Resist or Serve Понедельник, 2020-11-30, 5:54 AM
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Тень | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Модератор форума: Alex_Оstrov, Black_Box, Soul  
Resist or Serve » Креативность » X-files FanFiction » Изба-читальня: "Код"
Изба-читальня: "Код"
MrsSpookyДата: Вторник, 2012-07-10, 1:46 PM | Сообщение # 376
Охотник
Группа: Орден Фикрайтеров
Сообщений: 876
Репутация: 20
Статус: Offline
Малдер нажал на кнопку отбоя и развернулся к Алекс.

- Что?!

- Я ничего не говорила о расходах! – гневно воскликнула она.

Малдер нахмурился и, не глядя набрав какой-то номер, принялся ожидать ответа.

- Скиннер, - не заставил себя долго ждать их со Скалли бывший начальник.

- Сэр, это Малдер. Я договорился о том, чтобы… сторонние консультанты оказали нам содействие в расследовании нью-йоркского дела. НЙПД оплачивает их переезд и предоставляет конспиративную квартиру.

- Что требуется от меня?

- Деньги на все необходимые расходы для трех человек в течение месяца: еда, стирка и прочие основные нужды.

- Хорошо, - без малейшего колебания согласился Скиннер.

Малдер удивленно моргнул и, отняв трубку от уха, посмотрел на дисплей, чтобы убедиться, что не ошибся номером – настолько ответ бывшего босса поразил его.

- Малдер, вы там?

- Извините, сэр, просто я никак не ожидал, что вы так легко согласитесь.

- Малдер… ваш процент раскрываемости говорит сам за себя. Вне зависимости от того, что я думаю о вашей… технике ведения расследований, никто не может поспорить с тем, что вы всегда добиваетесь результата, когда занимаетесь профилированием. Я сомневаюсь, что кто-нибудь в Бюро откажет вам, если вы о чем-то попросите – в разумных пределах, конечно. – Немного помедлив, Скиннер добавил: - Что-нибудь еще, Малдер?

- Нет, сэр. Благодарю вас.

С этими словами Фокс оборвал соединение и вновь повернулся к Алекс.

- Я позаботился о расходах.

- Так просто? – Похоже, Скалли не меньше напарника удивилась необычной уступчивости Скиннера.

Малдер пожал плечами.

- Скиннер и глазом не моргнул.

- Ладно, - сказала Алекс. – Теперь, когда мы решили проблему с маршальской базой, что насчет послания?

- Во-первых, - заметил Малдер, - мы еще даже не начинали «решать» проблему с базой. Для начала нам необходимо учесть оба возможных варианта развития событий: если нам удастся заполучить список и если нам не удастся этого сделать.

- Что? – непонимающе переспросила Алекс.

- Нам нужен план на оба этих случая. Если мы достанем его, то нам понадобится поистине гигантское количество рабочей силы, причем непременно компетентной. Нельзя позволить маршалам узнать о том, что список у нас в руках и мы предупреждаем свидетелей о грозящей им опасности. К этому необходимо подойти чрезвычайно осторожно. Сколько детективов первой категории вы можете привлечь к выполнению этого задания?

Алекс на мгновение задумалась.

- Шестнадцать дневных работников, восемь, приступающих к работе с четырех и четырех с ночной смены. Итого двадцать восемь человек со всего моего отдела.

Малдер покачал головой.

- Нам наверняка понадобится вдвое больше.

Алекс откинулась назад и задумчиво прикусила нижнюю губу.

- Я командую всеми районными отделами по расследованию особо тяжких преступлений, но… лейтенанты и капитаны, в чьем ведомстве находятся эти подразделения на местном уровне, ненавидят меня от всей души, так как сами хотели заполучить мою должность.

- Кого еще вы можете привлечь?

Алекс подняла руку, тем самым прося Малдера не торопить ее.

- Я думаю над этим, дайте мне пару секунд… - С этими словами она поднялась с места и подошла к окну, положив руки на бедра. – Можно привлечь тридцать детективов второй категории из отдела быстрого реагирования для сверхурочной работы. Они лучшие из лучших, насколько это возможно для уличных копов. Инспектор, который командует отделом по расследованию особых преступлений, у меня в долгу, так что я могу дополнительно привлечь около двадцати детективов первой категории из его отдела. Я бы предпочла ребят из ОРОП, потому что они привыкли иметь дело со всякими скользкими ситуациями, изо дня в день сталкиваясь с изнасилованиями, инцестами, издевательствами над детьми и всем в таком роде. Их не придется обучать деликатному подходу.

Малдер довольно кивнул.

- Хорошо, вам нужно составить план и связаться с начальниками этих подразделений, чтобы при необходимости вызвать их сотрудников по первому нашему требованию. Также нам следует продумать вариант на случай, если у нас не получится заполучить список. Сюда входит и размещение послания в газете, и приготовление к тому, что убийца прибегнет к смене тактики.

- То есть? – не поняла Скалли.

Малдер развернулся к ней.

- Когда этот придурок поймет, что мы предупредили всех его потенциальных жертв, он, весьма вероятно, решит переключиться на новый тип.

Скалли покачала головой.

- Я думала, серийные убийцы… зациклены, даже одержимы определенным типом жертв.

Малдер повторил жест напарницы и принялся объяснять:

- Нет, не в этом случае. Сомневаюсь, что этот парень – типичный серийный убийца-социопат. Мне кажется, что у него психотическое расстройство вкупе с едва контролируемой потребностью убивать, направленность которой делает его похожим на серийного убийцу. Я имею в виду, что он действительно является маньяком-убийцей в том смысле, что выбор его жертв неслучаен, и, совершая убийства, он таким образом реализует свои психосексуальные фантазии… но, полагаю, это психотическое, а не социопатическое расстройство. А это, в свою очередь, означает, что он может убедить себя в том, что ему подойдет и другой тип жертв – вот в чем заключается его чрезвычайная опасность.

- На основании чего вы пришли к подобному выводу? – поинтересовалась Алекс.

- Посмотрите на его жертв: среди них есть люди обоих полов, что довольно редко, хотя и не слишком, и трех различных рас – а вот этот фактор крайне редко встречается. Мы уже установили, что он выбирает охраняемых свидетелей, но пока что все убитые им на данный момент являлись бывшими преступниками или теми, кто в какой-то степени ассоциируется с таковыми. Среди них нет настоящего свидетеля - человека, помещенного в программу, потому что он увидел то, чего ему видеть не следовало.

- Иными словами, если мы лишим его возможности прежнего выбора – охраняемых свидетелей – он, вероятно, начнет охоту на других… грешников – тех, кто нарушил морально-этические нормы поведения, которых придерживается этот парень. Возможно, мы столкнемся с тем, что он перейдет на бродяг, проституток, уличных дилеров и прочих маргиналов.
 
MrsSpookyДата: Вторник, 2012-07-10, 1:47 PM | Сообщение # 377
Охотник
Группа: Орден Фикрайтеров
Сообщений: 876
Репутация: 20
Статус: Offline
Алекс подняла руку, призывая Малдера замедлить темп.

- То, что вы сейчас предположили, не должно покинуть пределов этой комнаты ни при каких обстоятельствах. Это понятно? – Она с содроганием подумала о том, к каким катастрофическим последствиям приведет утечка подобной информации в прессу.

Скалли кивнула, и через мгновение Малдер последовал ее примеру.

- Без проблем.

- Мне по-прежнему не все понятно с этой вашей идеей ограниченного количества, - признала Алекс.

Малдер устало потер лоб, пытаясь придумать оптимальный способ объяснить ей, что он имел в виду, чтобы ей все стало ясно.

- Ладно, попробуем такой подход – как, по-вашему, какое максимальное количество песен может быть написано?

Алекс села и положила ногу на ногу.

- Моим машинальным ответом было бы, что это число бесконечно, но, разумеется, это не так. Сама не знаю, почему.

- Во-первых, определимся с понятиями. Скажем, вместо ‘песен’ используем общее понятие ‘музыкальные произведения’, которые включают в себя инструментальные, классические творения. Пока все понятно?

Алекс кивнула.

- Ладно, а теперь представьте временной интервал, скажем, десять минут. Большинство песен укладываются в него, не так ли?

- Но далеко не все классические произведения, - указала Алекс.

- Верно, но потерпите немного, скоро вам все станет ясно.

Алекс кивнула и приготовилась к дальнейшему объяснению.

- Хорошо. И, в-третьих, допустим, что вы используете стандартный набор музыкальных инструментов. Никакого битья по стальным кастрюлям и тому подобной любительской самодеятельности. – Алекс снова кивнула. – А теперь подсчитайте: есть определенное количество нот, которые человеческое ухо способно воспринять, а музыкальный инструмент – сыграть. А с учетом временного интервала существует ограниченное число комбинаций нот и инструментов, участвующих в процессе создания и исполнения мелодии, а потому количество музыкальных произведений, которые можно сочинить, также ограничено.

Алекс моргнула.

- Это огромное число, - добавила Скалли, - но Малдер прав – оно не бесконечно. – Она помедлила, но потом все же решила продолжить объяснение: - Хочешь знать, что во всем этом самое странное?

- Что?

- Если ты исключишь одну из этих составляющих, количество возможных произведений уменьшится.

Алекс приложила руку ко лбу, словно от всего этого у нее разболелась голова, и наклонилась к столу.

- Какую составляющую?

- Время. Если временной интервал, в течение которого длится музыкальное произведение, неограничен, и его возможная длина бесконечна, тогда количество музыкальных произведений, которые могут быть написаны, уменьшается с каждой проходящей секундой.

Малдер кивнул, соглашаясь с логикой напарницы.

- Давайте проясним, - подняв руку, перебила ее Алекс. – Ты хочешь сказать, что если временной интервал бесконечен, то это уменьшает количество возможных написанных произведений?

- Верно, - сказал Малдер, и Скалли согласно кивнула.

- Но почему? – подозрительно сощурившись, потребовала Алекс.

- Потому что количество времени, оставшегося во Вселенной, с каждой секундой становится все меньше. В какой-то момент время перестанет существовать. Так что возможное число…

- Я поняла, - взмахнув рукой, прервала его Алекс. – Теперь мне все ясно, хотя я по-прежнему не до конца понимаю, какое отношение это имеет к нашему делу…

- Подумайте как следует, - улыбаясь, посоветовал Малдер. – Используйте музыкальную аналогию.

Алекс задумалась, но в конечном итоге покачала головой.

- Ничего не приходит на ум.

- Помните, о чем мы говорили: ограниченность времени, инструментов и нот, определенные комбинации этих трех факторов?

Она кивнула.

- Будет ли каждая из этих комбинаций отражать всеобщие представления о ‘музыке’? – спросил Малдер.

- Боже, конечно, нет. Может быть, только ничтожного процента людей… - она резко замолчала. – То есть мы сталкиваемся с той же статистической проблемой. Во всем городе существует совсем небольшой процент людей, что вписываются в установленные этим придурком рамки. И мы можем исключить огромное слои населения, потому что они…

- … недостаточно музыкальны, - просияв от того, что Алекс, наконец, поняла его объяснения, закончил ее мысль Малдер.
 
MrsSpookyДата: Вторник, 2012-07-10, 1:48 PM | Сообщение # 378
Охотник
Группа: Орден Фикрайтеров
Сообщений: 876
Репутация: 20
Статус: Offline
- Ребята, - восхищенно качая головой, обратилась к напарникам Кэйхилл, - вы меня просто поразили. Никогда бы не подумала, что в расследовании убийства мне пригодится высшая математика.

- Итак, - перебила ее Скалли, - раз с вычислениями покончено, давайте вернемся к более конкретным вещам: к составлению послания.

При этих словах Малдер резко развернулся и двинулся к выходу.

- Я подумаю над этим, - бросил он через плечо и, покинув офис, направился обратно в комнату для допросов.

- Он всегда такой? – указав вслед уходящему агенту, полюбопытствовала Алекс.

Скалли вздохнула.

- Иногда. Порой он просто… потрясающий.

Алекс искренне попыталась скрыть удивление, вызванное подобным признанием, однако не вполне в этом преуспела: Скалли успела заметить ее слегка вздернутые брови и чуть приподнятые в добродушной усмешке уголки губ.

- Ты все неправильно поняла, - поняв, что подруга истолковала ее замечание превратно, поспешила объясниться Скалли.

Но Алекс прервала ее, подняв обе руки вверх.

- Эй, ваши с ним отношения меня никоим образом не…

- Алекс, - странно напряженным голосом произнесла Дана, - ты когда-нибудь…

- Встречалась ли я когда-нибудь со своим напарником? – с полуслова догадалась Алекс.

Скалли кивнула.

Ее подруга покачала головой.

- Нет, но… я подумывала об этом. Почему… между вами происходит что-то, о чем мне следует знать?

Скалли пожала плечами.

- Возможно. Он… сложный человек.

- А ты нет? – спросила Алекс.

Вопрос задал Дану врасплох, заставив вздрогнуть от неожиданности, ведь прежде она никогда не задумывалась над этим.

- Я… я тоже?

Алекс кивнула.

- О, черт, и еще какой. Ты один из самых сложных людей, что я когда-либо встречала.

- В каком смысле? – Скалли вдруг стало искренне любопытно, что Алекс думает о ней, так как раньше она не интересовалась чужим мнением о себе.

Кэйхилл вздохнула и, собравшись с мыслями, принялась объяснять:

- Ты обладаешь настолько высоким интеллектом, что это отпугивает большинство мужчин - многие из них ощущают свою ущербность рядом с чрезвычайно умной женщиной. К Малдеру, впрочем, это правило не относится: абсолютно очевидно, что ему вполне комфортно с тобой в обеих ипостасях: как с напарником и как с женщиной.

- Как с женщиной?

- Да брось, Дана. Обрати внимание на то, как он вторгается в твое личное пространство, как прикасается, когда разговаривает с тобой. Он, безусловно, видит в тебе женщину.

- Что ж, полагаю, ты права. – Скалли всегда остро ощущала и близость напарника, и его прикосновения. Эта характерная особенность их отношений была одной из многих, что Дана так ценила – она просто не думала, что окружающие тоже это замечали.

- Ты красива, - продолжила Алекс, - и вкупе с твоим внушительным интеллектом это просто смертельная комбинация – самый настоящий двойной удар.

Скалли кивнула, нехотя признавая этот комплимент своей внешности.

- Что еще?

- Ну… ты непреклонна, - ответила Алекс. – Но в самом лучшем смысле этого слова.

- Что ты имеешь в виду?

- Ты знаешь, кто ты и кем хочешь быть, и тебе не присущи комплексы, свойственные большинству женщин. По крайней мере, ты этого не показываешь.

- Например?

- Одержимость поддержанием своего тела в постоянной форме, тот факт, что ты не замужем в твоем возрасте, а также то, что твоя карьера отпугивает большинство мужчин. В общем, все, о чем нас предупреждают женские журналы, утверждая, что мы должны сделать выбор между работой и мужем, браком, семьей. Ты кажешься вполне довольной тем, кто ты есть, и ведешь себя так, словно хочешь показать, что если других людей что-то в тебе не устраивает, то это их проблема. Это… замечательная жизненная позиция, однако довольно редкая для женщин.

Немного помолчав, Алекс добавила:

- По крайней мере, встречается гораздо реже, чем следовало бы.

Скалли ухмыльнулась.

- Спасибо, Алекс. Ты дала мне отличную пищу для размышлений.

- Пожалуйста. Так чем Малдер там занимается?

- Без понятия, - честно признала Скалли.
 
MrsSpookyДата: Вторник, 2012-07-10, 1:49 PM | Сообщение # 379
Охотник
Группа: Орден Фикрайтеров
Сообщений: 876
Репутация: 20
Статус: Offline
***************
КОМНАТА ДЛЯ ДОПРОСОВ «С»

Он вышел на охоту, рыская в поисках добычи.

Закатав рукава рубашки и ослабив галстук, Малдер сложил руки на груди и принялся мерить шагами крохотную комнату, ни на секунду не отрывая взгляда от расположенных на всех доступных поверхностях материалов дела: снимков с мест преступлений, фотографий со вскрытий и из личных дел жертв.

Малдер закрыл глаза и попробовал заглянуть вглубь себя в поисках ярости.

Он искал ее в уголке своей души, который прятал от всех: от своей матери, Скиннера, Скалли. Даже от самого себя. Спускаться в эту мрачную бездну было слишком опасно, ведь любое неосторожное движение грозило неминуемым падением и скатыванием в безумие, однако сейчас ему необходимо было предпринять это путешествие.

Крайне необходимо.

Техника классического профилирования учит профайлера дистанцироваться от ярости, боли, крови и смерти – только академическая деконструкция может привести к принятию правильного и точного решения. Но Малдеру было прекрасно известно, что подобная методика приносит свои плоды лишь до определенной степени, так как позволяет составить поверхностный, общий профиль. И в основной массе случаев его оказывается вполне достаточно, чтобы сузить круг подозреваемых и направить расследование в направлении, которое полиция до этого не догадалась проверить.

Но для того, чтобы максимально сузить этот круг, нужно спуститься туда.

В то место, где обитал убийца.

Дар и проклятье.

Благословение и мука.

Малдер сделал глубокий вдох и начал медленно обходить комнату по кругу, перемещая взгляд с одного изображения на другое и пытаясь таким образом найти внутри себя то жуткое место, то средоточие зла, в котором обитала смерть. Ему доводилось убивать прежде, и однажды он даже получил от этого удовольствие – когда застрелил Роуча. Тогда Малдер действительно насладился убийством этого ублюдка. И хотя он никогда не признавался в этом никому, даже Скалли, но на какое-то мгновение после того, как пуля вылетела из ствола, и маленький тридцатидюймовый пистолет подпрыгнул в его ладони, Малдер почувствовал почти ошеломляющий приток радости и удовлетворения. Для него это стало своего рода освобождением.

Моделл. Он не убил Моделла, но подошел достаточно близко к этому. Малдер вдруг резко замер посреди комнаты и, прислонившись к столу, закрыл глаза и воспроизвел в памяти ту сцену, когда он стоял над телом поверженного врага, снова и снова нажимая на спусковой крючок в гневном отчаянии от того, что барабан револьвера пуст.

Убийственная ярость.

Малдер открыл глаза и уставился прямо в снятый на широкоугольную камеру дальний план с места убийства Леона Кинга. Фотограф запечатлел жертву, лежащей на спине, с изрешеченным пулями, а потому абсолютно неузнаваемым лицом, представлявшим собой одно сплошное кровавое месиво. Малдер воспользовался своим уникальным даром, позволявшим ему абстрагироваться от реальности, и, приблизившись к изображению, увидел на нем уже не Леона Кинга, а Роуча – серийного педофила и убийцу.
И тут Малдер наконец-то нашел необходимую ему ярость.

Он так плотно сжал зубы, что челюсть свело от чрезмерного напряжения, и перевел взгляд на другой снимок – фотографию из полицейского архива, изображавшую Джона Нельсона. Очередной растлитель малолетних, неоднократно навлекавший на себя подозрение, но каждый раз умудрявшийся выходить сухим из воды; коллекционер ужаса, размноженного в цифровом виде, продававший детские души через интернет всякому прошедшему его извращенную версию проверки благонадежности.

- Насильник детей, - прошептал Малдер, буравя фотографию взглядом, и внезапно его внимание привлек лежащий под ней снимок с места преступления, преобладающим оттенком которого был бурый, почти черный цвет запекшейся крови – изображение глубокого разреза груди и живота мужчины, вспоротых таким образом, словно убийца хотел выпустить что-то наружу.

Малдер обратился к следующей фотографии – на этот раз Монтойи. Снимок из полицейского досье демонстрировал глупое лицо с крошечными, словно бусинки, глазами, безразлично смотрящими в камеру. Второстепенный гангстер, занимавшийся вымогательством, сутенерством, сбытом краденого и торговлей наркотиком, вызывавшим столь же сильное привыкание, как и тот, что сбывал Леон Кинг - надеждой.

Фото с место преступления было поистине отвратительным: вырезанные глаза с зиявшими на их месте пустотами окровавленных глазниц; перерезанное от уха до уха горло, и само тело, буквально утопавшее в вытекавших из него жидкостях. У ног убитого почему-то валялся бинокль.
И вновь глубокий длинный разрез, протянувшийся от горла до лобковой кости, из которого до самых колен Монтойи свешивались две толстые серые нити внутренностей. Под снимком разместилась ксерокопия оставленной на месте преступления записки.

И, наконец, изображение последней, по крайней мере, на данный момент, жертвы - Дэниэль Джонс. Малдер всмотрелся в одно из ее архивных фото с указанным под ним именем. Здесь она выглядела в точности так же, как и Монтойя, с безучастным, словно омертвевшим взглядом, и как будто приклеенной к губам равнодушной усмешкой. Малдеру показалось, что он почти что слышит ее наполненный презрением голос. «Бывало и похуже, легавый», словно бы говорило ее красноречивое выражение лица.

Под этим снимком тоже было прикреплено изображение ее тела, лежащего на траве в Центральном парке и вывернутого наизнанку, с разбросанными вокруг кишками – словно причудливо запеченный картофель, который осталось только сдобрить маслом или сметаной. Из брюшной полости виднелся край ее печени.

Отвернувшись от фотографий, Малдер вновь сделал круг по комнате, после чего приблизился к доске и, открыв глаза, попытался ощутить то же, что и убийца, когда он смотрел на дела рук своих.

Вот оно.

Легкое возбуждение.

Он почувствовал это, почувствовал приток адреналина, вспоминая убийства этих четырех человек.

- Толкач, - обратился он к Кингу. – Дилер. Травил своих собственных людей ради наживы.

- Насильник детей, - прошептал в адрес Нельсона.

- Сутенер, - на этот раз подразумевая Монтойю.

- Шлюха, - наконец сказал он фотографии Джонс. – Потаскуха.

Она, вне всякого сомнения, была вполне достойна этих нелестных эпитетов. Малдер ощущал, как отвращение тошнотворной волной поднимается в нем, когда он всматривался в эти лица. Животные, недочеловеки, не заслуживающие того, чтобы жить – мир без них станет гораздо лучше, а они пусть гниют в безымянной могиле на кладбище для нищих. Он-то знал, что все они были шлюхами.

Малдер щелкнул пальцем по снимку Кинга.

- Шлюха. Ты продаешь себя, твоя сущность насквозь порочна. Ты наживаешься на сексе с десятидолларовой проституткой под названием 'доза'. – Нельсон. – Шлюха. Ты торгуешь детьми ради получения сексуального удовольствия – продаешь запечатленное на полароиде бездушие за пятьдесят баксов. – Монтойя. – Шлюха. Ты продаешь тела других людей – проституток, торгуя их надеждами. Шлюха. – И, напоследок, снова Дэниэль Джонс, что жила с клеймом развратной девки и, тем не менее, была, возможно, самой честной из этой четверки.

- Потаскуха, - прошептал он, коснувшись ее снимка. – Продаешь свое тело за деньги, торгуешь любовью. Сдохни, чертова сука.

С этими словами Малдер чуть отступил назад, дыша глубоко и размеренно и чувствуя себя несколько пристыженным из-за того, как легко и быстро ему удалось достичь этого темного места.


Сообщение отредактировал MrsSpooky - Вторник, 2012-07-10, 1:50 PM
 
MrsSpookyДата: Вторник, 2012-07-10, 1:49 PM | Сообщение # 380
Охотник
Группа: Орден Фикрайтеров
Сообщений: 876
Репутация: 20
Статус: Offline
***************
- Так, - спросила Алекс, - какое послание, по-твоему, нам следует составить?
- Оставим это на усмотрение Малдера, - ответила Скалли. – Но я, пожалуй, пойду спрошу, каковы его соображения на этот счет.

***************
Малдер стоял перед доской с прикрепленными к ней фотографиями с мест преступлений, держа несколько снимков в руках и просматривая их один за другим, так что изображения мелькали у него перед глазами, словно в каком-то кровавом слайд-шоу.

- Да, - облизнув губы, прошептал он. – О, да, посмотрите на это, - уставившись на особенно отвратительный крупный план внутренностей Дэниэль Джонс, добавил Малдер.

Дверь в комнату неожиданно открылась, и на пороге возникла Скалли.
- Малдер, - позвала она напарника.

- Уйди, - чуть слышно, но все же достаточно громко для того, чтобы она поняла, прошептал он.

Скалли застыла, не зная, что ей делать дальше, ведь ей никогда прежде не доводилось слышать, чтобы Малдер говорил столь странным тоном. Она обвела комнату взглядом и остановила его на напарнике, стоявшем рядом с доской и державшем в руке цветные фотографии, на которые он смотрел так, словно… словно…

«О, Боже», - с ужасом подумала Скалли, судорожно сглотнув.

«Он смотрит на снимки так, как будто это журнал вроде «Плейбоя», - пришло ей на ум, и, осознав это, Скалли почувствовала, как к горлу подступает волна тошноты.

- Малдер? – испуганно позвала она.

Он резко развернулся к ней, яростно сверкнув глазами.

- УБИРАЙСЯ ОТСЮДА НА ХРЕН, СКАЛЛИ! – заорал Малдер, швырнув в нее снимки. Они подпрыгнули в воздухе и затем спланировали на пол, подобно птицам с подрезанными крыльями.

Быстро закрыв за собой дверь, Скалли поспешно отступила в коридор и, развернувшись, столкнулась со стоявшей поблизости Алекс Кэйхилл.

- Что это было? – спросила инспектор.

- Н-ничего, - запинаясь, ответила Скалли и, больше ничего не добавив, попробовала улизнуть, однако Алекс не дала ей этого сделать, коснувшись ее руки.

- Дана?

- Оставим это, Алекс. Он… сейчас находится в очень мрачном месте.

- Это более чем очевидно, однако не оправдывает того…

- Алекс! – резко оборвала ее Скалли.

- Что?

Опасно прищурившись, Дана ощетинилась и внезапно осознала, что именно так, наверное, чувствует себя медведица, защищающая своих детенышей.

- Ты хочешь поймать этого ублюдка или нет?

Алекс фыркнула.

- На это я даже отвечать не стану, Дана.

- Тогда не мешай Малдеру делать свою работу, - подчеркивая каждое слово, отчеканила Скалли.

- Почему ты позволяешь ему так с собой обращаться? – спросила Алекс.
Скалли стиснула зубы, но промолчала.

- Он… нестабилен, - не отставала Алекс, указывая на закрытую дверь в комнату для допросов.

- Нет, это не так, - заявила Скалли, стараясь продемонстрировать уверенность, которой в глубине души отнюдь не чувствовала.

- Так, - продолжала настаивать Алекс и, чуть наклонив голову, окинула подругу внимательным взором. – И ты тоже, - протянула она. – Ты потворствуешь ему.

- Я ничего подобного не делаю! – горячо возразила Скалли.

- Еще как делаешь – именно тем, что ничего не предпринимаешь, позволяя ему так с собой обращаться. Ты часть этого – часть его самого, когда он находится в подобном состоянии. – Алекс помедлила, пытаясь подыскать нужные слова, которые помогли бы ей заставить Скалли понять то, что она старалась до нее донести. – Ты словно не понимаешь, кто ты, пока он не становится таким.

- Абсурд, - бросила Скалли и, отвернувшись от подруги, поспешила прочь, стремясь оказаться как можно дальше от Алекс.

И скрывавшейся в ее словах неудобной правды.

***************
Марк Дюпри взглянул на часы и убедился, что до полуденных выпусков новостей всех шести нью-йоркских новостных каналов осталось два часа. Отлично.

Тогда он набрал номер местного филиала АВС. Марк выбрал именно эту телекомпанию, потому что ему нравилось смотреть на их ведущую полуденного выпуска новостей. У нее был глубокий прикус, который почему-то не давал Марку покоя – но как бы сильно он ни старался понять почему, у него ничего не получалось.

- Отдел новостей, - ответил диспетчер.

Дюпри говорил быстро, хотя и не торопясь, чувствуя уверенность от того, что подключенный им к телефону электронный прибор искажения голоса защитит его в случае попыток произвести звуковое распознавание, если звонок окажется записанным.

- У вас есть доступ в интернет? – спросил он.

- Да, - настороженно ответил диспетчер. – А в чем дело?

- Полиция вас обманывает, - заявил Дюпри. – Проверьте интернет. Просмотрите новостные группы. Мистер Найф разместил там свой последний шедевр. Наслаждайтесь. – Он дал работнику студии название новостной группы и, не мешкая, повесил трубку.

***************
ДВА ЧАСА СПУСТЯ

- Это «Новости глазами очевидцев». Сегодня главной темой нашего выпуска является сообщение о том, что серийный убийца, называющий себя мистером Найфом, очевидно, разместил снимки с места своего последнего убийства в интернете. Около двух часов назад в наш отдел новостей поступил анонимный телефонный звонок. Звонивший проинформировал нас о том, где мы сможем найти эти фотографии, но прежде, чем продолжить, мы бы хотели предупредить вас о том, что некоторые из этих изображений могут вас шокировать. А теперь передаем слово Сторму Филду. Сторм?

Скрываясь в темноте своего подвального офиса, Дюпри довольно улыбнулся. Осталось шесть часов до общенационального выпуска новостей.

Шесть часов до славы.


Сообщение отредактировал MrsSpooky - Вторник, 2012-07-10, 2:01 PM
 
SnoopyДата: Суббота, 2012-08-04, 7:42 PM | Сообщение # 381
Разведчик
Группа: Агенты
Сообщений: 5
Репутация: 0
Статус: Offline
Спасибо за перевод!
 
MrsSpookyДата: Четверг, 2012-08-23, 1:27 PM | Сообщение # 382
Охотник
Группа: Орден Фикрайтеров
Сообщений: 876
Репутация: 20
Статус: Offline
ГЛАВА 17
РЕЙТИНГ ГЛАВЫ: PG
СПОЙЛЕРЫ: Unusual Suspects, Herrenvolk

***************
КОМНАТА ДЛЯ ДОПРОСОВ «C»

Заместитель инспектора Алекс Кэйхилл стояла перед входом в комнату для допросов, прислушиваясь к метаниям специального агента Малдера по другую сторону двери. Время от времени до нее долетали обрывки оброненных им слов или фраз.

В третий раз услышав «шлюха», Алекс, наконец, толкнула дверь и, не постучавшись, зашла внутрь.

Она обнаружила Малдера в углу комнаты – он рассматривал разложенные на полу снимки, но, заметив присутствие Алекс, поднял на нее широко распахнутые глаза и пробормотал:

- Шлюхи. Они все шлюхи.

Сама не вполне понимая как, но Кэйхилл внезапно осознала, что напарник ее подруги находится на грани: Малдер сидел, обхватив колени руками, и медленно раскачивался взад-вперед, в то время как его полубезумный взгляд метался между Алекс и лежащими перед ним изображениями.

- Кто?

- Они, - жестом указав на снимки, ответил Фокс.

Осторожно приблизившись к агенту, Алекс смогла лучше рассмотреть, кого имел в виду Малдер, когда увидела восемь фотографий из полицейских архивов – по две на каждую из жертв.

- Почему вы называете их шлюхами, Малдер? – поинтересовалась она.

Он не ответил, лишь молча покачал головой, а затем как-то неопределенно подернул плечами и снова покачал головой.

- Шлюхи, - повторил Фокс.

Алекс подошла еще ближе к нему, стараясь не делать никаких резких движений.

- Вы это уже говорили. Почему вы считаете их шлюхами, Малдер?

- Они торгуют… собой, - протянул он. – Продают смерть и скорбь. Души. Они продают души.

Алекс задумчиво склонила голову.

- Но зачем вы изучаете их фотографии?

Малдер вздрогнул и внезапно словно пришел в себя: он обвел комнату куда более осмысленным взглядом, в конце концов остановившемся на Алекс, и поднялся с пола, попутно отряхивая пыль с колен. Растерянно моргнув, агент поспешил извиниться за свое чудаковатое поведение.

- Простите, - пробормотал он. – Это та сторона моей работы, которую вряд ли можно счесть приятной.

- Вам не у меня следует просить прощения, - заметила Алекс. – Вы хоть помните, что накричали на свою напарницу?

- Скалли? – судя по смущенному выражению лица Малдера, ее слова явились для него полной неожиданностью.

Кэйхилл кивнула.

- Вот дерьмо, - выругался Фокс, проведя рукой по волосам и взъерошив и без того торчащие во все стороны пряди. – Пойду, извинюсь перед ней, - добавил он и направился к выходу.

- Подождите, - остановила его Алекс, прежде чем Малдер успел покинуть комнату.

Он подчинился.

- Вы ведь знаете о ее… чувствах к вам, не так ли?

Малдер удивленно моргнул, явно не ожидая подобного вопроса.

- Чувствах?

- Да, чувствах.

- Ну… ммм… мы с ней, конечно, очень близки, даже для напарников, но не более того, Алекс.

Кэйхилл покачала головой.

- Уверена, вам хотелось бы в это верить, и не сомневаюсь, что так думать вам проще всего, Малдер. – Она помедлила, собираясь с мыслями, и затем продолжила: - Но давайте взглянем правде в глаза: вы ведь профессиональный психолог, который занимается тем, что «влезает» в чужие головы. Помимо этого вы тренированный следователь и отлично разбираетесь в человеческой психике и ее состояниях. – Последнее слово Алекс выразительно заключила в воздушные кавычки. – Так что вы наверняка способны понять, что она… любит вас.

Малдер пожал плечами.

- Я тоже люблю ее, но мы не влюблены, Алекс.

«Я бы не была так в этом уверена», - про себя заметила Кэйхилл.

- Почему именно снимки из полицейских архивов? – решив сменить тему, спросила она.

Малдер перевел взгляд на пол и потом вновь посмотрел на нее.

- Потому что только так он может их видеть, - ответил он.

- Кто?

- Убийца. То, что его жертвы - охраняемые свидетели, означает, что их так или иначе поместили в общую электронную базу данных. Став участниками программы, они получили новые имена и соответствующие им удостоверения личности, а в некоторых случаях - даже новую внешность. Так что он может персонифицировать их и сделать частью своих извращенных фантазий только с помощью этих снимков.

- А это значит… - начала Алекс, наконец догадавшись, что Малдер имел в виду.

- … что у него имеется доступ к базе, - закончил за нее Фокс. – Или имелся в прошлом. Пока что все жертвы находись в программе по крайней мере три года. То есть прежде, бог знает с какого времени, этот придурок имел доступ в систему, но, вероятно, утратил его три года назад.

- Доступ, который нам также нужно заполучить, чтобы выйти на след нашего маньяка, - заключила Алекс.

- Верно, - кивнув, ответил Малдер. – И именно этим мы сейчас и занимаемся.
 
MrsSpookyДата: Четверг, 2012-08-23, 1:28 PM | Сообщение # 383
Охотник
Группа: Орден Фикрайтеров
Сообщений: 876
Репутация: 20
Статус: Offline
***************
WCBS-TV (ВТОРОЙ КАНАЛ)
57-Я УЛИЦА
НЬЮ-ЙОРК

Дональд Питерс занимал должность режиссера самой популярной программы новостей в городе, если верить рейтингу компании «Арбитрон» [прим. пер. - компания, специализирующаяся на исследовании популярности телепрограмм], и второй по популярности согласно рейтингу Нилсона [прим. пер. - компания-конкурент «Арбитрона»]. В зависимости от того, какой исполнительный директор – программный или новостной - дышал ему в затылок, Питерс либо исполнял свои обязанности по высшему классу, либо старался недостаточно усердно.

Работа режиссера новостей на телевидении была далеко не столь блестящей, как это может показаться на первый взгляд. Сутки напролет ему приходилось отыскивать интересный материал, достойный подачи в эфир, заниматься прослушиванием радиочастот различных экстренных служб: полицейской, пожарной и скорой помощи, вовремя отправлять репортеров для проверки «горячих» историй и затем проводить долгие часы в редакторском отделе, чтобы убедиться, что каждая из этих историй достойна освещения, а все выпуски новостей, транслирующиеся через спутник от Вашингтона до Лос-Анджелеса, располагаются в правильном порядке. Другими словами, работа Дона представляла собой никогда не прекращающуюся череду неотложных дел.

Вот почему Кейси Тэн была такой занозой в заднице. Она, вне всякого сомнения, находилась на взлете своей карьеры: ее последние баллы в Q-рейтинге [прим. пер. - система оценки популярности отдельных телевизионных программ, кинокартин, актеров, музыкантов, спортсменов и т.п., разработанная компанией "Маркетинг Ивэльюейшнс/Ти-Ви-Кью"; рейтинг составляется путем проведения выборочного опроса среди американского населения путем ранжирования объектов опроса], являющемся мерилом популярности и узнаваемости, оказались просто заоблачными. Этому способствовало (или, наоборот, мешало – в зависимости от вашей точки зрения) и то обстоятельство, что она обладала красивой, сексуальной внешностью и недюжинным интеллектом. К тому же у нее имелся врожденный талант, присущий любому действительно хорошему репортеру: нюх на стоящие истории, которые она с решимостью и завидной настойчивостью раскручивала, выжимая из них все, что можно.

Обычно этот ее «нажим» был направлен на информаторов и несговорчивых свидетелей, отнюдь не стремившихся попасть под перекрестный огонь камеры Тэн. Тем не менее иногда (слишком часто, по мнению Дона) Кейси Тэн применяла подобную тактику давления к своему боссу, который быстро сдавался под ее напором и позволял ей преследовать очередную сомнительную историю.

«Но, - говорил себе Дон, - ты должен признать, что она всегда доводит дело до конца». Пусть ее выходки стоили ему немалого количества седых волос, свою работу она выполняла безукоризненно. У нее вся полка была заставлена статуэтками новостной премии «Эмми» для местных СМИ, и, если верить циркулирующим на канале слухам, какая-то влиятельная «шишка» в Вашингтоне питала профессиональный (а как поговаривали злые языки, еще и личный) интерес к Тэн.

- Ну, пожалуйста… - вновь протянула она, умоляюще смотря на него своими миндалевидными глазами.

- Копы сделали заявление, - предпринял последнюю попытку отказать ей Дон.

- Сплошное вранье, - парировала Тэн. – Я в этом совершенно уверена – нутром чувствую.

Дон кивнул. Он готов был поставить свою годовую зарплату на то, что именно такой довод она и приведет.

- И что, по-твоему, происходит? – поинтересовался он.

- Я собрала кое-какую информацию на жертв, - ответила Тэн. – У меня есть знакомый в ОТС [прим. пер. - отдел транспортных средств], который предоставил мне о них кое-какие сведения. Но и этого оказалось достаточно, чтобы установить: никто из убитых не проживал в Нью-Йорке больше трех лет.

- И что? Огромное количество людей приезжает и покидает город каждый божий день. Это ничего не доказывает.

- Да, но когда вы переезжаете в Нью-Йорк и отказываетесь от водительских прав, в заведенном на вас досье обычно указано, из какого именно штата вы ПРИБЫЛИ. – Она сделала эффектную паузу и, пронзив босса пристальным взглядом, закончила свою мысль: - Но ни у одного из них в документах этих данных нет.

- И?

- Это значит, что четыре человека, ставшие жертвами случившихся за последние три недели убийств, перебрались в наш штат откуда-то извне, где у них не было водительских прав, и, наконец, самая интересная деталь – никто из них не сдавал экзамены, чтобы их получить.

Дон Питерс с минуту обдумывал сказанное.

- И?

- Ты не понимаешь, к чему я веду, да?

Он покачал головой.

- Эти четверо жили под фальшивыми именами с фальшивыми удостоверениями личности: с официально предоставленными им вымышленными имена, датами рождений, местами работы и тому подобными сведениями.

- У тебя есть информатор среди судмедэкспертов?

Тэн кивнула.

- Что насчет отпечатков?

- Официально это никак не комментируется, но в личной беседе я вынудила одного из них признать, что они не снимали отпечатков.

- Разве это не стандартная процедура для стопроцентной идентификации жертвы?

Тэн кивнула.

- И, согласно прочитанным мною отчетам коронера, никто этого не сделал. Указано лишь, что на местах преступлений полиция обнаружила водительские права с фотографиями жертв.

Питерс задумчиво почесал подбородок.

- Как думаешь, с чем мы имеем дело?

- Полагаю, что все они свидетели, - ответила Тэн. – Охраняемые федеральные свидетели, и кто-то начал на них охоту.

- А что по этому поводу говорят в главном полицейском управлении?

- Я еще не спрашивала.

- Как насчет контактов в ФБР?

Тэн покачала головой.

- Нет, но программой защиты свидетелей заведует маршальская служба, а не Бюро.

Питерс кивнул; таких тонкостей он не знал.

- И как обстоят дела с информаторами в этой службе?

- У меня их нет, - ответила Тэн и, загадочно улыбнувшись, добавила: – Пока нет.

Сплетни о том, что Кейси Тэн спала со своими осведомителями, были абсолютно безосновательными, и тем не менее Дону Питерсу совсем не понравилась улыбка на ее лице.

- Что ж, продолжай копать, - вслух напутствовал он свою подчиненную. – Но держи меня в курсе. Мы не дадим в эфир даже крупицы информации, пока она не подвергнется двойной или даже тройной проверке.

- Я поняла, - поднимаясь с места, заверила его Тэн.

- Я не шучу, Кейси, – не делай ничего, пока не получишь от меня ясного и недвусмысленного подтверждения. Тебе все ясно?

Кейси остановилась в дверях и, развернувшись лицом к боссу, одарила его все той же улыбкой Моны Лизы.

- Конечно, Дон. Я ни за что не стану расстраивать тебя – мне совсем не хочется быть… наказанной.

Питерс оказался не в силах сдержать внутренний трепет, охвативший его при воспоминании о дне, проведенном в пентхаусе отеля «Уолдорф-Астория»: Кейси Тэн, привязанная к кровати шелковыми шарфами; ее обнаженное роскошное тело выгибается навстречу каждому свистящему удару его ремня…

- Просто делай, как я говорю, - только и добавил он, в тысячный раз взмолившись о том, чтобы влиятельный покровитель Тэн из Вашингтона наконец-то оторвал свою задницу от стула и избавил его, Дона Питерса, от этой… искусительницы.


Сообщение отредактировал MrsSpooky - Четверг, 2012-08-23, 1:30 PM
 
MrsSpookyДата: Четверг, 2012-08-23, 1:31 PM | Сообщение # 384
Охотник
Группа: Орден Фикрайтеров
Сообщений: 876
Репутация: 20
Статус: Offline
***************
КОМНАТА ДЛЯ ДОПРОСОВ «С»

- И что дальше? – спросила Кэйхилл.

- Нам нужен запасной план. Вам со Скалли надо отправиться в офис маршалов в «Федерал Плаза» и постараться всеми правдами и неправдами заполучить у них список свидетелей. Ребята приедут…

- Я думала, они полетели на самолете.

Малдер кивнул.

- Собирались, но им понадобится столько разнообразного оборудования, что они решили поехать на машине. Они восполнят затраты, так что о билетах на самолет не беспокойтесь.

Алекс согласно кивнула.

- Я хочу, чтобы они приступили к работе, как только прибудут сюда, то есть уже через два часа.

- Тогда мне нужно остаться и проследить за тем, чтобы они разместились на конспиративной квартире, - рассеянно заметила Алекс, проведя руками по волосам. – А после мы со Скалли съездим в офис маршалов.

Малдер промычал что-то нечленораздельное, по-видимому, означавшее, что он согласен с предложенным планом.

- Как вам будет угодно. А сейчас мне надо найти Скалли и извиниться перед ней за свое поведение.

С этими словами он направился к выходу, но Алекс вновь остановила Малдера, дотронувшись до его руки.

- Поверьте мне, - сказала она. – Может, вы и знаете свою напарницу, но я знаю женщин. Дайте ей немного времени, а потом принесите свои извинения, идет?

Малдер задумчиво потер подбородок, размышляя над словами Алекс.

- Ладно, - в конце концов бросил он, затем отвернулся и, пройдя в угол комнаты, присел на корточки, чтобы подобрать разложенные по полу снимки.
Покачав головой, Алекс вышла, оставив Малдера наедине с его работой.

***************
ПОЛТОРА ЧАСА СПУСТЯ

Скалли занимала очередной, временно позаимствованный у кого-то рабочий стол, печатая отчеты о расходах на своем ноутбуке, который был подключен к поистине доисторической телефонной сети. Электронное заполнение форм намного удобнее старого доброго бумажного… при условии, что система функционирует исправно. А так как она работала со сбоями, то Скалли приходилось сражаться с ноутбуком, чтобы проклятая штука передавала информацию без ошибок.

Скалли вынуждена была на время отложить неравную борьбу с местной техникой, чтобы ответить на звонок, когда ее сотовый внезапно подал признаки жизни.

- Скалли, - представилась она.

- Привет, красавица, - донесся до нее голос Фрохики.

- Клянусь Богом, Фрохики, однажды я…

- Ооо, звучит многообещающе. Но оставим веселье на потом – мы приехали, но охрана на входе не хочет нас пропускать до тех пор, пока мы не пройдем через металлоискатель, а…

- И кто из вас троих отличается особой нелюбовью к металлоискателям? – перебила его Скалли, мысленно сделав ставку на наиболее подходящего, по ее мнению, кандидата.

- Байерс, - ответил Фрохики.

«Черт, - про себя ругнулась Скалли. - Готова была поспорить, что этим чудаком окажется Лэнгли».

- И в чем его проблема?

Фрохики вдруг понизил голос, словно боясь, что его могут услышать, и едва слышно произнес:

- Он думает, они сканируют, а затем сохраняют образец ДНК в секретном хранилище.

Скалли сделала себе мысленную пометку не забыть просветить Байерса по поводу того, что если ему когда-нибудь делали прививку от оспы, то беспокоиться о неприкосновенности своего биологического материала уже поздно.

- Ладно, сейчас спущусь.

Не тратя времени зря, Скалли встала из-за стола и направилась в офис Алекс, где обнаружила подругу, ведущей столь же отчаянную войну со своими отчетами. Быстро объяснив ей суть проблемы, Дана наткнулась на озадаченный взгляд.

- Если я правильно тебя поняла, - подняв руку, произнесла Алекс, – он отказывается пройти через детектор и подвергнуться обыску, потому что боится, что таким образом образец его ДНК окажется отсканированным и занесенным в какую-то мифическую картотеку.

Скалли кивнула.

- Ну что тут скажешь? – явно не рассчитывая на ответ, пробормотала Кэйхилл, вставая из-за стола.

Поездка в лифте проходила в гробовом молчании, пока Алекс вновь не обратилась к подруге:

- ДНК?

Поджав губы, Скалли снова ограничилась кивком, но, поразмыслив, решила пояснить:

- Хочу тебя предупредить об этих парнях. Поначалу они могут показаться весьма… эксцентричными, но, несмотря на это, они настоящие знатоки своего дела.

- Напомни-ка мне, чем они занимаются?

- Делают невозможное возможным, - мягко улыбаясь, ответила Скалли.

Когда двери лифта открылись, и женщины ступили в холл, их взорам предстала следующая картина: двое одетых в униформу офицеров полиции держали руки на поясах с пока еще убранным в кобуры оружием, наблюдая за тремя нервно переминавшимися с ноги на ногу редакторами журнала «Одинокий Стрелок».

- Это произвол! – громко возмущался Лэнгли, обращаясь к одному из копов. – Это ведь общественное здание…

- Если вы не пройдете через металлоискатель, - терпеливо и, судя по усталому тону его голоса, уже не в первый раз попытался объяснить ему полицейский, - то мы вынуждены будет вас обыскать. А так как вы отказываетесь и от обыска, и от прохода через детектор, то можете стоять здесь и пререкаться с нами хоть целый день, приятель, но внутрь не пройдете.

- В чем проблема? – обратилась к нему Алекс.

Его напарник обернулся на голос и поприветствовал начальницу:

- О, привет, капитан.

- Инспектор, - автоматически поправила его Алекс.

- Мои поздравления! – широко улыбаясь, сказал коп. – Не слышал о вашем повышении. Эти трое… - он через плечо указал на Стрелков и, заговорщически понизив голос, продолжил: - Они…

- Со мной, - закончила за него Алекс.

- Инспектор… - неловко начал было коп, уже догадываясь, о чем она собиралась его попросить.

- И мы как раз уходим. Сделайте мне одолжение: позвоните в автопарк и попросите их подогнать мою машину.

- Твою машину? – уточнила молчавшая до этого Скалли.

Алекс кивнула.

- Заместителю инспектора полагается машина с личным шофером, - пояснила она и, чуть понизив голос, добавила: - и я предпочту, чтобы они не видели мою личную машину, раз, по твоим словам, они могут взломать любую систему.

Скалли понимающе хмыкнула.

- Отличная идея. А что насчет водителя?

Алекс пожала плечами.

- Я отпущу его.

Спланировав таким образом свои дальнейшие действия, подруги миновали металлоискатель и приблизились к Стрелкам.

- Специальный агент Скалли, - произнес Фрохики, снимая свою вязаную шапку и чуть ли не раскланиваясь. – Вы, как всегда, очаровательны.

- Может, хватит уже? - немного резко оборвала его Дана.

Ничуть не смущенный холодным приемом с ее стороны, Фрохики повернулся к Алекс.

- А это что за чудесное видение? – все в том же духе поинтересовался он.

- Заместитель инспектора Алекс Кэйхилл, нью-йоркский полицейский департамент, - протянув в знак приветствия руку, представилась Алекс. – А вы?

- Впечатлен, - сжимая ее ладонь в своей, ответил Фрохики.

Скалли раздраженно закатила глаза.

- Возвращайтесь обратно в свой фургон и ждите нас там. Затем следуйте за нами до конспиративной квартиры. Никаких разговоров, никаких вопросов. Вам все понятно?

- Да, мэм, - в унисон ответили Стрелки, после чего развернулись и направились к выходу.

- Ну и ну, - сказала Алекс, когда они оказались вне зоны слышимости, - и где ты только откопала ЭТИХ троих?

Скалли пожала плечами.

- Ну, они, скорее, друзья Малдера, нежели мои, - пояснила она, - а он никогда не рассказывал, где познакомился с ними.

- На сборище чокнутых умников, - пробормотала Алекс, направляясь к передним дверям.
 
MrsSpookyДата: Четверг, 2012-08-23, 1:33 PM | Сообщение # 385
Охотник
Группа: Орден Фикрайтеров
Сообщений: 876
Репутация: 20
Статус: Offline
***************
НЬЮ-ЙОРК

Кейси Тэн оставила свой автомобиль на парковке позади манхэттенского офиса судебной экспертизы. Миновав остальные припаркованные там машины, она вошла в здание через заднюю дверь, предназначенную для скорых и того жуткого груза, что они обычно привозят в морги. Помощники судмедэкспертов и обслуживающий персонал сновали вокруг, проверяя вновь прибывшие тела и складывая их, словно в поленницу, у стены. В течение часа их зарегистрируют и разместят по холодильным камерам, чтобы они не… испортились.

Поморщившись от отвращения при этой мысли, Кейси достала выданный ей в полиции пропуск представителя прессы, однако не стала его демонстрировать – нет нужды в запугивании, если этого можно избежать.

Через пару минут поисков она наконец отыскала своего информатора: молодую женщину, которая, очевидно, была готова на что угодно, лишь бы угодить знаменитой телевизионной журналистке, и более чем счастлива исполнить любую ее просьбу. Этот контакт Кейси бережно взращивала уже почти год. Узнав, что три из четырех тел до сих пор находились в отдельном охраняемом помещении здания, Кейси протянула своей осведомительнице новенькую стодолларовую купюру и дала четкие инструкции, потребовав от нее два набора отпечатков пальцев каждой жертвы. Неважно, на чем она их сохранит, главное, чтобы они были четкими.

- Они нужны мне сегодня, - подчеркнула Кейси, заправив выбившуюся прядку волос своей собеседницы ей за ухо, и мягко улыбнулась, когда женщина буквально затрепетала от удовольствия.

- Может быть, мы встретимся позже, чтобы я могла… ммм… передать вам отпечатки? - предложила женщина.

- Конечно, - с улыбкой ответила Кейси. – Так и сделаем. Например, вместе поужинаем.

Женщина восторженно уставилась на журналистку.

- Непременно! Я вам позвоню!

Кокетливо улыбнувшись ей, Кейси поднялась с кресла и направилась к выходу из здания и обратно на парковку.

«Превосходно, - подумала она. - Следующая остановка – «Федерал Плаза».

***************
МЕСТОНАХОЖДЕНИЕ НЕИЗВЕСТНО
ПОЛТОРА ЧАС СПУСТЯ

Стрелки приступили к активным действиям сразу же по прибытии на конспиративную квартиру, изрядно удивив Скалли и Кэйхилл своим рвением. Всего за полчаса разделавшись с разгрузкой фургона, следующий час они занимались тем, что расставляли свое многочисленное оборудование, подключая, соединяя и загружая различные системы.

Гостиная таунхауcа выглядела как…

Скалли затруднялась дать определение происходящему.

- Похоже на контрольный центр по управлению Землей! – прошептала ей на ухо Алекс. Скалли осклабилась, радуясь, что хоть кто-то сумел подобрать подходящие слова.

Байерс закончил возиться с каким-то очередным техническим устройством и развернулся к женщинам.

- Итак, - обратился он к ним, - какова цель нашего пребывания здесь? Малдер упомянул, что это будет взлом столетия.

- Сначала, - сказала Алекс, - поднимите ваши правые руки.

Стрелки обменялись взглядами и затем сделали, как она велела.

- Я, такой-то, - начала цитировать слова присяги Алекс, и троица хакеров покорно принялась повторять за ней:

- Я, Джон Байерс…

- Я, Мелвин Фрохики…

- Я, Ринго Лэнгли…

«Ринго? - про себя повторила Скалли. - МЕЛВИН?!»

- … сим торжественно клянусь верой и правдой служить в отделе, в который буду назначен, неукоснительно исполнять законы штата Нью-Йорк и Конституцию Соединенных Штатов Америки, и да поможет мне Бог.

Мужчины слово в слово повторили за ней слова клятвы и выжидающе уставились на Алекс в ожидании ее дальнейших действий. Она сунула руку в карман пальто и достала то, что Скалли абсолютно не ожидала увидеть: три серебряных жетона офицеров полиции в кожаных чехлах с прикрепленными к ним цепочками.

- С этого момента вы становитесь офицерами нью-йоркского полицейского департамента, назначенными в главное городское управление по расследованию особо тяжких преступлений.

Скалли стоило огромного труда скрыть изумление, вызванное словами подруги.

Алекс раздала жетоны их новым обладателям, принявшим эти знаки отличия с таким благоговением, словно им дали подержать святыню. Фрохики внимательно изучил свой значок и восхищенно протянул:

- Круууууто…

- Это означает, что теперь вы находитесь под надежной защитой, будучи членами самого лучшего полицейского департамента в мире – братства, в котором помимо вас числится еще 38 тысяч братьев и сестер. Надеюсь, вы сделаете все от вас зависящее, чтобы мы с агентами Малдером и Скалли вами гордились.

Мужчины кивнули, прикрепив свои жетоны к одежде.

Скалли изо всех сил старалась скрыть улыбку, что угрожала в любой момент возникнуть на ее лице.

- Цель? – вновь уточнил Байерс.

- База данных программы защиты свидетелей, - ответила Скалли.

Стрелки раскрыли рты от удивления.

- Это санкционированная операция? – засомневался Байерс.

- Ну, вы же получили значки, верно? – напомнила Алекс.

- Да, но…

- Ребята… - обратилась к ним Скалли. – Это чрезвычайно важно. Нам нужно, чтобы по крайней мере двое из вас занялись взломом базы, в то время как третий, когда у него появится свободная минута, работал бы над расшифровкой чертового кода. Нам позарез необходим список федеральных охраняемых свидетелей, в настоящее время проживающих в Нью-Йорке и семи близлежащих округах: Уэстчестер, Рокленд, Путнэм, Датчесс, Оранж, Нассау и Саффолк. У вас есть номер моего сотового, так что звоните, если что-нибудь понадобится. Мы будем на связи.

С этими словами Скалли, а следом за ней и Алекс, развернулись и вышли.

Оказавшись на улице, Дана остановила подругу прежде, чем она успела сесть в машину.

- Это была настоящая присяга? – полюбопытствовала она.

Оглянувшись через плечо на только что покинутое ими здание, Алекс улыбнулась и ответила:

- Пока они участвуют в этом деле – вполне. Кто-нибудь из них владеет… оружием?

- Сомневаюсь. Они его боятся, - улыбаясь, сказала Скалли.

- Это хорошо. Мне совсем не хочется объясняться перед боссом, если кто-нибудь из них вдруг произведет арест.

- Теперь мы отправимся в «Федерал Плаза» и попробуем убедить маршалов отдать нам список, который эта троица в любом случае собирается для нас украсть.

Алекс остановилась у распахнутой дверцы машины и облокотилась на крышу.

- И что мы намерены делать с ними, - спросила она, указывая на таунхаус, - если маршалы добровольно нам его отдадут?

- Мы ничего им не скажем, - решительно заявила Скалли. – Думаю, Малдер на правильном пути: если маршалы предоставят нам список, мы мобилизуем всех тех доступных детективов первой и второй категорий, о которых ты говорила, и предупредим свидетелей о грозящей им потенциальной опасности. Однако мы позволим ребятам продолжать то, ради чего их сюда и вызвали, ведь если они сумеют взломать базу, это будет означать, что и кто-то другой тоже сможет. И если они выяснят, как проникнуть в систему, то таким образом узнают, кто проделал то же самое до них, и вычислят ублюдка. В случае же, если маршалы не согласятся отдать список, но мы все равно получим его, это докажет, что и кто-то другой оказался в состоянии проделать то же самое. Это абсолютно беспроигрышная комбинация, как ни посмотри.

Алекс кивнула и, сев, наконец, в машину, захлопнула за собой дверцу.

- Твои доводы, безусловно, не лишены смысла. Ты в курсе, что мафия много лет пыталась пробить брешь в маршальской базе?

Скалли кивнула.

- Ну еще бы.

- Если распространится слух о том, что охраняемые федеральные свидетели становятся жертвами какого-то или каких-то неизвестных, это может подорвать доверие ко всем федеральным органам правопорядка.

- Что ж, тогда, - лучезарно улыбнувшись, ответила Скалли, - остается только сделать все необходимое, чтобы этого не произошло.
 
MrsSpookyДата: Четверг, 2012-08-23, 1:34 PM | Сообщение # 386
Охотник
Группа: Орден Фикрайтеров
Сообщений: 876
Репутация: 20
Статус: Offline
***************
Дюпри мерил шагами свой маленький офис. Он сузил количество потенциальных Избранных до двенадцати человек, но ни одно из этих имен не привлекло его внимание, а тем временем голод вернулся, и на этот раз это был самый сильный приступ из всех, что Марк когда-либо ощущал.

Список из двенадцати человек был образован в полном соответствии с демократическими принципами: из поровну отобранных представителей обоих полов. Дюпри включил в него очередного растлителя малолетних, двух гангстеров, бухгалтера, обнаружившего на своей фирме отмывание денег с помощью игровых автоматов и сдавшегося властям, четырех наркодилеров, разоблаченного шпиона бывшего Советского Союза и, наконец, трех осведомителей, подслушивавших важную информацию в душевых той или иной федеральной тюрьмы и также нажившихся на программе.
Ни один из них не вызывал у Дюпри никаких эмоций.

Почему?

Он остановился рядом со столом и впился взглядом в лежащие на нем папки с личными делами отобранной им дюжины свидетелей. Только советский шпион выпадал из общей картины: на его досье красовалась печать ФБР.

Дюпри задумчиво всматривался в папку, и постепенно у него зародилась идея.

Он открыл файл и принялся читать.

Иван Стримнович.

Имя. Что с ним не так?

Иван.

Русский аналог имени… Джон.

Развернувшись к компьютеру, Дюпри выбрал критерий поиска, ощущая, как в душе поднимается радостное предвкушение. Должно быть совпадение. ДОЛЖНО.

Проверив дату и время, Марк снова ввел информацию и начал поиск по новой, установив более широкие критерии.

Программа выдала четыреста шестьдесят два совпадения.

Удовлетворенно вздохнув, Дюпри вновь приступил к чтению, и не далее чем через двадцать секунд все было готово.

Иван «Джон» Стримнович стал Избранным.

***************
«ФЕДЕРАЛ ПЛАЗА»
НЬЮ-ЙОРК

Скалли и Кэйхилл оставили машину в месте на парковке, выделенном специально для офицеров правоохранительных органов. Алекс разместила на приборной доске парковочный знак, свидетельствующий о том, что владелец данного транспортного средства является представителем полицейского департамента Нью-Йорка.

- Весьма удобно, - заметила Скалли, кивком головы указывая на знак.

- Да. Я пользуюсь им, когда нужно найти свободное пространство рядом с торговыми центрами перед Рождеством. И вправду полезная штука.

Скалли покраснела, неприятно удивленная тем, как беззастенчиво Алекс пользовалась преимуществами своего ранга.

Они зашли в здание, продемонстрировали удостоверения и, миновав металлоискатель, поднялись в офис маршальской службы, расположенный на шестнадцатом этаже.

Покинув лифт, женщины повернули направо и направились по коридору к двум огромным стеклянным дверям, на которых красовалось изображение символа ФМС – шестиконечной звезды.

Миновав двери в холл, Алекс и Скалли оказались в приемной, где им преградила дорогу секретарша.

- Чем я могу вам помочь? – с наигранной любезностью осведомилась она у посетителей.

- Инспектор Алекс Кэйхилл, - представилась Алекс, намеренно завышая свой ранг.

- Специальный агент Дана Скалли, - предъявив удостоверение, сообщила Скалли.

- Мы бы хотели встретиться с руководящим маршалом, пожалуйста.

- Эту должность занимает заместитель шефа маршал Эверетт, - ответила секретарша. – Но, боюсь, что он занят и не сможет вас принять.

- А вы не бойтесь, - иронично заметила Алекс, – а просто позвоните ему и скажите, что его хочет видеть начальник главного городского управления по расследованию особо тяжких преступлений.

Скорчив недовольную гримасу, секретарша тем не менее сделала, как ей было сказано.

- Шеф, здесь Алекс Кэйхилл и…

Она чуть помедлила, и на ее лице отразилось удивление, видимо, вызванное ответом начальника.

- Разумеется, сэр.

С этими словами она повесила трубку.

- Заместитель шефа будет здесь через минуту.

- Большое спасибо, - преувеличенно любезно поблагодарила ее Алекс.

Они со Скалли отошли от стола секретарши и, заняв кресла в приемной, стали ожидать обещанной аудиенции.

- Откуда ты знала… ? – шепотом спросила Скалли, но Алекс не дала ей договорить.

- Когда-то давным-давно мы с Тимом Эвереттом встречались, - столь же приглушенно ответила ей Алекс.

Скалли понимающе кивнула.

Мгновение спустя дверь во внутренний офис распахнулась, и на пороге возник высокий представительный мужчина весьма внушительных габаритов. Его жетон с маршальской звездой свободно свисал с крепившегося на поясе кожаного чехла, а в набедренной кобуре на правом боку висел пистолет марки «Зиг Зауэр».

- Алекс! – радостно приветствовал он Кэйхилл. Она поднялась ему навстречу, и Скалли с некоторым удивлением заметила произошедшие с ее подругой изменения: ее лицо заметно смягчилось, отчего Алекс словно помолодела лет на десять. Тепло улыбнувшись заместителю шефа маршальской службы, она приподнялась на носочках и слегка коснулась его губ своими.

- Тим, - произнесла она в ответ.

- А кто твоя шикарная подруга? – шутливо осведомился мужчина.

Скалли почувствовала румянец смущения на щеках от его комплимента. Алекс представила ее:

- Дана Скалли - специальный агент ФБР и доктор медицины.

- Ооо, да вы не только прекрасны, но и умны, - пожимая ей руку, заметил Эверетт.

Скалли с трудом поборола искушение закатить глаза в ответ на это заигрывание.

- Так чем маршалы могут помочь полицейскому департаменту? Или ФБР?

- Давай обсудим это в другом месте, в приватной обстановке, – предложила Алекс и, осмотревшись по сторонам, многозначительно добавила: - Наедине.

Тим нахмурился и кивнул, жестом призывая Скалли и Алекс следовать за ним по коридору. Миновав несколько закрытых офисов без каких-либо опознавательных знаков, они остановились перед одной из безликих дверей, и Тим отворил ее.

- Это самая подходящая комната – мы используем ее для «разбора полетов», когда один из наших… клиентов… наломает дров.

Как только они вошли внутрь, Тим закрыл за ними дверь и сразу же заявил:

- Я знаю, зачем вы здесь, и устроил это представление для секретарши в приемной, так как она известна тем, что распространяет слухи с астрономической скоростью. Алекс, я не могу тебе помочь. Ты должна понять…

- Я понимаю, что у меня серьезная проблема, а ты можешь, но не желаешь помочь мне решить ее, - резко оборвала его Алекс.

- Дело в вашингтонском начальстве, - пожав плечами, пояснил Тим. - Они на это не пойдут.

Алекс коснулась кончика носа указательным пальцем.

- Как насчет неофициального пути?

- Я знаю, что твой босс звонил заместителю шефа в Вашингтоне и буквально умолял его. Подозреваю, что вскоре мэр позвонит генеральному прокурору или еще какой-нибудь крупной «шишке». Но Вашингтон есть Вашингтон – они до смерти боятся, что информация просочится в прессу, и, надо признать, их опасения не лишены оснований: кому как не тебе знать, Алекс, что полицейскому департаменту вряд ли можно доверить хранение секретов.

Она кивнула, безропотно принимая его укор.

- Конечно. Но ты имеешь дело не с полицейским департаментом, Тим, ведь я не какой-нибудь начальник местного участка – я теперь командую главным управлением по расследованию особо тяжких и отчитываюсь непосредственно перед шефом детективов. Надо мной нет шестнадцати начальников различных уровней. Под моим началом работают шестнадцать детективов первой категории – отличных, достойных доверия людей, каждый из которых окончил разведывательные курсы.

- Это все замечательно, Алекс, и поверь, если бы все зависело от меня, я бы переслал тебе список по почте, как только было обнаружено тело Вагнера, и мы поняли, что к чему, но у меня связаны руки.

- Ты так и не ответил на мой вопрос, Тим. Можешь ли ты передать мне этот список тайком? Никто не узнает, что мы получили его от тебя.

Тим кивнул.

- Конечно, если бы только я поверил, что так оно и будет. Алекс, мы с тобой уже давно дружим. Ты единственная… - он вдруг резко замолчал и покосился на Скалли, хранившую молчание на протяжении всего разговора подруги с представителем маршальской службы.

- Дана знает, что мы были любовниками, - заверила его Алекс, делая особое ударение на последнем слове.

- Ты единственная… подружка… с которой я сохранил приятельские отношения. Черт, ты даже нравишься моей жене, а ведь она ненавидит всех моих бывших! Она пригласила тебя на рождественский ужин два года назад! Но… я тебя знаю, Алекс – ты, кажется, позабыла, насколько хорошо. Мне прекрасно известно, что если запахнет жареным, ты, не задумываясь, бросишь меня и всю мою контору на растерзание волкам.

Алекс поерзала на кресле, бросила беглый взгляд на Скалли и затем вновь сосредоточила все свое внимание на Тиме.

- Вообще-то, в качестве козла отпущения я уже выбрала ФБР.

Скалли закусила губу, спрашивая себя, не могут ли слова Алекс оказаться правдой.

- Ясно… - протянул Тим, посмотрев на Дану. – Это так, агент Скалли?

- В Бюро, - осторожно подбирая слова, ответила она, - хоть и надеются, что до подобного не дойдет, однако готовы принять на себя определенную долю давления со стороны общественности в случае, если с раскрытием этого дела возникнут определенные сложности.

Тим кивнул, явно впечатленный ее речью.

- Вас этому в Академии учат, агент Скалли?

Она пожала плечами.

- Я просто пытаюсь указать на то, что все мы одинаково хотим поймать этого ублюдка до того, как он нанесет следующий удар, и прекратить это безумие как можно быстрее. Мой напарник – лучший на сегодняшний день профайлер ФБР…

- Малдер? – перебил ее Эверетт.

Скалли слегка покраснела, странным образом польщенная тем, что Тим знал, как зовут ее напарника.

- Да, Фокс Малдер - мой напарник.

- И что он обо всем этом думает?

Скалли уцепилась за его слова, сочтя, что он невольно предоставил ей неплохую возможность добиться того, за чем они с Алекс пришли.

- Он считает, что если мы предупредим потенциальных жертв, то у нас появится отличный шанс поймать этого придурка. Заполучив точный список тех, на кого охотится наш маньяк, Малдер попытается угадать очередную цель, а мы устроим засаду и подождем следующего шага убийцы. Когда мы схватим его, ФБР предстанет в хорошем свете, НЙПД – в наилучшем, а ФМС наконец продемонстрирует публике свою способность эффективно сотрудничать с другими правоохранительными структурами.

Тим задумчиво пожевал губу, не заметив или сделав вид, что не заметил тонко завуалированного оскорбления. Дело в том, что в ФМС любили играть в шпионские игры порой даже больше, чем рыцари плаща и кинжала из ЦРУ.

- Как насчет неполной информации? – попробовал поторговаться Тим.

- Например?

- Общего числа свидетелей. Я, возможно, смогу сообщить, сколько у нас клиентов во всем городе, но без имен.

- И сколько же их? – спросила Алекс.

Скалли недоумевающе нахмурилась, не понимая, почему ее подруга пошла на уступки, но затем до нее дошло – все дело в рычагах давления. Как только Тим предоставит им даже мельчайшую крупицу информации, вытянуть из него более подробные сведения будет гораздо проще.

- Понятия не имею. Давайте выясним, - предложил он, вставая с места. Алекс и Скалли последовали за ним из конференц-зала к лифтам, и, спустившись в цокольный этаж, все трое оказались в тускло освещенном коридоре.

- Наш компьютерный центр находится в подвале, - объяснил Тим. – Дело в лучшем контроле влажности или чем-то подобном. Я в этом не особо разбираюсь.
 
MrsSpookyДата: Четверг, 2012-08-23, 1:38 PM | Сообщение # 387
Охотник
Группа: Орден Фикрайтеров
Сообщений: 876
Репутация: 20
Статус: Offline
Они остановились перед стальной дверью, над которой висела камера видеонаблюдения, медленно поворачивающаяся взад и вперед под таким углом обзора, что весь коридор отлично просматривался.

Рядом с дверной ручкой располагался кодовый замок, и Скалли обратила внимание на то, что, помимо шестнадцатиклавишной клавиатуры, он был также снабжен устройством для считывания электронных карт допуска.

Вытащив из внутреннего кармана идентификационную карту с фотографией, Тим провел ею через считывающее устройство и затем, повернувшись к Алекс и Скалли спиной, чтобы они не смогли увидеть комбинацию шифра, быстро набрал нужные цифры.

Замок издал характерный писк, свидетельствующий о том, что код введен верно, после чего металлическая дверь слегка приоткрылась. Тим распахнул ее, и его спутницы последовали за ним внутрь святая святых ФМС.

Комната, в которую они зашли, оказалась поистине гигантской, занимая, судя по всему, почти шестьдесят тысяч квадратных футов, и едва ли не половину этого помещения заполняли собой многочисленные ряды центральных компьютеров. Кругом располагались рабочие станции и терминалы, а за некоторыми экранами сидели техники, с поистине астрономической скоростью печатавшие что-то на клавиатурах.

- Тим? – Все трое обернулись на голос и увидели перед собой невысокого молодого мужчину лет тридцати с кучерявой копной волос на голове.

- Дэйв, позволь представить тебе инспектора Алекс Кэйхилл из НЙПД и специального агента Дану Скалли из ФБР.

- Снова проводишь ознакомительную экскурсию, да? – спросил Дэйв, обмениваясь рукопожатиями с обеими женщинами. – Дэйв Кэмпион, рад с вами познакомиться. Так вы хотите начать с центральных компьютеров? – уточнил он.

- Дэйв, мы здесь не на экскурсии.

- Вот как?

- Мне нужны кое-какие данные и быстро.

- А именно?

- Список всех клиентов в городе…

- И семи округах, - быстро вставила Алекс.

Кэмпион не смог скрыть вызванного этой просьбой удивления.

- Эээ, Тим…

- Просто общее количество, Дэйв, никаких имен.

Техник кивнул.

- Ладно, это займет примерно десять минут. Будете ждать?

- Да, пожалуйста, - подтвердил Тим. – Это важно.

- Хорошо, - ответил Дэйв и, направляясь к вычислительным машинам, добавил: - Я пока приостановлю остальные процессы – так будет быстрее.

Тим развернулся к Кэйхилл.

- Это самое большее из того, что я могу для тебя сделать, Алекс. Извини.

- Для начала сойдет, - пожав плечами с деланным безразличием, заверила его она. – По крайней мере, если шеф спросит, я смогу предоставить ему конкретное число возможных жертв.

Скалли невольно скривилась от отвращения при мысли об этих людях, которые воспринимались всеми не как личности, а всего лишь как потенциальные мишени жестокого маньяка-убийцы. Чтобы избавиться от несвоевременных мук совести, Скалли решила осмотреться на случай, если увиденное здесь поможет Стрелкам взломать маршальскую базу – им наверняка пригодится любая, даже самая, на первый взгляд, незначительная информация.

Скалли уже собралась задать интересующие ее вопросы, но в последний момент передумала, решив, что попытка что-либо выяснить неизменно вызовет у маршалов подозрение, и в дальнейшем, если проникновение в здешнюю систему будет обнаружено, то след выведет их прямо на нее. «В таком случае одним лишь дисциплинарным взысканием дело не ограничится, - мрачно подумала она. - Вся эта шпионская история сродни жонглированию гранатами».

«Причем с уже выдернутыми чеками».

Алекс заметила, как ее подруга открыла было рот, словно намереваясь что-то сказать, но потом как будто передумала. Тогда Кэйхилл поймала взгляд Скалли и, кивнув в сторону одного из техников, кокетливо похлопала ресницами, весьма прозрачно намекая Дане, что той нужно сделать.

Судя по тому, как хмуро Скалли посмотрела на Алекс, сообщение не осталось непонятым. Ей никогда прежде не приходилось прибегать к тому, что ее мать называла «женскими чарами», чтобы получить желаемое, и Дана отнюдь не стремилась начинать пользоваться подобной тактикой сейчас.

Алекс грозно нахмурила брови и, снова кивнув в сторону техника, резко переключила все свое внимание на Тима, широко и призывно улыбаясь ему. Не мешкай, казалось, говорило выражение ее лица, я задержу Тима, сколько потребуется.

Покорно вздохнув, Скалли направилась к сидевшему рядом с ней компьютерщику, который при ее приближении поднял на нее взгляд, а затем вновь перевел его обратно на клавиатуру.

- Привет, - мягко поприветствовала его Скалли. - Я Ск… Дана.

- Тед, - нервно представился молодой человек.

- Какая у вас здесь техника! - заметила Скалли. – По сравнению с ней мой ноутбук кажется просто доисторическим.

- Да, - попавшись на удочку, гордо ответил ее собеседник. – У нас вторая по мощности компьютерная система в городе.

- После чьей? – притворяясь заинтересованной, полюбопытствовала Скалли.

- В Агентстве национальной безопасности есть подобный вычислительный центр… где-то. Никто точно не знает, где именно. Но, говорят, у них имеется два Cray XM-2 [прим. пер. - мощный суперкомпьютер американской фирмы «Cray Inc.» — компании, являющейся одной из основных производителей суперкомпьютеров. Базируется в Сиэтле, штат Вашингтон, а у нас только один].

«Cray XM-2, - про себя повторила Скалли. - Есть».

- У вас есть соединение со штаб-квартирой в Вашингтоне?

- Да, через проложенный в земле оптико-волоконный кабель. Мы используем технологию ISDN.[прим. пер. -Integrated Services Digital Network (ISDN) - цифровая сеть с интегрированными услугами. Система передачи по единым каналам связи телефонных и факсимильных сообщений, данных информационных сетей, телевизионного вещания и т.п. в цифровой форме] Тридцать шесть D-канальных [прим. пер. -D-канал (англ. Data Channel — канал данных) — дополнительный канал передачи информации, используемый для передачи служебных сигналов между абонентом и сетью ISDN. Постоянно соединяет абонента с АТС. Сигналы передаются в виде пакетов информации, содержащих команды и ответы на них] соединений. Это…

Быстро посчитав в уме, Скалли ответила за него:

- Четыре с половиной терабита. Неплохо.

Обрадовавшись тому, что его новая знакомая, кажется, немного разбирается в компьютерах, Тед продолжил:

- Точно… защищенные Matrix System 12 [прим. пер. - Matrix System - американская фирма, выпускающие продукцию в сфере обеспечения сохранности секретной информации: средства для предотвращения несанкционированного использования сетевых или информационных ресурсов, биометрия, устройства видеонаблюдения, пропускные системы и т.д.].

«Matrix System 12, есть».

- Мы в основном работаем на базе операционной системы Unix, но у нас есть и старые системы IBM System 360 [прим. пер. - IBM System/360 (S/360) — семейство компьютеров класса мейнфреймов (большая универсальная ЭВМ), которое было анонсировано 7 апреля 1964 года] и несколько IBM System 36 [прим. пер. - IBM System/36 – миникомпьютер (компьютер промежуточного класса между мейнфреймом и рабочей станцией), выпускаемый компанией IBM с 1983 до 2000)]. Главным образом мы используем NT, включенную в 16-ти мегабитную сеть Token ring [прим. пер. - Кольцеобразная локальная вычислительная сеть с передачей маркера, разработанная фирмой IBM].

- Token ring? - переспросила Скалли. – Я думала, все уже перешли на Ethernet.[прим. пер. - протокол канального уровня и передающая среда локальной вычислительной сети с шинной архитектурой, разработанная в исследовательском центре PARC корпорации Xerox, а затем адаптированная DEC и Intel. Передающая среда - коаксиальный кабель, метод управления доступом CSMA/CD, скорость передачи данных 10 Мбит/с, размер пакета от 72 до 1526 байтов. В одной сети Ethernet может работать до 1024 рабочих станций. Развитие этой технологии для сетей 100 Мбит/с - Fast Ethernet]

Том пожал плечами.

- Ну что я могу сказать? В ФМС отстали от жизни. А вы где работаете?

- Я коп, - немного слукавила Скалли. Хотя в некотором роде она действительно работала в полиции – федеральной полиции.

- О, надо же. Вы вооружены?

Скалли кивнула и, повернувшись боком, продемонстрировала Теду кобуру с пистолетом.

- Ух ты!

«System 360, system 36, кольцевая сеть, Windows NT и Unix. Есть».

- Так вы детектив? – вмешался в ее мысли голос Теда.

- Вроде того, - уклончиво ответила Скалли. – Вообще-то я врач, а точнее патологоанатом.

- А кто это?

- Вроде судмедэксперта.

- Так вы разрезаете мертвецов?

Сложив руки на груди, Скалли вызывающе вздернула бровь.

- Именно. Вас это смущает?

- Эээ… нет.

Прежде чем продолжить, Скалли внимательно огляделась по сторонам.

- Учитывая все эти мощные и скоростные машины, электронная почта здесь наверняка гораздо быстрее, чем у меня в офисе.

- Само собой, - ответил Тэд с лукавым блеском в глазах. – Так, значит, у вас есть адрес электронной почты?

Закусив губу, Скалли кивнула. Она знала, что к этому все и идет.

- Что, если… ммм…

- Почему бы вам не дать мне свой e-mail адрес? – быстро опередила его Скалли. – Когда я разделаюсь с этим делом, то буду совершенно свободна, и мы могли бы… поужинать вместе или вроде того.

- Или вроде того, - ухмыльнувшись, повторил Тед и, записав адрес своей электронной почты в лежащем рядом с клавиатурой блокноте, оторвал листок и передал его Скалли. Она перевела на него взгляд и прочитала: Nslookup [прим. пер. - nslookup (англ. name server lookup - поиск на сервере имён) — утилита, позволяющая задавать различные типы запросов и запрашивать произвольно указываемые сервера] tedm@dopey.usms.gov .

- Dopey? [прим. пер. - отсылка к имени гнома из диснеевского мультфильма «Белоснежка и семь гномов» 1937 года] – уточнила Скалли.

- Это один из наших почтовых серверов. У нас их…

- Семь, - улыбнувшись, закончила за него Скалли, уловив игру слов. – Тогда какой компьютер будет «Белоснежкой»?

Тед заметно побледнел, испугавшись, что сболтнул лишнего.

- Мне нельзя это обсуждать, - прошептал он, нервно оглядываясь по сторонам, словно ища кого-то, возможно, Дэйва Кэмпиона.

- Это… самый большой компьютер, да? – не отставала Скалли. – Тот, в котором содержится список… клиентов? – добавила она, вспомнив примененный Тимом термин для обозначения членов программы защиты свидетелей.

Снова окинув комнату взглядом, Тед приложил палец к губам и кивнул.

- Я вам ничего не говорил, - заговорщически прошептал он.

Скалли улыбнулась. Она была немного знакома с технологией TCP/IP [прим. пер. - стек протоколов TCP/IP – набор сетевых протоколов разных уровней модели сетевого взаимодействия, используемых в сетях] – «языком» интернета. Если сисадмины ФМС не изменяют привычкам, характерным для администраторов всего мира, IP адрес для «Белоснежки» будет, вероятно, отличаться на один или два октета от адреса почтового сервера. А используя утилиту NSLookup, ребята смогут выяснить IP-адрес dopey.usms.gov в считанные секунды.

- Спасибо, Тед, вы… здорово помогли, - поблагодарила его Скалли и, обернувшись через плечо, увидела, что Алекс до сих пор о чем-то увлеченно беседует с Тимом.

И тут Дана решила немного поразвлечься. Наклонившись, она прошептала Теду на ухо:

- А вы можете загружать на этот компьютер непристойные снимки?

Он вспыхнул до корней волос, тем самым подтвердив ее догадки.

- Ну, большая часть подобного трафика заблокирована, - признал Тед, - но если знать, что делать, то найти окольные пути не проблема.

«Попался», - удовлетворенно подумала Скалли. Если в мире и был кто-то, кто знал, как заполучить «грязные» снимки и не привлечь к себе лишнего внимания, то это наверняка Мелвин Фрохики. И если Тед мог беспрепятственно выходить из сети в Интернет, то Фрохики мог также незаметно проникнуть внутрь.

Повинуясь внезапному порыву, Скалли благодарно поцеловала Теда в щеку.

- Ты плохой мальчишка, - хрипловатым голосом прошептала она. – Но… мне это нравится. Я свяжусь с тобой по e-mail. – C этими словами Дана выпрямилась и направилась к Алекс и Тиму, подоспев как раз к окончанию их, судя по последней фразе, весьма личного разговора.

- … она ни за что в это не поверит, Алекс. И, кроме того, я счастлив в браке. Не то чтобы я не польщен…

Заметив неожиданно оказавшуюся рядом с ним Скалли, Тим резко замолчал.

- Привет, Скалли, - сказала Алекс, вопросительно выгнув бровь. Ее подруга многозначительно улыбнулась в ответ.

- Как у вас тут дела? – поинтересовалась она.

- Мы просто ждем, когда Дэйв вернется, - быстро пояснил Тим.

«Ну, конечно», - иронично подумала Дана.

- Интересно, что он так долго возится? – вслух подивился маршал.
 
MrsSpookyДата: Четверг, 2012-08-23, 1:38 PM | Сообщение # 388
Охотник
Группа: Орден Фикрайтеров
Сообщений: 876
Репутация: 20
Статус: Offline
***************
По чистой случайности Дюпри оказался в системе, когда заметил это. Просмотрев обычный перечень работ и гадая, кто что запустил, он засек эту программу.

COLNYC1, показала таблица процессов.

Collect NYC clients - коллективный список нью-йоркских клиентов, без труда расшифровал Дюпри. Стараясь не привлекать внимания, он быстро получил права администратора, а затем приостановил процесс, не прерывая его, мгновенно эффективно «заморозив» программу. Обратившись к командной строке, Марк запросил временный файловый стек [прим. пер. - участок компьютерной памяти для временного хранения информации, устроенный по принципу "последний вошёл - первый вышел"] и увидел, какие данные уже собрала программа.

Имена.

Более чем знакомые Дюпри имена – имена свидетелей.

Кто-то запустил процесс сбора всех клиентов программы защиты свидетелей… Дюпри проверил заданные границы отбора, также указанные в процессе, и обнаружил, что они охватывают все пять районов города и семь округов.

Вот дерьмо.

Он вновь возобновил процесс и запросил копию файла. Нетерпеливо барабаня пальцами по рабочему столу, Дюпри раздумывал над тем, как ему дальше поступить.

Вариантов было несколько.

Когда процесс завершился, Дюпри проверил свою «призрачную» копию файла и обнаружил одну странность: программа собрала все имена и затем просто суммировала их количество.

Внезапно Дюпри понял, что происходит: кто-то, возможно, та невысокая агентесса ФБР задала вопрос, а в ФМС, как обычно, схитрили и не дали на него полного ответа.

Просто идеально.

Эта информация была для них совершенно бесполезной.

Дюпри прервал соединение и удалил все следы своего пребывания в системе.

***************
- Готово, - провозгласил Дэйв Кэмпион. – В общей сложности тридцать два имени в заданной зоне охвата.

Алекс хмыкнула.

- Тридцать два или все же двадцать восемь, о которых нам надо волноваться?
Кэмпион покраснел, поняв ее намек.

- Двадцать восемь.

- Спасибо, Дэйв, - поблагодарил его Тим, разворачиваясь к выходу. – Мы тебя больше не побеспокоим.

Троица покинула компьютерный центр и снова направилась к лифту. Уже в кабине, когда они поднимались обратно в приемную, Алекс улыбнулась Тиму и произнесла:

- Обдумай мое предложение, тигр. Я скучаю по тебе. - И с этими словами она провела рукой по его груди, пригладив галстук.

Тим смущенно прокашлялся и нервно глянул на Скалли, которая притворилась, что ее чрезвычайно интересует смена значений на цифровой панели.

Когда двери открылись, женщины как ни в чем не бывало вышли в холл и, миновав его, покинули здание. Оказавшись на безопасном расстоянии от здания, уже сидя в машине, они обменялись серьезным, тяжелым взглядом и внезапно разразились хохотом.

- Не могу поверить, - сумела выговорить Скалли в перерыве между почти истеричными приступами смеха, - что ты заставила меня сделать это!

- Сделать что? – спросила Алекс.

- Ты… я ведь практически соблазнила того бедного парня!

- Надеюсь, твои усилия оказались вознаграждены? Выяснила что-нибудь полезное?

- Конечно.

- А он получил твой номер телефона?

- Нет, - ответила Скалли. – Он дал мне адрес своей электронной почты.

- И ты намерена ему написать?

Скалли покачала головой. Закончив с расспросами, Алекс завела машину и вырулила на проезжую часть.

- Да пошли они, если не понимают шуток, - беспечно бросила она, отчего Скалли вновь разразилась веселым смехом.

***************
КОНСПИРАТИВНАЯ КВАРТИРА

Скалли закончила описание компьютерной станции, в течение которого Фрохики делал многочисленные заметки.

- Отлично, - ухмыльнувшись, заявил он. – Агент Скалли, у вас определенно есть талант к хакерству.

Скалли улыбнулась в ответ.

- Рада была угодить. А теперь приступайте к работе.

***************
«ФЕДЕРАЛ ПЛАЗА»

Кейси Тэн поджидала в засаде, наблюдая за машиной Тима Эверетта и надеясь, что он планирует в скором времени отправиться домой. Она хотела записать на диктофон его опровержение, чтобы перейти к следующему этапу своего плана.

Который был поистине грандиозен. Если эта история станет развиваться так, как Кейси предполагала, то невозможно предугадать, на какой уровень ей удастся ее вывести – наверняка до городской новостной сети, затем Вашингтона и дальше…

Размечтавшись о том, как заменит Дэна Рэйзера в вечерних новостях канала CBS, она едва не пропустила появление Тима Эверетта, когда он вышел из здания и направился к машине.

Быстро выскочив из своего автомобиля, Кейси приблизилась к Тиму.

- Заместитель шефа Тим Эверетт? – позвала она.

Он резко развернулся, машинально потянувшись к прикрепленной на поясе кобуре.

- Что?

- Я Кейси Тэн, новости второго канала, - представилась она, лучезарно улыбаясь ему и протягивая руку в знак приветствия. Он ответил на рукопожатие, однако продолжал с подозрением разглядывать ее.

- И чего вы хотите от меня? – спросил он.

- Просто поговорить, - невинным тоном ответила Кейси. – Вы не возражаете, если я запишу наш разговор?

- Никаких интервью, - решительно заявил Тим, протестующе подняв руку.

- Я не стану использовать эту информацию в своем репортаже, - не отставала Кейси. – Полная анонимность - только вы и я. Даже мой начальник не будет ничего знать.

Зная, что ему, вероятно, придется сильно об этом пожалеть, Тим согласно кивнул.

Кейси демонстративно включила диктофон. Тим, разумеется, этого не знал, но одна из ее ручек представляла собой цифровое записывающее устройство, которое не нуждалось в пленке и могло записывать до двух минут разговора.

- Это должно быть тяжело, - начала Кейси, - быть руководящим маршалом и заместителем шефа такого большого участка, как первый федеральный округ Нью-Йорка.

Тим уже открыл рот, чтобы прокомментировать ее заявление, когда Кейси вдруг добавила:

- Особенно со всеми этими убийствами.

Тим захлопнул рот со смачным звуком.

- Какими убийствами? – с опаской переспросил он, понимая, что попал в ловушку.

- Убийствами четырех федеральных свидетелей, которые начались с Леона Кинга и на данный момент закончились на…

- Понятия не имею, о чем вы, - поспешно прервал ее Тим, роясь в кармане в поиске ключей от машины.

- Вот как? – усомнилась Кейси. – То есть вы отрицаете свою осведомленность о том, что все четыре жертвы недавних убийств, совершенных неким неизвестным, называющим себя мистером Найфом, были федеральными свидетелями?

- Я не уполномочен комментировать статус этих свидетелей, - ответил Тим и немедленно пожалел о своей оговорке.

- О, так вы подтверждаете, что все жертвы и в самом деле были охраняемыми свидетелями?

- Я этого не говорил.

- Так вы отрицаете данный факт?

Тяжело вздыхая и качая головой, Тим уцепился за единственную беспроигрышную и проверенную временем тактику защиты от необдуманных замечаний, заявив:

- Без комментариев.

Кейси выключила диктофон.

- Ладно, а теперь, без всякой записи, скажите мне две вещи: первое – это правда?

- Вы не сможете это использовать, - слабо запротестовал Тим.

Кейси лишь покачала головой и промолчала, зная, что вмонтированное в ручку устройство по-прежнему записывает.

- Да, нам об этом известно, и мы делаем все от нас зависящее, чтобы установить личность преступника.

- Что именно?

- Я не вправе это обсуждать. Мы работаем в сотрудничестве с ФБР и НЙПД.

- Ясно. Тогда второй вопрос: не хотели бы вы со мной поужинать? – спросила Кейси.

Тим пораженно уставился на журналистку, без труда прочитав на ее лице истинную подоплеку подобного приглашения, и почувствовал, что его охватывает легкое возбуждение.

- К-конечно, - запинаясь, пробормотал он.

***************
ЗДАНИЕ ПОЛИЦЕЙСКОГО УПРАВЛЕНИЯ
18:42

Скалли устало вздохнула и закрыла ноутбук. Проведя повторную аутопсию последней жертвы, Дэниэль Джонс, она не обнаружила ничего, что могли пропустить работники офиса судмедэкспертизы: они вдумчиво и весьма компетентно подошли к этой задаче и, как оказалось, не просмотрели ни одной мелочи.

«Здесь меня больше ничего не держит», - подумала Скалли и, поднявшись из-за стола, отправилась на поиски Малдера.

Дверь в комнату для допросов оказалась закрытой, поэтому Скалли предусмотрительно постучала.

Не получив ответа, она толкнула дверь и, чуть приоткрыв ее, осторожно заглянула внутрь.

И обнаружила Малдера и Алекс Кэйхилл в объятиях друг друга.
 
MrsSpookyДата: Вторник, 2012-09-11, 10:22 PM | Сообщение # 389
Охотник
Группа: Орден Фикрайтеров
Сообщений: 876
Репутация: 20
Статус: Offline
ГЛАВА 18
РЕЙТИНГ ГЛАВЫ: NC-17
СПОЙЛЕРЫ: Memento Mori, Redux II, Unusual Suspects

**************
КОМНАТА ДЛЯ ДОПРОСОВ «С»
ЗА ДЕСЯТЬ МИНУТ ДО ЭТОГО

Заместитель инспектора Алекс Кэйхилл направлялась в комнату «А», где двое ее детективов допрашивали подозреваемого в шести вооруженных ограблениях банков - и это только за последний месяц.

Внезапно почувствовав неладное, Алекс сначала замедлила шаги, а затем и вовсе остановилась и, повернув голову, прислушалась.

До нее донесся какой-то странный звук, похожий на едва различимый стук. Посмотрев вверх, Алекс предположила, что, возможно, рабочие опять занимаются починкой вентиляционной системы, пытаясь отрегулировать температуру - уже в который раз на этой неделе.

Повертев головой из стороны в сторону в попытке определить источник звука, Алекс в конце концов поняла, что он исходит из комнаты «С».

«Что ж, - подумала она. - Этого следовало ожидать».

Алекс уже занесла руку, чтобы постучать, но, заметив, что дверь не полностью закрыта, толкнула ее и заглянула в комнату.

Как и в прошлый раз, когда она наведывалась к нему, специальный агент Малдер сидел в углу, прижав колени к груди и обхватив их руками. Разница была только в том, что он медленно и методично стучал головой о стену – недостаточно сильно, чтобы причинить боль и уж тем более нанести себе сколько-нибудь серьезную травму, как с облегчением заметила Алекс, однако его отстраненный, остекленевший взгляд вызвал у нее немалое беспокойство.

- Малдер? – тихонько позвала она, надеясь вырвать агента из этого жутковатого транса.

Ответа не последовало, если, конечно, не считать таковым то, что он принялся биться о стену еще чаще.

Выглянув в коридор, Алекс зашла в комнату и плотно закрыла за собой дверь. Она не спеша приблизилась к Малдеру, попутно внимательно оглядываясь по сторонам в поисках чего-нибудь, что помогло бы ей понять причины столь странного состояния напарника ее подруги. Комната для допросов выглядела так, словно здесь недавно пронесся ураган: повсюду были разбросаны бумаги, доска оказалась буквально облеплена наспех нацарапанными записками, стол заставлен по меньшей мере двумя дюжинами пустых пластиковых стаканчиков из-под кофе, да и самого Малдера вряд ли можно было счесть образцом опрятности: наплевав на дресс-код, он давно уже избавился от пиджака, ослабил галстук и закатал рукава рубашки. В целом агент выглядел довольно помятым.

- Малдер? – снова позвала Алекс.

Казалось, он ее даже не слышал, продолжая бесплодные попытки проломить стену с ритмичностью метронома.

Присев на корточки рядом с Фоксом, Алекс внимательно посмотрела на него, пытаясь отыскать хоть какие-нибудь признаки узнавания.

- Малдер? – вновь обратилась она к нему. – Вы в порядке?

Агент повернулся в ее сторону, однако на его лице не отразилось никаких эмоций, свидетельствующих о том, что он ее услышал.

«Он словно дезориентирован, - подумала Алекс, - оторван от реальности».

Отчаявшись достучаться до него с помощью слов, она протянула руку и коснулась его щеки, тем самым добившись от Малдера хоть какой-то реакции: в ответ на ее прикосновение он закрыл глаза и мечтательно улыбнулся.

- Мне нравится, когда ты дотрагиваешься до меня, - прошептал Фокс.

- Рада это слышать, - ответила Кэйхилл. Когда она убрала ладонь, Малдер открыл глаза и, уставившись в какую-то точку в пространстве позади Алекс, опять принялся старательно пробивать дыру в стене не самым подходящим для этого инструментом.

Поняв, что бессильна чем-либо ему помочь, Алекс поднялась и развернулась к выходу, собираясь отыскать Скалли, но Малдер остановил ее прежде, чем она успела сделать хотя бы шаг к двери.

- Не уходи, - мягким, чуть слышным голосом попросил он.

«Он разговаривает, словно маленький потерявшийся мальчик», - пришло на ум Алекс, когда она вновь повернулась к нему.

- Хочу, чтобы ты осталась, - прошептал Фокс, и Алекс вдруг осознала, что не в силах сопротивляться этому печальному голосу с мелодичными, почти лирическими нотками. «Он как будто под гипнозом», - показалось ей.

- О чем вы думаете, Малдер? – спросила Кэйхилл.

- О расследовании, - блаженно улыбаясь, ответил он. – Даже когда сплю, что случается крайне редко, я всегда думаю о расследовании. Или о тебе.

Закусив губу, Алекс рискнула уточнить:

- И давно ты думаешь обо мне, Малдер?

- С тех пор, как мы с тобой встретились, - тихо и немного застенчиво признал он.

- И когда это произошло?

Задумчиво нахмурив брови, Малдер какое-то время размышлял над ее вопросом, а затем спросил:

- А какой сейчас год?

- 98-й, - ответила Алекс.

Судя по выражению его лица, Малдер направил все свои умственные способности на подсчет прошедшего с момента пресловутого знакомства времени – сосредоточенно размышляя над ответом, он закусил кончик языка и, подняв руку, принялся загибать пальцы, начав с большого.

- Пять лет, - в итоге провозгласил Фокс.

«Вот оно что, - догадалась Алекс. - Он думает, что я Дана».

И что дальше? Она отлично понимала, что Малдер сейчас крайне уязвим и хотя не достиг еще края, за которым его ждет безвозвратное падение в бездну безумия, но определенно приблизился к нему опасно близко.

- И что ты думаешь обо мне? – осторожно спросила Алекс, отчаянно пытаясь подыскать нейтральную тему, не имеющую отношения к текущему расследованию, в надежде, что таким образом поможет Малдеру прийти в себя.

- Я думаю о том, как сильно я… - Фокс резко замолчал, не договорив, и нахмурился, очевидно, по-прежнему не видя ни Алекс, ни окружающей его обстановки. – Нет, - решительно заявил он, – не могу рассказать.

- Почему?

- Это секрет, - улыбнувшись и заговорщически прижав указательный палец к губам, прошептал он. – Шшш… секрет. Не могу сказать.

- Мне можешь, Малдер. Ты ведь знаешь, что можешь рассказывать мне обо всем.

Однако он отрицательно покачал головой.

- Ты мне не поверишь, - с грустью произнес Фокс. – Скажешь, я спятил и сам не понимаю, что говорю. – Внезапно он снова хмуро свел брови и гневно сверкнул глазами. – Ты постоянно так говоришь, всегда просишь доказательств. Но как я могу это доказать? Это просто есть.

- Что «это»?

- То есть?

- Что «просто есть», Малдер?

- Я. Ты. Мы с тобой.

Алекс устало вздохнула, раздосадованная этим бессмысленным разговором. «Неудивительно, что они до сих пор не вместе, - подумала она, - раз предпочитают говорить загадками и недомолвками вместо того, чтобы открыто признаться друг другу в своих чувствах». Даже когда Малдер пребывал в «нормальном» для него состоянии, общаться с ним было, мягко говоря, нелегко, а если он периодически вел себя подобным образом…, то можно только удивляться поистине ангельскому терпению Даны, которая до сих пор не пристрелила напарника.

- А что насчет нас? – сама не зная почему, продолжила настаивать Кэйхилл.

- Ты знаешь, - вновь робко улыбнувшись ей, ответил Фокс. – И всегда знала. Ты пытаешься убедить меня в обратном, но тебе меня не обмануть – я все понял, когда прочитал твой дневник.

«Дана вела дневник?» - про себя удивилась Алекс и, не сдержав любопытства, поинтересовалась вслух:

- Какой дневник, Малдер?

- Ну, ты знаешь… тот, что был у тебя в больнице. Я прочитал его и теперь знаю о твоих чувствах. Но ты не признаешься в них, не расскажешь, что у тебя на сердце…

Алекс заправила упавшую на лицо прядь волос за ухо и, задумчиво прикусив губу, решила сменить тактику и зайти с другой стороны.

- Почему бы тебе не начать первым, Малдер? Расскажи о своих чувствах.

- Я уже говорил – той ночью, когда мы думали, что ты умираешь.

- И что я ответила? – спросила Алекс, осознавая абсурдность подобного вопроса, но зная, что в подобном состоянии Малдер, скорее всего, не обратит на это внимания.

- Ничего. Ты спала.

- Так если я спала, как я могла ответить тебе?

Этот резонный вопрос, похоже, заставил Малдера задуматься. Через некоторое время он, видимо, пришел к какому-то выводу и, покачав головой, произнес:

- Я просто не знаю, как сказать тебе об этом, когда ты бодрствуешь.

- Сейчас как раз такое время, так почему бы тебе не попробовать? - предложила Алекс.

- Да, но ты ненастоящая Скалли, - ответил Малдер, по-прежнему смотря в пространство невидящим взглядом. – Ты лишь… плод моего воображения, видение, хотя и заметно отличающееся от моих обычных фантазий о тебе. – Он рассмеялся над своей собственной шуткой, но тут же вновь посерьезнел. – Видишь, я неважно себя чувствую, и тебе это известно, потому что ты хорошо меня знаешь. Ты знаешь, когда мне плохо. Я имею в виду, когда ты – это действительно ты. Но сейчас ты ненастоящая: ты часть меня - порождение моего воображения, образ из моего подсознания или что-нибудь подобное. Всего лишь сон. Тебя на самом деле здесь нет, Скалли.

«Ну вот, наконец мы достигли пусть и небольшого, но все же прогресса, - с облегчением подумала Алекс. - Он хотя бы начал понимать, что что-то не так».

- А ты можешь проснуться, Малдер? Если я тебе снюсь… почему бы тебе не попытаться проснуться?

- Я не сплю, но, вероятно, вижу сны.

- С тобой и прежде такое случалось? – спросила Алекс.

Он покачал головой.

- С последнего раза – нет. – Фокс внезапно рассмеялся, похоже, осознав бессмысленность своего ответа.

- И когда был этот последний раз, Малдер?

- А какой сегодня день? Я имею в виду, какое число?

Алекс назвала дату.

- Почти семь лет назад, когда я еще работал в САО и профилировал серийного насильника. Тогда мне было по-настоящему плохо.

- И что ты сделал, чтобы почувствовать себя лучше?

Нахмурившись, он мгновение раздумывал над ответом.

- Я позвонил Фиби.

«Это еще кто?» - удивилась про себя Алекс, но благоразумно решила не озвучивать этот вопрос, сказав лишь:

- Давай, Малдер, поднимайся.

- Лааадно, - нараспев протянул он.

Она помогла ему встать на ноги, однако Малдер, казалось, по-прежнему не осознавал, где находится, пребывая в каком-то одному лишь ему видимом мире. Тогда Алекс взяла его лицо в ладони и, заглянув в глаза, тихо произнесла:

- Я хочу помочь тебе, Малдер.

- Спасибо, Скалли.

- А почему ты не называешь меня Даной? – вновь не смогла сдержать любопытства Алекс.

Он пожал плечами.

- Потому что все тебя так зовут. А для меня ты Скалли – моя Скалли.

Алекс понимающе кивнула, после всего услышанного уже не особо удивляясь своеобразной логике Малдера – применительно к нему подобное заявление определенно имело смысл.

- Малдер, мне нужно знать, как тебе помочь. Расскажи, что мне для этого сделать.

Он снова пожал плечами.

- Просто никогда не покидай меня, Скалли.

«Ого, Малдер, да твое имя можно смело использовать как синоним «потребности», - сыронизировала про себя Алекс. Этот мужчина поистине был эмоциональной черной дырой.

- Чем ты занимался до моего прихода? – решив сменить тему, спросила она.

- Читал отчеты о вскрытии, - медленно, словно слова давались ему с трудом, ответил Малдер. – Смотрел на то, что он сделал с ними. На всю эту… - он чуть помедлил и затем добавил: - … кровь и прочее.

«Прочее?»

- Что значит «прочее»?

- Внутренности: кишки, желудок, печень, поджелудочную железу. Все в этом роде. Он вскрывал их, Скалли, чтобы выпустить наружу таящееся в них зло.

«Да, мы определенно добились прогресса», - поздравила себя Алекс.

- Какое зло?

- То, что он видит в них. По его мнению, внутри этих людей живет нечто ужасное, и его нужно выпустить наружу, потому что оно делает этих людей плохими. Поэтому он их и выбирает – чтобы освободить.

«Нечто ужасное внутри этих людей делает их плохими?»

Алекс вдруг показалось, что она разговаривает с шестилетним ребенком, и, наконец, на нее снизошло озарение.

- Малдер… а ты был плохим?

Ее догадка подтвердилась: он отвел взгляд и, уставившись в пол, буквально шаркнул ногой, словно нашкодивший и пойманный с поличным мальчишка, ожидающий заслуженного нагоняя от родителей. Теперь его слова обрели для Алекс смысл.

- Малдер… когда у тебя день рождения?

- В октябре, - промямлил он.

- Я хочу подарить тебе особенный подарок, Малдер. Ты не против?

- Конечно, нет.

- Но для этого мне нужно знать, сколько лет тебе исполняется в этом году.
К своему крайнему изумлению Алекс увидела, что ее вопрос вызвал у Малдера явное смущение – он вспыхнул до корней волос и, робко улыбнувшись, застенчиво произнес:

- Десять.

«Он регрессировал, - испуганно подумала Алекс, - и теперь думает, что ему девять лет».

- А плохие мальчики заслуживают подарки? – спросила она.

Малдер покачал головой и, заикаясь, промямлил:

- Н-нет.

- Что ты сделал, Малдер? Почему ты считаешь себя плохим?

Он неуверенно пожал плечами и промолчал.

Поняв, что так она от него ничего не добьется, Алекс задумчиво пожевала губу и решила испробовать другой подход.

- Малдер… - придавая голосу властные нотки, словно строгая мать, разговаривающая с провинившимся сыном, потребовала она, - расскажи, что ты сделал.

Он что-то пробормотал, но так невнятно, что из всего сказанного Алекс смогла уловить лишь одно слово « … себя».

- Что? Повтори, я не расслышала.

- Трогал себя, - уже чуть громче ответил Фокс.

Алекс кивнула.

- А тебе нельзя было этого делать, верно?

Он тряхнул головой.

- Это плохо. Отвратительно. Так поступают противные, негодные мальчишки.

Алекс вновь задумалась, отчаянно желая отыскать способ достучаться до этого мужчины, заставить его понять, что происходит.

- Малдер, сколько лет Скалли?

- Тридцать три, - ответил он.

- А тебе?

- Девять, почти десять.

Алекс с минуту молчала, надеясь, что подобное несоответствие заставит Малдера осознать, что что-то не так, и он, наконец, выйдет из этого странного состояния.

- Так ты встретил Скалли, когда ей было двадцать восемь?

- Да.

- И сколько тебе тогда было?

- Ну… четыре?

Алекс снова подождала, уверенная, что на этот раз его аналитический ум включится в работу и укажет на нелогичность подобного сценария. Так оно и произошло.

- Нет, - заявил Малдер, - не может быть. Я был старше.

Он отступил назад и, яростно тряся головой, спрятал лицо в ладонях.

- Постой… это не имеет… четыре? Нет… - бормотал Фокс, по-прежнему отчаянно мотая головой, словно отрицая очевидное. – Нет, это… нет… НЕТ! – пронзительно закричал он.

Испугавшись подобной реакции, Алекс поспешила успокоить Малдера – она шагнула к нему, простерла руки и, мягко сказав: - Иди сюда, – обняла его.

Несмотря на то, что она была почти на четыре дюйма выше Скалли, он, казалось, этого не заметил. Фокс обнял Алекс в ответ и, притянув к себе, спрятал лицо в изгибе ее шеи.

- Не покидай меня, Скалли… пожалуйста, не покидай.

- Не покину… шшш… - проведя рукой по его волосам, прошептала Алекс.

- Скалли, - жалобно протянул он.

Нашептывая Малдеру на ухо утешающие слова, Алекс одной рукой поглаживала его по голове, а второй - по спине. Внезапно она почувствовала легкое дуновение воздуха, когда кто-то открыл дверь, и затем услышала удивленный вздох.

- Извините, - донесся до нее голос Скалли. – Я понятия не имела…

Алекс медленно повернулась в ее сторону и, отыскав Дану глазами, сделала приглашающий жест рукой, призывая ее зайти.

Скалли недоумевающе нахмурилась и отвела взгляд, оглянувшись через плечо в коридор. Опасаясь, что она сейчас развернется и уйдет, Алекс прищурилась и стала жестикулировать еще активнее.

- Заходи! – прошипела она подруге.

Скалли закрыла дверь и осторожно приблизилась. Сказать, что она удивилась, увидев Алекс и Малдера обнимающимися, значит явно недооценить бурю эмоций, поднявшуюся у нее в душе при виде подобной сцены.

Однако получше рассмотрев, как именно Алекс держала его, мягко поглаживая по спине, подобно матери, пытающейся утешить расстроенного ребенка, Скалли, наконец, начала понимать, что к чему.

Она остановилась в шаге от обнимающейся пары и вопросительно посмотрела на Алекс, взглядом спрашивая ее, что случилось.

- Малдер? – позвала Алекс.

- Ч-что? – отозвался Фокс. Судя по сдавленному голосу, он плакал, и стоило ему поднять голову, как Алекс и Дана в самом деле увидели струящиеся по его щекам ручейки слез.

- Смотри, кто пришел, - мягко сказала Алекс, разворачивая его так, чтобы он мог увидеть напарницу.

- Скалли…! – воскликнул Малдер, потянувшись к ней, и Дана инстинктивно отпрянула, но затем, справившись с первоначальным испугом, вызванным его неожиданно бурной реакцией на нее, позволила напарнику себя обнять.
Еще немного постояв и убедившись, что Малдер теперь в надежных руках, Алекс тихонько извинилась и покинула кабинет, вновь плотно притворив за собой дверь.


Сообщение отредактировал MrsSpooky - Вторник, 2012-09-11, 10:23 PM
 
MrsSpookyДата: Вторник, 2012-09-11, 10:24 PM | Сообщение # 390
Охотник
Группа: Орден Фикрайтеров
Сообщений: 876
Репутация: 20
Статус: Offline
***************
- Малдер? – позвала Скалли. – Что происходит?

Услышав столь хорошо знакомый ему и такой желанный голос, Фокс напрягся и замер, а потом, выпрямившись, посмотрел в глаза напарнице уже совершенно осмысленно.

- Я… - оглядываясь вокруг, произнес он. – Я не знаю.

- Я пришла за тобой, предположив, что ты все еще здесь, и обнаружила тебя … - Скалли прервала свои объяснения и, чуть помедлив, добавила: - … с Алекс.

- Алекс?

- Да. Вы… обнимались.

И словно только сейчас осознав, что по-прежнему крепко прижимает к себе напарницу, цепляясь за нее, словно утопающий за спасательный круг, Малдер резко опустил руки и, отступив назад, пробормотал:

- Извини.

- Ничего, все в порядке, - заверила его Дана. – Куда больше меня беспокоит то, что имело место до моего появления.

- Я не знаю, что случилось, - вновь повторил он.

Скалли прикусила губу.

- А что последнее ты помнишь?

- Я читал отчеты о вскрытии… задом наперед. Я как-то рассказывал тебе о своей особой технике изучения документов…

Скалли кивнула.

- И следующее, что я помню, это как ты вошла в комнату. Хотя ты была… другой.

- Я была Алекс, - заметила Дана.

- Д-да, полагаю, что так, - пробормотал Малдер, нервно проведя рукой по волосам. – Я находился… в другом месте.

- Я догадалась…

- А потом ты внезапно оказалась здесь, и на этот раз это действительно была ты, и… - вновь обведя комнату взглядом, Фокс недоумевающе произнес: - Какого хрена здесь только что произошло?

- Я надеялась, что ты мне это объяснишь.

Он пожал плечами.

- Почему бы нам не прерваться на ночь, Малдер? Давай вернемся в отель и как следует выспимся.

Он кивнул, соглашаясь с ее предложением.

- Отличная идея. – С этими словами Фокс наклонился, чтобы подобрать разбросанные по полу бумаги, но Скалли пресекла его попытки навести порядок в комнате.

- Оставь все, как есть, просто захвати пальто, и пойдем отсюда.

- Оно в общем офисе, - тихо ответил Малдер.

Кивнув, Скалли положила ладонь ему на поясницу, повторяя так часто используемый им жест, с помощью которого он обычно мягко направлял ее, и повела напарника к выходу.

Ступив в коридор, Дана поискала глазами Алекс и увидела, что та вернулась в свой кабинет и в данный момент разговаривает с кем-то по телефону.
Малдер же остановился перед мужским туалетом и обратился к напарнице:

- Мне надо… - он замолчал, многозначительно указав на дверь.

- Иди, - ответила Скалли. – Я подожду тебя у Алекс. Можешь не торопиться.

Кивнув, Фокс зашел в туалет.

Подождав, когда за ним закроется дверь, Скалли развернулась и направилась прямиком в офис подруги.

- Какого черта там произошло? – с порога потребовала она.

- Ммм… я тебе перезвоню, - сказала Алекс своему собеседнику и, повесив трубку, принялась объяснять: – Я проходила мимо комнаты для допросов, когда услышала какой-то странный стук. Твой напарник сидел на полу, обхватив колени руками, и бился головой о стену. Когда я попробовала выяснить, что с ним случилось, он почему-то принял меня за тебя. Затем я помогла ему подняться и снова попыталась разговорить, однако он неожиданно начал волноваться. Малдер регрессировал, Дана, мысленно вернувшись в свое прошлое и решив, что ему всего девять лет.

- Он сам тебе это сказал? – уточнила Скалли.

Алекс кивнула, хотя ей совсем не понравился тон заданного вопроса.

- Вообще-то, да. Он также что-то говорил о том, что был плохим мальчиком, потому что трогал себя.

Прикрыв ладонью рот, Скалли уставилась на подругу широко распахнутыми от удивления глазами.

- Что ты имеешь в виду? – спросила она.

- Она имеет в виду, - не дав Алекс возможности ответить, произнес неожиданно зашедший в офис Малдер, - что я окунулся в детские воспоминания и повторил слова своей матери - она имела обыкновение ругать меня за это, когда я был еще ребенком.

Скалли резко развернулась к нему лицом, крайне смущенная тем, что он услышал их с Алекс разговор.

- О, Боже, Малдер…

Он прервал ее, небрежно махнув рукой и тем самым пресекая ее возможные извинения.

- Все нормально, Скалли, не переживай. Просто я слишком глубоко погрузился в это дело и начал вспоминать то, что мама говорила о плохих, негодных маленьких мальчиках, которые, вырастая, превращаются в столь же дурных мужчин. – Малдер равнодушно пожал плечами и продолжил свои объяснения: - Порой со мной такое случается – где-то на полчаса я отключаюсь от реальности, а затем возвращаюсь назад. Иногда я… - он снова пожал плечами. – Иногда после подобного «путешествия» мне удается взглянуть на дело под новым… углом. С иной точки зрения, если хотите.

- И в этот раз так и случилось? – заинтересованно спросила Алекс.

- Думаю, да. Слушай… ты знаешь, где найти ребят? – обратился Малдер к напарнице.

Скалли кивнула.

- Я хочу заехать к ним по дороге в отель и обсудить возникшие у меня идеи.
- Хорошо, - с готовностью согласилась Дана, отчаянно желая поскорее забрать Малдера из участка и… что?

Увести подальше от Алекс?

***************
На этот раз обязанности водителя взяла на себя Скалли, тогда как Малдер довольствовался ролью пассажира, отрешенно смотря на мелькавший за окном городской пейзаж.

- Не хочешь поговорить о случившемся? – в конце концов прервав затянувшееся молчание, осторожно спросила Дана.

Малдер явно не спешил с ответом, и, когда Скалли уже начала сомневаться, что он вообще намерен что-либо сказать, напарник вдруг чуть слышно пробормотал одно-единственное слово:

- Потом.

Скалли мельком посмотрела на него, спрашивая себя, а могла ли Алекс ненароком вскрыть суть проблемы, выяснив секрет, давным-давно захороненный где-то в недрах малдеровской памяти. Будучи врачом, Дана прекрасно знала, что мастурбация является совершенно естественной как для взрослых, так и для детей. Сексуальное влечение доминирует над всеми прочими инстинктами, уступая по силе своего воздействия на поведение человека лишь чувству самосохранения - это расследование наряду с другими многочисленными делами о серийных убийствах, над которыми Малдер когда-либо работал, служило отличным тому доказательством.

Не подлежало сомнению то, что у Малдера было ужасное детство, однако Скалли всегда полагала, что главным стрессовым фактором, повлиявшим на становление личности ее напарника, стало похищение его сестры. Но что, если дело не в этом? Что, если все гораздо сложнее, и подлинный стрессор сам по себе являлся настолько пугающим, что Малдер использовал похищение Саманты в качестве защитного механизма? А вдруг даже столь трагичное событие, наложившее неизгладимый отпечаток на всю его дальнейшую жизнь, ему оказалось легче принять, чем то, что случилось с ним самим?

Скалли принялась мысленно перебирать все возможные варианты возникновения психологической травмы у ребенка, а именно физическое, эмоциональное и сексуальное насилие. Любое из этих обстоятельств или, что во сто крат хуже, их сочетание помогло бы объяснить наличие у Малдера… проблем в интимной сфере.

- Расскажи, - тихо попросила Скалли, но Малдер упрямо тряхнул головой, явно стыдясь обсуждать эту болезненную тему даже с самым близким ему человеком.

Припарковав машину у обочины и заглушив двигатель, Дана развернулась к напарнику и взяла его за руки.

- Малдер, - медленно начала она, тщательно подбирая каждое слово, так как понимала, что, образно говоря, ступает на эмоциональное минное поле, где любое неосторожное движение приведет к неминуемому взрыву, - … мы с тобой всегда говорили обо всем. Пожалуй, никто больше не ведет таких разговоров, как мы с тобой, потому что никто не может похвастаться тем безоговорочным доверием друг другу, что есть у нас. И я не променяла бы это ни на что на свете, - с улыбкой добавила она и, немного поколебавшись, продолжила: - Что-то произошло с тобой в той комнате, и мне жаль… - Малдер заметно вздрогнул при этих словах, и Скалли поспешила пояснить свою мысль: - Нет… я сожалею лишь о том, что меня не было рядом с тобой, когда ты во мне нуждался. Я знаю, что при работе над профилем тебе необходимо остаться одному, чтобы… добиться нужного результата, и мне кажется, я начинаю понимать стоящие за этим причины. Но… видит Бог, я бы хотела быть там, когда ты оказался опасно близок к краю.

- Почему? – только и спросил ее Малдер.

Скалли уже открыла было рот, чтобы ответить, но тут же закрыла его. Сам того не осознавая, напарник задал ей парадоксальный по своей простоте и одновременно невероятной сложности вопрос.

Казалось, Малдер почувствовал ее нерешительность.

- Я имел в виду, почему ты хотела бы оказаться со мной в… том месте? Поверь мне, Скалли, в нем нет ничего приятного. Абсолютно ничего.

На этот раз она не колебалась, дав напарнику ответ, который подсказало ей сердце.

- Единственная причина, по которой я бы хотела отправиться туда вместе с тобой, Малдер, заключается в моем желании помочь тебе вернуться назад – ко мне. К нам.

Видимо, она сказала то, что ему нужно было в данный момент услышать, потому что он мягко улыбнулся в ответ и слегка сжал ее ладонь.

- Спасибо тебе за предложение, - нежно поблагодарил он. – Но я бы никого не стал туда брать и уж тем более тебя.

- Даже если я сама этого хочу? – Несмотря на легкий, дразнящий тон, они оба уловили скрытую в ее словах серьезность.

Малдер вздохнул.

- Просто… по правде сказать, я об этом не думал, - в конце концов признал он.

Скалли отвела взгляд, не в силах больше смотреть напарнику в глаза. И это говорит знаменитый доктор Фокс Малдер, окончивший Оксфорд с докторской степенью по психологии, обладатель аттестатов по клинической и патологической криминальной психологии, а также действующего на всей территории страны сертификата ФБР, подтверждающего его квалификацию в качестве профайлера по насильственным преступлениям. Широко известный в кругах, связанных с судебной психологией – фактически, даже за пределами США, что доказывает наличие у него благодарственного письма от старшего шефа детективов из Скотленд-Ярда.

И при этих регалиях он не в состоянии увидеть очевидную истину прямо у себя под носом.

- Не сознательно, по крайней мере, - добавил Малдер, озвучив мысль, которая в тот же момент промелькнула и у Скалли в голове.

Она хмыкнула, в очередной раз поразившись умению напарника постоянно удивлять ее.

- Малдер… прежде ты так часто посещал психотерапевта, так неужели эта тема ни разу не поднималась ни на одном из сеансов?

Он отвел взгляд.

- Я старался этого избегать, - пробормотал Фокс.

Скалли вновь завела машину и процедила через плотно стиснутые зубы:

- Но не со мной.

Переведя взгляд на напарницу, Фокс внимательно наблюдал за ней, пока она выруливала на проезжую часть, и спрашивал себя, знает ли Дана, как часто он хотел все рассказать, поведать ей свои грязные маленькие секреты.

«Мерзкий, отвратительный мальчишка», - вновь услышал он голос своей матери.

Малдер тряхнул головой, стараясь отогнать воспоминание, но это не помогло: он ярко и отчетливо видел выражение ее перекошенного и красного от гнева лица, обвиняющий взгляд ее широко распахнутых глаз и то, как она угрожающе тыкала в маленького сына пальцем, а затем яростно потрясала у него перед носом кулаком.

И вдруг это видение исчезло, уступив место другому, на этот раз о Фиби, когда они с ней в третий или четвертый раз занимались… нет, точнее будет сказать, трахались. Тогда она впервые доставила ему удовольствие способом, о котором юный Фокс прежде только читал, гадая, каково это; проделала то, до чего, по категоричному заявлению его матери, приличные, уважающие себя девушки никогда не опускаются, а благовоспитанные юноши никогда не просят. Подняв голову, Фиби соблазнительно облизала и без того влажные губы и плотоядно улыбнулась, увидев на лице своего любовника смесь страха и желания.

- О, вижу, тебе это понравилось? – с озорным блеском в глазах спросила она. И словно вдруг лишившись дара речи, Малдер ограничился энергичным кивком, в тот момент еще и не подозревая, что неосторожно дал ей в руки идеальное оружие против себя, которым она, разумеется, не преминула воспользоваться, трахая не только его тело, но и мозги на протяжении последующих десяти лет.

- Ты грязный маленький развратник, не так ли? – поддразнила она, заставив Малдера невольно вздрогнуть. Даже спустя столько лет его снова передернуло от отвращения при воспоминании о том моменте, когда он, к стыду своему, несмотря на совсем недавно испытанный оргазм, почувствовал, что опять возбуждается. Это обстоятельство не ускользнуло и от внимания Фиби, окинувшей его понимающим взглядом. И вновь он не сумел вовремя разглядеть, что Фиби Грин была преисполнена уверенности в своей власти над молодым Фоксом Малдером, которого она, в буквальном и переносном смысле, крепко держала за яйца.

И с тех пор Фиби не упускала случая снова и снова продемонстрировать Фоксу, что прекрасно знала, на какие кнопки нажимать, чтобы достичь желаемого, и, не колеблясь, использовала его слабости, когда это отвечало ее целям.

Так же, как и его мать.

- Мы на месте, - вторгся в его мысли голос напарницы, которая в этот момент как раз припарковала машину у тротуара и заглушила мотор.
 
Resist or Serve » Креативность » X-files FanFiction » Изба-читальня: "Код"
Поиск:

Copyright MyCorp © 2020