая в ладонях лицо моей напарницы и зарывшись пальцами во влажные рыжие волосы. Синие глаза Скалли были сейчас темными и затуманенными желанием – наш поцелуй явно не оставил ее равнодушной.

- Я предпочитаю тест «Алкотестер», - сказал я.

- Так скажите мне, офицер, - промурлыкала она, - что он вам показал?

- Пока ничего, - прошептал я, - но вечер только начинается.

Лицо Скалли озарила коварная улыбка.

- А разве вы не собираетесь зачитать мне мои права?

- Вы имеете право не хранить молчание.

Она засмеялась.

- О, вот как! Почему-то мне кажется, что вы произносили эти слова и раньше?

- Сопротивление офицеру при исполнении, да? – поддразнил я. – Мне, что, достать наручники?

- Хм… интересная мысль, - ответила Скалли. - Но не в этот раз, офицер. Я вижу, с вами шутки плохи, так что выбираю мирный путь.

- Прекрасно, поскольку наручники я оставил в других штанах.

- Надеюсь, что все прочее, находящееся в твоих штанах, по-прежнему на своем месте? – Скалли встала на цыпочки, поцеловала меня в щеку и, словно бы ненароком, прижалась ко мне всем телом, затем отвернулась и начать стаскивать с кровати то самое покрывало, которое мы несколько часов назад так тщательно разглаживали по колышущемуся матрацу.

- Теперь понимаю, почему Фрохики так настаивал, чтобы постельное белье выбирала я, - заметила Скалли, вновь старательно взбив подушки, и бросив их в изголовье. – Он ничего не оставил на волю случая.

Она на мгновенье сжала мою руку, а затем обошла кровать, чтобы убрать покрывало с другой стороны. Я тем временем нервно заглянул в ящик прикроватной тумбочки и обнаружил там то, что искал.

- Да, Фрохики ничего не упустил, - согласился я, встряхнув коробочку и убедившись, что она не пустая. - Ребристые… «Доставят Вам необычные ощущения и полное удовлетворение!»

Я собирался уже разорвать упаковку, но голос Скалли, столь же ласковый и нежный, как волны на матраце, остановил меня.

- Если тебе они не нужны, то мне и подавно.

Я улыбнулся, бросил коробочку обратно в ящик и, прежде чем начать раздеваться, попытался унять предательскую дрожь в коленях. Скалли как раз закончила разбирать постель, так что я развязал пояс моего халата и глубоко вздохнул:

- Ну вот, можешь полюбоваться, хотя было б чем, - сказал я, и халат упал на пол.

Скалли укоризненно покачала головой и смерила меня долгим взглядом.

- Малдер, я, конечно, не ждала, что ты примешься нести всякую чепуху, чтобы порисоваться и польстить себе, но просто на будущее: это не совсем те слова, которые женщина мечтает услышать непосредственно перед тем, как ты планируешь заняться с ней любовью.


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Black_BoxДата: Среда, 2012-03-21, 6:11 PM | Сообщение # 26
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
- Ох, прости…

Пока я забирался в постель, Скалли по-прежнему не сводила с меня пристального взгляда, воздержавшись от комментариев, когда я, словно подросток, не устоял перед искушением взглянуть, как смотрятся в зеркале определенные части моего тела. Впрочем, не поручусь, что она сама не покосилась на себя украдкой. Устроившись поудобнее, я похлопал по пустому месту рядом и протянул Скалли руку.

- Одну минуту, - сказала она, погасила свет, взяла что-то со столешницы на кухне и, пройдя по комнате, зажгла свечи, которые Фрохики, оказывается, предусмотрительно расставил то тут, то там. Забавно… Я их до сей поры даже не замечал. Закончив, Скалли положила зажигалку обратно, вновь подошла к кровати и на секунду замерла, любуясь, как пламя свечей отражается от зеркальной поверхности балдахина. Затем глубоко вздохнула, и халат медленно соскользнул с ее плеч.

Некоторое время Скалли не трогалась с места, видимо, посчитав, что теперь настала ее очередь позволить мне полюбоваться на ее тело. А я не мог оторвать взгляда от своей напарницы: бледное красивое лицо в обрамлении своевольно разметавшихся волос, молочно-белая кожа, казавшаяся матовой в этом мягком освещении, округлая, совершенной формы, грудь. Плавные изгибы тела, угадывающиеся под теми синими джинсами и костюмами от Донны Каран, намного превосходили то, что я все это время рисовал в своем воображении. Одним словом, Скалли была настоящим совершенством.

Эффект, который возымело это зрелище, трудно было не заметить, но Скалли не устояла перед возможностью слегка поддразнить меня.

- Разочарован? – кокетливо спросила она.

Я медленно покачал головой, во рту у меня пересохло, и язык повиновался с трудом.

- Только тем, что мы не сделали этого давным-давно.

- А как же твои опасения?

- Прямо сейчас не могу вспомнить ни одного… Скалли, если бы я сказал, что у тебя красивое тело, ты бы вменила мне это в вину?

Она положила руки на бедра.

- Затертых до дыр клише из фильмов недостаточно, и ты решил впридачу вспомнить тексты из плохих песен кантри? *
________________________
*[«If I said you had a beautiful body» песня кантри-дуэта «The Bellamy Brothers».]

- Эй, это, между прочим, классика, - возразил я. - И ты не ответила на мой вопрос.

Скалли улыбнулась и грациозно, словно львица, подкрадывающаяся к добыче, забралась в постель. Я так старался ничего не упустить, любуясь этой картиной со всех возможных ракурсов, что у меня в буквальном смысле голова пошла кругом. Я откинулся на подушки, и она устроилась рядом, на несколько секунд склонив голову мне на грудь, словно прислушиваясь, как бьется мое сердце и заодно желая убедиться в реальности происходящего.

А затем Скалли приподнялась и, устроившись сверху, принялась неторопливо целовать меня: лоб, кончик носа, губы, подбородок… Она выбрала направление с такой же безошибочной точностью, с какой устремляется к югу стрелка компаса. Впрочем, в отличие от нее, Скалли не была столь непреклонна и никуда не спешила, порой подолгу останавливаясь на одном месте или отклонялась в сторону, дабы уделить внимание отдельным, особо заинтересовавшим ее участкам. И хотя Скалли выбрала весьма живописный и извилистый маршрут, я ничуть не возражал, тем более, что зеркало давало мне долгожданную возможность вдосталь полюбоваться на ее татуировку. Указательным пальцем я очертил контуры уроборуса, и змея, словно живая, задрожала от моего прикосновения, так же, как я сам трепетал сейчас от прикосновений Скалли.


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Black_BoxДата: Среда, 2012-03-21, 6:11 PM | Сообщение # 27
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
Прежде я видел ее лишь несколько раз, но, должен признать, что всегда находил завораживающей и чертовски сексуальной. Мне казалось, что Скалли воспринимает свою татуировку как своего рода знак отличия, заработанный во время восстания – бунта против множества несправедливостей и не в последнюю очередь - против меня. Но вне зависимости от причин, толкнувших ее на этот поступок, мне хотелось надеяться, что Скалли не случайно выбрала именно уроборус и что эта змея во многом стала символом нашего партнерства: созидание из разрушения, жизнь из смерти, вечный круг движения и обновления.

Внезапно я осознал, что Скалли застыла и перестала целовать меня, и вновь сосредоточил внимание на женщине в своих объятиях.

- Что такое? – спросил я.

- Как ты думаешь, у Фрохики ведь не припрятаны здесь какие-нибудь скрытые камеры?

- Нет, что ты, - успокоил я напарницу. - Для этого он слишком тебя уважает.

- Какая жалость! – поддразнила она меня. - Пожалуй, я бы не отказалась от такого видео на память. Что-нибудь, достойное лежать в одном ящике стола с теми, другими кассетами, которые тоже не твои.

Я засмеялся, взглянул ей в глаза и, обняв покрепче, рассеянно погладил по волосам.

Скалли, склонив голову, окинула меня насмешливым взглядом. И бровь, и уголок ее рта приподнялись в улыбке.

- Снова задумался?

- Просто пытаюсь представить, каким будет понедельник, - мечтательно ответил я. - На что это похоже: работать с напарником, с которым делишь не только офис, но и постель…

- Ты никогда об этом не узнаешь, если не перестанешь уноситься мыслями так далеко и не сконцентрируешься на том, что происходит здесь и сейчас. - Скалли приподнялась, встала на колени, для равновесия положила руки мне на плечи и, устраиваясь сверху, заерзала, плотно прижавшись к моему паху.

- Скажите мне, агент Малдер, - поинтересовалась она, - за все то время, пока вы предавались своим увлекательным мыслям, вам хоть раз приходило в голову, как именно это будет происходить?

«Всего лишь около миллиона раз, не больше».

- Ты на верном пути, - сказал я. – Продолжайте, мисс бравый агент ФБР.

И Скалли исполнила мою просьбу.

В какой-то момент я пожалел, что не являюсь действительно верующим человеком, потому что больше всего мне хотелось просить доброжелательные высшие силы сделать так, чтобы время… нет, не остановилось, а просто немного замедлило свой бег. Мне так хотелось запечатлеть в памяти, мгновенье за мгновеньем, все, что происходило в ту ночь, когда мы со Скалли впервые занялись любовью. Насладиться каждым звуком, каждым прикосновением, каждой секундой, поскольку я знал, несмотря на мои старания все закончится гораздо быстрее, чем мне бы того хотелось.

Так оно, собственно и случилось.

Впрочем, пусть и не все, но многое навсегда останется в моей памяти… Отражение в зеркале, от которого я никак не мог отвести взгляд: наши тела, двигающиеся в такт волнообразным колебаниям кровати, в том же плавном ритме, эротичном и завораживающем одновременно. Блаженная улыбка, озарившая лицо Скалли, когда она поняла, что, помимо всего прочего, покачивания матраца еще и в разы усиливают ощущения. Быстрая «смена позиций», в результате чего сверху оказался я – маневр, затеянный Скалли, когда моя напарница поняла, что в таком положении смотреть вверх гораздо удобнее. А особенно четко мне запомнился тот самый момент, когда мы слились воедино и, надо сказать, что разница в росте не доставляла нам никаких неудобств, казалось, что мы с ней просто созданы друг для друга. Впрочем, я всегда знал, что так оно и будет.

- Ты опять о чем-то задумался.

Я полагал, что Скалли задремала, и это замечание, произнесенное гортанным хрипловатым голосом, застало меня врасплох.

Я с улыбкой взглянул на прильнувшую ко мне напарницу: маленькая ладонь лежит на моей груди, а голова опущена на плечо.

- Напряженная работа мысли чувствуется даже отсюда, - сказала она.

- Просто подумал, что, когда снова попаду домой, то первым делом проверю свой арендный договор, - пояснил я. - Погляжу, есть ли там какие-нибудь ограничения, касающиеся зеркальных потолков.

Скалли засмеялась и прижалась ко мне еще теснее.

- И еще о том, насколько действительность превзошла мои самые смелые мечты…

- А я думала, - подмигнула мне она, - что старая пословица недаром утверждает, что лишь практика ведет к истинному совершенству.

- То есть до истинного совершенства мне еще далеко?

- Ну… ты ведь сам сказал, что тебя особенно привлекает во мне то, что я бросаю тебе вызов и заставляю выкладываться до конца. - Скалли коснулась губами моей груди. - Так как же я могу позволить тебе, образно выражаясь, почивать на лаврах?

Я улыбнулся и поцеловал ее в лоб.


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Black_BoxДата: Среда, 2012-03-21, 6:12 PM | Сообщение # 28
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
- Ну, я все-таки уже далеко не мальчик. Ты позволишь мне еще некоторое время, совсем чуть-чуть, почивать на лаврах, если я пообещаю, что совсем скоро воспряну… духом, и уж тогда, выражаясь образно, отвечу на вызов и непременно выложусь до конца?

Некоторое время мы просто смеялись и целовались, а потом Скалли немного переместилась, чтобы я мог обнять ее сзади, что я с огромным удовольствием сделал.

- А знаешь, о чем я еще думал, Скалли?

- О чем?

- Не так давно, когда я спал на этой кровати, один и то же день повторялся снова и снова. - Я прижался к ней еще ближе и прошептал на ухо. - Понимаю, ты сомневаешься в том, что это действительно происходило, но просто, чтобы ты знала: если этот день станет повторяться еще и еще – я не буду разочарован.

Скалли обернулась через плечо, улыбнулась и крепче обхватила меня за руки, заставляя еще теснее сжать ее в объятиях.

- Как и я, Малдер. Можешь мне поверить.

-------------------------------------------------------

- С добрым утром мальчики и девочки! Как настроение этим прекрасным воскресным утром?

Не стану утверждать, что точно знаю, какую именно сцену ожидал увидеть Фрохики, но готов биться об заклад, что не ту, которая открылась его глазам: мы со Скалли, полностью одетые, сидим на краешке кровати и играем в джин рамми *.
______________________________
*[Азартная карточная игра, популярная в США с 40-х годов 20 века, основой для которой послужила мексиканская игра кункен. В игре принимают участие два человека, и используется 52-карточная колода без джокера. Цель игры – выложить карты в определенных комбинациях.]

А судя по выражению лица Фрохики, встреча, устроенная ему Скалли, совершенно точно стала для последнего полной неожиданностью. Моя напарница в мгновенье ока вскочила с кровати и двинулась к Фрохики с таким выражением, словно сейчас разрядит в него всю обойму. Возможно, Скалли и проявила бы к бедняге чуть больше милосердия, не упусти он одну важную деталь. План Фрохики был совершенным и тщательно продуманным, а исполнение – безукоризненным, за одним лишь фатальным исключением – он забыл о кофе, и это стало воистину роковой ошибкой.

Скалли нечасто выпадала возможность смотреть на кого-нибудь сверху вниз, так что с Фрохики она своего не упустила. Мне показалось, что бедняга до того перепугался, что стал еще меньше ростом. Но точно сказать не берусь.

- Не слишком ли много ты о себе возомнил?

Скалли, подбоченившись и приблизившись вплотную, чуть ли не нос к носу с Фрохики, продолжила свою яростную тираду, не давая тому вставить ни словечка.

- Взять и запереть нас здесь!… А если бы что-нибудь случилось?... А если Скиннер все это время безрезультатно пытался связаться с нами?!… Моя личная жизнь тебя не касается! Я сама в состоянии с ней разобраться!… Как ты вообще додумался до такого подлого и беспардонного поступка? Что молчишь? Сказать нечего?

- Я… я… извиняюсь, - кое-как выдавил Фрохики. - Я… просто не подумал, что все может так обернуться… Не знаю, что еще сказать…

Скалли скрестила руки на груди и окинула его сердитым взглядом.

- Ну, ямогу сказать тебе только одно, Фрохики…

Она наклонилась вперед, и бедняга напрягся, словно ожидая взрыва бомбы.

- Спасибо, Мелвин. - Скалли поцеловала его в щеку и улыбнулась. Должен отметить, что вот так она улыбалась мне, только мне и никому другому. Но, так уж и быть, пусть один раз и Фрохики выпадет такое счастье. - Давай, Малдер, пошли.

Фрохики аж рот разинул.

- Что? Погодите-ка! Куда это вы собрались?!

- Перво-наперво, мы собираемся выпить кофе, - пояснил я.

- А потом пойдем и купим Малдеру новую кровать, - радостно добавила Скалли: одного упоминания о кофе хватило, чтобы привести ее в наилучшее расположение духа. – Не будет же он снова спать на этом своем диване.

- А как ты думаешь, Скалли, в комплект поставки - ну хотя бы в дополнительный - входят зеркала?

- Малдер, покупать кровать и автомобиль – не одно и то же.

Скалли взяла сумку, стоявшую у стены, и мы направились к двери.

- Секундочку! – закричал Фрохики. - Куда это ты уносишь мое постельное белье?

- Твоепостельное белье там. – Она махнула рукой в сторону кровати. - А это я оставлю себе. Не волнуйся, я возмещу тебе эту утрату. Наслаждайся своей замечательной кроватью, Фрохики.

Скалли повернулась и покинула спальню прежде, чем он нашелся с ответом и через мгновенье из прихожей донесся ее голос:

- Ну же, Малдер! Пошевеливайся!


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Black_BoxДата: Среда, 2012-03-21, 6:12 PM | Сообщение # 29
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
Я пожал плечами и нерешительно улыбнулся.

- Спасибо, Фрохики, - сказал я, протягивая ему руку. - За все. Ну, ты понимаешь, о чем я… Скоро увидимся, а сейчас мне надо идти.

Он почесал в затылке и отмахнулся.

- Да, конечно, иди. Но не воображай, что сумеешь отвертеться и не рассказать мне, чем вы тут занимались все ночь.

Я остановился на пороге спальни.

- Всего лишь немного поупражнялись в простейших арифметических действиях. Один хороший друг обратил мое внимание на то, что мои навыки в этой области оставляют желать лучшего. И, знаешь, оказалось, что этот друг во многих отношениях как в воду глядел… Особенно насчет того, что агент Скалли – потрясающий учитель. До скорого, Фрохики. И спасибо еще раз.

Скалли ждала меня у выхода и я, предупредительно распахнув дверь перед напарницей, пропустил ее вперед. Прежде, чем я успел закрыть дверь за собой, на пороге спальни возник Фрохики.

- Можешь называть это, как тебе угодно, - начал он, - но знаешь, что я думаю? Я думаю…

Я неодобрительно посмотрел на приятеля и покачал головой, решив дать ему напоследок один маленький совет.

- Фрохики, знаешь, в чем твоя беда? Ты слишком много думаешь.

КОНЕЦ


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
MrsSpookyДата: Пятница, 2012-03-23, 10:00 PM | Сообщение # 30
Охотник
Группа: Орден Фикрайтеров
Сообщений: 876
Репутация: 20
Статус: Offline
Довольно забавный фик, спасибо переводчику, читала с улыбкой на лице biggrin Полностью согласна с автором - надо было эту водяную кровать Малдера именно так и использовать, причем почаще lol
 
Resist or Serve » Фест "Проекту 20 лет" » Переводы » №9 От судьбы не уйдешь
Страница 2 из 4«1234»
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017