Resist or Serve Понедельник, 2020-11-30, 7:20 AM
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Тень | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 28 из 28
  • «
  • 1
  • 2
  • 26
  • 27
  • 28
Модератор форума: Alex_Оstrov, Black_Box, Soul  
Resist or Serve » Креативность » X-files FanFiction » Изба-читальня: "Код"
Изба-читальня: "Код"
MrsSpookyДата: Пятница, 2013-06-07, 1:52 PM | Сообщение # 406
Охотник
Группа: Орден Фикрайтеров
Сообщений: 876
Репутация: 20
Статус: Offline
ГЛАВА 22
РЕЙТИНГ: R (из-за поднимаемых тем и языка)

***************
Боже, как же Дюпри ненавидел дождь, стойко ассоциирующийся у него с сыростью, холодом и депрессией. Юки не выходила из дома уже в течение четырех часов, и, если верить прогнозу по радио, никаких изменений в погоде в ближайшее время не предвещалось – более того, буквально через двадцать минут или чуть позже следовало ожидать еще и грозу.

Марк беспокойно ерзал на сиденье, от нечего делать играя с клавиатурой ноутбука и просматривая уже отснятые снимки: вот Юки работает в саду, вот забирает почту, вот ест ланч за столиком у бассейна – последняя фотография была сделана под прикрытием деревьев, растущих по периметру ее заднего двора.

«Недостаточно», - с досадой решил Дюпри, но ему приходилось довольствоваться тем, что есть.

Внезапно у него возникла блестящая идея – вспомнив, что к ноутбуку прилагался сотовый модем, Марк быстро подключил его и, позвонив на свой домашний компьютер, стал дожидаться соединения. Установив его, он начал организовывать доступ к некоторым из своих файлов и, задав поиск по определенным параметрам, вскоре отыскал примерно шестьдесят интересовавших его изображений.

Дюпри запустил слайд-шоу, в процессе которого мгновенно распределил их по принципу «оставить» или «отбраковать», в результате чего окончательное количество снимков сократилось до шестнадцати. Настроив программу так, чтобы постоянно проигрывать их, Марк откинулся на спинку сиденья и принялся просматривать фотографии, наслаждаясь запечатленными на них образами. Каждая из них оставалась на экране не дольше пяти секунд, затем уступая место следующей.

Это были снимки с мест преступлений.

Крупные планы жертв.

Все они были женщинами-азиатками.

Все примерно одного с Юки телосложения.

«Компьютеры, - удовлетворенно подумал Дюпри, - это поистине замечательное изобретение».

***************
КОМНАТА ДЛЯ ДОПРОСОВ «С»

«Компьютеры, - пришло на ум Малдеру, - это поистине замечательное изобретение». Вероятно, именно благодаря ним появилась возможность создать такой отдел как САО. Без них поиск по индексированным базам и базам с перекрестными ссылками, которые вели большинство полицейских департаментов, превратился бы в почти невыполнимую задачу, а создание НЦКИ – в совершенно невыполнимую.

Звонок помощнику директора Скиннеру помог Малдеру получить особенный пользовательский ID вместе с прилагавшимся к нему паролем и с его помощью заручиться возможностью поиска в специальной засекреченной «внутренней» базе, находящейся в системе НЦКИ. Малдера не оставляло ощущение, что какой-то внимательный сисадмин на другом конце системы зорко следил за каждым его действием, будучи готовым «перекрыть ему кислород», забреди агент в запрещенные с его уровнем допуска области.

Малдер занялся классификацией потенциальных жертв, стараясь сузить их круг. Он проверил уже пять личных дел и отложил их в сторону. Цифровой принтер, присоединенный к терминалу, активно жужжал и потрескивал, выдавая снимки из документов маршальской службы, и Фокс, не мешкая, прикреплял их к стене в порядке совершения убийств – начиная с Леона Кинга и заканчивая Стримновичем.

Он решил довериться своей интуиции, потому как не существовало пока способа запрограммировать его ощущения и предчувствия в компьютер – ему придется просмотреть все сто шестьдесят с лишним дел вручную, мгновенно классифицируя их в уме по принципу «возможно», «маловероятно» и «отпадает».

Малдер убедил Алекс повременить с оповещением свидетелей в ближайшие пять часов, чтобы иметь возможность создать список вероятностей, и хотя предложение агента не вызвало у Кэйхилл особого энтузиазма, однако она согласилась с его доводами, понимая, что он пытается сделать. В этом определенно был смысл: если Малдеру удастся сузить круг потенциальных жертв до десяти или двенадцати имен, НЙПД сможет сконцентрировать все свои усилия на предупреждении этих людей вместо того, чтобы распыляться, пытаясь охватить почти двести человек. Хорошие новости заключались в том, что сто шестьдесят все же гораздо меньше одиннадцати миллионов, а плохие – в том, что и с таким количеством детективам из ее отдела не управиться. Даже если принять во внимание пять районных отделений по особо тяжким, локальные убойные отделы и отделы по расследованию особых преступлений … все равно попытки связаться со всеми людьми из списка отняли бы слишком много драгоценного времени.

Так что они решили пойти на подобный риск – риск, который Малдеру не слишком-то хотелось брать на себя, однако совершенно необходимый.

А Фокс все никак не мог заставить себя приступить, оттягивая неизбежность и прекрасно осознавая мотивы своей медлительности: сто шестьдесят жизней находились в его руках, и, соверши он ошибку, одна из них оборвется.

Тяжело вздохнув, агент поднялся из-за стола и принялся нарезать вокруг него круги, проводя рукой по волосам.

«Сосредоточься, - велел он себе. – Сосредоточься на проблеме».

«Почему он выбирал их? Как он это делал? Нам удалось установить основные моменты – очевидно, что убийца имел доступ в систему и выбирал охраняемых свидетелей. Это нам известно. Но почему?»

Малдер замер на месте.

«Нет, это несущественный вопрос – мы выясним, почему он это делает, после того, как установим его личность»

«Как… вот что гораздо важнее. По какому принципу он выбирает их?»

«По какой формуле сокращает круг потенциальных жертв?»

«Вот что важнее всего».

Малдер вспомнил, какое слово использовал раньше для характеристики этих людей.

Шлюхи.

Те, кто продают себя, продают свои души.

С этой мыслью он приступил к поиску и вскоре исключил сорок имен: все они были настоящими свидетелями, честными гражданами, оказавшимися не в то время не в том месте и получившими взамен новое жилье, новые имена, новые удостоверения личности и новые лица. Определенно не шлюхи.

Однако оставалось еще более ста имен.

Сосредоточенно нахмурившись, Малдер поднялся из-за стола и вышел из комнаты в поисках Скалли. Он обнаружил ее в офисе Алекс, стоящей рядом с картой города. Женщины обсуждали, как распределить имевшийся в их распоряжении личный состав, чтобы охватить всех тех, кто войдет в созданный Малдером список.

- У меня вопрос, - с порога провозгласил Фокс.

- Быстро же вы управились, - выразительно посмотрев на часы, заметила Кэйхилл.

Малдер усмехнулся.

- Я только начал, Алекс.

- Какой вопрос?

- Когда вы с Алекс ходили к маршалам, и они проверили по компьютеру список имен, то какое число озвучили?

- Тридцать два, - машинально ответила Скалли и озадаченно нахмурилась, уловив несовпадение. – Но парни дали нам сто шестьдесят имен.

- Именно, - подтвердил Малдер.

- Как это возможно? – спросила Алекс. – Не думаю, что Тим нам солгал.

Скалли задумчиво поджала губы.

- Почему вы так в этом уверены? – уточнил Фокс.

Кэйхилл покачала головой.

- Не такой он человек, если вы понимаете, что я имею в виду. На него можно положиться – настолько, насколько можно полагаться на федерала. – Внезапно осознав, кому она это говорит, Алекс осеклась и поспешно добавила: - Присутствующие исключаются, разумеется.

- Разумеется, - сухо заметила Скалли.

В этот момент ожил сотовый Малдера.

- Слушаю, - бросил он в трубку.

- Это я, - голос звонившего принадлежал Фрохики.

- Что у вас? Что-нибудь выяснили?

- Нет, но у нас есть… любопытные новости.

- Выкладывай.

- Лэнгли перепроверил мою работу с… объектом.

«Маршальской базой», - догадался Малдер.

- И…

- Мы полагаем, что это подстава.

Фокс поднял глаза и встретился взглядом с Алекс.

- Думаете, что маршалы это спланировали? Но как?

- Лэнгли считает… ну, не вдаваясь в подробности, что они впустили нас в систему, ослабив защиту для того, чтобы мы нашли нужный нам файл, и затем вновь «заделали брешь».

- Почему вы так решили?

Фрохики долго молчал, по-видимому, обдумывая ответ.

- Это показалось мне очевидным, стоило Лэнгли ткнуть меня носом. Я с ним согласен, как и Джон. В общем и целом мы пришли к единодушному выводу – это подстава.

- Спасибо, поговорим позже, - поблагодарив приятеля, Малдер отбил звонок и смачно выругался. – Фрохики полагает, что они впустили нас в систему, чтобы мы могли забрать файл.

- Так это значит… - начала Алекс, сделав приглашающий жест рукой, - что именно это значит?

- Две вещи: или же добытый нами файл – фальшивка, и мы выставим себя полными дураками, пытаясь руководствоваться им, или маршалы знают гораздо больше, чем говорят.

- А именно? – спросила Скалли, но затем поняла, на что намекал напарник. – Разумеется. Если они дали нам число, являющееся подмножеством общего количества свидетелей, то имеют представление о том, как этот ублюдок выбирает своих жертв. Именно на этих тридцати двух свидетелей, по мнению маршалов, он и нацеливается.

- В точку, Скалли.

Все это время Алекс сидела, спрятав лицо в ладонях.

- Дерьмо, - в итоге провозгласила она. – Давайте уже возьмем гребаного быка за рога, - и, подняв трубку, стала быстро набирать номер, яростно нажимая на клавиши.

- Маршальская служба Соединенных Штатов, - ответил жизнерадостный голос на другом конце провода.

- Заместителя шефа Тима Эверетта, пожалуйста, - попросила Алекс. – Это инспектор Алекс Кэйхилл.

- Минутку, я посмотрю, на месте ли он.

Несколько секунд спустя Эверетт взял трубку.

- Алекс! – с очевидно наигранной веселостью приветствовал он старую подругу.

- Не говори ничего лишнего, Тим, это незащищенная линия. Ты ведь знаешь, зачем я звоню?

- Да.

- Все по-настоящему? Не играй со мной – на кону жизни людей.

- Да, все по-настоящему.

- Почему разные числа? Ты дал нам значительно меньшее количество несколько дней назад – почти в шесть раз меньше.

После короткой паузы он ответил:

- У нас есть кое-какие догадки… Короткий список составлен из имен тех, на кого, по нашему мнению, он… нацеливается.

- Осторожнее, Тим, помни, что и у стен есть уши. Ты можешь сообщить нам имена?

- Которые?

Алекс устало вздохнула.

- Из короткого списка, само собой.

- Не по открытой линии, по очевидным причинам.

- А как тогда? Хочешь, чтобы я приехала к тебе? – Посмотрев на Скалли, она лукаво изогнула бровь и добавила: - Может, в мидтаунский отель? Встретимся за… ланчем?

Дана отвернулась, пряча улыбку, в то время как Малдер недоумевающе перевел взгляд с одной женщину на другую, спрашивая себя, в чем соль этой явно понятной только посвященным шутки.

- Нет! – с некоторым нажимом ответил Эверетт.

«Интересно», - подумала Скалли.

– У тебя есть кодирующий факс? – уточнил он.

- В отделе секретной информации есть, - ответила Алекс, активно жестикулируя подруге.

Немедленно догадавшись, что от нее требуется, Скалли вышла за дверь и, заметив офицера О’Хару, подманила его пальцем.

Он, не мешкая, приблизился.

- Отправляйтесь в отдел секретной информации, - тихо принялась объяснять Дана. – Встаньте рядом с кодирующим факсом и ждите бумагу из маршальской службы. Когда она придет, сразу же принесите ее сюда. Никому ее не показывайте. Если кто-то попытается вам помешать, велите им позвонить инспектору Кэйхилл.

Он понимающе кивнул и со всех ног бросился исполнять поручение.

- Ладно, - продолжал вещать по громкой связи Тим. – Я перешлю вам короткий список. Что вы собираетесь с ним делать?

Малдер указал на себя пальцем.

- ФБР постарается на его основании установить следующую жертву нашего убийцы.

В ответ до них донесся тяжелый вздох, и Малдер пожал плечами.

- И последнее, Тим, и я хочу услышать честный ответ, - медленно начала Алекс. – У тебя есть хоть какие-то предположения насчет личности преступника? Любые? Предчувствие? Подозрение? Что угодно?

На этот раз возникшая на линии пауза затянулась надолго.

- Нет, - в конце концов ответил он. – Я себе весь мозг сломал, пытаясь это понять. Мы уже проверили некоторых бывших маршалов, особенно тех, кто работал в отделах по обеспечению безопасности компьютерных систем. У всех есть алиби. Насколько я могу судить, мы чисты.

Все то время, что Тим говорил, Алекс внимательно следила за выражением лица Малдера – он был словно живой детектор лжи.

Мгновение спустя агент кивнул ей.

- Ладно, Тим, спасибо. Буду ждать факс.

***************
Тим Эверетт повесил трубку и медленно опустил голову на стол.

- Дерьмо, - простонал он. – Дерьмо, дерьмо, дерьмо. – Ему следовало сто раз подумать, прежде чем предпринимать столь важный шаг, а вместо этого он пришел к выводу о необходимости отдать файлы фэбээровским хакерам, находясь в комнате отеля с обнаженной журналисткой по ту сторону двери.
Не самое лучшее время для принятия взвешенных, тщательно продуманных решений.

И что теперь?

Поначалу Тим испытал сильный соблазн скинуть эту проблему начальству. Раньше, в бытность его помощником заместителя шефа маршальской службы, начальством для него являлся тот, кто сидел за его нынешним столом.

Сейчас он занимал начальственное кресло, а потому вынужден был сам расхлебывать заварившуюся кашу – смехотворную идею того, чтобы передать дело в Вашингтон, Эверетт даже не рассматривал, хорошо представляя себе последующий за этим разговор.

- Да, сэр, я позволил работающим на ФБР хакерам проникнуть в самую надежную базу правоохранительных органов и, помимо всего прочего, предоставил им полный список всех свидетелей в Нью-Йорке и прилегающих к нему округах. И теперь у нас есть мааааааленькая проблемка.

Ага, конечно.

В таком случае можно не только попрощаться с надеждами на дальнейший карьерный рост, но и со свободой.

Так что все, что ему на самом деле оставалось – это распечатать список и отправить его в НЙПД.

И снова дерьмо.

***************
Дюпри вернулся к себе и уселся перед компьютерами, в конечном итоге отказавшись от слежки за Юки: мужчина, сидящий в машине в дождливый день, подобно сегодняшнему, привлекает гораздо больше внимания, чем в ясный.

Марк зашел в базу программы защиты свидетелей и потому заметил, что Тим Эверетт работает со списком.

Увидев параметры, которые маршал использовал для отбора записей, Дюпри похолодел от ужаса.

Они знали.

Каким-то образом они выяснили.

А значит, выбора у него не было.

Придя к подобному выводу, Марк начал печатать.

***************
ФЕДЕРАЛ ПЛАЗА

- Какого…? – воскликнул Эверетт, непонимающе уставившись в экран, по центру которого внезапно возникло серое окно с надписью: «Ошибка 47: невозможно извлечь запись. Повторить?» Под ней располагались две кнопки: «Да» и «Отмена».

Тим нажал «Да».

Сообщение пропало на мгновение, но затем снова появилось как ни в чем не бывало.

Эверетт опять нажал на «Да».

И вновь надпись исчезла с экрана, чтобы возникнуть буквально через секунду.

Тим схватил трубку и быстро набрал четыре цифры внутреннего телефонного номера.

- Кэмпион, - вскоре ответил ему Дэйв.

- Это Тим. Что такое ошибка 47?

- При открытии какого файла выдается? – рассеянно бросил сисадмин.

- БДПЗЩ1, - ответил Тим.

- ЧТО? – заорал Дэйв. – Минутку! – Мгновение спустя до Эверетта донесся звук яростного печатания по клавиатуре.

- О, дерьмо… дерьмо, дерьмо, дерьмо, - принялся бормотать Кэмпион. – Плохо дело…

- Что?

- Спускайся сюда, Тим. Немедленно.

***************
Телефонный звонок прервал разговор Алекс с Малдером и Скалли о зонах охвата, которые они применят к сокращенному списку, когда получат его.

- Кэйхилл, - представилась Кэйхилл, нажимая кнопку громкой связи.

- М-м… Алекс?

Она без труда узнала голос Эверетта.

- В чем дело, Тим? Ты уже переслал список?

- М-м… возникла проблема.

Алекс отвернулась от карты и уставилась в телефон, уперев руки в бока.

- Что за проблема, Тим?

- Наихудшего свойства.

«А бывают проблемы «наилучшего свойства»?» - пришло на ум Малдеру.

- Кто с тобой в комнате? – осторожно поинтересовался Эверетт.

- Малдер, профайлер ФБР, и Скалли, которую ты уже встречал. Больше никого.

- У нас серьезная проблема. В систему проник неизвестный хакер, и пока мы говорим, он уничтожает базу данных.

Резко схватив свой мобильник, агент быстро набрал номер конспиративной квартиры и со скоростью автомата принялся давать указания ответившему на звонок Фрохики.

- И что? – недоумевала Алекс. - Восстанови список из резервной копии.

- Это невозможно, - напряженно процедил Эверетт.

- Почему?

- Ну… все запутано. В этом-то и проблема, насколько я понял. Мой специалист, Дэйв Кэмпион – ты его встречала, помнишь? В любом случае… случилось так, что хакер - наш подозреваемый, полагаю - внедрил в систему вирус. Как только мы пробуем восстановить список из резервной копии, он автоматически начинает удалять записи.

- Ну так воспользуетесь антивирусом, - предложила Алекс.

- Мы уже пытались, Алекс! Ты нас за дураков держись?

- Так что же случилось?

- Думаю, это… как предохранитель. Типа семафора…

- Чего?

- Ну вроде флажков. Семафор – это просто другое наименование для флажка. Представь себе выключатель. Он ведь или выключен, или включен, верно? В общем, программное обеспечение было… изменено. Насколько мы можем судить, он сделал это таким образом, что… если флаг есть и он в положении «включен», тогда ничего не случится. Если он НЕ присутствует ИЛИ «выключен», тогда происходит удаление записей. А так как мы не знаем, что представляет собой флаг, то и изменить ничего не в состоянии. Это троянский вирус. В конечном итоге мы сумеем его обнаружить… но на это уйдет некоторое время.

- И сколько именно?

- В системе более двухсот тысяч потенциально зараженных файлов, и в общей сложности они занимают около 16 гигабайт. Насколько сисадмин может судить, только один бит одного байта нуждается в изменении. Нам придется сделать побитовое сравнение и анализ, чтобы выявить источник проблемы.

Скалли вздохнула и покачала головой. Убийца всегда опережал их на один шаг.

Малдер же по-прежнему висел на телефоне, разговаривая со Фрохики.

Алекс кивнула, словно Тим мог ее видеть, и сказала:

- Ладно. У вас есть бумажные копии тридцати двух имен?

- Нет, только критерии отбора – формула, которую мы использовали, чтобы уменьшить список.

Малдер принялся яростно размахивать руками, пытаясь привлечь внимание Алекс, и когда ему это удалось, указал сначала на телефон, а потом на себя.

- Можешь прислать эти критерии отбора? – попросила Алекс, и Фокс быстро закивал, радуясь, что она правильно поняла то, что он старался до нее донести.

- Конечно… у тебя есть основной список, - сказал Тим, догадавшись, к чему она вела. – Сделай мне одолжение, Алекс – береги его, как зеницу ока. Сейчас это единственная доступная копия базы.

- Ясно, - ответила Кэйхилл и, прервав звонок, обратилась к своим коллегам: – В общем, как только мы получим критерии отбора, наши люди смогут применить их к имеющемуся у них списку. Это нас немного задержит, но не критично.

Малдер поднес палец к уху, стараясь расслышать то, что говорил ему Фрохики.

- Черт побери, - воскликнул он. – Ребята, у вас есть безопасный факс? Кодирующий? – И, чуть помедлив, добавил: - Извини, мне следовало догадаться.

Прикрыв ладонью микрофон, Фокс буквально в двух словах передал женщинам суть своего разговора со Стрелком:

- Они взломали кодировку того файла. Это изображение.

- Чего? – спросила Скалли.

- Нашего подозреваемого, - ответил Малдер.
 
MrsSpookyДата: Пятница, 2013-06-07, 1:52 PM | Сообщение # 407
Охотник
Группа: Орден Фикрайтеров
Сообщений: 876
Репутация: 20
Статус: Offline
***************
КОНСПИРАТИВНАЯ КВАРТИРА

Еще даже не выключив проблесковый маячок, Алекс резко затормозила рядом с временным пристанищем Стрелков, и, быстро распахнув дверь, вместе со следующими за ней по пятам коллегами-агентами поспешно выбралась из машины и поднялась вверх по лестнице.

Их встретил Фрохики.

- Вот, что мы обнаружили, - опустив приветствия, сказал он и указал на монитор, экран которого занимало изображение мужчины, по-видимому, сидевшего за столом и смотревшего в камеру. Снимок был нечетким, но что-то в нем вызвало у Малдера странное чувство, которому он затруднялся дать определение.

- Это наш парень, - кивнув самому себе, заявил агент.

- Почему ты так в этом уверен? – спросила Скалли. – Может, это следующая жертва.

Малдер открыл было рот, чтобы возразить, но передумал. Сделав глубокий вдох, он снова кивнул и предложил:

- Ладно, давай проверим. Моя интуиция подсказывает мне, что это убийца. Позвони Тиму Эверетту и уточни, нет ли у него базы данных с фотографиями…

- Уже сделано, - прервал его Фрохики. – Его там нет. – И, переведя извиняющийся взгляд на Скалли, словно бы говорящий, что ему совсем не хочется доказывать ее неправоту перед всеми, добавил: - Вынужден согласиться с Малдером – это наш парень.

Алекс кивнула.

Мгновение спустя Скалли улыбнулась и признала:

- Будь по-вашему – это он. И что теперь?

- Обратимся в газеты, на телевидение… - начала Алекс.

- Нет, - не дав ей договорить, решительным, не терпящим возражений голосом заявил Малдер, и она замолкла, очевидно, раздраженная его вмешательством.

- Ладно, мистер ФБР… тогда что вы предлагаете?

- Это, - ответил он, указывая на экран, - наше секретное оружие. У нас есть тридцать два имени, и мы знаем на кого, по мнению маршалов, он нацеливается. У нас есть его изображение. В нашем распоряжении шестнадцать детективов, плюс Скалли, я сам, вы, Алекс, и эти трое – итого двадцать два. Нам нужно еще десять человек, хороших копов, которые займутся оставшимися свидетелями. Привлеките детективов первой категории из северного и южного Манхэттена. Только действуя максимально осторожно, мы сможем обнаружить, выследить и арестовать его. Если же вы выдадите это эфир, он заляжет на дно, и нам никогда не удастся отыскать его в Нью-Йорке.

- Почему вы так думаете? – не отступала Алекс.

Малдер пожал плечами, покачал головой и затем вновь пожал плечами.

- Не знаю, как объяснить… это просто… - Он заколебался и замолчал, так и не закончив свою мысль.

Скалли коснулась его руки ладонью и спросила:

- Как долго у тебя займет анализ списка и установление, кто станет следующим?

Напарник снова пожал плечами.

- Зависит от того, сколько времени у меня уйдет на проверку их личных дел.

- Ну, - заявила Алекс, - тогда пора приступать к работе.

***************
КОМНАТА ДЛЯ ДОПРОСОВ «С»

Погрузившись в водоворот непрестанно сменявших друг друга мыслей и догадок, Малдер беспокойно мерил шагами маленькую комнату.

«Ведомый голодом, он выходит на охоту, чтобы утолить его, - размышлял агент. – Монстр рыщет по городу, наблюдая и высматривая свою новую жертву».

«Он уже выбрал ее?»

«Да».

«После Стримновича он захочет все как следует спланировать, чтобы не допустить повторной ошибки – убедиться, что у него будет достаточно времени, и ему никто не помешает осуществить задуманное. А это означает, что следующая жертва окажется каким-то образом изолированной от остального мира, не имея соседей поблизости. То есть она проживает в частном доме».

«Выходит, Манхэттен можно исключить».

Таким образом, одиннадцать имен удалось отсеять практически сразу. Малдер сложил их личные дела в аккуратную стопку в углу длинного стола и принялся за оставшиеся.

«Женщина или мужчина? Девять женских имен и двенадцать мужских».

«Белый? Чернокожий? Азиат? Латиноамериканец? Представитель другой расы?»

Впрочем, последние отпадали: среди заявленных в списке свидетелей их не оказалось.

Имелись пятнадцать белых, четыре черных и двое азиатов.

Леон Кинг и Дэниэль Джонс оба были черными.

Джек Нельсон и Стримнович – белыми.

Тони Монтойя был американцем итальянского происхождения - белым, если угодно.

«Ему нужна женщина», - пришел к выводу Малдер, отодвинув в сторону досье на мужчин-свидетелей. Осталось девять женщин.

«Белая, чернокожая или азиатка?»

Среди них имелись две азиатки, три чернокожих и четыре белых.

Агент сел обратно за стол и начал детально изучать их личные дела. Он успел просмотреть первое досье примерно наполовину, когда дверь открылась, и в комнату тихонько вошла Скалли.

Приблизившись к напарнику, она нисколько не удивилась тому, что он не заметил ее появления. Задумчиво покусывая нижнюю губу, Малдер, казалось, с головой ушел в работу, делая записи в блокноте.

- Привет, - негромко позвала Скалли.

Фокс выпрямился и, потянувшись, улыбнулся ей.

- И тебе привет.

- Как дела?

- Сузил круг до девяти имен.

Дана кивнула.

- Которых?

- Женщин.

Она побледнела.

- Думаешь, он собирается напасть на женщину?

Малдер кивнул.

- Но не спрашивай меня, почему. Я просто знаю и все.

Скалли пожала плечами.

- Я тебе доверяю, Малдер.

«И не только в том, что касается этого дела», - мысленно добавила она, а вслух сказала: - Не буду мешать.

Дана уже развернулась, чтобы уйти, но внезапно напарник остановил ее, произнеся всего одно слово: «Останься», - чем немало удивил не только ее, но и самого себя.

- Ты уверен? – уточнила Скалли, замерев на месте.

-Да, - некоторое время спустя ответил он. – Мне бы не помешал кто-нибудь, с кем можно обсудить появляющиеся у меня идеи.

«Кто-нибудь?» - мысленно переспросила Дана.

- Ты, - поправился Малдер, словно бы угадав, о чем она подумала.

- Конечно, - согласилась напарница, усаживаясь рядом с ним.

- Сомневаюсь, что он выберет чернокожую женщину, так что это дает нам возможность исключить трех таковых из списка. Остаются две азиатки и четыре белых.

- Среди его жертв пока нет ни тех, ни других, - заметила Скалли.
Малдер кивнул.

- Да, знаю. Мне это приходило в голову, но так как Джек Нельсон и Стримнович оба были белыми, значит, в случае с ними он уже повторился. То же касается и Кинга с Джонс.

- Монтойя также был белым.

Малдер взмахнул рукой.

- Тут ситуация двоякая: если ты говоришь, что Монтойя белый, тогда Стримновича можно классифицировать как белого американца русского происхождения. Моя интуиция подсказывает мне, что Монтойя… каким-то образом выпадает из всех прочих стандартов классификации – так же, как и Стримнович.

- В любом случае, - сказала Скалли, соглашаясь с его логикой, - он нацеливается на женщину, которая не является чернокожей.

Малдер кивнул.

- Значит, белая или азиатка. Это оставляет нам всего шесть вариантов, что гораздо меньше одиннадцати миллионов и немного меньше двадцати двух.

С этими словами Фокс вновь обратил все свое внимание на документы, которые изучал до прихода напарницы. Она последовала его примеру и, взяв одно из свободных досье, также приступила к чтению.

***************
- Итак, мы сошлись на двух именах: Юки Танака и Кристал Лоури.

- Что есть на последнюю?

- Она была подружкой дилера, занимавшегося продажей мета и оружия.

- А на Танака?

- Жена, вернее, вдова члена якудзы, пытавшегося снабдить половину банд в Лос-Анджелесе и Чикаго таким количеством мощного вооружения, которого хватило бы начать Третью мировую войну.

- Подробности?

- Юки владеет довольно большим домом на Стэтен-Айленде. Лоури проживает на верхнем этаже двухэтажного «семейного» дома в Квинсе, работает секретарем врача, тогда как Юки для безбедного существования вполне хватает денег, полученных по страховке после смерти мужа.

Скалли кивнула.

- Подбросим монетку?

- Нет, - поразмыслив, пришел к выводу Малдер. – Это Юки. И не спрашивай, почему. Я это нутром чувствую.

Дана поднялась с места, оперевшись руками на стол.

- Когда он нападет?

Фокс пожал плечами.

- Завтра, может, уже сегодня.

Скалли снова кивнула.

- Ладно, тогда нам надо торопиться.

***************
В конце концов решено было действовать крайне осторожно, ничем не выдавая своих истинных целей. Наводнение этого тихого уголка на Стэтен-Айленде шестью патрульными машинами и грузовиком подразделения быстрого реагирования, а также дюжиной обычных патрульных автомобилей, включая несколько без опознавательных знаков, было восприняло как совершенно неприемлемое большинством участников обсуждения, за исключением шефа Золински, делавшего ставку на силовой подход.

Детектив первой категории Сэм Кросс переоделся в униформу техника энергетической компании и сел за руль выделенного транспортным отделом фургона со специально выведенным на нем логотипом компании «Consolidated Edison Inc.».

Добравшись до Стэтен-Айленда, Сэм припарковал фургон за шесть домов от особняка Юки, преодолел оставшийся путь пешком и постучал во входную дверь.

Пять секунд спустя он осознал допущенную им ошибку.

- Да? – спросила хозяйка дома.

- «ConEd», мэм, - представился Кросс. – Мне нужно проверить показания счетчика.

Она нахмурилась и, отодвинувшись, встала за дверью, словно бы блокируя ему вход.

- Не понимаю. Ваши люди были здесь неделю назад.

***************
Дюпри заметил фургон «ConEd» в тот момент, как тот завернул за угол. Четыре часа назад дождь наконец прекратился, и, удалив маршальскую базу данных, Марк решил, не мешкая, схватить Юки.

Столкнувшись же с этим неожиданным препятствием в виде сотрудника энергетической компании, он недовольно нахмурился и, развернув лежавший на соседнем сиденье ноутбук лицом к себе, принялся быстро стучать по клавишам.

Вскоре Дюпри уже получил ответ на свой вопрос.

Согласно компьютеру «ConEd», все счетчики в этом районе были проверены девять дней назад, а это означало, что, если из какого-то дома в районе не поступила заявка об устранении неисправности или заявление об утечке газа, то… фургон был фальшивкой.

Убедившись, что сведений ни о том, ни о другом в системе «ConEd» не имелось, Дюпри поспешно завел машину и резко рванул с места.

***************
- Покажите, пожалуйста, ваше удостоверение, – попросила женщина.

Кросс краем уха услышал звук заведенного мотора и невероятным усилием воли подавил почти ошеломляющий порыв развернуться, догадавшись, что только что спугнул их убийцу.

- Полиция, - завил Сэм, демонстрируя Юки свой жетон и удостоверение детектива. – НЙПД, мэм. Вы позволите войти?

- Разумеется, - ответила она, отступая в сторону.

Кросс улыбнулся ей и зашел внутрь, позволяя женщине закрыть за ним дверь.

- Могу я воспользоваться вашим телефоном? – спросил он.

***************
- ЧЕРТ ПОБЕРИ! – раздраженно воскликнула Алекс. Они сидели в ее незарегистрированной машине, припаркованной рядом с кафе «Данкин Донатс» в двенадцати кварталах от жилища Юки.

Она прикрыла трубку ладонью и пояснила для Малдера и Скалли:

- Он нас сделал. Мы забыли о компьютерах! Чертовы компьютеры!

- Что? – переспросил Малдер, но затем понял, о чем Алекс говорила. - Проклятье. – Чуть помедлив, он добавил: - Ладно… отзовите Кросса. Скажите ему встретиться с нами в штаб-квартире.

Кэйхилл кивнула.

- Сэм, возвращайся обратно - встретимся в управлении.

- Десять-четыре, босс, - ответил Кросс, после чего она отбила звонок.

- И еще: приставьте кого-нибудь, желательно две группы, присматривать за Юки круглые сутки до дальнейшего указания. А лучше переместите ее в другое место.

Алекс кивнула.

- Думаете, он вернется за ней?

- Только в крайнем случае, - подумав, ответил Малдер, – и если у него не останется другого выбора, но к этому времени он окажется на пределе настолько, что невозможно будет предсказать, сколько еще людей погибнут вместе с ней.

Кэйхилл хмыкнула, понимая, что ситуация стремительно катится ко всем чертям.

***************
Дрожа как осиновый лист, Марк Дюпри бесцельно вел машину по Стэтен-Айленду, усиленно размышляя над тем, как копам удалось установить его личность. Они расшифровали файл изображения? Выяснили его имя?

Его НАСТОЯЩЕЕ имя?

«Думай, - велел он себе. – Тебе надо как следует обдумать эту проблему».

«Вернее, проблемы, - поправил себя Марк, – их больше, чем одна».

Во-первых, НЙПД совместно с ФБР сумели определить его следующую цель. Это означало, что они не только заполучили список, но и догадались, как он выбирал их. Возможно, у полиции пока не было точной формулы, но они явно смогли сократить перечень возможных жертв. Это определенно являлось плохой новостью.

И, во-вторых, копы пытались окружить и арестовать его. Как только детектив в форме «ConEd» заметил бы его, уйти с Острова незамеченным в арендованной машине стало бы практически невозможно: каждая полицейская машина, с опознавательными знаками или без, каждый фургон, грузовик, вертолет, лодка и любой другой вид имевшихся в распоряжении полиции транспортных средств немедленно сели бы ему на хвост. А как только они начинают следить за тобой с воздуха – тебе конец.

В общем, хорошего мало.

По-прежнему отчаянно пытаясь найти выход из этой сложной ситуации, Марк вернул арендованную машину в агентство и вызвал такси. Велев водителю ехать в центр, он провел всю поездку, размышляя над возможными сценариями дальнейшего развития событий и стараясь продумать свой следующий шаг.

И тут его посетила идея.

Дюпри открыл ноутбук, присоединил сотовый модем и быстро вошел в систему, которая, как ему было известно, имела надежную связь с другим, куда более безопасным компьютером. Воспользовавшись прорехой в системе безопасности, он вскоре уже проверял отчеты о расходах.

Фэбээровские отчеты о расходах.

Марк отыскал несколько, что привлекли его внимание, и принялся делать записи. После просмотра с дюжины бланков ему стало очевидно, что ФБР заставляет своих агентов пользоваться собственными кредитными картами при бронировании отелей, заказе машин и покупке еды и затем возвращает им потраченные суммы задним числом.

А это означает, что номер из шестнадцати цифр, появляющийся на этих кредитках, принадлежит либо специальному агенту «Ф.Малдеру», либо специальному агенту «Д.Скалли, ДМ».

Быстро разорвав соединение, Дюпри подсоединился к другому компьютеру и начал просматривать недавние оплаты, произведенные с этих конкретных счетов, в мгновение ока установив название отеля, в котором остановились интересующие его агенты.

Отлично.

Время поднять ставки.

Марк провел еще почти час, кружа по району на такси, выискивая признаки того, что копы вышли на него, и за его домом установлено наблюдение. Не обнаружив ничего подозрительного и осознав, что его встроенная «тревожная» антенна не подавала признаков жизни, он расплатился с таксистом и быстро вошел в здание, заперев за собой дверь на тройной замок.

Теперь ему предстояло заняться планированием следующего удара.

***************
К Юки Танака приставили шесть весьма внушительных офицеров подразделения быстрого реагирования и двух обходительных, вежливых и крайне дипломатичных детективов первой категории из районного участка Стэтен-Айленда. Алекс поручила выполнение этого задания офицерам из разных отделов, справедливо рассудив, что если она хочет в будущем получить должность инспектора (а позже и шефа), то ей надо заплатить определенную политическую цену, частью которой было: во-первых, держать местных копов в курсе происходящего на их территории и, во-вторых, по возможности привлекать их к проведению совместных операций.

Вот поэтому из главного управления ПБР на Стэтен-Айленде вызвали этих шесть крепко сложенных офицеров. Вскоре после звонка районному начальнику этой службы последовал еще один – на этот раз капитану, командующему местным отделом по расследованию особо тяжких преступлений – и в результате короткого обсуждения было решено, что Юки перевезут в округ Уэстчестер. Свидетельницу также сопровождали восемь представителей НЙПД в штатском. Двое из шести ПБР офицеров были оснащены бесшумными, укороченными версиями традиционной автоматической винтовки Heckler &Koch MP5, двое других вооружились обрезами и остальные – мощными 45-калиберными пистолетами. Каждый из них в свое время прошел специальный курс телохранителей, организуемый Секретной службой и службой дипломатической защиты госдепартамента, и горел от нетерпения применить полученные знания на практике.

Стэтен-Айленд крайне редко посещали высокопоставленные лица.

Убедившись, что об этой проблеме позаботились, Малдер вздохнул с облегчением. Принятые им меры расстроят планы подозреваемого, а именно этого агент и добивался.

Сидя в офисе Кэйхилл с детективами Кроссом и Хиксом, а также самой Алекс, шефом Золински и Скалли, Малдер задумчиво разглядывал карту города, висевшую на противоположной от стола стене, когда ему в голову пришла неожиданная мысль.

- У вас есть офицеры азиатского происхождения, предпочтительнее детективы, или, на худой конец, работники низшего звена с по крайней мере десятилетним послужным списком?

- Нет, - заявил Золински. – А если бы и были, я бы вам не сказал. Мы НЕ станем использовать подсадную утку.

- Шеф, - с предупреждением в голосе произнесла Алекс. Она прекрасно понимала, что Золински крайне недоволен Малдером, виня агента в том, что им не удалось осуществить арест подозреваемого. Шеф хотел наводнить дом Юки максимальным количеством доступных офицеров ПБР, но Малдер отменил его решение, и Золински отнюдь не намерен был об этом забывать. – Да, - ответила Кэйхилл вместо своего начальника. – У нас есть женщины-офицеры подходящей внешности. Думаете, устроить операцию с подсадной уткой хорошая идея?

- Не уверен. Зависит от того, как близко подозреваемый подобрался к ней. Пусть ребята из стэтен-айлендского отдела особо тяжких допросят ее… как можно мягче, пожалуйста… и выяснят, приходил ли к ней кто-то незнакомый в последние… ну, скажем, семьдесят два часа. Если да, то немедленно направьте к ней полицейского художника для составления фоторобота. Ни при каких обстоятельствах НЕ показывайте ей имеющееся у нас изображение. Я не хочу, чтобы вы, ребята, подтолкнули ее к ложному ответу. В случае близкого контакта с подозреваемым ловушка с помощью подсадной утки окажется пустой тратой времени, но если же он просто сидел и наблюдал, а интуиция мне подсказывает, что так оно и было, то, возможно, у нас получится обмануть его.

- Как? – потребовал Золински. – Этот подозреваемый, как вы его называете, тогда как я называю его просто ублюдок… в любом случае, этот ублюдок раскусил Кросса, находясь в шестидесяти ярдах от него. Я знаю Кросса – он хороший коп, даже отличный. Так что если он почуял неладное с такого расстояния, то что помешает ему заметить ловушку и в этот раз?

Малдер развернулся к нему и наградил шефа холодной, натянутой улыбкой.

- Две вещи, - ответил он. – Во-первых, мы обойдемся без внешней поддержки: никаких незарегистрированных машин в районе, фургонов наблюдения, припаркованных в шести кварталах от места, и вертолетов, кружащих над домом или водой и направляющих свои прожекторы на цель. Все подкрепление будет состоять из трех человек, которые проникнут внутрь здания под покровом ночи и с помощью правительства Соединенных Штатов.

- На минуту забыв о том, что я в принципе запрещаю предложенный вами план, как, черт побери, вы намерены внедрить троих офицеров в дом под… как вы сказали… покровом ночи?

Малдер отвел взгляд и уставился на городской пейзаж за окном.

- Шеф, - через некоторое время тихо произнес он, - вероятно, нам с вами следует поговорить наедине.

Золински посмотрел на Кэйхилл и ее двух детективов, потом на Скалли и затем кивнул по-прежнему игнорирующему его агенту.

- Вероятно, следует, - признал он и, поднявшись, направился к выходу. – Полагаю, комната для допросов «С» свободна?

Малдер развернулся, положив руки на бедра, и последовал за Золински. Скалли и Алекс переглянулись, отчаянно желая принять участие в беседе, но понимая, что их никто не приглашал. Как только дверь за агентом закрылась, Кэйхилл, не мешкая, обратилась к подруге:

- Ладно, Дана, какие козыри есть у Малдера?

Скалли пожала плечами.

- Точно не знаю, он это со мной не обсуждал.

- Но что тебе подсказывает внутренний голос? – не отступала Алекс.

Дана сделала глубокий вдох и приступила к объяснениям:

- Если Золински продолжит вставлять ему палки в колеса, Малдер присвоит этому расследованию статус федерального, фактически отстранив вас обоих от участия в нем и принятия сколько-нибудь важных решений. Когда это будет сделано, он обратится в фэбээровское подразделение по спасению заложников и затем разместит нас троих – себя, меня и тебя – в доме с помощью военного вертолета UH-60D Blackhawk из авиакрыла базы военно-воздушных сил в Лэнгли, занимающегося проведением спецопераций.

- Какого вертолета?

Скалли пожала плечами.

- В сущности, он практически бесшумный. Если ты не посмотришь в окно, то даже не догадаешься, что он приземлился на твоем дворе, настолько этот вертолет тихий.

Алекс тяжело вздохнула и откинулась на спинку кресла.

- Дерьмо. Угрозы Малдера в адрес Золински накалят обстановку до предела. Суть в том, что шеф крайне чувствителен ко всему, что касается территории и разграничения юрисдикций. Он может позвонить знакомым судьям и попросить их об услуге.

- Если они не федеральные судьи… - начала Скалли.

- В том-то и дело, что федеральные, - прервала ее Алекс. – Он всю свою жизнь, всю карьеру занимался тем, что оказывал услуги «нужным» людям в надежде, что они в свое время отплатят ему тем же. Одного лишь телефонного звонка ему хватит, чтобы получить судебное постановление, запрещающее ФБР… да все, что угодно.

Скалли усомнилась в правоте ее слов, ведь если дойдет до таких крайностей, Малдер позвонит Скиннеру, а тот… тот сделает то, что необходимо, как, впрочем, и всегда. В конечном итоге все сведется к банальной борьбе между местными силами правопорядка и федеральными, в которой последние никогда не проигрывают.

***************
КОМНАТА ДЛЯ ДОПРОСОВ «С»

Золински с силой захлопнул за собой дверь и развернулся лицом к Малдеру.

- Послушай меня, ты…

Агент сделал шаг вперед, вторгаясь в личное пространство шефа и заставляя его отступить к двери, которую он только что закрыл.

- Нет, - низким, угрожающим голосом начал Фокс, - это вы послушайте МЕНЯ, шеф. Я ни при каких гребаных условиях не намерен позволить идиотской межведомственной грызне помешать мне арестовать этого ублюдка. Позвоните в Бюро - наведите обо мне справки и узнаете, что меня не интересует шумиха вокруг моего имени. Мне плевать на свою карьеру, и вы не можете мне угрожать, потому что не в силах забрать у меня то, чем я и так не обладаю. Если вы продолжите мешать мне делать свою работу, я, не колеблясь, придам этому расследованию статус федерального, тем самым в мгновение ока отстранив вас и ваш департамент от его ведения. – С этими словами Малдер ткнул Золински пальцем в грудь и, добавив: - НЕ препятствуйте мне, - отступил назад, давая возможность шефу перевести дух.

- Ты это и вправду сделаешь, не так ли, ты чертов…

- Давайте, не стесняйтесь. Я слышал столько оскорблений в свой адрес, что у вас вряд ли получится меня задеть.

Золински задумчиво пожевал губу, размышляя, стоит ли ему выкладывать свой главный козырь.

«Да пошло оно все на хрен», - в конечном итоге решил он.

- Так… что? Вы позвоните своим боссам в Вашингтоне, и они дадут вам волшебный листок бумаги, на котором будет написано, что я и мои люди можем убираться к чертовой матери? Что всемогущее ФБР забирает это дело под свой единоличный контроль?

Малдер кивнул.

- А что, по-вашему, скажут ваши руководители, если я предоставлю им доказательства того, что вы трахаете свою симпатичную маленькую напарницу?

И как только эти слова сорвались с его губ, Золински отчетливо осознал, что сделал ошибку.

Он проработал в НЙПД почти сорок лет, начав свою карьеру в качестве патрульного полицейского, разнимавшего пьяных завсегдатаев баров, и отработал свое почти в каждом подразделении департамента, включая убойный отдел, ПБР, отдел секретной информации, бюро детективов и отдел по борьбе с организованной преступностью. Золински знал разницу между жалкими неудачниками, вляпавшимися в то, что они даже не способны были понять, и настоящими, хладнокровными убийцами.

Он видел прибывших из Пекина юных бойцов китайского братства тонь – почти детей с пустыми, мертвыми глазами убийц-социопатов. Он видел ребят из преступных группировок, наемных убийц мафии, которые зарабатывали себе на жизнь тем, что расправлялись с людьми из-за малейшего признака неудовольствия со стороны какого-нибудь крестного отца. Он все это видел.

Но ничто из этого не подготовило его к встрече с Малдером.

Пронзив своего собеседника взглядом, которым, казалось, можно было проткнуть человека насквозь, Малдер шагнул вперед и вновь вплотную приблизился к шефу.

- Во-первых, - тихо, почти неслышно произнес он, обдавая горячим дыханием лицо Золински, - мы называем это «заниматься любовью», а не «трахаться». Вы, может, и трахаете свою жену, шеф, а я занимаюсь любовью со своей.

- Но вы не же… - попробовал возразить Золински, однако агент не дал ему закончить. Чуть склонив голову набок, он окинул шефа раздраженным взглядом, давая понять, что не потерпит, чтобы его прерывали и поправляли, и поднял указательный палец, тем самым молча привлекая внимание своего оппонента.

- И, во-вторых, - как ни в чем не бывало продолжил Малдер, - вы, вероятно, не привыкли иметь дело с командами программы по профилированию особо опасных преступников и уж точно прежде не сталкивались ни со мной, ни с агентом Скалли. Вам известно, что наш уровень раскрываемости составляет почти 90%?

- Это невозможно!

Малдер невозмутимо пожал плечами.

- А то, что процент закрытых дел почти приближается к девяноста пяти? Вы в курсе, что это означает?

Золински покачал головой.

- Это означает, что ФБР отлично известно, что мы со Скалли… состоим в отношениях, но начальники на самом высшем уровне предпочитают закрывать на это глаза. Бюро ничем не отличается от любого другого федерального агентства, Золински – все они питаются из общей кормушки федеральных ассигнований, и пока мы со Скалли продолжаем раскрывать порученные нам дела, мы можем заниматься сексом прямо на вашем столе, и никто нам и слова против не скажет.

Почувствовав, как его внутренности скрутило в тугой комок, а сердце сжалось от какого-то липкого, леденящего ощущения, Золински вдруг отчетливо осознал, что боится Малдера.

Очень боится.

И будучи политиком до мозга костей – хитрым и изворотливым – он знал, когда у него не оставалось иного выбора, кроме как признать свое поражение и сдаться на милость победителя.

- Что вы от меня хотите?

Малдер вновь отступил назад и пожал плечами.

- Сейчас мы вернемся обратно в офис Алекс, где вы станете кричать и топать ногами, утверждая, что вам не нравится эта затея, что она безрассудная и рисковая. Вы выскажете все, что обо мне думаете, не стесняясь в выражениях, перед всеми членами команды и затем, и только затем, после… демонстрации вашей способности руководить этим подразделением и всем департаментом, вы капитулируете и согласитесь с моим планом. Скалли, Кэйхилл и я, в зависимости от результатов допроса потенциальной жертвы, этим вечером отправимся в дом Танака. Перед тем, как вы уйдете, я бы настоятельно попросил вас ускорить поиск подходящей женщины-офицера азиатской внешности для этого задания. Ваша помощь в данном вопросе сократит список вещей, которые нам необходимо сделать.

Золински кивнул, благодарный Малдеру за то, что тот позволил ему соблюсти хотя бы видимость того, что он что-то контролирует, и ненавидя себя самого за столь сильную благодарность.

- Вы бы стали отличным копом, - заметил он.

Агент окинул его бесстрастным взглядом.

- А я и есть отличный коп, шеф. Просто я ношу костюм.

***************
Показной разнос прошел без сучка без задоринки. С широко распахнутыми от удивления и испуга глазами Алекс наблюдала за тем, как Золински рвал и метал, расхаживая взад-вперед по офису и яростно жестикулируя. Это было поистине достойное «Оскара» представление, в конце которого, как все и ожидали, он сдался и пошел у Малдера на поводу.

- Все, что нам сейчас нужно – это звонок от ребят со Стэтен-Айленда и подходящий в качестве приманки коп, - заметила Кэйхилл, которая уже мысленно планировала церемонию своего повышения, понимая, что если у нее все получится и она станет тем офицером НЙПД, что арестует пресловутого маньяка, начальству на шестнадцатом этаже ничего другого не останется, как присвоить ей звание инспектора.

- Я найду для вас приманку, - бросил Золински и стремглав выскочил из офиса.

***************
Два часа спустя дело было сделано.

Офицера Эми Чин, оказавшуюся почти точной копией Юки Танака, выбрали из списка действующих офицеров НЙПД. Местом ее работы был шестой участок в Ист-Виллидж, где она и получила переданный по радиосвязи приказ немедленно явиться в главное городское управление в гражданской одежде со своим стандартным оружием для некоего специального задания, которое, как ей пообещали, продлится не более 30 дней.

Малдер же тем временем позвонил Скиннеру и объяснил, что ему требуется. Помощник директора, в свою очередь, связался с ОСМО, отделом по связям с министерством обороны, и сообщил, что для секретного расследования, проводимого ФБР, требуется вертолет UH-60D Blackhawk из спецподразделения 222-го авиакрыла особых операций военно-воздушных сил Соединенных Штатов. Было обговорено, что вертолет со своим экипажем немедленно отправится из военно-воздушной базы в Лэнгли, штат Вирджиния, на нью-йоркский полицейский аэродром для вертолетов, расположенный в Армонке, штат Нью-Йорк. И напоследок был сделан еще один звонок командиру отдела воздушной поддержки в Олбани, находящегося в ведомстве полиции штата Нью-Йорк, с запросом оказать содействие. Разрешение было получено, и, взяв курс на север, вертолет вылетел из Вирджинии вместе с полученным на военной базе Олмстид запасом топлива, необходимым для дозаправки в течение трехчасового полета.

Офицеру Чин быстро объяснили, что от нее требуется, как только Юки Танака решительно заявила, что никто не стучался к ней в дверь или приближался ближе, чем на 500 футов к ее дому в последние семьдесят два часа. Все участники операции пришли к выводу, что подозреваемый наблюдал за ней издалека и пока не пытался вступить в контакт, а посему было решено разместить в доме группу из четырех человек. В итоге Скалли, Малдер, Кэйхилл и Кросс приехали в Армонк и стали ожидать обещанный вертолет, который прибыл чуть позже семи часов вечера.

Кросс и Малдер загрузили в него оборудование, которое могло им понадобиться: приборы ночного видения, бронежилеты, оружие и прочие устройства. Они договорились использовать вместо веревки специальные ремни, позволяющие пилоту осторожно опустить их на заднем дворе дома.
В восемь часов Малдер объявил, что пора выдвигаться.

Их группа заняла места в вертолете, приготовившись к двадцатиминутному полету до цели. Ранее было также решено двигаться с выключенными огнями, что являлось прямым нарушением постановлений Федерального авиационного агентства, и Малдер сделал пометку в журнале пилота о том, что он берет всю ответственность за этот шаг на себя.

В шесть минут девятого вертолет поднялся со взлетной площадки, повернул на юг и, быстро набрав скорость, направился к Стэтен-Айленду.

А в семь минут девятого Марк Дюпри вскрыл замок на двери номера, зарегистрированного на специального агента Скалли, доктора медицины и агента ФБР, вошел внутрь и, удобно расположившись, приготовился ждать.
 
MrsSpookyДата: Пятница, 2013-06-14, 4:11 PM | Сообщение # 408
Охотник
Группа: Орден Фикрайтеров
Сообщений: 876
Репутация: 20
Статус: Offline
ГЛАВА 23
РЕЙТИНГ ГЛАВЫ: NC-17 (за поднятые темы, насилие и язык)

***************
Марк Дюпри закрыл дверь и, встав напротив нее, оглядел комнату. Первым делом он заметил, что горничная здесь уже побывала: постель была аккуратно заправлена, на подушке лежали две завернутые в фольгу шоколадки и у телевизора, рядом с пластиковым ведерком для льда, стояли на подносе два питьевых стакана.

«Отлично, - обрадовался он. – Просто отлично».

Прикрыв глаза, Марк стал медленно обходить номер, вдыхая аромат проживавшей тут женщины: ее сущность, ее энергию. Он приблизился к кровати и сел, но внезапно его охватило странное ощущение того, что что-то не так, чего-то не хватает.

Дюпри нахмурился и, поджав губы, осмотрелся по сторонам, на этот раз в поисках этого недостающего «звена».

И вскоре понял, что вызвало у него замешательство – комната казалась… заброшенной, неиспользуемой.

Он перевел взгляд на прикроватную тумбочку – на ней не было ни ручек, ни мелких монет, ни чеков, то есть тех мелких пустячков, которые ожидаешь увидеть в обитаемом жилище. Не настолько же она помешана на чистоте и аккуратности? Даже совершенно упертый сторонник порядка оставляем хоть какие-то следы своего пребывания.

Тогда Марк решил исследовать ванную комнату.

Наклонившись над ванной, он осмотрел кусок гостиничного мыла и маленькую бутылочку шампуня, а затем протянул руку и коснулся не распакованного бруска.

На подушечке пальца осталась пыль.

Что-то определенно не так.

С этой мыслью Дюпри вернулся обратно в комнату, спрашивая себя, а не угодил ли он в расставленную для него ловушку?

Тут Марк заметил слегка приоткрытую дверь в соседний номер и, осторожно приблизившись к ней, достал пистолет. Свободной рукой он подтолкнул ее и увидел, что соединяющая комнаты дверь с другой стороны была широко распахнута.

И в этот момент Дюпри наконец догадался, в чем дело.

Второй номер представлял собой олицетворение хаоса. Горничная еще не убиралась здесь, а потому кровать была в беспорядке, на кресле валялась одежда и, что самое важное, простой хлопковый бюстгальтер, свернутый в комок, лежал в ногах постели.

«Они спят вместе», - дошло до Марка.

Любовники, напарники, друзья.

Лучше и придумать нельзя.

***************
СТЭТЕН-АЙЛЕНД

Проникновение в дом прошло безупречно. Вертолет завис над задним двором, пока пилот аккуратно опускал своих пассажиров вниз, и когда они отстегнули удерживавшие их ремни, машина практически бесшумно улетела прочь, оставив их одних.

Они медленно и как можно тише направились к дому. Убедившись, что кроме них здесь никого нет, Малдер жестами дал понять, что требуется сделать дальше: офицер Чин должна была сыграть роль хозяйки, сам агент разместится в гостиной, Скалли – в спальне и, наконец, Кэйхилл – в холле наверху. Они заранее договорились нарушить молчание только в том случае, если убедятся в присутствии подозреваемого. Малдер объяснил подобные меры предосторожности тем, что существовала некоторая вероятность того, что преступник установил аудионаблюдение за домом.

Так что они разместились по своим обговоренным позициям и принялись терпеливо ждать.

***************
Дюпри недоумевал, где, черт возьми, носит Малдера и Скалли. Несмотря на поздний час - было уже за полночь - они до сих пор где-то пропадали и, судя по всему, не торопились возвращаться. За это время Марк успел разработать простой, но дерзкий план: когда они войдут в комнату, он застрелит Малдера и затем схватит Скалли. Будучи маленькой и хрупкой, она, вероятно, не окажет сколько-нибудь значительного сопротивления.

Но чем дольше ему приходилось ждать, тем сильнее становилось его нетерпение. Не слишком удачное покушение на Стримновича и сорванная попытка нападения на Танака потрясли его, лишили былой уверенности. Марку необходимо было заполучить следующую жертву, и хотя эта Скалли не являлась Избранной, она могла помочь ему избавиться от испытываемого им стресса. Он нуждался в ней.

Очень сильно.

А она все не приходила.

Чтобы как-то занять себя и немного унять все возрастающее беспокойство, Дюпри принялся исследовать номер. Начав со шкафа, он просмотрел каждый предмет ее одежды. Найдя деловые костюмы Скалли, аккуратно развешанные на гостиничных вешалках, Марк наклонился и вдохнул ее запах, позволяя себе сполна им насладиться. Этот процесс произвел на него неожиданный эффект – ему захотелось заполучить Скалли сильнее, чем он поначалу предполагал. Тот факт, что он находился в ее комнате, прикасался к ее вещам, вторгался в ее пространство… возбуждал его. В этот момент Дюпри решил поменять свой план действий; в будущем, когда он выберет очередного Избранного, то проникнет в его дом или квартиру и станет поджидать его там. Он займется тем, что проделывал сейчас – станет осматривать их вещи, прикасаться к одежде, проводить рукой по их принадлежностям.

Это сделает процесс Захвата гораздо интереснее.

Обнаружив ящик с нижним бельем Скалли, Марк погладил эти шелковые и кружевные предметы одежды, с волнением осознавая, что они были надеты на ней, на ее обнаженное тело, соприкасались с ее светлой, гладкой кожей, причем в самых интимных местах. Возникший в результате этих мыслей образ еще сильнее распалил охватившее Марка возбуждение.

Он направился в соседнюю комнату, нуждаясь в дополнительном «топливе» для своих фантазий, и нашел в ванной, на столике рядом с унитазом, то, что искал: маленькие, тончайшие трусики. Дрожащими руками Марк поднес их к лицу и, выдохнув, втянул носом воздух .

Ее аромат - ее первозданный женский аромат - наполнил его ноздри. Скалли явно носила эти трусики совсем недавно, возможно, вчера и, судя по характерному запаху, была сильно возбуждена перед тем, как сняла их.

Не раздумывая, Дюпри засунул свою находку в карман, решив, что позже – после того, как схватит ее – сможет использовать трусики как напоминание об этом моменте, наполненном изысканным предвкушением. Он также намеревался забрать и те, что были на ней сейчас.

«В конце концов, - резонно заметил Марк про себя, - ей они больше не понадобятся».

***************
Солнце медленно поднялось из-за Ист-Ривер и залило Готэм-Сити бледным, холодным светом. Малдер перевел взгляд на наручные часы, показывающие шесть часов утра, и понял, что ошибся: подозреваемый не вернется в дом Танака, потому что, подобно зверю, почуял опасность - почуял устроенную ему ловушку и двинулся на более тихие пастбища. Он, вероятно, уже выбрал себе следующую жертву и сейчас занят тем, что выслеживает ее.

Придя к такому выводу, Малдер вошел в гостиную и позвал женщин.

- Нам здесь больше нечего делать, - объявил он.

- Вы уверены? – спросила Алекс.

- Вполне, - заверил ее агент. – Я его недооценил и неправильно среагировал. Извините.

Кэйхилл спустилась вниз по ступеням, по-прежнему не выпуская из рук пистолет.

- Ничего страшного, - ответила она. – Попробовать определенно стоило. Что дальше?

- Лоури, - заявила Скалли, присоединившись к коллегам на первом этаже. – Она была следующей в списке Малдера.

- Да, - признал ее напарник. – Но я мог ошибаться.

- Почему? Ты попал в точку насчет Танака.

Он кивнул.

- Верно, но этот урод настолько… хорош в том, что делает, что мог просчитать мои действия и изменить процесс отбора. Это или… - Малдер замолчал, не желая озвучивать свой самый глубинный страх.

- Что? – спросила Дана.

- Он животное, Скалли, голодное животное. Ему нужна пища. Вскоре он уже не будет таким разборчивым и схватит первую попавшуюся жертву, которую сможет найти и нападение на которую сочтет безопасным. Ему необходимо выпустить пар.

- Случайная жертва, - заметила Кэйхилл.

Малдер кивнул.

- Возможно. Проклятье, весьма вероятно. И нет никакого способа предсказать, кого именно он выберет.

- И что теперь?

- Сон, - ответил Фокс. – Мне надо шесть часов поспать и затем вернуться к изучению документов. Вам следует подготовить побольше копий взломанного Фрохики изображения для всех смен. Не раздавайте их, пока я не скажу, но мне все же кажется вполне вероятным то, что нам придется прибегнуть к старой доброй полицейской работе и надеяться, что какой-нибудь удачливый патрульный сумеет его схватить.

- Ты правда думаешь, что это возможно? – засомневалась Скалли.

Малдер промолчал, но по красноречивому выражению его лица она все поняла и без слов.

- Ладно, тогда давайте устроим себе небольшую передышку.

***************
Дюпри сидел на кровати Скалли, держа в руках Библию, которую он нашел в прикроватной тумбочке. Вооружившись отыскавшимся в ее портфеле маркером, он занял себя тем, что выделял определенные строки.

В очередной раз бросив взгляд на часы, Марк пришел к выводу, что ждал достаточно. Он понятия не имел, когда они намерены вернуться, а ему позарез нужно было…

Схватить кого-то.

Дюпри ощущал эту потребность, этот голод, что грыз его изнутри, и знал, что если не позаботится о проблеме в ближайшее время, то сойдет с ума. В конечном итоге он пришел к выводу, что ему необходимо сосредоточиться на этой насущной проблеме, а время на то, чтобы заполучить Скалли, у него еще будет чуть погодя.

С этой мыслью он захлопнул Библию и положил ее на место, а затем аккуратно вернул маркер туда, откуда его взял. Приблизившись к выходу, Марк прижал ухо к двери и прислушался к доносившимся из коридора звукам.

Не услышав никаких голосов и убедившись, что путь свободен, он вышел из номера, осторожно прикрыл за собой дверь и, повернув направо, направился в сторону лифта.

***************
Скалли чувствовала себя совершенно измотанной. Прилив адреналина, поступавшего в ее кровь во время ночного бдения в доме Танака, быстро пошел на убыль, и все, чего ей сейчас хотелось – это забраться в постель вместе с напарником и проспать ближайшие шесть часов без задних ног.

Они вышли из лифта и, повернув налево, направились к занимаемому Малдером номеру.

Внезапно Скалли резко остановилась, ощущая, как все ее инстинкты предупреждают ее, подсказывая, что что-то не так.

Малдер встал рядом с напарницей, и на его усталом лице отразился немой вопрос – сил на то, чтобы произнести его вслух у агента просто не осталось.

Дана подняла руку, призывая его к молчанию.

Что ее встревожило?

Она услышала звук закрывающейся двери в тот момент, когда распахнулись створки лифта, но в этом в принципе не было ничего необычного… они ведь в отеле. Почему же закрывшаяся дверь вдруг насторожила ее?

«Потому что обычно она захлопывается с другим звуком, - поняла Скалли. – Тогда в чем же дело?»

Она оглядела коридор и осознала, что злополучная дверь вела не в одну из комнат, а на лестницу.

«С чего вдруг кто-то решит спускаться пешком с шестнадцатого этажа?»

Слишком уставшая, чтобы сейчас анализировать эту странность, Дана продолжила путь к номеру Малдера.

***************
Тяжело дыша после долгого спуска, Дюпри открыл ведущую в холл дверь. Он огляделся вокруг, проверяя, не заметил ли его кто-нибудь и, убедившись, что никто, по-видимому, не обращал на него ни малейшего внимания, уверенно расправил плечи и направился к выходу.

Он был так близок, осознал Марк.

Ближе не бывает.

Конечно, это могли оказаться и не они, но вероятность того, что кто-то возвращается в отель в такой ранний час, была слишком незначительной, чтобы рисковать.

Проклятье!

«Так близко, - пенял себя Марк. – Если бы я подождал еще пять минут…»

Он содрогнулся при мысли о том, что могло произойти, прояви он чуть больше терпения.

А затем Дюпри, не теряя времени зря, приступил к планированию своего следующего шага. Что они станут делать дальше? Отправятся спать. Очевидно, что они были на ногах всю ночь, и тут Марк с внезапной ясностью понял, где именно.

В доме Танака. Поджидали его, вероятно, вместе с подсадной уткой.

Интересно.

Это давало ему весьма богатую пищу для размышлений.

Дюпри ступил наружу, поймал такси и дал водителю адрес на расстоянии в шесть кварталов от дома Танака.

***************
Скалли стояла под душем, проводя руками сквозь мокрые волосы. Малдер отказался от предложения присоединиться к ней, вместо этого предпочтя сразу забраться в постель и тем самым несколько обидев ее.

Решив, что она уже достаточно чистая, Дана закрутила кран и протянула руку, пытаясь нащупать полотенце, как вдруг вновь замерла.

Что-то определенно было не так.

Скалли стояла на коврике, так и не стерев капавшую с нее воду, и внимательно осматриваясь по сторонам.

Что не так?

Ее взгляд на некоторое время задержался на туалетном столике, но Дана так и не смогла понять, что в нем привлекло ее внимание.

Пожав плечами, она решила, что дело, скорее всего, просто в усталости, и ей видится то, чего на самом деле нет. Быстро вытеревшись, Скалли не стала утруждать себе тем, чтобы одеться, и, забравшись в постель к Малдеру совершенно обнаженной, обняла напарника со спины. Что-то невнятно пробормотав во сне, он перевернулся к ней лицом, и вскоре она последовала за ним в царство Морфея.

***************
СТЭТЕН-АЙЛЕНД

Дюпри отошел от стены и критически осмотрел свое работу.

«Отлично», - в конце концов решил он.

Найти проститутку, которая не возражала отправиться с ним с ним в дом Танака, оказалось совсем не трудно. Она окинула его скучающим, равнодушным взглядом, когда Марк вскрыл замок, объяснив это тем, что потерял ключи.

Ей явно было все равно.

Не то, что потом.

Сейчас же она, совершенно обнаженная, была привязана к креслу в гостиной.

Вдоль всего ее туловища от горла до паха протянулся длинный разрез, так что выпавшие из живота и грудной полости внутренние органы влажной, кровавой кучей оказались свалены на полу, а вдоль ноги протянулась толстая лента внутренностей. Горло женщины было перерезано от уха до уха, и если бы Марк не боялся подцепить ВИЧ, то с превеликим удовольствием изнасиловал бы ее перед убийством.

На стене в гостиной он оставил послание для НЙПД и ФБР, написанное кровавыми буквами.

«Нужно добавить кое-что еще», - решил Дюпри и, приблизившись к жертве, обмакнул палец в ее крови, а затем подошел к стене.

Изобразив три точки на поверхности, так что получились два глаза и нос, он вновь обмакнул палец в кровь и дорисовал линию в виде полмесяца под носом.

Получился смайлик.

Покончив с этим, Марк отправился на кухню, чтобы помыть руки и, убедившись, что на одежде не осталось кровавых пятен, покинул дом.

Направившись обратно на Манхэттен.

***************
Скалли перевернулась во сне, при этом задев рукой Малдера, который, так и не проснувшись, прижался к ней теснее и что-то пробормотал.

Она всегда спала чутко, да и работа над секретными материалами отнюдь не способствовала укреплению ее нервной системы, поэтому Дана отличалась чувствительностью даже к едва слышным звукам, с легкостью просыпаясь от любого шороха.

Вот почему она услышала, как дверь в ее номер открылась.

«Горничная», - вздохнув, решила Скалли, вполуха прислушиваясь к доносящимся до нее звукам и праздно размышляя о том, зачем там убирать, если она не спала в своей комнате уже несколько дней.

Пару минут спустя Дана вдруг резко сбросила с себя остатки сна, почти одновременно осознав две вещи, которые не давали ей покоя: во-первых, то, что было не так в ванной.

Ее трусики.

Она оставила их там днем ранее перед тем, как забралась в душ с Малдером, а сейчас они пропали. Ее напарник, может, и не чужд некоторым странностям в поведении, но кража ее трусиков к ним точно не относится.

И, наконец, вторая тревожная мысль, последовавшая почти следом за первой, заключалась в том, что «горничная» передвигалась уж как-то подозрительно тихо. Почти неслышно. И до слуха Скалли не доносились характерные для уборки звуки включенного пылесоса и перемещения уборщицы по номеру.

Ничего.

Дана скатилась с кровати и, неслышно приблизившись к комоду, достала свой пистолет. Внезапно ей в голову пришла странная мысль: «Мне придется написать в своем отчете, что я арестовала серийного убийцу после того, как, будучи совершенно обнаженной, выскользнула из постели напарника».

Это определенно заставит многих в штаб-квартире ФБР удивленно вздернуть брови.

Скалли ступила в сторону комнаты и почувствовала, как волосы у нее на затылке встали дыбом. Сама не зная почему, она пригнулась и метнулась вправо, к кровати, как раз в тот момент, когда тишину разорвали четыре прогремевших из-за смежной двери выстрела.

«Сорок пятый калибр, - успела подумать Дана. - Это он».

- ФБР! – выкрикнула она и, вскочив, направила оружие на дверь. – Не двигаться!

Малдер проснулся в мгновение ока и, вскочив с постели, тут же потянулся за своим пистолетом.

Они оба услышали, что дверь в номер Скалли с силой захлопнулась, и когда Дана, не задумываясь, шагнула к выходу, Фокс едва успел остановить ее.

- Эй-эй, притормози. Ты не одета.

Она опустила взгляд и, убедившись, что он прав, вспыхнула от смущения.

- Проклятье!

Малдер же, не теряя времени даром, схватил гостиничный телефон и нажал клавишу «0».

- Стойка регистрации, - услышал он ответ дежурного.

- Охрану, пожалуйста. Это срочно.

- Сэр, не могли бы вы подождать? Я сейчас очень…

- Соедините меня с охраной, НЕМЕДЛЕННО! – потребовал Малдер.

- Как пожелаете, сэр, - отрывисто бросил оператор.

После семи гудков заспанный голос на том конце линии произнес:

-Охрана.

Но тут Малдер осознал, что гостиничной охране нечего противопоставить опасному убийце. Если он даст им описание подозреваемого, и они попытаются задержать его, то он наверняка, не колеблясь, застрелит их.

- Неважно, - сказал Фокс и, оборвав звонок, по памяти набрал домашний номер Алекс.

- Кэйхилл, - сонно пробормотала она.

- Это Малдер. Наш подозреваемый только что нанес Скалли визит.

- КАКОГО ХРЕНА?

- Успокойтесь, - поспешил добавить агент. – Он не знал, что она спала в моем номере, и стрелял через смежную дверь. Мы оба в порядке. Нужно как можно скорее вызвать сюда криминалистов и не помешает послать кого-нибудь в дом Танака – чтобы убедиться, что он не побывал там после нас.

- Что заставляет вас это предполагать?

- Я бы на его месте так и поступил, - пожав плечами, ответил Малдер и положил трубку.


Сообщение отредактировал MrsSpooky - Пятница, 2013-06-14, 4:21 PM
 
MrsSpookyДата: Пятница, 2013-06-14, 4:16 PM | Сообщение # 409
Охотник
Группа: Орден Фикрайтеров
Сообщений: 876
Репутация: 20
Статус: Offline
***************
Вероятно, отдел криминалистики полицейского департамента Нью-Йорка являлся самым лучшим подразделением подобного рода во всем мире. Его специалисты прошерстили номер Скалли с пресловутой мелкой гребенкой, а также портативным пылесосом, пинцетом и увеличительным стеклом, снимая весь процесс на видеокамеру. В общем, у них не заняло много времени обнаружить Библию в прикроватном столике.

Запихнув книгу в мешок для улик, эксперты отнесли ее в соседний номер, где Малдер, Скалли и Кэйхилл терпеливо ожидали результатов проверки.

- Вы выделили эти места в тексте? – спросил техник, протягивая Дане Библию.

Она покачала головой.

- Нет, я уже и не помню, когда вообще последний раз ее открывала.

- Я хочу, чтобы все выделенные места проанализировали как можно скорее. Меня интересуют номер страницы, строки, начального символа и ширина символов за исключением пробелов. Вопросы? – уточнил Малдер.

- Нет, сэр, - ответил техник. – Это может занять некоторое время. Судя по всему, он отметил много цитат.

- Выделите для этого задания столько людей, сколько нужно, - приказала Кэйхилл.

- Да, мэм, - сказал эксперт, возвращаясь обратно в номер Скалли.

Малдер взял сотовый и набрал номер Стрелков.

- Йоу, - ответил Фрохики.

- Начинайте применять код РБП к Библии, - велел агент. – К каждой доступной версии. К другим священным текстам тоже, но только самым известным. За дело. – И не добавив больше ни слова, отбил звонок.

- Думаешь, он основывается на Библии?

Напарник кивнул.

- Такое случается довольно редко, но иногда серийные убийцы совершают религиозно мотивированные убийства. Полагаю, он, возможно, использует… - Он внезапно замолчал, не закончив свою мысль.

- Малдер? – спросила Скалли.

- Библейский код, - произнес Фокс и вдруг хлопнул себя ладонью по лбу. – Не могу в это поверить! – выкрикнул он.

- Что? – не поняла Алекс.

- Библейский код! – повторил агент, переводя взгляд с одной женщины на другую. – Неужели не ясно? БИБЛЕЙСКИЙ КОД!

- Что это такое? – спросила Кэйхилл.

Малдер опустился на кровать, раскрыв от удивления рот.

- Ладно, я поясню. Несколько лет назад израильские математики заметили, что если вы прибегните к РБП поиску по первым пяти книгам старой еврейской Библии, то в них проявятся определенные… закономерности. Согласно им, в этих книгах содержатся предсказания о будущем.

- Это абсурд, - заявила Дана.

- Ну, нет, Скалли. На этот раз я вынужден не согласиться.

- На этот раз? – поддразнила она.

- В любом случае… дело вот в чем – Библия, которую мы все знаем… ну, или вы, христиане, знаете, существует отнюдь не в единственной версии: разные церкви пользуются разными вариантами с различными интерпретациями исходного текста. И все они были отредактированы, изменены, обновлены не по одному разу за последнюю пару тысяч лет. Но самое главное – то, что делает библейский код столь важным… это то, что пять первых книг оригинальной еврейской Библии… не менялись в течение шести тысяч лет. Каждое слово, каждая буква, каждый символ остались такими, какими были с самого начала. Ни одно слово не подверглось изменению. И, согласно экспертам, в ней есть предсказания о Гитлере, войне в Заливе, Никсоне и все в таком роде.

- Предсказание войны в Заливе? – переспросила Скалли.

- Не ее название, а год, в котором она произошла.

- Год?

- В иврите цифры как… буквы. В древнееврейском языке использовались слова для написания чисел. Год и место войны в Заливе были предсказаны в еврейском Ветхом Завете, Скалли. Я лично читал отчеты.

- И это… общепринято?

- Шифровальщик АНБ применил статистическую модель к используемой израильтянами логике. Он не был готов поручиться за точность предсказаний, но заявил, что с математической точки зрения придраться не к чему. Они не состряпали эти книги и не играли с числами. Математика это подтверждает.

- Это как шар судьбы? – скептически заметила Скалли. – Ну, знаешь, вроде гороскопа? Никакой конкретики, так что ты можешь интерпретировать полученное «прорицание», как тебе заблагорассудится?

- А что ты скажешь на это? Было предсказано падение коммунизма в России.

- Это полная ерунда, - заявила Скалли, - когда Библия писалась, не существовало еще такого понятия, как коммунизм.

Малдер поднял вверх палец, словно бы прося ее выслушать его, не перебивая.

- Вспомни, Скалли… РБП. Слова были зашифрованы, как в кроссворде. Единственный раз, когда слово «коммунист» появляется в Библии, оно пересекается со словами «падение» и «русский». Там все это есть – я читал отчет.

Скалли нахмурилась, очевидно, до сих пор не убежденная его доводами.

- Возьмем Иерусалим, - продолжил Малдер. – Город, за который велись постоянные войны на всем протяжении его существования – со времен завоевания царем Давидом, сожжения вавилонянами, уничтожения римлянами и до осады крестоносцами. Более 3000 лет кровавой истории до тех пор, пока евреи не получили его назад в 1967 году.

- Это единственная мировая столица, чье название зашифровано в Библии рядом со словами «мировая война» или «атомный холокост».

- Но… - попробовала возразить Скалли, однако Малдер вновь предупреждающе поднял руку.

- Название города скрыто в единственной строфе Библии. «Иерусалим» закодирован в угрозе Бога наказывать Израиль на протяжении его истории.

Он закрыл глаза и процитировал по памяти:

- Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвертого рода, ненавидящих Меня.

Явно впечатленная как последней цитатой, так и предыдущими объяснениями, Алекс лишь молча впитывала излагаемые агентом факты.

- «Город будет разрушен в результате террористического акта» пересекается с «атомным холокостом», - рассказывал Малдер. – И эта цель подтверждается в древнем пророчестве об Апокалипсисе, найденном в свитках из Мертвого моря.

- Свиткам из Мертвого моря больше двадцати пяти столетий! – запротестовала Дана.

Фокс щелкнул пальцами.

- Именно, Скалли. В Книге Исайи говорится: «Горе тебе, Ариэль, Ариэль – город, где Давид лагерем стоял!» Ариэль – это старое библейское название Иерусалима. Осада, что превратит город в, цитирую, «пыль» весьма… впечатляюща, - продолжал он. – «Внезапно, - вновь наизусть воспроизвел Фокс, - в одно мгновение, Господь Саваоф посетит тебя громом и землетрясением, и сильным гласом, бурею и вихрем, и пламенем всепожирающего огня».

- Вы… все это помните? – поразилась Алекс.

Скалли кивнула.

- Фотографическая память, - рассеянно бросила она, вглядываясь в лицо Малдера, и восхищенно добавила: – Это просто поразительно.

- Только если я прав, - ответил он.

В этот момент зазвонил его сотовый.

- Малдер, - представился агент.

- Это Фрохики. Это просто поразительно.

- Что-то я в последнее время слишком часто это слышу, - невозмутимо заметил Фокс. – Обнаружил совпадение?

- Да, в старой еврейской Библии. Все пять жертв, хотя некоторые и с натяжкой - Танака так, например, с очень большооооой натяжкой. То же и со Стримновичем, но не в случае, если использовать имя Джон, англоязычную версию Ивана. Остальные… Малдер, чаще всего в РБП пересекаются имена жертв со словом «шлюха» или его вариацией, типа «проститутка», «потаскуха» или «вор».

Агент закрыл глаза.

- Я был прав, - тихо сказал он присутствующим в комнате. – Имена жертв пересекаются с другими, важными для преступника словами.

Скалли покачала головой.

«Мама, - подумала она, - всегда говорила, что я встречу и полюблю особенного мужчину. Если бы она только знала…»

- И что теперь? – нетерпеливо потребовала Алекс. – Как нам помогут эти сведения?

- Лоури, - пробормотал Малдер. – Фрохики, найди имя «Кристал Лоури» в Библии и все, что с ним связано. Перезвони, когда закончишь.

С этими словами он отбил звонок и обратился к женщинам:

- Надо съездить к Лоури. Заберем ее из дома и оставим послание для нашего дорогого подозреваемого.

- Какое?

- Мы напишем на стене код РБП, а рядом прикрепим распечатку изображения, которое он нам послал.

- А это разумно? – засомневалась Скалли.

- Это наш единственный ответный ход. Мы также оставим и другое послание, - добавил агент, вновь набирая номер Стрелков. – Фрохики, это снова Малдер. У меня к тебе еще одно поручение: отыщи в Библии РБП, включающий мое имя, имя Скалли или Алекс вместе со словом «убийца», «захват» или «арест». Перешли мне координаты кода, когда сделаешь. - И, не дожидаясь ответа, вновь отсоединился.

Внезапно рация Кэйхилл подала признаки жизни.

- М-Майк… Восемь, - запнувшись на мгновение, представилась она в ответ, до сих пор так не успев привыкнуть к новому позывному.

- М-Майк Два, Восьмой. Вам с вашими двумя друзьями нужно срочно сюда приехать. У нас есть… посылка.

- Она испорчена? – спросила Алекс, зная, что Кросс поймет, что она имеет в виду.

- Десять четыре, Восьмой. СИЛЬНО испорчена.

- Мы уже в пути, - пообещала Кэйхилл и затем пояснила для агентов: - В доме Танака обнаружено тело.

- О, черт, - пробормотал Малдер.

***************
СТЭТЕН-АЙЛЕНД

Они осматривали место преступления.

- Боже мой, - тихо произнесла Алекс. – Он выпотрошил ее.

Малдер рассеянно кивнул, будучи полностью поглощенным надписью на стене. Через некоторое время он достал телефон и позвонил:

- Фрохики, это снова Малдер. Да, да, я знаю, что ты занят. У тебя есть свободный компьютер, на котором можно проверить еще один код?

Агент зачитал оставленные на стене числа и пару секунд спустя получил ответ.

- «УБИЙСТВО» и «ЛИС» рядом и… под ними справа «КРАСНАЯ СМЕРТЬ».

-Спасибо, Фрохики, - поблагодарил он, отсоединяясь. – Он, очевидно, сильно разозлился, что делает его еще более опасным.

- Еще более опасным? – переспросила Алекс, выразительно указав на жертву.

- Да. Не хочется этого признавать, но он… прогрессирует. – Малдер принялся мерить шагами комнату, при этом стараясь ненароком не затоптать улики. – Подозреваемый, без сомнения, был в комнате Скалли, пока мы караулили его в доме Танака. Ему… явно понравилось находиться на месте проживания потенциальной жертвы в ожидании ее прихода. Я почти готов поставить на то, что он собирается взяться за Лоури. Если он почувствует, что это безопасно, то придет к ней домой и осмотрится. Ему понадобится день, может, два-три, чтобы как следует прочувствовать это убийство. В ближайшие двадцать четыре или сорок восемь часов он будет переживать его снова и снова. У нас не так много времени для приготовлений.

- Каких приготовлений?

- Мы устроим ему ловушку, - ответил Малдер. – Несколько ловушек, вообще-то.

***************
КОМНАТА ДЛЯ ДОПРОСОВ «С»
ДВА ЧАСА СПУСТЯ

- Вот что мы сделаем, - вещал Малдер. – Оставим в доме Лоури РБП, показывающий, что нам удалось разгадать код. Изображение даст ему понять, что нам известна его внешность, а там и до имени недалеко. Также мы увезем остальных свидетелей из списка из города и спрячем в новых местах - я уже попросил об этом маршалов, и пока мы с вами тут разговариваем, они заняты тем, что максимально тихо и незаметно пытаются перевезти этих людей. Фрохики создает серию посланий, основанных на РБП-коде, которые мы намерены оставить для этого урода в каждом доме, квартире и прочих местах проживания. Всякий раз, приходя к жертве, он будет находить записку, сообщавшую ему, что мы побывали там первыми и забрали его игрушки.

- Черт побери, Малдер, - недовольно пробурчал Золински. – Вы играете в опасную игру.

- Конечно, - невозмутимо ответил агент. – Но, во-первых, я знаю, что делаю, а во-вторых… я намерен выиграть.

- И что потом? – напомнила Алекс.

- Где-то на середине… в седьмом или восьмом доме мы начнем оставлять наши собственные подсказки – подсказки, указывающие на то, где находится Скалли. Мы станем подначивать его прийти и взять ее.

Последние соображения Малдера застали Дану врасплох, и она почувствовала, что бледнеет от страха – планы напарника явились для нее полной неожиданностью, но затем, поразмыслив, Скалли признала его логику, поняв, что другого способа заманить преступника в ловушку нет, и согласно кивнула, как Фокс и рассчитывал.

- Так как мы поймаем его? – настаивала Кэйхилл. – Вы ведь не собираетесь использовать Скалли в качестве приманки по-настоящему, не так ли?

- Да, собираемся, - ответила Дана.

- Только ты и он? Один на один?

- Нет, - заявил Малдер. – Двое на одного – я тоже там буду.

- Но если он почувствует ваше присутствие… - начал было Золински.

- Не почувствует, - отрезал Фокс.

- Почему нет? – не отступал тот.

- Потому что… я – это он, шеф. Так же, как он способен исчезать без следа и столь же незаметно проникать в здания и уходить из них… так же могу и я. Я буду ждать его, и когда он попробует напасть на Скалли, избавлю нас от этой проблемы раз и навсегда.

Золински с Алекс обменялись взглядами.

- Вы имеете в виду…?

- Да, - безэмоционально ответил Малдер. – Я смогу гарантировать безопасность Скалли только в том случае, если… нанесу удар первым.

- Это убийство, - заявил Золински.

- Что вас беспокоит? – спросил Малдер.

- То, что вы лишаете его законного права предстать перед судом за совершенные им преступления, - ответила Кэйхилл.

- Да плевать мне на это, - заявил Малдер. – Этот ублюдок выпотрошил шестерых человек! Мы знаем, что он виновен. Своими действиями он подписал себе смертный приговор, но если мы арестуем его, то он проведет остаток жизни за решеткой, заполняя одну апелляцию за другой и дроча на снимки с мест преступлений, к которым, согласно упомянутому вами закону, у него будет доступ.

- НЙПД не станет в этом участвовать, - безапелляционно заявил Золински. – Если АСЗГС [прим. пер. - американский союз защиты гражданских свобод – организация социалистов-пацифистов, создана в 1920 году. Расширила впоследствии сферу своей деятельности защитой конституционных и гражданских прав. Проводит исследования и пропагандистские кампании, в отдельных случаях осуществляет судебную защиту.] хоть что-то пронюхает… или, не дай бог, пресса… нам всем конец, так что я ни за что на это не соглашусь.

Малдер открыл было рот, чтобы возразить, но Золински не дал ему этого сделать.

- НЕТ, агент Малдер! Ни за что! Вы что, не извлекли урок из Руби Ридж [прим. пер. - В 1992 году здесь произошёл инцидент с применением огнестрельного оружия, в который были вовлечены: Рэнди Уивер, члены его семьи, друг семьи Уиверов — Кевин Хэррис, а также сотрудники Службы маршалов США и ФБР.]? Из ситуации в Уэйко [прим. пер. - осада силами Федерального бюро расследований США поместья «Маунт Кармел» в Уэйко, Техас, где находились члены религиозной секты «Ветвь Давидова» в 1993 году. Во время событий погибло 79 членов секты.]? Вы не можете просто взять и лишить подозреваемых законного суда, потому что они не слишком приятные люди! Так уж вышло, что по долгу службы мы имеем дело не с банкирами, священниками и мальчиками из хора, Малдер! Мы имеем дело с подонками, ублюдками и самыми отвратительными отбросами общества на планете! Но у них есть ПРАВА, Малдер. Я знаю, что говорю, как чертов проповедник, но не для того я прошел через весь Вьетнам, борясь за права каждого из присутствующих в этой комнате, чтобы ВЫ попирали их лишь потому, что ВАМ не хочется возиться с бумажками или потому, что у вас есть личная вендетта против этого парня. – Закончив свою пламенную речь, Золински поднялся с места и вплотную приблизился к агенту.

- Слушай меня, ты, хренов федерал! Мы будем действовать согласно любому твоему плану. Ты у нас эксперт по выслеживанию и аресту подобных уродов – в этом я полностью на тебя полагаюсь. Но мы ПОПЫТАЕМСЯ арестовать его. Если, и ТОЛЬКО если он не оставит нам иного шанса, мы будем стрелять на поражение.

Золински помедлил и затем уже гораздо спокойнее спросил:

- Все ясно?

- Шеф, - попробовал вставить слово Малдер, но тот опять не дал ему такой возможности, проорав:

- ТЕБЕ ВСЕ, МАТЬ ТВОЮ, ЯСНО?

Агент кивнул, и Золински отступил назад.

- Скалли – мой напарник и друг, - мягко произнес Фокс. – Как вы только что сказали, я эксперт по этим уродам. Я знаю этого парня, шеф. Я знаю его лучше, чем вы когда-нибудь узнаете - лучше, чем вы даже в состоянии понять. Если он подберется достаточно близко к Скалли, достаточно близко, чтобы навредить ей, я уничтожу его. И знаете что, вы, лицемерный сукин сын? Я сделаю это на совершенно законных основаниях.

Золински промолчал, ожидая, что Малдер пояснит свою мысль.

- Презумпция вины вкупе с более чем ясным пониманием того, что он нападет и попытается убить Скалли. Если жизнь федерального агента в опасности, у меня есть право применить смертельную силу для защиты и нанести превентивный удар. В любой из этих домов сможет войти только тот, кто взломал РБП-код, а единственный, помимо нас четверых и трех наших помощников, кто его знает – убийца.

- Не надо рассказывать мне о правовых процедурах и законе. Я предоставляю ему его законное право. Ему в точности известно, что произойдет, если он покажется, а именно это он и сделает, потому что хочет быть пойманным. Он жаждет попасть на телевидение и стать крупной знаменитостью, серийным убийцей недели. Он жаждет, чтобы о нем писали книги и снимали фильмы; он стремится к тому, чтобы публика знала, как ему удавалось водить за нос полицию и ФБР. Если он сдастся, что ж, отлично, но при его приближении к Скалли ближе, чем на десять футов, я собираюсь нанести упреждающий удар и устранить его. И вы ни хрена не можете с этим поделать.

С этим словами Малдер резко развернулся и покинул комнату.

- Он прав, - медленно сказала Алекс, обращаясь к Золински. – Я отлично помню лекцию в Академии ФБР о применении смертельной силы.

- Да плевал я на это. Чтобы поступить по-своему, ему придется придать этому расследованию статус федерального, а если он на это пойдет, я обращусь в прессу.

- Это станет концом вашей карьеры, шеф, - заметила Алекс. – Вы уйдете с позором. Уверены, что хотите этого?

Золински вновь подскочил со своего места.

- Нет, но я не хочу, чтобы в моем департаменте орудовал этот гребаный УБИЙЦА! Он ведь говорил о хладнокровном УБИЙСТВЕ!

- Нет, - спокойно возразила Алекс. – Он говорил о том, как обстоят дела в реальном мире, шеф. Мы можем весь день сидеть и рассуждать о лазейках в теории права, правовых процедурах и гражданских правах. Но Отцам Основателям ведь и в головы не приходило рассматривать серийного убийцу при составлении Билля о правах. Времена меняются, шеф…

- ДА ПЛЕВАЛ Я НА ЭТО! – заорал Золински. – Не читайте мне лекции о Реальном Мире, Алекс. Вы мне нравитесь – вы хороший коп, блестящий командир. Но вы никогда не принимали участие в настоящих военных действиях. Вы НИ ХРЕНА не знаете о реальном мире.

Алекс приблизилась к начальнику и вызывающе вздернула подбородок.

- Раз уж на то пошло, шеф, то ПЛЕВАЛА я на ваши рассуждения! Я знаю, что собой представляет Реальный Мир! На случай, если вы забыли, я работаю в НЙПД! Когда вы в последний раз покидали удобный офис и занимались настоящей детективной работой, шеф? Когда вы в последний раз участвовали в задержании вместе с вашими людьми? Когда вы в последний раз держали на руках ребенка-наркомана – ребенка, который трясся так сильно от ломки, что его ШЕЯ не выдерживала? Так что не надо рассказывать мне про РЕАЛЬНЫЙ МИР!

Золински поднял руки, держа ладони на уровне плеч, словно бы признавая свое поражение.

- У нас явно возникло разногласие по этому вопросу, - мягко заметил он. – Но я все еще остаюсь вашим командующим офицером.

Алекс отступила назад и вскинула голову.

- Черт возьми, я знала, что это рано или поздно всплывет. В чем дело, шеф? В том факте, что, так уж вышло, у меня есть вагина? Я не могу принимать решения, потому что я женщина?

Золински окинул ее недоумевающим взглядом.

- Нет, вовсе нет, Алекс. Я бы сказал то же самое любому командиру-мужчине, предложи он то, что предлагаете вы. Это не имеет никакого отношения к вашему полу. Вам следовало бы это понимать.

- Да, - кивнув, признала она. – Я понимаю, простите. – Алекс снова села и продолжила: - Но я согласна с Малдером в том, что мы не можем позволить убийце подобраться к Скалли: он слишком ловко управляется с бритвой.

- Ну что ж, тогда нам надо выработать такое решения, с которым мы оба согласимся, иначе этому не бывать, - настаивал на своем Золински.

- У меня есть идея, - провозгласила Скалли, и оба офицера НЙПД резко развернулись в ее сторону – за время своего яростного спора они успели забыть, что она находится с ними в одной комнате.

- Я слушаю, - сказал Золински.

И Скалли изложила им свои соображения.

***************
ОФИС АЛЕКС КЭЙХИЛЛ

Скалли нашла Малдера в кабинете Алекс, сидящим за ее столом с закинутыми на него ногами. Войдя внутрь, она закрыла за собой дверь и прислонилась к ней.

- Ты и вправду намерен это сделать? – поинтересовалась она.

- Что сделать?

- … убить его?

- Не раздумывая, Скалли, - ответил напарник, закрывая глаза и откидываясь на спинку кресла.

- Почему?

Он пожал плечами.

- По многим причинам, но в основном потому, что это должно быть сделано. Разве ты еще не поняла? Часть работы САО и отдела профилирования заключается в том, чтобы… очистить мир от этих отбросов. Удалить паршивых овец из стада. Ты когда-нибудь обращала внимание на показатели смертности подозреваемых, задерживаемых нашим отделом? Господи, Скалли, гораздо менее опасно жонглировать динамитными шашками с зажженными фитилями.
Она тихонько рассмеялась.

- Но потом ты возненавидишь себя за то, что тебе пришлось так поступить, - мягко заметила Дана.

Он кивнул, глядя в потолок.

- Да. Мне бы хотелось думать, что я сделаю это с легкостью, но… мне трудно будет прикончить бедного ублюдка, если только он не станет непосредственно угрожать чьей-то жизни.

- Так что…?

- Страх потерять тебя перевешивает все сдерживающие факторы, - тихо ответил он. – Сама мысль о том, что этот урод был в твоей комнате, рылся в твоих вещах, прикасался к ним…

- Знаю, - перебила его Скалли. – Мне хочется сжечь всю свою одежду.

- Вполне понятное желание, - ответил Малдер. – И когда я думаю о том, что он забрал твои трусики… что он знает… - он вдруг замолчал, очевидно, смущенный возникшей у него мыслью.

- Знает что? – не отступала Дана.

- Это вульгарно, - уклончиво произнес Фокс, явно жалея, что поднял эту тему.

Напарница промолчала, но всем своим видом дала понять, что ожидает продолжения.

- Тот факт, что ему известно, как ты… пахнешь… сильно меня беспокоит.

Скалли почувствовала, что краснеет.

- Боже, какое странное дело, - сухо заметила она и, подойдя к окну, окинула взглядом раскинувшийся внизу город, а затем тихо – так, что Малдер едва расслышал ее, добавила: - Да, меня это тоже крайне тревожит. Я мало с кем делилась этой частью себя, и осознание того, что он… просто взял то, на что требуется разрешение… приводит меня в бешенство.

Малдер поднялся с места и присоединился к ней у окна.

- Если он приблизится к тебе, я его прикончу, - заверил он напарницу.

- Мой герой, - на полном серьезе ответила она, и Фокс рассмеялся.

- Давай уже наконец поймаем этого ублюдка, - предложил он.

***************
ПРИМЕЧАНИЕ АВТОРА: информация, о которой идет речь в этой главе насчет пророчества об Иерусалиме, становящемся мишенью ядерной атаки, действительно имеется в первых пяти книгах еврейской Библии. Я крайне признателен Майклу Дроснину и его книге «Библейский код» за основную идею этого произведения и некоторые технические аспекты криптографии в целом и РБП-код в частности.

«Библейский код» - это поистине захватывающая книга. Автор приводит весьма убедительные доказательства того, что все важные исторические события за последние четыре тысячи лет были предсказаны в Библии с помощью РБП.

Шифровальщик АНБ действительно изучил математическую модель, используемую израильтянами, и публично заявил, что она безупречна. Однако он, как и я, не пытается доказать непреложную истинность этих открытий, ведь математическая достоверность такова, что если взять за образец достаточно большой текст, (типа «Войны и мира») то почти все что угодно можно найти внутри РБП. Что делает «Библейский код» таким захватывающим, так это общее количество совпадающих предсказаний со степенью их детализации – это поистине поражает воображение.

Для поиска более подробной информации можно ввести «библейский код» в поисковик любого браузера.

От переводчика: лично я вот погуглила и наткнулась на эту статью, весьма исчерпывающе, хотя и с не скрываемым скептицизмом описывающую суть кода и историю его обнаружения. Довольно любопытно, советую почитать: http://www.bibliotekar.ru/100velTayn/111.htm


Сообщение отредактировал MrsSpooky - Пятница, 2013-06-14, 4:23 PM
 
MrsSpookyДата: Пятница, 2013-06-21, 6:52 PM | Сообщение # 410
Охотник
Группа: Орден Фикрайтеров
Сообщений: 876
Репутация: 20
Статус: Offline
ГЛАВА 24
РЕЙТИНГ ГЛАВЫ: R

***************
УАЙТСТОУН, КВИНС
ДОМ КРИСТАЛ ЛОУРИ

Маршалы появились и так же быстро исчезли. Кристалл Лоури покинула свое жилище в сопровождении трех нервных сотрудников маршальской службы весьма внушительных габаритов. Осталась только одна маленькая проблема: соседи Лоури снизу и по совместительству домовладельцы.

Это была милая пожилая семейная пара: он некогда работал в управлении городского транспорта, а она до сих пор подрабатывала замещающим учителем в общественных школах ради надбавки к пенсии. Они отказались покинуть дом, заявив маршалам, что сообщат всякому пришедшему к ним в поисках Лоури, что она переехала и не оставила своего нового адреса. Не желая пугать супругов грозящей им потенциальной опасностью, маршалы так и не смогли убедить их покинуть дом.

Тогда Малдер отвел упрямых стариков на кухню и провел с ними разъяснительную беседу, в результате которой они вдруг вспомнили, что давно намеревались посетить Атлантик-Сити, и, собравшись за пятнадцать минут, спешно отправились в путешествие.

А агенты вместе с Кэйхилл приступили к работе.

Малдер прикрепил послание с кодом и копию цифрового изображения к восточной стене гостиной, где подозреваемый уж точно не смог бы их пропустить: Фрохики напечатал цифры шрифтом размера 72, и, как следствие, сообщение заняло две страницы.

Скалли оставила свой собственный «сюрприз» на подлокотнике дивана, предварительно обсудив это с напарником, который после некоторого колебания все же нехотя согласился с ее предложением, будучи вынужденным признать, что это может помочь делу.

Руководствуясь распоряжением Золински, Кэйхилл зорко следила за тем, чтобы Малдер и Скалли делали все пусть и не в точности по учебнику, но, по крайней мере, не совсем уж грубо нарушали гражданские права убийцы. Впрочем, Алекс выполняла это поручение спустя рукава, в глубине души понимая, что если возникнет дилемма «стрелять или не стрелять», а она будет единственным представителям полиции на месте противостояния фэбээровцев и преступника, то впоследствии на суде под присягой заявит, что подозреваемый своими действиями угрожал жизни специального агента Даны Скалли, и, к сожалению, специальному агенту Малдеру ничего другого не оставалось, как только использовать смертельную силу… совершенно законную смертельную силу, чтобы его остановить.

Алекс также знала, что если Золински хотя бы заподозрит ее во лжи, то она может навеки распрощаться с жетоном инспектора, и ее следующим местом работы будет, скорее всего, отдел техобслуживания, дорожный патруль или что-нибудь столь же волнующее.

«Вроде отдела кадров», - подумала Кэйхилл, невольно вздрогнув.

- Мы закончили? – вслух спросила она.

Малдер стоял в дверном проеме гостиной, уперев руки в бока и обводя комнату задумчивым взглядом.

- Да, - в конце концов ответил он. – Думаю, закончили.

- Погодите, - вдруг сказала Скалли и, подойдя к дивану, немного переместила оставленный ею предмет, после чего отступила назад и критически осмотрела свою работу. От увиденного ее кожа покрылась мурашками, и Дана вынуждена была признать, что будь она на месте серийного убийцы с навязчивой идеей, этого маленького подарка, вероятно, оказалось бы достаточно, чтобы еще сильнее ее раззадорить.

Собственно, в этом и заключался их план.

Скалли отошла еще дальше от дивана и, кивнув напарнику, спросила:

- Как думаешь, так лучше?

Он задумчиво поджал губы.

- Не слишком нарочито?

Дана покачала головой.

- Мне кажется, для него это неважно.

Фокс поразмыслил над ее словами и затем согласно кивнул.

- Пожалуй, ты права.

Она присоединилась к нему в дверном проеме и обернулась напоследок.

Там, на спинке дивана, лежали очередные ее трусики – точно такие же, как те, что забрал подозреваемый. Они словно бы говорили убийце: ты взял одни … а вот и другие. На что ты готов пойти, чтобы заполучить их владелицу?

РБП-код на стене был специально создан Фрохики и нес в себе имя Дана вместе с пересекающими его словами «ПРЕСЛЕДОВАТЬ» и «ДОБЫЧА». Вопрос только в том, кто… являлся охотником, а кто – добычей?

***************
Марк Дюпри расхаживал по своему подвальному офису, словно посаженный в клетку зверь, ругая себя на чем свет за повторную ошибку – он снова недооценил свою жертву, и, как результат, эта Скалли чуть было не прикончила его. Только благодаря невероятному везению ему удалось сбежать из ее номера.

И еще он так и не решил проблему с очередным Избранным.

Голод становился все сильнее, занимая все его мысли и лишая воли. Они вставали перед его мысленным взором; все, что ему нужно было сделать – это закрыть глаза и увидеть их улыбающиеся лица, насмехающиеся, издевающиеся над ним, подначивающие его рискнуть и прийти за ними. Презрительно взиравшие как на него, так и, поправ справедливость, на растоптанные тела и разрушенные жизни, что они оставили после себя.

Какая-то часть его разума требовала от Марка взять контроль в свои руки, умоляя его повременить и как следует все обдумать, убедившись, что следующая жертва никуда от него не денется. Именно этот внутренний голос помогал ему избегать тюрьмы, побуждая его продолжать задуманное и убивать Избранных, пока никого из них больше не останется, и все долги, наконец, будут оплачены сполна. Однако голодная, примитивная часть его сознания постепенно отвоевывала контроль над ситуацией у логики и смысла.

Дюпри внезапно прекратил расхаживать по комнате и, заглянув в зеркало, увидел там находившегося на грани сумасшествия человека с оскаленными зубами, раздувавшимися ноздрями и злобным блеском в глазах. И он был более чем рад подобному состоянию – он приветствовал его, стремился к нему, принимал с распростертыми объятиями.

- Да, - прошептал Марк. – О, да… - Он чувствовал, как безумие накрывает его, увлекая за собой, и пропустил через себя его мягкие, плавные волны. Ему нужно заполучить Избранного – иного выбора нет.

Лоури. Он сузил круг поиска до нее и Танака, но последняя теперь была недоступна, находясь под защитой маршалов.

Марк снова возобновил ходьбу, размышляя над тем, что ему делать дальше. Если они взломали код, то могли взломать и цифровое изображение, а в таком случае, покажи они его кому-нибудь из маршальской службы, особенно этому маленькому хорьку Кэмпиону или червяку Эверетту, для него все будет кончено.

И они уже заполучили список.

В этом он нисколько не сомневался.

Тридцать два имени.

Дюпри остановился, с грустью осознав, что ему не удастся добраться больше ни до одного Избранного. Он практически кожей чувствовал, что Малдер подбирается к нему все ближе – чувствовал, как он думает, какие шаги предпринимает и что сделает дальше.

Потому что именно это Дюпри сделал бы сам, окажись он на месте Малдера.

Ловушку.

Внезапно Марка охватил сильнейший приступ гнева. Если бы этот Малдер не встал у него на пути, ничего из этого бы не случилось. У копов заняло бы месяцы добиться того, на что у фэбээровца ушло всего несколько дней.

На мгновение Дюпри подумал, что его врагом был Малдер, а не Избранные – именно его нужно убить, а не их.

Малдера.

«Нет, - решил Марк. – Это слишком просто». Ненавидеть Малдера легко, а прикончить его – еще легче, но в этой пустой победе не было никакого удовольствия.

Он принялся размышлять о многочисленных способах, которыми мог бы избавиться от Малдера, если бы захотел: убив его на выходе из штаб-квартиры НЙПД из снайперской винтовки, подложив бомбу в машину, отравив доставляемую в номер еду, отправив посылку со взрывчаткой.

Но это было бы слишком просто. Если он убьет Малдера, тот никогда не узнает, что он, Дюпри, выиграл.

А выигрыш в этой игре – это единственное, что имеет значение.

Что же ему в таком случае остается?

«Четыре жертвы, - решил Марк. – Четыре идеальные жертвы».

Кросс, Хикс, Кэйхилл… и эта маленькая рыжая сучка.

***************
У Дюпри заняло не больше часа подготовить все, что нужно. Десять минут из этого времени ушли на взлом компьютера отдела кадров НЙПД. В результате узнав домашние адреса детективов первой категории Дэрила Хикса и Сэма Кросса, Марк быстро собрал необходимые приспособления, планируя свои дальнейшие действия на ходу.

Ему поможет элемент неожиданности.

Малдер наверняка сочтет, что он будет покушаться на других свидетелей из списка, и, вероятно, уже разместил в каждом из их жилищ своих людей, которые бдительно наблюдают в бинокли и оптические прицелы винтовок за любыми подозрительными передвижениями, держа пальцы на курках и приглушенно переговариваясь по рациям, настроенным на защищенные радиочастоты.

Никто не ожидает ничего подобного.

И именно поэтому это был идеальный план.

Осталось только проработать некоторые незначительные детали.

***************
В ПРЕДЕЛАХ 102-ГО УЧАСТКА
02:31

Малдер вздохнул и перевел взгляд на часы на приборной доске. Какая-то смутная мысль на задворках сознания не давала ему покоя, но всякий раз, когда он пытался установить этот источник беспокойства, она ускользала от него, так окончательно и не сформировавшись. Это его раздражало, но Малдер уже давно свыкся с этой особенностью своего ума, зная, что рано или поздно мысль все-таки заявит о себе, и тогда уж он и решит, что с ней делать.

- Он не придет, не так ли? – спросила Кэйхилл, сидевшая на заднем сиденье позади напарников и, очевидно, пребывавшая в нервном возбуждении.

- Вероятно, не сегодня, - рассеянно бросил агент.

Алекс хмыкнула и потянулась за рацией.

- М-Майк четыре и пять, вы в эфире?

- Пятый здесь, - отозвался Хикс.

- Четвертый тоже, - ответил Кросс.

- Десять девяносто восемь, джентльмены. Увидимся в штаб-квартире в начале смены.

- Десять четыре, - с очевидным облегчением сказал Хикс, и мгновение спустя Кросс также подтвердил получение сообщения об отбое. В машине вновь воцарилась тишина.

- Мы собираемся сидеть здесь всю ночь? – в конце концов не выдержала Алекс.

- Нет, - ответил Малдер. – Я просто ждал, когда кто-нибудь пожалуется, чтобы мы могли отправиться по домам. – И, поколебавшись, добавил: - На всякий случай пусть здесь подежурит патрульная машина до тех пор, пока мы не вернемся завтра утром, хорошо?

Кэйхилл вызвала по рации центральную диспетчерскую Квинса и выполнила запрос.

- Подбросите меня до дома? – затем обратилась она к Малдеру.

***************
Дюпри улыбнулся, услышав, как Кэйхилл отпустила Кросса и Хикса. Он мысленно прикинул, что раз Кросс жил в Уэстчестере, в Нью-Рошель, у него займет около сорока минут добраться туда из полицейского управления. Хикс жил на Лонг-Айленде, в тридцати минутах от города.

Значит, первый Хикс, а затем Кросс.

И потом Кэйхилл.

***************
ДОМ АЛЕКС КЭЙХИЛЛ
МАНХЭТТЕН

Алекс захлопнула дверцу машины и помахала вслед Малдеру и Скалли, когда машина отъехала от тротуара. Все, чего ей сейчас хотелось, это подняться наверх, избавиться от одежды и, забравшись в ванну с горячей водой, пролежать там в течение следующих двенадцати часов. Реальность, однако, не позволит этим планам воплотиться в жизнь – Алекс прекрасно понимала, что у нее хватит времени только на то, чтобы по-быстрому принять душ, а затем провести несколько часов беспокойного сна в холодной, одинокой постели.

Алекс Кэйхилл жила в таунхаусе на три семьи и занимала верхнюю квартиру. Она поднялась по лестнице до входной двери, не обращая ни малейшего внимания на то, что происходило вокруг – ее разум вновь и вновь обдумывал детали расследования, задаваясь вопросом, а не принесет ли им новый день очередную жертву, которую Малдер не принял в расчет. Она отлично понимала, что ее отношения с Золински были весьма непрочными, и если Малдер облажается…

- Эй.

Оказавшись застигнутой врасплох, Алекс отреагировала инстинктивно, не задумываясь. Она пригнулась и, отпрянув в сторону, противоположную той, откуда раздался голос, одновременно нащупала под пиджаком гладкую поверхность своего пистолета. Привычным движением вытащив его из кобуры, Алекс заняла стрелковую позицию и, сфокусировав взгляд на том, во что целилась, обнаружила перед собой лицо Тима Эверетта.

- Эй-эй, Алекс, это я, Тим! Остынь!

Кэйхилл медленно опустила оружие.

- Господи Иисусе, Тим! Ты меня до смерти напугал! – воскликнула она и, зачехлив пистолет, добавила: - Какого черта ты вообще здесь делаешь?

Маршал нервно огляделся по сторонам, словно опасаясь, что его подслушают.

- Можем мы поговорить внутри?

- Чего ты хочешь, Тим? Сейчас почти три часа утра!

Он помедлил с ответом.

- Слушай… я сглупил, и теперь мне нужен твой совет.

Зная Тима, Алекс без труда догадалась, что какую бы глупость тот ни совершил, она почти наверняка связана с женщиной.

- И как ее зовут? – потянувшись за ключами, с улыбкой спросила Алекс.

Однако его следующие слова заставили ее похолодеть.

- Кейси Тэн.

***************
ДОМ ДЭРИЛА ХИКСА
ЛОНГ-АЙЛЕНД, НЬЮ-ЙОРК

Детектив первой категории Дэрил Хикс бросил взгляд на часы на микроволновке, стоявшей на кухонной столешнице, и прикинул, как ему следует поступить дальше. Если он примет душ сейчас, то утром сможет поспать на полчаса дольше, в противном же случае ему придется встать в…

Дэрилу даже думать об этом не хотелось.

В конце концов решив не откладывать мытье на потом, он прошел в спальню и принялся раздеваться, первым делом избавившись от наплечной кобуры.

И в этот момент зазвонил телефон.

Раздраженно закатив глаза, Дэрил поднял трубку.

- Хикс.

- Детектив Хикс?

- Да, кто говорит?

- Центральная диспетчерская. У меня для вас довольно странное сообщение от капитана Кэйхилл, детектив.

- Слушаю, - ответил Хикс.

- Она сказала, что посылка, которую вы ожидали, в конце концов прибыла, только немного поздно. Она хочет знать, заинтересованы ли вы в том, чтобы исследовать ее содержимое?

«Какого хрена?» - не понял Дэрил. А затем до него дошло – Алекс, Малдер и Скалли поймали ублюдка… «посылку»… и Алекс предлагала ему шанс допросить его.

- Ясно. Дайте угадаю – она велела мне приехать немедленно, верно?

- Да, детектив, извините. Но капитан приказала мне послать за вами машину, учитывая, что вы так и не успели отдохнуть. Она прибудет по вашему адресу через десять минут или около того…

- Не нужно, я за рулем, - прервал диспетчера Хикс, потянувшись за кобурой.

- Детектив, - сказал Марк Дюпри, - капитан очень настаивала. Думаю, вам лучше сделать так, как она говорит.

- Ладно, как угодно, - ответил Дэрил, накинув кобуру. – Отметьте, что вы меня уведомили.

- Хорошо, - произнес голос, и на этом звонок оборвался.

Хикс уставился на трубку, практически слыша в голове тревожные колокольчики, но он был слишком уставшим, чтобы понять, чем вызвано это внезапное беспокойство. Что-то в этой истории не так, но что?

***************
ДОМ АЛЕКС КЭЙХИЛЛ

- Ты что? – переспросила Алекс.

- Я спал с Кейси Тэн, - медленно повторил Тим, выглядя при этом, как восьмилетний мальчишка, которого поймали за воровством сладостей.

- О, господи боже, Тим. О чем ты только думал? А вот чем ты думал, мне отлично известно!

Тим вспыхнул до корней волос – от гнева или стыда, Алекс не могла сказать наверняка.

- Что ты ей сказал?

- Ничего, - заверил он ее. – Но я знаю, что она собирается меня шантажировать, используя в качестве рычага давления то, что… между нами произошло.

Алекс пораженно развела руками.

- Ау, Тим? Что, по-твоему, должно было случиться после того, как ты переспал с ней? Что она поблагодарит тебя за отличный секс и предложит тебе информацию, а не наоборот? Да брось, Тим, ты же не настолько глуп.

Эверетт кивнул.

- По правде говоря, я об этом не подумал и тем самым совершил ошибку. Она подкараулила меня у двери штаб-квартиры после того, как я дал тебе тот список, и задала несколько серьезных вопросов, на которые я дал стандартные уклончивые ответы, после чего предложила вместе поужинать. Я согласился. Она умная, веселая, сексуальная женщина, Алекс.

- Ты женатый человек, - резонно заметила Кэйхилл.

- По-твоему, я этого не знаю? – воскликнул он.

- Просто хотела убедиться, - ответила она. Тут ее взгляд остановился на стоявших на каминной полке часах, и Алекс устало простонала. – Господи, Тим, уже почти полчетвертого, и все, чего мне хочется, это пойти…

Заметив выражение его лица, она замолкла на полуслове и отступила назад.

- О, нет – не здесь и не сейчас.

- Ты говорила по-другому, когда хотела заполучить тот список, - напомнил он.

- Конечно, и ты знал, что я играла с тобой, но позволил мне это. Так что засунь свой член обратно в штаны и возвращайся к жене. Я не стану усугублять твое и без того серьезное положение.

- Что мне делать с Кейси?

- Я что-нибудь придумаю, Тим. А сейчас… иди домой.

Он поднялся и направился к двери.

- Есть прогресс? В деле? – поинтересовался Эверетт.

- Да, мы кое-чего добились, - уклончиво ответила Кэйхилл.

- Например? – заинтересованно спросил он.

Алекс провела рукой по волосам.

- Нам удалось взломать код, и у нас есть его изображение. Мы близко, Тим, очень близко.

Он просиял.

- Могу я увидеть изображение?

Она покачала головой.

- Я уже проверила его через нашу систему и НЦКИ. Какова вероятность того, что ты его узнаешь?

- Нулевая, но все же позволь мне взглянуть, - настоял Тим.

Алекс сдалась и, подойдя к своему портфелю, отыскала в нем копию снимка.

- Мы думаем, это он, - сказала она, протягивая листок Эверетту.

Заместитель шефа маршалов Тим Эверетт бросил на него лишь один взгляд и тут же почувствовал, как вся кровь отхлынула от лица.

- О, Боже, - прошептал он.

- Тим? – непонимающе позвала Алекс.

***************
ДОМ ДЭРИЛА ХИКСА
ЛОНГ-АЙЛЕНД, НЬЮ-ЙОРК

Дэрил закрыл входную дверь и спустился по ступеням вниз, где его уже поджидал припаркованный у обочины темный седан последней модели с включенным двигателем. На его багажнике имелись стандартные антенны, и за рулем сидел привычно ссутуленный водитель – это могла быть только служебная машина НЙПД.

Придя к такому выводу, Хикс залез на пассажирское сиденье и, захлопнув за собой дверцу, кивнул шоферу.

Закрыв глаза, он устало откинул голову на подголовник, приготовившись к длительной поездке до города, и в этот момент вдруг осознал три вещи: во-первых, «диспетчер» использовал устаревшее звание Алекс. К настоящему времени все в штаб-квартире уже знали, что она стала заместителем инспектора, а так как называть старшего офицера по его прежнему званию было одной из самых грубых ошибок, этого просто никогда не случалось.

Во-вторых, когда Дэрил попросил звонившего «отметьте, что вы меня уведомили», тот ответил «хорошо», вместо того, чтобы сказать, что официальное время оповещения будет занесено в журнал.

А это означает, что звонок был такой же фальшивкой, как и звонивший.

И, наконец, в-третьих, Дэрил вдруг понял, что лицо водителя как две капли воды походило на изображение, лежащее в кармане его пиджака.

- ВЫ! – воскликнул он, резко распахивая глаза.

И в этом момент почувствовал, как какой-то острый предмет вонзается ему в шею, впрыскивая что-то в кровь, а затем…

Ничего.

И, стремительно теряя сознание, Дэрил успел подумать только одно: шприц.
 
MrsSpookyДата: Пятница, 2013-06-21, 6:52 PM | Сообщение # 411
Охотник
Группа: Орден Фикрайтеров
Сообщений: 876
Репутация: 20
Статус: Offline
***************
НОМЕР СПЕЦИАЛЬНОГО АГЕНТА ФОКСА МАЛДЕРА
03:44

Звонок телефона вырвал Скалли из глубокого сна. Она быстро проснулась, подняв голову с груди Малдера, на этот раз не имея времени на то, чтобы снова недоумевать, что она делает с ним в одной постели. Дана потянулась к по-прежнему трезвонящему аппарату и сняла трубку.

- Скалли.

- Это Алекс. Мы узнали имя нашего парня. Срочно приезжайте ко мне домой. Я позвоню Дэрилу и Сэму.

И не дав Скалли вставить ни слова, Алекс отбила звонок.

***************
ДОМ АЛЕКС КЭЙХИЛЛ

Так до конца и не проснувшийся Малдер, отчаянно зевая, припарковал одолженную у НЙПД машину напротив квартиры Алекс. Вместе со Скалли они выбрались из салона и, медленно перейдя улицу, поднялись по ступеням к входной двери.

Алекс открыла после первого же стука, и за ее спиной Скалли увидела того, кого совсем не ожидала увидеть.

Кэйхилл отступила в сторону, позволяя коллегам войти внутрь.

- Не думаю… - начал было Малдер.

- Специальный агент Фокс Малдер, это заместитель шефа маршальской службы Тим Эверетт, - представила мужчин друг другу Алекс, и они обменялись рукопожатием.

- Что тут происходит? – потребовал Малдер.

- Я бы предпочла подождать Дэрила и Сэма, чтобы не повторять одно и то же четыре раза, - сказала Кэйхилл.

Скалли устало кивнула, соглашаясь с ее предложением.

- Что насчет кофе?

- На кухне, - указывая дорогу, ответила Алекс.

***************
МЕСТОНАХОЖДЕНИЕ НЕИЗВЕСТНО

Дэрил Хикс медленно пришел в себя и, что-то невнятно пробормотав, попробовал сглотнуть.

«Во рту пересохло», - подумал он, облизнув губы.

А затем почувствовал головную боль и… леденящий душу страх. Когда-то давно, еще будучи подростком, Дэрил сломал руку. Это был весьма сложный перелом, и парамедики скорой поставили ему капельницу с морфием, чтобы облегчить боль. Он вспомнил, как проснулся некоторое время спустя с точно таким же ощущением пересохшего горла, головной болью и вообще в состоянии, весьма похожем на похмелье.

Его накачали наркотиками.

А точнее, накачал – подозреваемый.

Дэрил попробовал пошевелиться, но не смог: руки оказались скованными за спиной наручниками и, судя по его положению, он был привязан к стулу.

- О, а вот и наш славный детектив Хикс очнулся. Как хорошо, что вы решили к нам присоединиться, - донесся до него издевательский голос.

Дэрил открыл глаза и увидел перед собой лицо человека, за которым гонялся все последние недели.

- Что произошло? – спросил он, пытаясь потянуть время.

Взгляд мужчины утратил остроту.

- Не надо играть со мной, детектив. Вам прекрасно известно, что произошло. Вы попались на мою маленькую уловку и теперь находитесь там, где мне угодно.

- Кто вы? – спросил Дэрил. – Я имею в виду – как мне вас называть?

- Дюпри, - ответил мужчина.

***************
КВАРТИРА АЛЕКС КЭЙХИЛЛ

- Марк Дюпри, - сказал Тим.

Дэрил так и не появился, и Алекс сидела на телефоне, уже в шестой раз отправляя ему сообщение на пейджер. Вскоре им надоело ждать, и Малдер настоял на том, чтобы Тим начал свой рассказ.

- Что о нем известно? – спросила Скалли.

- Он был… в некотором роде нашим клиентом.

- Он свидетель?

- Нет, но мы вступили в контакт с ним через официальные каналы.

Малдер раздраженно вздохнул.

- Тим, просто, черт побери, расскажите нам уже все, что вам известно, без обиняков. Не нужно осторожничать.

Эверетт кивнул, украдкой бросив взгляд на Алекс, которая знала историю с Кейси, тогда как трое остальных – нет.

- Марк Дюпри был нашим консультантом по новым электронным системам, установленным нами около шести лет назад. Он не был нашим сотрудником и никогда и близко не подходил к сколько-либо важному оборудованию. Вот почему его имя не всплыло во время внутренней проверки, когда мы заподозрили, что убийца имеет доступ к нашим компьютерам.

- Около года после того, как срок действия нашего с ним контракта истек, жена Дюпри подверглась… нападению.

- Нападению? – переспросила Скалли.

- Она была убита – после того, как подверглась насилию. Сексуальному насилию.

Тим внезапно умолк, явно не горя желанием рассказывать остальное.

- Это еще не все, верно? – догадалась Скалли.

- Преступник, - нехотя ответил Эверетт, - был охраняемым свидетелем.

***************
- И они позволили ему избежать наказания, - закончил свой рассказ Дюпри, улыбаясь Дэрилу, и тому пришло в голову, что он никогда в своей жизни еще не видел столь же холодной и безумной улыбки. «Этот человек совершенно потерял ощущение реальности, - осознал Дэрил. – Он сошел с ума».

- Этот… ублюдок бросил ее умирать в машине. Он перерезал ей горло от уха до уха после того, как изнасиловал ее.

- И что с ним случилось? – спросил Хикс.

***************
- Вы ПОЗВОЛИЛИ ЕМУ ИЗБЕЖАТЬ НАКАЗАНИЯ? – воскликнула Скалли.

Тим кивнул.

- Это было не наше решение, по крайней мере, не нашего местного отделения. Федеральный прокурор… он сказал, что на него надавили из Вашингтона. Из департамента юстиции. А это обычно означает, что в деле заинтересован генеральный прокурор. Впрочем, я не думаю, что он вмешался лично – скорее всего, кто-то из его заместителей. В общем, его переместили в другой округ – Техас, мне кажется.

- И что потом?

- Примерно девять месяцев назад он был убит.

- Как? – спросил Малдер, уже зная ответ.

***************
- Я перерезал ему глотку, - слегка улыбнувшись, сказал Дюпри. – Взломать программу защиты свидетелей оказалось не так уж трудно. Я нашел его в течение нескольких дней – он жил, ни в чем себе не отказывая, на деньги налогоплательщиков в Остине. Получил новое имя и даже новую внешность. Он находился на втором уровне угрозы безопасности, к нему наведывались только два дня в месяц. А после его перевели на первый уровень и наблюдали за ним двадцать четыре часа в сутки семь дней в неделю.

- И как вы до него добрались? – полюбопытствовал Дэрил.

- Легко.

***************
- Мы не афишировали произошедшее, сообщив семьям трех погибших маршалов, что они были убиты во время засекреченного задания заграницей - время от времени, когда УБН ловит какого-нибудь картельного наркобарона, мы отправляемся туда, берем его под охрану и транспортируем обратно. В общем, именно эту версию мы и рассказали семьям, а не то, что некто… мы так и не выяснили, кто именно… сумел проникнуть в охраняемый дом в Остине, прикончить трех маршалов и затем расправиться с их подопечным.

Малдер поднялся с места и принялся расхаживать по комнате.

- Дерьмо, - пробормотал он, внезапно резко остановившись. – Это… это все меняет.

- Что вы имеете в виду? – спросила Алекс.

- У нас возникла… у меня возникла серьезная проблема с пониманием его скрытых мотивов – того стрессора, что послужил отправной точкой для его действий. Иногда это является ключевым. Как в этом случае.

- О чем вы? – спросил Тим.

- Видите ли, он убивал свидетелей не потому, что ему нужны были они, а потому, что ему нужны были вы. Но в таком случае ему пришлось бы иметь дело с маршальской службой. Поначалу, полагаю, он пытался заявить о себе, привлечь ваше внимание. Однако, потом, как всегда и бывает, все изменилось. Он вошел во вкус. Ему понравилось содеянное, и он решил, что таким вот отвратительным, искаженным образом выполняет божественную волю. Иногда… в процессе игры у этих ребят случаются моменты озарения, и они понимают гораздо больше в конце, чем в начале.

- И вы думаете, что именно это и произошло?

- Мне кажется, я знаю, где Дэрил, - тихо ответил Малдер. – Полагаю, Дюпри вычислил, что мы сели ему на хвост, и похитил его.

***************
- И что вы собираетесь делать дальше? – спросил Хикс.

- Ну, мне нужно кое-куда сходить, а когда я вернусь, мы с вами повеселимся.

Дэрил невольно вздрогнул при мысли о том, в чем будет заключаться это веселье.

***************
45 МИНУТ СПУСТЯ

Внезапно зазвонивший телефон заставил всех присутствующих испуганно подскочить.

Алекс ответила на звонок.

- Алло?

- Доброй ночи или, скорее, доброе утро, капитан.

- Кто это? – спросила Кэйхилл даже притом, что она и так уже догадалась, с кем говорит.

- Вы знаете меня в лицо, пусть вам и неизвестно мое имя.

- Дюпри, - прошептала Алекс.

Малдер метнулся на кухню; он заметил там параллельный телефон, когда десять минут назад наливал себе кофе. Фокс осторожно, чтобы не привлекать внимания убийцы, поднял трубку.

- Отлично, капитан. Я не называю вас по вашему новому званию, потому что мне по-прежнему нравится считать вас капитаном корабля, так сказать - ответственной за всех мужчин и женщин под ее командованием, не так ли?

- Чего вы хотите? – спросила Алекс.

- Я кое-что оставил для вас на крыльце вашего дома. Думаю, я бы предпочел, чтобы… хм, детектив Кросс сходил и забрал мою посылку.

- Что за посылку? – уточнила Кэйхилл.

- Компьютер. Ноутбук, если точнее… с некоторыми дополнительными приспособлениями. И если вам интересно, что случилось с вашим детективом Хиксом, я советую прислушаться к моим словам и сделать то, что я сказал.

В трубке раздался щелчок отбоя соединения, и Алекс опустила трубку, глубоко задумавшись.

Малдер снова вошел в гостиную.

- У вас есть бронежилет? – спросил он у Кросса.

- Зачем?

- Затем, что Дюпри оставил нам ноутбук на пороге. А это значит, что Хикс у него, и мне кажется, я знаю, что он намерен сделать дальше.

- Просветите меня, - попросила Алекс.

- Думаю, он собирается попробовать достать Кросса, когда тот станет забирать компьютер, а затем нам придется смотреть на то, как он убьет Хикса.

- Как?

- На ноутбуке. Через цифровую камеру.

***************
Дюпри отложил мобильник в сторону и покрутил головой, разминая затекшую шею. Прямо сейчас они наверняка обсуждают имеющиеся у них варианты. Подняв снайперскую винтовку Remingtion 700, он посмотрел в оптический прицел.

И принялся ждать.

***************
- Мы можем вызвать ПБР, - спорила Алекс.

- Нет, - возразил Малдер. – Теперь все в наших руках. Если мы вызовем ПБР, он об этом узнает, потому что контролирует средства связи и эту квартиру. У нас есть два варианта.

- Мы можем проигнорировать его, или же я пойду и заберу ноутбук, - озвучил Кросс.

- И погибнешь в процессе, - резонно заметила Алекс.

- Мы не знаем этого наверняка, - возразил Малдер. – Возможно, он решит ограничиться ранением: в живот или в плечо. Выстрел не обязательно должен быть смертельным.

- Или, - вмешалась в разговор Скалли, - все дело в ноутбуке.

- Что?

- Взрывчатка. Мы включим его и бах – он всех нас достанет одним ударом.

- Нет, - не согласился с ней Малдер. – Он хочет наблюдать.

- Что, если… - начала Кэйхилл, но Кросс не дал ей закончить.

- Да пошло оно все, - бросил он, - я иду…

- Сэм, подожди! – позвала Алекс.

***************
Сэм Кросс ступил на крыльцо и, посмотрев вниз, увидел, что ноутбук находится на самом краю лестницы.

Детектив практически чувствовал «нарисованную» у него на лбу мишень, и от осознания этого его прошиб холодный пот.

Однако он все же наклонился за компьютером.

***************
И Дюпри выстрелил.

***************
Сэм почувствовал удар еще до того, как услышал звук.

«Совсем не так, как в кино, - подумал он, падая. – В фильме герой успевает услышать выстрел и увернуться от него».

Пуля вошла ему прямо в позвоночник.

В последнюю минуту схватившись за ручку, Сэм сполз по двери, и когда она открылась под его весом, упал в коридор, прижимая к себе ноутбук.

«Дэрил, - подумал он. – Я буду тебя ждать».

***************
ГОСТИНАЯ АЛЕКС КЭЙХИЛЛ

Скалли старалась, как могла, обработать рану Кросса, которая оказалась не такой серьезной, как она поначалу опасалась – пуля наткнулась на позвоночник, в результате чего изменила направление движения и застряла в мышцах правой ягодицы.

Но позвоночник оказался раздроблен.

- Я не чувствую ног, - простонал Сэм.

- Все хорошо, - пыталась успокоить его Дана. – Скорая уже в пути.

А также все манхэттенские команды ПБР, саперы и детективы из управления по особо тяжким…

- Кавалерия, - болезненно усмехнувшись, ответил Кросс.

Малдер тем временем занимался ноутбуком. Скалли бросила на него взгляд, спрашивая себя, а не намеренно ли напарник дистанцировался от происходящего, стараясь таким образом подавить чувство вины, которое, как она знала, он сейчас испытывал.

И тут же устыдилась своей мысли. Он полностью сосредоточился на том, как помочь Хиксу, предоставив ей позаботиться о Кроссе – в конце концов, из них двоих именно она была врачом. Сэм знал, на что идет, и все же решил рискнуть на случай, если его поступок поможет напарнику, и Скалли прекрасно осознавала, что на его месте поступила бы точно так же.

Ноутбук стал загружаться.

Программа издала характерный сигнал, предлагая установить соединение с модемом, и Малдер подключил его.

Программное обеспечение продолжило грузиться, и, увидев, что оно устанавливает интернет-соединение, Малдер потянулся за своим сотовым.

- Фрохики? – позвал он мгновение спустя. – Настало время для финального рывка перед победой. Мне нужно отследить соединение обратно к его источнику, и как можно скорее.

***************
МЕСТОНАХОЖДЕНИЕ НЕИЗВЕСТНО
30 МИНУТ СПУСТЯ

- Я подстрелил вашего напарника, - мягко сказал Дюпри, наклонившись к своему пленнику. – Что вы по этому поводу чувствуете?

- Да пошел ты, - огрызнулся Хикс.

- Я так и думал, - ответила Дюпри, выпрямляясь. – Видите ли, когда ваш… клиент… убил мою жену… я чувствовал то же самое. И теперь вы разделяете мои чувства, верно? Тот, кто вам небезразличен, тот, кого вы, возможно, даже в некотором роде любите, мертв. Бах. – Дюпри выразительно щелкнул пальцами. – В одно мгновение здесь, а в следующее… его уже нет.

- Он мертв? – спросил Дэрил.

- Нет. Парализован, полагаю. Я пробил ему позвоночник. Он проведет остаток жизни, мочась и испражняясь в судно, и сможет передвигаться только на инвалидной коляске, управляемой хорошенькой медсестрой.

Хикс улыбнулся.

- Что тут смешного? – не понял Дюпри.

- Если эта медсестра не будет похожа на здоровенного мужика, способного отжаться 260 раз, то Сэм вряд ли заметит, хорошенькая она или нет.

- О, - протянул Дюпри. – А я и не знал. Он достоин… похвалы за то, что так преуспел.

- В качестве кого?

- Копа.

- Он отличный коп, ты, гребаный ублюдок!

- Какие у вас прогрессивные взгляды, детектив. Вы знали, что ваш напарник гей, когда вас назначили работать с ним?

Дэрил покачал головой.

Дюпри посмотрел на часы и довольно осклабился.

- Час близок.

***************
В КВАРТИРЕ КЭЙХИЛЛ

- И что теперь? – спросила Алекс.

- Подождем, когда он установит соединение со своей стороны. Ребята пытаются отследить его.

В этот момент сотовый агента разразился призывной трелью.

- Малдер, - отрывисто бросил он.

- Это Фрохики. Нам не удалось отследить его, но у меня есть другая идея.

- Какая?

- «Спринт» [прим. пер. - телефонная служба, предоставляющая абонентам междугороднюю телефонную связь по сниженному тарифу] владеет главной опорной сетью Интернет в городе. Мы можем провести двадцать часов, пробуя установить физический адрес, но если ты уверен, что мы имеем дело с передачей потокового видео, то можно попробовать кое-что другое.

- Что?

- Трафик пакетов. Потоковое видео… использует уникальный метод сжатия заголовков. Я установлю пакетный сниффер на входе сетевого канала. Как только я увижу хоть один пакет видео, программное обеспечение отследит его и затем начнет IP-передачу изображения.

- Что это…

- По сути, это как воровство по кабелю. Я буду сохранять изображение в буфер. ПО работает таким образом: когда оно посылает пакет, то ждет до тех пор, пока твой компьютер не скажет «я получил его», прежде чем пошлет следующий. Помещая их в буфер, я сумею выиграть десять-двадцать секунд. Это немного замедлит его и будет выглядеть, как перегрузка сети. Затем я смогу отследить физический маршрут сигнала вместо логического. Понятно?

- Нет, - признал Малдер, - но я тебе доверяю.

****************
10 МИНУТ СПУСТЯ

Ноутбук подал звуковой сигнал и, переведя взгляд на монитор, Малдер тяжело вздохнул.

На экране появился привязанный к креслу Дэрил Хикс.

***************
МЕСТОНАХОЖДЕНИЕ НЕИЗВЕСТНО

- Засек его, - пробормотал Фрохики и начал трассировку.

***************
В КВАРТИРЕ КЭЙХИЛЛ

- Вы меня слышите? – спросил Дюпри.

Малдер кивнул, но тут вспомнил, что передача была односторонней.

- Смотрите внимательно, - предупредил Марк и мгновение спустя появился в поле зрения. – Дэрил Хикс, вы обвиняетесь в преступлениях против жителей Нью-Йорка, в частности, в нарушении их гражданских прав, так как не смогли обеспечить им защиту от монстров, что разгуливают по улицам. Признаете ли вы себя виновным?

- О, господи боже, - пробормотала Алекс, заметившая то же, что и Малдер, а именно большой черный пистолет с глушителем в руках у Дюпри.

- Невиновен, - ответил Хикс.

- О, в таком случае нам придется устроить суд, полагаю, - произнес Марк и, вновь ненадолго исчезнув из зоны охвата камеры, вскоре вернулся назад.

- Но у нас нет на это времени. Я признаю вас виновным и приговариваю к смерти. Ваше последнее слово?

- Пошел…

Выстрел оборвал его на полуслове; вмонтированный в ноутбук крошечный микрофон не мог справиться с сигналом, и звук получился резким, искаженным.

Но и этого оказалось достаточно, чтобы каждый из присутствующих в комнате содрогнулся от ужаса.

Аккуратная круглая дырочка появилась на лбу у Дэрила, и он обмяк на стуле, испустив свой последний вздох.
 
Black_BoxДата: Вторник, 2013-06-25, 1:45 PM | Сообщение # 412
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
Вот так значит, показательные расстрелы устраивает. Обнаглел.

Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
MrsSpookyДата: Четверг, 2013-06-27, 4:28 PM | Сообщение # 413
Охотник
Группа: Орден Фикрайтеров
Сообщений: 876
Репутация: 20
Статус: Offline
ГЛАВА 25
РЕЙТИНГ ГЛАВЫ: R

***************
- О, чтоб этому проклятому ублюдку гореть в аду! – воскликнула Алекс.

- Ч-что? – спросил Сэм.

С искаженным от бессильной злости и ненависти лицом Кэйхилл развернулась к нему.

- Дюпри только что убил Дэрила, - сообщила она.

Сэм закрыл глаза и ничего не ответил.

В этом момент зазвонил сотовый агента.

- Малдер.

- Это я. Мы отследили сигнал.

Фокс щелкнул пальцами и, указав на Алекс, сделал плавный жест рукой, словно бы записывая что-то на бумаге.

- Диктуй адрес.

- М-м, Малдер…

- Диктуй! – рявкнул тот, и когда Фрохики зачитал требуемый адрес, добытый из базы данных «NYNEX» [прим. пер. - NYNEX Corporation – телефонная компания, обслуживающая пять штатов Новой Англии и в том числе Нью-Йорк с 1984 по 1997 годы] , не добавив больше ни слова, отбил вызов.

- Пора идти, - сказал он, обращаясь к Кэйхилл, которая, встретившись с ним взглядом, задала безмолвный вопрос.

Малдер кивнул в ответ и, развернувшись к Дане, добавил:

- Скалли… останься с Сэмом.

- Малдер! – начала она, однако он не дал ей продолжить и, в два быстрых шага приблизившись к напарнице, опустился на корточки рядом с ней.

- Послушай, - настойчиво попросил Фокс. – Нам с Алекс надо… идти. Кое-что может случиться во время нашей попытки арестовать Дюпри – мы это уже обсуждали.

Скалли вспомнила их разговор в офисе Алекс о том, что САО имеет тенденцию… избавляться от паршивых овец.

- Для всех вовлеченных в это дело будет лучше, если тебе не придется лгать ради моей защиты.

Дана почувствовала, как ее переполняет гнев из-за его предположения о том, что она станет хотя бы рассматривать…

И так же внезапно, как и возник, гнев испарился, уступив место осознанию правоты напарника.

Да, она солжет, чтобы защитить его – она сделала бы это и прежде, а сейчас и подавно.

Дана нехотя кивнула.

- Иди, - тихо произнесла она, передавая Малдеру свой пистолет. – Делай то, что должен.

Он встал и двинулся прочь, но Скалли остановила его одним-единственным словом:

- Фокс…

Напарник развернулся и встретился с ней взглядом, заставив Дану изрядно понервничать: он был непохож на себя, напомнив ей дикое животное, вышедшее на охоту – хищника, отчаянно стремящегося утолить свой голод.

И в этот момент она поняла, что боится за него.

- Постарайся вернуться ко мне целым и невредимым, - напоследок попросила Скалли.

Малдер кивнул и ушел вместе со следовавшей за ним по пятам Алекс.

Дана закрыла глаза, пытаясь убедить себя в том, что это нельзя расценивать как попытку напарника оставить ее позади. Определенно нельзя. Она немного злилась на него за предположение о том, что ее этические и моральные принципы не позволят ей принять то, что он намеревался сделать. С одной стороны, конечно, рациональная часть ее мозга осознавала, что это хладнокровное убийство – Малдер с Кэйхилл собирались, воспользовавшись подходящим случаем, уничтожить Марка Дюпри, и Скалли с Золински ничего не могли с этим поделать.

Однако та ее часть, само существование которой Дана редко признавала, сейчас взывала к ее сознанию громче, чем когда-либо прежде. Последний раз Скалли переполнял такой сильный гнев и одновременно беспокойство за напарника, когда они только начали работать вместе.

Дело Лютера Ли Боггса.

Она вспомнила, как, находясь в его камере смертников, кричала во все горло, предупреждая Боггса о том, что самостоятельно включит рубильник.

«Малдер, - подумала Скалли. – Я знаю, почему ты собираешься это сделать». И, по правде говоря, в глубине души она готова была петь от радости, что ее мужчина намеревался сражаться с силами зла, чтобы защитить ее от потенциальной угрозы.

И при этом ей и в голову не пришло, что он считает ее слабой и беззащитной.

Больше нет. И она никогда впредь так не подумает.

Дана развернулась обратно к Сэму и принялась утешающе поглаживать его по волосам.

- Я любил его, - тихо произнес Сэм.

Скалли улыбнулась.

- Я не был влюблен в…

- Ш-ш, - произнесла она. – Я знаю, что вы имеете в виду. Он тоже. Он знал, Сэм.

- Откуда вы знаете?

- Просто знаю, - пообещала Дана.

***************
Они добрались до дома Дюпри меньше, чем за шесть минут - сидевшая за рулем Алекс гнала что есть мочи - и проникли в его подвальное укрытие через служебный вход для домовладельца. Малдер ступил туда первым, в то время как Алекс шла позади, прикрывая его.

У них не составило труда обнаружить Дэрила – он по-прежнему сидел на стуле, точно так же, как они видели на экране монитора.

Вопреки здравому смыслу Алекс приложила два пальца к его сонной артерии и спустя мгновение покачала головой.

- Он мертв.

Малдер не ответил и, так и не опустив оружие, внимательно оглядел комнату.

- Его здесь нет, - в конце концов заявил он.

- Откуда вы знаете?

- Просто знаю, - ответил агент.

Алекс не стала спорить, вместо этого предпочтя осмотреться. Их с трех сторон окружали шкафы с документами с четырьмя отделениями в каждом – по шесть у стены. Кэйхилл открыла первый попавшийся, полностью выдвинув ящик, и принялась копаться в содержимом.

- О, Боже, - прошептала она. – Взгляните на это!

Так и не опустив пистолет, Малдер подошел ближе и посмотрел ей через плечо.

- Что? Это протокол задержания.

- Да… их тут сотни и все с фотографиями. И они все…

Малдер присмотрелся внимательнее и понял, что имела в виду Алекс – в папках содержались данные об особо тяжких преступлениях, таких как серийные и массовые убийства, а также изнасилованиях. Изображения на снимках поистине внушали отвращение, однако Малдер видел подобное и прежде.

- А это что? – спросила Алекс, указывая пальцем на угол фотографии, покрытый каким-то засохшим белым веществом.

- Не знай я лучше, я бы…, - начал Малдер, но внезапно осекся, и вправду зная, что это было именно то, о чем он поначалу подумал.

- Это сперма, - в конце концов заявил агент.

- Фу! – Брезгливо скривившись, Алекс уронила снимок. – Это…

- Нормально для такого рода людей, - заметил Малдер. – Их возбуждает насилие и контроль. Вам ведь это известно.

Она кивнула.

- Да… и все же это… отвратительно!

- Да, мерзко, - согласился Фокс, - но вполне согласуется с психопатологией этих парней.

Алекс резко задвинула ящик.

- Ладно, и что дальше? Его здесь нет.

Малдер зачехлил пистолет, и они приступили к основательному осмотру помещения.

Фокс первым это обнаружил.

- Алекс, вы разбираетесь в компьютерах?

- Ровно настолько, чтобы знать, что они меня ненавидят.

Малдер достал сотовый и набрал номер Стрелков.

- Фрохики, - вскоре ответил низкорослый хакер.

- Приезжайте сюда, - потребовал Малдер.

- Куда?

- По тому адресу, что ты мне дал. Нам нужна ваша помощь.

- А он…?

- Его здесь нет, Фрохики, так что можете без опаски приехать и поиграть с его игрушками.

***************
Дружная троица прибыла меньше, чем через двадцать минут.

- Что от нас требуется? – с порога спросил Фрохики, и Малдер указал на компьютеры Дюпри.

- Мне нужно, чтобы вы изучили их, только очень, очень аккуратно – убедитесь, что в них нет никаких ловушек, и он не установил какую-нибудь программу по уничтожению данных на случай, если кто-то решит на них взглянуть. Это вещественные доказательства.

Фрохики кивнул и, не мешкая, приступил к работе.

- Малдер, - тихо позвал друга Байерс.

Тот перевел на него взгляд.

- Что?

- Может, стоит вызвать… судмедэкспертов или кого-нибудь в этом роде? – спросил Байерс, выразительно посмотрев на тело Дэрила. Запах мочи и экскрементов был почти невыносим, однако действуя за счет притока адреналина, Малдер попросту не замечал отвратительной вони.

- Пока нет, - велел он. – Я пока не готов никого вызывать.

- Малдер, - вновь обратился к нему Байерс. – Он… что-то держит в руке.

Агент приблизился к телу Дэрила и, присмотревшись повнимательнее, убедился, что Стрелок прав: покойный и вправду сжимал в ладони листок бумаги. Осторожно разогнув ему пальцы, Малдер вытащил записку и развернул ее, чтобы прочитать оставленное на ней послание, гласившее:

АЛЬФА И ОМЕГА.
Я ЕСТЬ НАЧАЛО И КОНЕЦ.
ПОЙМАЙ МЕНЯ, ЕСЛИ СМОЖЕШЬ.

- Что это значит? – спросила Алекс.

- Это значит, - на ходу принялся объяснять Малдер, - что, десять к одному, я знаю, где он нас ждет, и если мы прибудем туда первыми, то сумеем здорово его удивить.

***************
В ПУТИ

Малдер вел машину с такой скоростью, что Алекс вынуждена была упираться в приборную панель, особенно когда он резко срезал углы на двух колесах. Впрочем, включенный проблесковый маячок, прикрепленный к крыше, мало помогал в довольно плотном транспортном потоке. Агенту частенько приходилось сигналить, попеременно жать то на газ, то на тормоз… а когда другого выхода не было, то и ехать по тротуару.

- Вы точно уверены? – спросил Фокс.

- Насчет чего…?

- Насчет того, что мы собираемся сделать. Вы же понимаете, что произойдет, если мы найдем Дюпри.

Алекс перевела взгляд на стремительно сменявшийся за окном городской пейзаж, зная, что уже приняла решение.

- В тот момент, когда этот урод спустил курок и убил Дэрила, мнение Золински и остальных начальников перестало быть для меня решающим фактором. Вы лучше постарайтесь добраться до него первым, иначе я за себя не ручаюсь.

- Непременно, - процедил Малдер сквозь плотно сжатые зубы. Он зашел слишком далеко, чтобы позволить Алекс прикончить Дюпри самой, и ни за что, ни при каких гребаных условиях не позволит этому случиться.

Впереди на светофоре загорелся желтый.

- Держитесь, - предупредил Фокс, вжимая педаль газа в пол.

***************
ДОМ ЛЕОНА КИНГА

Первая жертва – начало и конец. С этой безупречной логикой трудно было поспорить.

Малдер убрал проблесковый маячок за шесть, а сирену выключил за двенадцать кварталов от места. Тот факт, что они ехали не на служебной машине, играл им на руку, решили временные напарники - не было никакой необходимости оповещать Дюпри о своем присутствии заранее, если этого вполне можно избежать.

Малдер вытащил пистолет и проверил его, а затем проделал то же самое с позаимствованным у Скалли оружием.

- Вперед, - скомандовал он.

***************
Заместитель инспектора Алекс Кэйхилл вскрыла замок в рекордное время. Они вошли в холл и остановились, решая, каким путем лучше подняться наверх: на лифте или пешком?

- Лифт может быть ловушкой, - резонно заметила Алекс.

- Мы выдохнемся к концу пути, если пойдем по лестнице, - возразил Малдер.

- Тогда на лифте, - решила Кэйхилл, нажимая на кнопку вызова кабины.

***************
А девятнадцатью этажами выше, находясь в комнате управления лифтами, Дюпри довольно улыбнулся.

Все складывалось как нельзя лучше.

***************
ДОМ АЛЕКС КЭЙХИЛЛ

Неожиданный звонок телефона чрезвычайно удивил Скалли.

Решив, что это, скорее всего, Алекс или Малдер, она быстро схватила трубку и поднесла ее к уху.

- Скалли.

- Это Золински. Позовите Алекс, - велел он.

Возникшая пауза наверняка показалась шефу подозрительно долгой.

- Ее здесь нет, - в конце концов признала Дана.

- И где же она?

Скалли вновь заколебалась.

- Специальный агент Скалли, - угрожающе протянул Золински. – Какого хрена там у вас происходит?

- Сэр, думаю, вам лучше сюда приехать, - сказала Дана.

***************
ДОМ ЛЕОНА КИНГА

Лифт остановился между шестым и седьмым этажом, и лампы, дважды мигнув, погасли.

- Вот дерьмо, - выругалась Алекс.

Они встали спина к спине, вплотную друг к другу, и направили оружие на люк в потолке. Мгновение спустя раздался звонок аварийного телефона, и Малдер взял трубку, но не произнес ни слова.

- Я могу убить вас прямо сейчас, знаете ли, - мягко заметил Дюпри.

Агент продолжил молча слушать, ничем не выдавая себя.

- Например, бросить гранату в шахту, перерезать кабель или заблокировать автоматическую систему управления и отключить торможение. И для вас все будет кончено.

- Вы ведь хотите наблюдать, Дюпри – наблюдать за тем, как мы с Алекс умрем. В предложенных вами сценариях нет ничего забавного… никакого спортивного интереса.

Марк от души рассмеялся, словно Фокс рассказал ему какую-то забавную шутку.

- Как же вы правы, агент Малдер. Но я отнюдь не намерен позволить вам просто прийти и прикончить меня - вам придется заработать это право. И если вы наполовину так умны, как я о вас думаю, то знаете, что нужно сделать. Я буду вас ждать.

На этом соединение оборвалось.

Малдер бросил трубку, и она с гулким стуком ударилась об пол.

- И что теперь? – спросила Алекс.

- Теперь мы выберемся отсюда, - ответил агент, пряча свой пистолет в кобуру, а пистолет Скалли заправляя за пояс брюк на пояснице. Затем он опустился на колено и сложил ладони вместе, чтобы подсадить Алекс.

Она убрала свое собственное оружие и, ступив на импровизированную «ступеньку», подтянулась, чтобы открыть дверцу люка, после чего быстро спрыгнула назад и вновь достала пистолет.

В этот момент яркий луч озарил шахту, и Алекс чуть было не выстрелила от неожиданности, далеко не сразу осознав, что свет исходил не из нее.

Она развернулась к Малдеру, с удивлением обнаружив, что он держит в руке маленький, но мощный фонарик.

- Никогда не выходите из дома без этой штуки, - улыбнувшись ей, произнес агент.

«О, Боже, - подумала Алекс. – Теперь понятно, почему Скалли без ума…»

- Вверх и в сторону, - сказал Малдер, указав на потолок.

Алекс взяла фонарик и, зажав его в зубах, вновь встала на созданную Малдером «подставку».

Глубоко вздохнув, она подтянулась и вылезла в темноту лифтовой шахты.

***************
ДОМ АЛЕКС КЭЙХИЛЛ

Оказалось, в дверь стучали парамедики, а не Золински, как Скалли поначалу опасалась. Они вошли и быстро взяли ситуацию под контроль. При всей своей квалификации Скалли понимала, что врачи скорой были лучше тренированы в обработке такого рода ранений до того, как пациента доставят в больницу, а потому покорно отступила в сторону, предложив им только поставить капельницу, когда один из них не мог найти вену.

Золински появился вскоре после врачей.

Увидев одного из своих лучших детективов лежащим на боку, пока фельдшеры занимались его раной, шеф просто вышел из себя.

- КАКОГО ХРЕНА ТУТ ПРОИЗОШЛО? – заорал он.

Скалли поспешно приблизилась к нему и, взяв его за руку, отвела в сторону.

- Убийца сделал свой ход, - начала она.

- Где Кэйхилл? Где Хикс? – вопрошал Золински и после паузы угрожающе низким голосом добавил: - И где Малдер?

- Малдер и Кэйхилл полагают, что установили местонахождение подозреваемого, сэр, хотя теперь нам уже известна его личность.

Золински, который, не отрываясь, смотрел на своего раненого детектива, внезапно направил весь свой гнев и раздражение на специального агента Дану Скалли, ФБР.

Детектив Сэм Кросс, по-прежнему находившийся в сознании, закрыл глаза и слегка покачал головой.

«Неудачное решение, шеф», - успел подумать он, прежде чем разразилась гроза.

Сложив руки на груди, Скалли выслушивала яростную тираду Золински не дольше десяти секунд. В один прекрасный момент, когда он размахивал руками и орал, как резаный, так что вены у него на лбу вздулись, она просто подняла ладонь, тем самым призывая его к молчанию.

И к удивлению всех присутствующих в комнате, Золински послушался.

- Вы собираетесь стоять здесь и орать на меня, что, возможно, поможет вам почувствовать себя лучше, или же сделаете что-нибудь конструктивное помимо того, что убедите всех собравшихся здесь людей в том, какой вы крутой начальник? Потому что если вы намерены и дальше кричать, то лично я хочу распорядиться своим временем с большей пользой, начав поиски моего неизвестно где пропадающего напарника и Алекс Кэйхилл.

Скалли помедлила и затем вопросительно вздернула бровь.

- Ну что, шеф? Как вы поступите? Продуктивно или контрпродуктивно?

Сэм Кросс закусил губу, даже несмотря на боль, едва удерживаясь от смеха.
 
MrsSpookyДата: Четверг, 2013-06-27, 4:28 PM | Сообщение # 414
Охотник
Группа: Орден Фикрайтеров
Сообщений: 876
Репутация: 20
Статус: Offline
***************
ДОМ ЛЕОНА КИНГА

С большим трудом, охая и кряхтя, Малдер в конце концов сумел выкарабкаться из кабины лифта на крышу.

Кэйхилл подняла взгляд и убедилась, что они застряли прямо между этажами. Двери на седьмой этаж находились выше, чем в десяти футах над их головами. Наклонившись и посмотрев вниз, на двери, ведущие на шестой этаж, Алекс увидела, что и до них расстояние ничуть не меньше.

- Вверх или вниз? – спросила она.

- Вниз, - не задумываясь, ответил Малдер. – Мы не сможем подняться наверх. Единственный способ добраться туда заключается в том, чтобы медленно вскарабкаться по этому скользкому кабелю и затем, раскачавшись, запрыгнуть в дверной проем, но в процессе мы почти наверняка сломаем себе шеи.

- А как мы спустимся вниз?

- Следуйте за мной, - ответил агент. – Вы смотрели «Скорость»?

Подойдя к краю кабины, Малдер перепрыгнул на несущую опору шахты. Между стеной и лифтом было примерно восемнадцать дюймов; прижав ладони и пальцы ног к кабине, Фокс принялся постепенно спускаться, двигаясь настолько медленно, насколько осмелился, и в конце концов добрался до нижнего выступа. Как он и подозревал, от днища кабины вниз вели многочисленные толстые кабели и провода, и Малдер схватился за первый попавшийся металлический кабель, до которого смог дотянуться.

Сделав глубокий вдох, Фокс обхватил его ногами.

«Не смотри вниз, - напутствовал он себя. – Не смотри вниз».

И однако же посмотрел, мгновенно об этом пожалев.

Его испуганному взгляду предстали шесть с половиной этажей шахты лифта. Перед глазами все поплыло, и Малдеру показалось, что его сейчас стошнит.

- Ну как вы там? – спросила Алекс.

- Что бы вы ни делали, - судорожно сглотнув, посоветовал ей Фокс, - не смотрите вниз.

Он набрал побольше воздуха в грудь и закрыл глаза.

«Просто спускайся, - повторял Малдер, как мантру. – Просто спускайся».

Медленно и осторожно он перебрался через кабели и провода на другую сторону кабины. Оттуда было девять футов до выхода на шестой этаж.

Малдер сконцентрировался, раскачивая ноги и держа колени плотно прижатыми друг к другу. Он начал увеличивать скорость и в определенный момент, испугавшись, что промахнется и упадет, наконец прыгнул.

Его ноги коснулись дверей на этаж и стали со скрипом скользить вниз, но Фокс вовремя обхватил выступы с обеих сторон и тем самым мгновенно остановил свое падение.

- Малдер? – позвала Алекс.

- Секунду, - прохрипел тот, молясь, чтобы вспотевшие ладони не подвели. Отчаянно пытаясь найти точку опоры, агент закрыл глаза и, сосредоточившись, с силой вцепился в неожиданно ставший скользким металл.
Постепенно тело вновь стало его слушаться – дрожь прекратилась, и мышцы перестали походить на желе.

«Ладно, Малдер, - сказал он себе, - все, что тебе надо сделать – это нащупать ногой механизм разблокировки дверей и молиться, чтобы они открылись. Раз плюнуть».

Но в тот момент, когда он пошевелился, его руки соскользнули.

Двери промелькнули у него перед носом, и Малдер закричал, зная, что Дюпри победил, потому что он сейчас превратится в кровавое месиво на дне шахты.
Как ни странно, но время вдруг замедлило свой ход, и агент ощутил, как его внутренности предательски расслабились.

«О, Боже, нет, - успел подумать он. – Не позволяй мне обделаться от страха». Меньше всего на свете ему хотелось, чтобы Скалли запомнила его таким: окровавленным, с переломанными костями, да еще и изгаженными штанами.

Внезапная остановка чуть было не заставила его снова вскрикнуть.

Пальцы каким-то образом нащупали нижний край входа на этаж и, по крайней мере, не дали ему упасть дальше.

И тут у Малдера возникла идея.

- О, Боже, Алекс… мне так жаль, - прокричал он в глубину шахты.

По-прежнему находившая наверху Кэйхилл услышала его слова и уже открыла было рот, чтобы ответить, но затем передумала. Она догадалась, что задумал Малдер, и решила ему подыграть.

- Она мертва, - произнес агент громче, чем это было действительно необходимо.

«Он играет на публику», - убедилась Алекс.

«Он увидел Дюпри?»

По-прежнему державшийся за нижний край Малдер тем временем увидел, что механизм разблокировки дверей находится всего в паре дюймов от его пальцев.

«У меня только одна попытка», - пришло ему на ум.

Подтянувшись на левой руке, Фокс задрал локоть и, упираясь ступнями ног в стену, принялся медленно подниматься. В последний момент Малдер протянул руку и нажал на рычаг, услышав, как устройство сработало, и противовес сделал свое дело.

Двери открылись.

И за ними оказалась пара обутых в кроссовки ног.

Подняв голову, Малдер посмотрел прямо в глаза Марка Дюпри.

***************
ДОМ АЛЕКС КЭЙХИЛЛ

Парамедики положили Сэма Кросса на носилки и затем аккуратно погрузили в машину скорой. Скалли тем временем изложила Золински детали того, что ей было известно.

- Так где же они? – потребовал шеф.

- Не знаю, - признала Дана, пожимая плечами.

- Ну а кто ЗНАЕТ?

Она не ответила, вместо этого взяв телефон и набрав номер Стрелков.

Трубку никто не взял.

Покопавшись в кармане, Скалли нашла маленькое портмоне, которое всегда носила с собой. Она была одной из немногих знакомых ей женщин, не носящих дамскую сумочку, а так как ее жетон агента ФБР являлся вполне подходящим удостоверением личности в большинстве случаев, Дана перестала носить и бумажник. Маленькая виниловая сумка вмещала шесть кредиток и небольшой листок ламинированной бумаги, похожий на визитную карточку. На нем содержался список телефонных номеров, которые могли ей время от времени понадобиться – Скалли пользовалась ими достаточно редко, а потому не стала заносить в быстрый набор сотового.

Она поспешно отыскала номер мобильного Байерса и набрала его.

- Байерс, - вскоре донесся до нее голос Стрелка.

- Это Скалли. Мне нужен адрес.

***************
- Жаль, что инспектор Кэйхилл к нам не присоединится, - издевательски протянул Дюпри. – Я с нетерпением ожидал момента, когда смогу прикончить ее.

Малдер промолчал, изо всех сил стараясь не упасть.

- С точно таким же нетерпением я хотел прикончить и вас, - добавил Марк.

- Что? А разве вы не хотите поведать мне свой зловещий план по избавлению мира от преступников, которые не должны жить припеваючи под защитой правительства? Тех самых преступников, что убили вашу жену?

Дюпри помрачнел.

- Вы ничего об этом не знаете, - заявил он. – Вы не знаете…

- Еще как знаю, - прохрипел Малдер, пытаясь подняться еще выше. «Если бы у меня получилось подтянуться…»

- Ни хрена ты не знаешь, - снова повторил Дюпри.

- Моя напарница… - с трудом произнес Фокс. - Скалли.

- Рыжеволосая? – спросил Марк.

В этот момент Малдер услышал какой-то звук позади себя и понял, что Алекс повторяет его маршрут, спускаясь по дальней стене кабины вне поля зрения Дюпри.

«Будьте осторожны, Алекс, - мысленно попросил агент. – Пожалуйста, мне нужна ваша помощь».

- Скалли была похищена несколько лет назад… кем-то из высших эшелонов власти, Дюпри. Так что я прекрасно понимаю, как вы себя чувствуете.

- Как? – презрительно скривив губы, бросил тот. – Бессильным? Беспомощным?

- Едва ли, - пробормотал Фокс. – Преданным.

До слуха Малдера донеслось тяжелое дыхание позади, и он взмолился, чтобы Дюпри этого не услышал.

- Ты доверяешься этим людям, живешь по созданным ими правилам цивилизованного общества, искренне веря в то, что зло непременно будет наказано, а добро – вознаграждено. Только в случае с вашей женой эта схема дала сбой – так же, как и со Скалли.

- Что с ней случилось? – спросил Дюпри. – В отличие от моей жены она вернулась.

- Верно, - признал Малдер, пытаясь вспомнить, правша Алекс или левша. Ему понадобится отклониться в нужную сторону, чтобы она смогла произвести четкий выстрел.

- Так что с ней случилось? – напомнил Марк.

- Они вернули ее три месяца спустя. Она не помнит, что с ней происходило все это время.

- Это научная фантастика, - заявил Дюпри.

- Я знаю, что это звучит, как бред, но это правда. Ее не было три месяца, и когда она вернулась, то не помнила ничего из того, что с ней произошло.

- Хотел бы я быть таким… удачливым, - тихо произнес Дюпри. – Но каждый день своей жизни я живу с воспоминаниями о своей жене до того, как она погибла. Я помню, какой замечательной она была и как сильно мы любили друг друга. И они забрали это у нас!

- У меня, - поправился он и продолжил: - Вы же получили свою назад – ваша напарница вернулась. В любом случае это не то же самое, что потерять жену. Вы получили ее назад. Я ТОЖЕ ХОЧУ ВЕРНУТЬ СВОЮ ЖЕНУ!

Дюпри отступил назад от края и поднял пистолет. Малдер услышал щелчок затвора, когда патрон скользнул в патронник.

- ЭТО ТО ЖЕ САМОЕ! – воскликнул он.

Дюпри помедлил.

- Почему?

- Потому что мы со Скалли… мы больше, чем просто напарники, - прошептал Малдер.

***************
Золински шесть лет прослужил сержантом в отделе патрулирования автострад. Патрульные машины этого подразделения отличаются от бело-голубых автомобилей городских полицейских участков более мощными моторами, как нельзя лучше подходящими для преследования нарушителей. Офицеры, назначенные в патруль автострад, посещают специальные курсы вождения спецсредств секретной службы США после того, как устраиваются на работу в отдел, и затем каждые последующие два года проходят переаттестацию.

«Он, - подумала Скалли, - определенно умеет водить».

Им с Малдером частенько доводилось участвовать в погонях, но Золински вел машину так, словно она являлась продолжением его тела. Казалось, он мог одним лишь усилием воли заставить поток машин расступиться, хотя редко включал сирену, вместо нее полагаясь на клаксон.

Они добрались до места убийства Леона Кинга меньше, чем за шесть минут.

***************
Дюпри присел на корточки рядом с судорожно вцепившимся в край Малдером.

- Вы и… эта симпатичная маленькая рыжая?

- Что насчет нас?

- Вы влюблены?

Малдер кивнул, опустив взгляд, и немедленно об этом пожалел, потому что увидел свисающие ноги Алекс – она находилась на середине кабины.

«Надо выиграть несколько секунд», - подумал он.

- Как удобно, - сыронизировал Дюпри.

- В этом есть свои приятные стороны, - резонно заметил Малдер, а про себя подумал: «Боже, как же устали пальцы».

- Не сомневаюсь, Малдер, но это не имеет значения. А суть в том, что вы пришли сюда не арестовать меня, а убить. Я же делал только то, что было необходимо, выполнял божественную волю.

- Око за око? – пытаясь потянуть время, продолжил расспросы агент.

- Как вы можете задавать мне этот вопрос? Ваше собственное правительство применяет смертную казнь. Эта страна совсем не прочь прибегнуть к мести. Всякий раз, когда какой-нибудь жалкий диктатор рассердит действующего президента, ВВС отправляет бомбардировщики, чтобы сравнять с землей его шатер, лачугу или в чем они там живут. Так что не надо читать мне проповедей, агент Малдер. Я знаю, как работает САО – вы хотите меня убить.
Фокс ничего на это не ответил.

Дюпри выпрямился и навел на него пистолет.

- Прощайте, агент Малдер.

***************
Золински так резко остановил свой форд ЭлТиДи Краун Викториа, что взвизгнули шины. В то же мгновение Скалли услышала сирены приближающихся машин ПБР. Золински вызвал кавалерию, и они не заставили себя ждать, ведь их коллеге требовалась помощь.

Дана поднесла руку к кобуре, чтобы достать пистолет, и тут вспомнила, что отдала его Малдеру.

Тогда Золински передал ей свою запасную пушку, и они вошли в здание, держа оружие наизготове.

***************
Дюпри резко вскинул голову.

- Что за…? – начал он, и в этот момент Алекс сделала свой ход.

Обхватив одной рукой кабели под лифтом, а в другой сжимая пистолет, Алекс качнулась, сместив центр массы достаточно для того, чтобы осуществить задуманное.

У нее была возможность только для одного выстрела.

Она увидела Малдера и поняла, что целится слишком низко.

Дюпри вновь перевел взгляд на агента.

«Проклятье», - подумала Алекс и выстрелила.

***************
Золински и Скалли стояли у лифта, тщетно ожидая прибытия кабины. Пребывая из-за этого в крайней степени раздражения, шеф нажал на кнопку не меньше шестидесяти раз за последние несколько секунд, пока Дана наконец не заметила, что цифровая панель не освещена.

- Шеф, мне кажется, лифт не работает, - предположила она.

Он бросил взгляд на дисплей и недовольно хмыкнул.

- Дерьмо.

И тут они услышали звук выстрела внутри шахты.

***************
Пуля попала Дюпри в плечо. Он вскрикнул от боли и упал назад, открыв беспорядочную стрельбу. Малдер сжался, ожидая, что его в любой момент поразит одна из выпущенных раненым убийцей пуль, и зная, что даже легкого касания достаточно, чтобы он ослабил хватку и, упав, разбился насмерть.
Дюпри с трудом развернулся и бросился бежать.

***************
Скалли с Золински направились к пожарной лестнице. Дана вошла первой, и тут ответивший на вызов отряд ПБР ворвался в здание; вооруженные до зубов и одетые в бронежилеты офицеры мгновенно наводнили холл.

Один из них направил на Золински свой МР-5.

- Я здесь на задании! – поспешно воскликнул тот, подняв пистолет и свободной рукой пытаясь найти свой значок. – Я здесь на задании!

Коп терпеливо подождал, зная, что если стоявший перед ним мужчина достанет из кармана что-то иное, чем удостоверение, то он, не колеблясь, всадит ему в грудь три пули с расстояния в шесть футов.

Онемевшие пальцы не слушались, а потому Золински далеко не с первой попытки удалось нащупать жетон. Он развернул его дрожащей рукой и, подняв вверх, продемонстрировал спецназовцам, крикнув:

- Шеф Золински!

Офицер опустил ствол.

- Какого…

- Наверх! – велел Золински. – Там MrKnife!

Копы отреагировали мгновенно. Двигаясь в унисон, все семеро развернулись и направились в сторону лестницы, делая это так, как их учили в свое время в Академии: первый прошел через дверь и совершил кувырок влево, следующий – вправо, нацеливая оружие в определенные точки. Они двигались резко, почти как роботы, исполняя блестяще срежиссированный танец смерти.
Скалли тем временем уже поднялась на третий этаж и продолжила восхождение.

***************
Малдер подтянулся и, лежа на животе, сразу же развернулся обратно, протягивая руку вниз.

- Алекс! Хватайтесь! – крикнул он.

Осознав, что в таком случае ей придется бросить пистолет, она тихо выругалась, однако так и сделала, а затем стала раскачиваться, постепенно увеличивая скорость. В последний момент она отпустила руки и потянулась к Малдеру, с пугающей ясностью понимая, что второго шанса ей не представится, и если он промахнется…

Он поймал ее, тяжело дыша от предпринятого усилия, и стал отползать назад, таща ее за собой. Как только Алекс смогла достать свободной рукой до нижнего края дверей, она использовала выступ в качестве рычага, и Малдер резко потянул ее на себя.

Они приземлились на ковровом покрытии шестого этажа.

- Куда он пошел? – спросила Алекс, поднимаясь.

- К пожарной лестнице! – крикнул Малдер, бросая ей пистолет Скалли.

***************
Любой офицер полиции может подтвердить, что подобное случается всегда неожиданно – в один момент вы преследуете раненого подозреваемого, а в следующий ситуация меняется отнюдь не в вашу пользу.

Именно так и произошло.

Скалли как раз поднималась на четвертый этаж, когда Дюпри, услышав доносившийся снизу шум, понял, что случилось, и, открыв дверь на пятом этаже, ступил в коридор.

Дана достигла пятого этажа, развернулась и слишком поздно поняла, что кто-то или что-то находится позади нее.

Чья-то рука обхватила ее за горло в тот самый момент, когда в ухе раздался шепот:

- СУКА!

Откуда-то с верхних этажей к ним быстро спускались Малдер и Кэйхилл.

«Все летит к чертям», - подумала Скалли. Помимо своего собственного дыхания, затрудненных, болезненных хрипов Дюпри и шагов Малдера с Алекс, она слышала также тяжелую поступь поднимавшейся команды ПБР вместе с выкрикивавшим им вслед указания Золински.

- Не шевелись, - велел Дюпри, и она замерла, почувствовав, как дуло пистолета уперлось ей в почку.

- НЕ ДВИГАТЬСЯ! – выкрикнул лидер группы.

Малдер завернул за угол на лестничном пролете за пол-этажа над ними, держа пистолет в обеих руках, и шедшая за ним по пятам Алекс чуть не врезалась в него, когда агент резко остановился.

- Шах и мат, - сказал Дюпри.

***************
В течение примерно пяти секунд ничего не происходило – все замерли, молча смотря на Скалли и Дюпри. Она, в свою очередь, смотрела на Малдера, взглядом умоляя его сделать что-нибудь, помочь ей выбраться из захвата убийцы.

- Никому не двигаться, или эта сучка умрет, - заявил Дюпри и затем рассмеялся. «Как банально», - пришло ему на ум.

Алекс, стоявшая всего в шести дюймах от Малдера, почувствовала, как он напрягся.

- Чтоб меня, - прошептал Фокс.

- Очень умно, агент Малдер, было усыпить мою бдительность, заставив поверить в то, что инспектор Кэйхилл разбилась. Очень умно. Мне следовало догадаться, что это уловка, потому что крик не был похож на девчачий.

Несмотря на серьезность ситуации и панику, которую они оба ощущали, Малдер и Скалли заглянули друг другу в глаза, одновременно вспомнив о разговоре, некогда имевшем место между ними.

Уверен, что это был не девчачий крик, Малдер?

Они улыбнулись, и в этот момент Скалли поняла, как все это закончится.

Агент стал медленно спускаться по ступеням.

- Я сказал: не двигаться, Малдер, - почти невозмутимо сказал Дюпри, будучи уверенным, что тот безоговорочно подчинится и станет ожидать дальнейших указаний. В конце концов, в таких ситуациях именно так всегда и происходит, верно? У кого имеется заложник и пушка, тот и устанавливает правила.

Только Марк Дюпри не принял в расчет Фокса Малдера.

А тот вдруг вспомнил о Роуче и Моделле. Малдер до смерти устал играть по правилам, установленным разными психопатами, предпочтя на этот раз полностью их проигнорировать. А так как он спускался медленно, почти прогулочным шагом, не делая никаких резких, угрожающих движений, то у Дюпри просто не было времени на то, чтобы осознать, что происходит, пока не стало слишком поздно.

Малдер просто прошел последние четыре ступени, приставил дуло пистолета ко лбу Дюпри и нажал на курок.

***************
И без того громкий звук выстрела показался просто оглушительным в царившей на лестнице тишине. Все смотрели, затаив дыхание и удивленно разинув рты, как Дюпри рухнул на пол, а Скалли пошатнулась вперед и упала в объятия Малдера, обернув руки вокруг его спины.

Он обнял ее в ответ, но потом попытался мягко отстраниться, зная, что впоследствии Скалли почувствует себя неловко из-за столь демонстративного выражения привязанности.

Однако, к удивлению их обоих, она еще крепче прижалась к напарнику, спрятав лицо у него на груди.

Они отступили друг от друга, только когда на этаж поднялся Золински.

Растолкав офицеров ПБР, он шагнул на лестничный пролет и резко остановился, уставившись на труп Дюпри.

- Что произошло? – потребовал шеф.

- Я убил его, - тихо ответил Малдер.

Золински посмотрел на Кэйхилл и наткнулся на ее вызывающий взгляд, который, словно побуждал его рискнуть задать еще какие-нибудь вопросы.

- Кто здесь главный? – рявкнул он.

Присутствующие переглянулись.

- М-м, вы, шеф, - сказал лидер группы спецназа.

- ВЕРНО! – подтвердил Золински. – И если вы по-прежнему хотите работать в этом департаменте, то я настоятельно советую помалкивать о случившемся до тех пор, пока я не разрешу. – Закончив свою речь, он пристально посмотрел каждому из копов в глаза. – Я понятно выразился?

Его требование было встречено согласным бормотанием.

- Кто-нибудь вызовите скорую, - приказал Золински. – А заодно криминалистов и судмедэкспертов.

- И прессу не забудьте, - послышался чей-то тихий голос, но шеф его проигнорировал.

Золински, Кэйхилл, Малдер и Скалли вместе спустились и, выйдя на улицу, обнаружили, что цирк уже прибыл.

Парамедики не заставили себя ждать, оперативно ответив на звонки жителей, услышавших стрельбу. Бело-голубые автомобили местного полицейского участка с незакрытыми дверцами и по-прежнему включенными проблесковыми маячками были как попало припаркованы вдоль обочины, а в углу, заехав на тротуар, примостился фургончик новостной программы WCBS-TV, из которого уже высыпали жадные до сенсаций журналисты.

Золински похлопал Малдера по плечу.

- Спасибо, - просто сказал он, протягивая агенту руку.

Малдер ответил на рукопожатие и смущенно улыбнулся.

- В любое время, шеф.

Золински покачал головой.

- С меня хватит, Малдер. Это было мое «последнее ура». [прим. пер. - уход с политической арены деятеля, потерпевшего поражение (например, на выборах). Выражение вошло в политический лексикон в 50-60-е гг. XX в., после выхода одноименного романа Э. О'Коннора (1956) о мэре Бостона Дж. Керли (1874-1958)] Я ухожу в отставку. – Он кивнул головой в сторону Кэйхилл и добавил: - Дам дорогу молодым и многообещающим.

Кейси Тэн протиснулась сквозь толпу копов и праздных зевак, крепко сжимая в руке микрофон, и, сунув его в лицо Золински, практически прокричала свой вопрос:

- ШЕФ! ЗНАЧИТ ЛИ ЭТО, ЧТО ЦАРСТВО СТРАХА…

Золински поднял руки, призывая ее к молчанию.

- Я вскоре сделаю заявление. А пока могу сообщить вам только то, что совместными усилиями ФБР и НЙПД удалось установить, что человек, известный как MrKnife, находится в этом здании. В конфронтации с полицией он, как это ни прискорбно, был убит. Помимо этого мне на данный момент больше нечего сказать.

Нащупав руку Малдера, Скалли сжала его пальцы и улыбнулась напарнику.

- Поедем домой, - тихо попросила она.

***************
ЭПИЛОГ

Детектива первой категории Дэрила Хикса похоронили с почестями. Он посмертно получил боевой крест и медаль за мужество – главные награды нью-йоркской полиции. Его золотой жетон был изъят из пользования, так что никакой другой детектив не смог бы носить его, и размещен на именной доске в холле полицейского управления в окружении жетонов его собратьев по оружию, павших во время исполнения служебных обязанностей.

Детектив первой категории Сэм Кросс ушел в отставку по медицинским причинам и затем был нанят в качестве консультанта главного городского управления по расследованию особо тяжких преступлений нью-йоркского полицейского департамента. Он читает лекции по уголовному судопроизводству в колледже Джона Джея, городском колледже Нью-Йорка, колледже Йона и юридической школе Фордхема, а также в федеральном тренировочном центре для офицеров правопорядка и Академии ФБР. В результате ранения, полученного в ту ночь, когда Марк Дюпри был убит, Сэм Кросс проведет остаток своих дней в инвалидной коляске.

Заместитель инспектора Алекс Кэйхилл получила повышение, став инспектором и, таким образом, самым младшим офицером на столь высокой должности за всю столетнюю историю департамента, вне зависимости от пола. Она по-прежнему является главой городского управления по расследованию особо тяжких преступлений, продолжая работать там в качестве командующего офицера.

Шеф Золински ушел в отставку шесть дней спустя после убийства Марка Дюпри. Он переехал в Бока-Ратон, штат Флорида, и работает на добровольных началах шефом бока-ратонской резервистской полиции. За несколько часов до ухода на пенсию Золински был допрошен отделом служебных расследований полицейского департамента и отделом профессиональной ответственности ФБР, и его заявление касательно событий, произошедших в здании, некогда являвшемся местом проживания Леона Кинга, было тут же засекречено.

Командующий офицер группы ПБР, который ответил на запрос Золински о помощи, тоже был допрошен ОСР и ОПО, и его заявление (вместе с заявлениями всех членов его команды) также было засекречено.

Офис окружного прокурора Манхэттена после изучения заявлений инспектора Кэйхилл, шефа Золински и всей команды ПБР вынес решение о том, что смерть Марка Дюпри «в результате ранения из огнестрельного оружия» была неизбежным следствием применения смертельной силы офицером правопорядка согласно действующему закону штата Нью-Йорк. Дело не будет передано на рассмотрение Большому Жюри, учитывая, что жизнь офицера федеральных правоохранительных органов находилась в непосредственной опасности, и действия специального агента Фокса Уильяма Малдера были совершенно легальны.

ОПО также установили, что специальный агент Малдер действовал по уставу, и в его личное дело была добавлена соответствующая пометка.

Специальный агент Малдер сдержал слово, данное Кейси Тэн, и изложил ей все детали расследования. Осознав, что если она даст истории ход, то заместитель шефа маршальской службы Тим Эверетт, скорее всего, окажется уволенным, Кейси сократила ее, но и этого ей хватило, чтобы выиграть местную «Эмми» за «Лучший новостной репортаж» и премию «Ньюси» нью-йоркской телерадиовещательной ассоциации в той же категории.

Заместитель шефа маршал Тим Эверетт получил повышение до шефа округа и перевод в штаб-квартиру маршальской службы США в Вашингтоне, ОК. Он по-прежнему женат.

Специальные агенты Малдер и Скалли вскоре были переведены назад в отдел секретных материалов. Ответственный спецагент Тони Литтелтон написал благодарственное письмо, в котором выражал свою признательность агентам за вклад в работу САО во время их временного назначения в вышеуказанный отдел.

Отдел профессиональной ответственности решил оставить без последствий то, что получило известность внутри Бюро в качестве «тусонского инцидента».

КОНЕЦ
 
Black_BoxДата: Пятница, 2013-06-28, 11:15 AM | Сообщение # 415
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
Поздравляю с окончанием мега-проекта! tongue Фик действительно в лучших традициях жанра!

Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
MrsSpookyДата: Пятница, 2013-06-28, 7:33 PM | Сообщение # 416
Охотник
Группа: Орден Фикрайтеров
Сообщений: 876
Репутация: 20
Статус: Offline
Цитата (Black_Box)
Поздравляю с окончанием мега-проекта! Фик действительно в лучших традициях жанра!

Спасибо, Лена) Да, с этим не поспоришь.
 
Resist or Serve » Креативность » X-files FanFiction » Изба-читальня: "Код"
  • Страница 28 из 28
  • «
  • 1
  • 2
  • 26
  • 27
  • 28
Поиск:

Copyright MyCorp © 2020