Resist or Serve Воскресенье, 2020-09-20, 12:18 PM
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Тень | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 10 из 10
  • «
  • 1
  • 2
  • 8
  • 9
  • 10
Модератор форума: Alex_Оstrov, Black_Box, Soul  
Resist or Serve » Креативность » X-files FanFiction » Изба-читальня: "Двенадцать обрядов посвящения"
Изба-читальня: "Двенадцать обрядов посвящения"
Black_BoxДата: Понедельник, 2013-01-21, 11:43 AM | Сообщение # 136
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
Понятия не имею что это и откуда. Или глюк или навязчивый сервис юкоза. Или и то и другое. На синем сайте кажется та же фигня.
Кажеться они дают выбор: если нажать кнопочку BBcode справа вверху, будет по старому.


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
KenaДата: Четверг, 2013-02-14, 7:51 PM | Сообщение # 137
Смилодон
Группа: Орден Фикрайтеров
Сообщений: 500
Репутация: 4
Статус: Offline
Часть одиннадцатая (из двенадцати)
Воскрешение


Квартира Фокса Малдера
18 февраля 1998 года
20:44

Малдер неотрывно смотрел в глаза Скалли, словно без ее одобрения не мог до конца поверить в случившееся и дать волю своим чувствам. Напарница так долго была его верным соратником, человеком, на которого он привык всецело полагаться, и в какой-то момент Малдер осознал, что не может позволить себе поверить во что-то, пока не увидит веру в ее глазах.

Стоявшая у окна лампа отбрасывала свет на лицо Скалли, и он ясно видел слезы на ее щеках.

- Я одолжила у Чендлеров альбом детских фотографий Сары.

В этом вся Скалли: в любой, даже самый трудный момент, непременно запастись фактами, предоставить неопровержимые физические доказательства.

Внезапно Малдер почувствовал, что у него дрожат руки.

Она мягко забрала у напарника папку и положила ладонь на его трясущиеся пальцы.

- Я понимаю, что все это не укладывается у тебя в голове.

Малдер только покачал головой, вспомнив, как один раз уже поверил в возвращение сестры несколько лет назад, но жестоко обманулся.

- Это точно она? Точно не очередная…?

- Я думаю, Сара Чендлер твоя сестра, Малдер. – Голос Скалли, хотя и тихий, был спокойным и твердым. – Думаю, что на это указывают все улики. Думаю, что как только мы ее найдем, анализ ДНК прояснит этот вопрос окончательно.

Ее слова, ее мягкий убедительный тон словно окутали его приятным теплом, и он позволил себе успокоиться.

- Но как? Как она…? Как…? – Малдр замолк, поняв, что ему никак не удастся произнести хоть что-то членораздельное.

- Малдер, я понятия не имею, почему твою сестру похитили. Не знаю, может быть, Картер Кристофер сказал правду, и им необходим был рычаг давления на твоего отца. Но я убеждена, что сейчас ее увезли из-за того, что те, прежние воспоминания начали возвращаться. Помнишь, я говорила тебе, что Сара вела дневник? Который мне дала почитать ее подруга, Энн Милликен?

Малдер кивнул. От напряжения у него затекла спина и шея, но так и сидел, не шелохнувшись.

- Она смутно помнила какого-то мальчика. Писала, что чувствовала к нему доверие, но злилась на него, потому что он вечно ее дразнил.

Малдер прикрыл глаза, вновь ощутив резкий приступ вины.

- Последнее, что я ей сказал…

Скалли сжала его руку.

- Она писала, что любила его. Послушай меня, Малдер. Одна вещь не дает мне покоя с того самого момента, как я увидела детскую фотографию Сары. То, что она написала на полях в своем дневнике.

- Что? – Малдер сам не узнал свой голос – сдавленный, резкий, скрипучий.

- Она написала: «Я их не ем ни там, ни здесь. Я не хочу нигде их есть».

- «Я яйца с ветчиной не ем», - продолжил шепотом Малдер, ощущая подступающую тошноту.

- «Не съем - ни в ящике пустом, ни с лисой с большим хвостом», - тихо закончила за него Скалли.

Малдер обхватил себя руками и стал покачиваться взад-вперед, утонув мыслями в прошлом. Саманта снова и снова выкрикивает стишок Доктора Сьюза, пока он не чувствует, что готов ее придушить…

- Я боюсь.

Скалли дотронулась рукой до его щеки.

- Чего ты боишься?

- Боюсь поверить, что это действительно Сэм.

- Потому что не знаешь, где она сейчас?

- Потому что я только-только решился поставить крест на всех попытках ее отыскать. – Малдер закрыл глаза. – Понимаешь, Скалли? Я боюсь поверить, что она сейчас где-то одна, нуждается во мне как раз тогда, когда я сжег все мосты. Прямо как тогда.

- Тогда? Малдер, ты пожертвовал всем, чем только мог, ради поиска сестры. – Скалли приподняла его подбородок и заставила посмотреть себе в глаза. – Никогда еще я не встречала человека, который бы так преданно и страстно посвятил себя одной-единственной цели. Сама мысль о том, что Саманта может быть жива, любому другому человеку показалась бы просто невероятной…

- Тебе, например?

Скалли дернулась, будто от удара, безвольно уронив руку на колени.

- Да. Например, мне.

Малдер покачал головой.

- Ты никогда не позволяла мне сдаться, Скалли. И даже в этот раз пыталась меня отговорить.

- Я старалась верить, ради тебя. – Скалли отвернулась. – Но, если честно, никогда не думала, что эти попытки в самом деле могут увенчаться успехом.

Малдер взглянул на ее удрученное лицо, с удивлением увидев в глазах напарницы вину. Неужели она думала, что подвела его? Неужели такое возможно?

- Мне хватало того, что ты старалась верить, Скалли. Большего я никогда у тебя не просил.

Скалли посмотрела напарнику в глаза.

- Мне так хотелось помочь тебе. Хотелось найти ее живой, ты даже не представляешь, насколько. И когда я увидела ту фотографию… - Она махнула рукой в сторону папки. - Я только об одном и думала - что нашла ее, что отыскала Саманту для тебя. Мне казалось, что это самое важное, чего я добилась в жизни.

Малдеру захотелось притянуть Скалли к себе, показать напарнице, как важна для него ее неиссякаемая вера. Но сейчас он сам себе за себя не ручался и опасался, что если прикоснется к ней, то отпустить уже не сможет. Боялся, что его желание поглотит ее целиком.

Он сцепил пальцы и покачал головой.

- Кто бы мог подумать, что именно в такой момент я решу положить поискам конец. – Он грустно усмехнулся. – Как всегда, выбрал самое подходящее время.

- Малдер, не вини себя, это глупо.

Но он все равно винил. Малдер отступился, и судьба не замедлила его наказать. Как ребенка, которому показали вкусное угощение, но сразу же отняли за неподобающее поведение.

- Она у них, так ведь, Скалли? У тех же самых людей, которые похитили ее в первый раз?

- Полагаю, что так. Думаю, они хотят каким-то образом… стереть ее воспоминания, - нехотя признала Скалли. – То же самое случилось с тобой тогда в Айдахо, на базе Эллен. Ты говорил, что видел что-то важное, но так ничего не смог вспомнить.

- Ты тогда мне не поверила, Скалли.

- Зато я верю тебе теперь.

Малдер улыбнулся и кончиком пальца провел по ее щеке.

- Ты веришь в меня.

Скалли кивнула.

- И я верю в лучшее, Малдер. Пусть они вновь забрали твою сестру, но не думаю, что ее собираются лишить жизни. Может, ее даже намереваются вернуть как Сару Чендлер.

- Но что дальше? – спросил Малдер, и его сердце сжалось от волнения. – Они ведь наверняка в курсе твоей поездки в Чарльстон. И что теперь ты, вероятно, знаешь, кто она на самом деле.

Скалли только вздохнула, не пытаясь скрыть тревоги.

- Ты прав.

- Думаешь, ее убьют? – Малдер вдруг осознал, что снова с надеждой смотрит напарнице в глаза.

- Малдер, она не случайно оставалась жива до сих пор. И я полагаю, причина, по которой ее не убили прежде, не потеряла своей актуальности. – Скалли говорила так, будто ей приходилось разъяснять что-то совершенно очевидное, и Малдер несколько успокоился, вдохновленный этой уверенностью. – Если они сочтут, что опасно возвращать Сару Чендлер, то просто придумают ей какую-нибудь новую историю. Но сомневаюсь, что спустя столько лет ее убьют.

И хотя Малдер не разделял ее оптимизма, но убежденность Скалли все же придала ему сил. У него еще будет время задаваться ненужными вопросами и дрожать от страха, а сейчас он хотел только одного - порадоваться, что его сестра жива.

- Надо найти ее, Скалли.

Она нахмурилась.

- Надо, но как? Мы знаем, кто Саманта сейчас, но не знаем, где она. Впрочем, для начала я попросила Пендрелла проверить тот логотип, который вспомнила.

Малдер провел рукой по подбородку и внезапно подивился его гладкости. Обычно к этому времени у него уже отрастала щетина, но сегодня он специально принял душ и побрился за пару часов до приезда Скалли. А еще заказал еду из тайского ресторана, которая сейчас остывала где-то на кухне. Более того - опустился до столь неоригинального поступка, как откопать диск Барри Уайта*. Да, еще недавно его планы на вечер были совсем другими.
[* Барри Уайт – американский блюзовый певец 1970-х гг.]

Но все изменилось в один момент, и на первый план вышли иные заботы.

- Наверняка что-то можно сделать…

- У тебя есть какие-нибудь связи на такой экстренный случай?

Малдер обдумал ее вопрос и ответил:

- Нет. Больше я никому не доверяю.

- Рэйвен тоже не сообщила, как с ней связаться, только велела своим людям оглушить меня и бросить в грузовик. – Скалли криво ухмыльнулась. – Может, стоит выйти на угол какой-нибудь темной улицы и подождать? Вдруг история повторится?

- Нет. – Малдер понимал, что это шутка, но все равно вздрогнул, вспомнив те мучительные часы, пока он ждал вестей от напарницы. – Ты сказала Пендреллу, чтобы он позвонил, как только что-то выяснит?

- Конечно. Малдер, я понимаю, что ты хочешь действовать, но сейчас мы бессильны. Сара сейчас может быть где угодно: на другом конце страны или даже мира. Надо работать с теми данными, что у нас уже есть.

- А как насчет ее электронных писем?

- Я их не сохранила, Малдер. – Скалли отвернулась. – Но не помню в них ничего такого, что могло бы послужить подсказкой.

Малдер разочарованно закрыл глаза.

- Я позвонила Энн Милликен из Чарльстона, - добавила Скалли. – Она перешлет нам дневник Сары… то есть Саманты. Я оставила ей все необходимые координаты и попросила отправить его как можно скорее. Доставка будет не позднее половины девятого.

Скалли замолчала, вдруг со всей очевидностью осознав, что предприняла все, что можно было предпринять. Больше всего ее огорчало то, что Малдер на данный момент ничем не мог помочь, ведь и он сам, и его сестра больше всего нуждались именно в этом.

Скалли протянула руку и накрыла его ладонь своей.

- Я понимаю, как ты разочарован, но некоторое время нам придется просто ждать.

Признавая правоту напарницы, Малдер вздохнул и попытался расслабиться.

- Ты, кажется, говорила, что Чендлеры одолжили тебе фотографии?

Скалли подняла сумку и вытащила оттуда фотоальбом в пластиковой обложке. Она протянула его Малдеру и села рядом с ним на диван, поджав под себя ноги и положив руку на спинку. Малдер ощутил тепло ее тела и мгновение наслаждался этим чувством. Вина и страх на какое-то время отступили и сменились опьяняющей радостью от того, что его сестра жива, и у него все еще есть шанс ее отыскать.

Малдер глубоко вдохнул и открыл альбом.

***

46-я улица
Нью-Йорк
21:12

- Сложилась критическая ситуация. Все, над чем мы работали, может быть потеряно. – Худой, мертвенно-бледный мужчина, которого Рэйвен знала исключительно под именем мистера Ховарда, шагал по комнате из угла в угол. Снаружи моросил дождь, и стекающие по стеклу капли превращали вид за окном в размытый пейзаж, а городские огни сверкали, словно рождественские гирлянды.

На секунду Рэйвен задумалась о доме, где она не появлялась так давно, что даже не помнила, сколько лет минуло с ее последнего визита. Мичиган был куда дальше, чем могло показаться по карте. Казалось, их разделяли не мили, а световые года.

- Что ж, давайте обдумаем самый худший вариант развития событий, – предложил Рэй Леони. Этот моложавый коренастый мужчина сейчас выглядел постаревшим и усталым. В последнее время ему приходилось нелегко: до Рэйвен доходили слухи о том, что его сын буквально убит горем. К счастью, предательство Ли МакГроу пока не выплыло наружу, и Рэйвен надеялась, что так оно и останется.

Она понимала, что играет в опасные игры. И даже не могла похвастать тем, что ею двигали высокие благородные цели. Нет, мотивы этой женщины были исключительно личными. Просто-напросто банальная месть.

Она не могла подобраться к этим людям снаружи и сокрушить их. Зато изнутри…

- Худший вариант развития событий таков: мистер Малдер и его прелестная напарница разыщут мисс Малдер до того, как она будет готова к возвращению.

Картер Кристофер бросил взгляд на мужчину, сидевшего в другом углу комнаты. Рэйвен никогда не слышала, чтобы его называли по имени. Обычно к нему обращались так - «наш коллега из Вашингтона». Сама она прозвала его про себя «мистер Черные Легкие».

Мужчина поднес сигарету ко рту и затянулся.

- Само собой, ее нельзя возвращать под тем же именем, что она носит сейчас. Мы уже работаем над тем, чтобы создать ей новую личность. А потом… переместим ее.

- Можем ли мы позволить себе такой риск? – спросил мистер Ховард.

Мистер Глен снял очки и положил на колени файл, который тщательно изучал все это время.

- Нам следовало избавиться от нее еще двадцать три года назад.

Мистер Джеймс поставил чашку кофе на стол.

- Согласен.

- А почему бы нам не вернуть ее брату? – Мистер Черные Легкие, снова сделав затяжку, выдохнул, и его лицо исчезло в клубах дыма.

- Вернуть? – мистер Ховард пораженно смотрел на курившего мужчину.

- Стереть память и вернуть. Она ничего не вспомнит про свое похищение двадцатипятилетней давности. И про последнее тоже. А мистер Малдер наконец лишится повода продолжать свой бесконечный поиск истины.

Картер Кристофер встал и пересек комнату. Несмотря на изможденный внешний вид, он источал такую властность, что Рэйвен всякий раз невольно робела. К чести мистера Черные Легкие, он едва дернулся.

- Вы, разумеется, отдаете себе отчет в том, что у мистера Малдера имеется и другая страсть. Которая никуда не денется с возвращением его сестры.

Курильщик сделал последнюю затяжку и, затушив окурок в пепельнице, медленно выдохнул.

- Я в курсе всех недавних… увлечений Малдера, мистер Кристофер. Но мне прекрасно известно, что такие люди в большинстве своем пламенно преданы лишь одной цели. Готов поспорить: стоит только дать ему то, что он искал всю свою сознательную жизнь, как все его прочие «страсти» разом поутихнут. А последнее обстоятельство всем нам только на руку.

Картер, грозно прищурившись, отступил на шаг назад.

- Вы всерьез полагаете, что он забудет про свою напарницу? После той жертвы, которую ради нее принес?

Мистер Черные Легкие только пожал плечами.

- Он никогда не намеревался делать выбор между ней и своей сестрой. Но зная склонность юного мистера Малдера к самобичеванию, я сомневаюсь, что он пожелает приносить одни и те же жертвы дважды.

Значит, вы плохо знаете «юного мистера Малдера», подумала Рэйвен. С другой стороны, мужчины так глупы во всем, что касается любви и верности. До последнего не видят дальше своего носа.

Но она знала правду. Она видела ее.

- Нет, - наконец произнес Картер. – Это слишком большой риск. Избавьтесь от нее как можно скорее. Улик не оставлять. Фабрику закрыть. Насовсем.

Он повернулся к курильщику спиной и плеснул в свой стакан глоток виски и потому не увидел яростного взгляда, которым его пронзил мистер Черные Легкие.

Но Рэйвен заметила и поняла все правильно. Это не было бунтом: мистер Черные Легкие как хороший солдат выполнит полученный приказ. Он понимает, что значит принести жертву во имя высшей цели.

Но до конца своих дней будет ненавидеть Картера за то, что тот вынуждает его сделать. Опыт научил этого человека видеть разницу между долгом и чувствами. Но это не значит, что у него их нет.

Судьба Саманты Малдер по каким-то причинам ему небезразлична. Он убьет ее, но будет сокрушаться об этом всю свою жизнь.

Дурак, подумала Рэйвен. Несчастный дурак.

К счастью, она не была таким хорошим солдатом, каким ее считали. Ее верность принадлежала совсем другим людям.

Она подошла к Картеру.

- Я еду домой, если здесь больше не нужна.

Тот внимательно посмотрел в глаза собеседнице, и его взгляд потеплел. Рэйвен догадывалась, что он по-настоящему ей симпатизирует, и даже получала от этого какое-то извращенное удовольствие.

- Конечно, дорогая. Сегодня ты мне не понадобишься.

Рэйвен выскользнула из комнаты, убедившись, что остальные мужчины почти не удостоили своим вниманием ее уход. В этом отношении они были довольно старомодны и терпели присутствие женщины только потому, что повиновались приказу Картера, но на самом деле считали ее совершенно бесполезной.

Именно этого она и добивалась.

Рэйвен поймала такси на углу улицы и назвала адрес. Но убедившись через несколько кварталов, что за ней не следят, попросила поехать в другое место.

Водитель развернул машину и направился в аэропорт Кеннеди.

***

Лаборатория криминалистики
Штаб-квартира ФБР
21:43

Алан Пендрелл устало щелкал мышкой, листая базу товарных знаков в попытке отыскать логотип, примерное изображение которого прислала ему по факсу Дана Скалли. С присущей ему скрупулезностью Пендрелл просмотрел все существующие на сегодняшний день логотипы, но, ничего не обнаружив, принялся за базу пятилетней давности.

Усевшись за компьютер, Алан предварительно погасил свет в помещении. В нем не было нужды, да и ситуация обязывала: как-никак, это позволяло ощутить всю важность момента - трудиться над таинственным «секретным материалом», задержавшись в темной лаборатории поздним вечером, в затихшем и практически пустом здании. И изо всех сил пытаться помочь в раскрытии дела, представлявшего такую важность для Даны Скалли и ее напарника. Это позволяло ему ощутить себя самым настоящим заправским полевым агентом. Агент Алан Пендрелл, Федеральное бюро расследований.

- Ты чего это тут трудишься, аки пчелка? Не иначе как кто-то умер?

Внезапно раздавшийся в помещении негромкий протяжный голос заставил Пендрелла подпрыгнуть от неожиданности. Он резко обернулся и увидел веселый взгляд Аннелл Холлис.

- Ты меня до смерти напугала! – отчитал он ее.

Аннелл усмехнулась и, подойдя к его рабочему место, села на крутящийся стул.

- О какой смерти можно говорить, Алан, если у тебя, судя по всему, даже нет жизни? Ты в курсе, который час?

Пендрелл нахмурился, ощущая одновременно раздражение от этого несвоевременного вторжения и в то же время - любопытство при виде облачения коллеги, столь непохожего на привычное рабочее одеяние. Она выглядела совсем… по-другому. Темные волосы, обычно скрученные в тугой пучок, сейчас свободно рассыпались по плечам, а деловой костюм с мешковатым верхом сменили черный свитер и джинсы. Косметика практически отсутствовала, и по виду Аннелл невозможно было заподозрить, что эта женщина уже шесть лет как работает в ФБР.

Пендрелл оторвал взгляд от этой непривычной картинки и снова уставился на монитор.

- Ты, видимо, тоже не можешь похвастать слишком бурной личной жизнью, раз торчишь здесь в половину десятого вечера.

- Я ехала домой после ужина с подругой и увидела свет в офисе. Решила заглянуть и проверить, что за мазохист тут пытается выслужиться перед начальством, вот и все. – Она подкатила стул поближе. – Над чем работаешь?

Он свернул окошко.

- Это секретная информация.

Аннелл кокетливо прищурилась.

- Ага, понятно. Для Даны, стало быть?

- Да, это связано с «Секретными материалами».

Аннелл вздохнула и отъехала от стола.

- Все ясно.

Пендрелл посмотрел на нее, удивившись резкой перемене в ее голосе.

- Я думал, тебе этот проект нравится.

- Конечно, мне нравится любой проект с участием Фокса Малдера, - сказала Аннелл, криво усмехнувшись. – Но я понимаю, где проходит граница между симпатией и подхалимством.

Он возмущенно уставился на нее.

- Я просто делаю свою работу.

- Нет, ты пытаешься впечатлить Дану Скалли.

- Я пытаюсь помочь двум коллегам раскрыть очень важное дело…

Компьютер вдруг загудел. Пендрелл, немедленно забыв про спор, обернулся к монитору и, расширив окошко, увидел мигающую надпись.

СОВПАДЕНИЕ НАЙДЕНО.

***
 
KenaДата: Четверг, 2013-02-14, 7:52 PM | Сообщение # 138
Смилодон
Группа: Орден Фикрайтеров
Сообщений: 500
Репутация: 4
Статус: Offline
Квартира Фокса Малдера
21:38

- Посмотри на эту. – Малдер провел пальцем по вставленной в пластиковую обложку альбома фотографии его четырнадцатилетней сестры, которая широко улыбалась, демонстрируя скобки на зубах.

- Я всегда подозревал, что ей придется их носить.

- Ну, на ней они смотрятся куда лучше, чем на мне, - прошептала Скалли, бросив взгляд на снимок, а потом взглянула Малдеру в лицо. Зрелище того, как Малдер прослеживал жизнь своей сестры по фотографиям, тронуло ее до глубины души. Малдер умел профессионально прятать свои эмоции, но она давно уже научилась расшифровывать даже такую скудную мимику, как едва заметный изгиб губ и учащенное моргание.

Шесть лет она провела бок о бок с этим непростым, но удивительно притягательным человеком и не раз оказывалась свидетелем того, как ему приходится бороться не только с ложью и махинациями других людей, но и со своими собственными страхами. Его доверие предавали, его чувства растаптывали, его веру подрывали, но он никогда не сдавался. Да, совместная работа с ним зачастую приносила больше страданий, чем удовольствия, но сейчас, сидя здесь, Скалли наконец-то чувствовала себя вознагражденной за все свои усилия.

Потому что сейчас, в этот миг, человек, которого она так любила, в самом деле радовался жизни. Неважно, что темнота опутывала их, что им пришлось столкнуться с очередным исчезновением Саманты. В этот вечер, сегодня, Малдер был счастлив, и Скалли делила это счастье с ним.

- Она такая красавица, правда? – Малдер посмотрел на напарницу горящими, как у ребенка, глазами. Вот тот самый мальчик, который потерял свою сестру, поняла она. Так он выглядел. Таким он был раньше.

Двадцать четыре года назад у него забрали больше, чем только сестру.

- Да, очень красивая.

- Похожа на маму в молодости… - Глаза Малдера вдруг расширились. – Мама… Она ведь не знает…

- Думаешь, стоит ей сообщать прямо сейчас? Мы же пока не выяснили, где Саманта…

Его глаза потухли, и Скалли отвернулась, жалея, что момент радости так быстро прошел.

- Ты права. Не стоит подавать надежду, пока мы сами не знаем…

- Я хотела сказать, что лучше всего будет показать ей Саманту лично.

Скалли не хуже Малдера ощущала бремя навалившихся на них новых проблем, но старалась не отчаиваться. Никогда прежде им не удавалось подобраться так близко. Еще три недели назад они понятия не имели, где находится Саманта и как она выглядит. И то, что Консорциум связан с этим…

- Это твой телефон?

Тихий голос Малдера прервал поток ее мыслей. Скалли, вскинув голову, прислушалась, и до нее в самом деле донесся приглушенный сигнал вызова. Она встала и направилась за телефоном, забытым в кармане пальто, которое в настоящий момент сушилось у Малдера в ванной.

- Скалли.

- Агент Скалли, это Алан Пендрелл. У меня для вас кое-что есть.

Ее сердце подпрыгнуло.

- Логотип?

- Это вышедший из употребления товарный знак, его сменили три года назад. Компания называется «Пинк Фармасьютикал».

При этих словах Скалли на мгновение потеряла дар речи. Как же она сама не догадалась? Ведь она сама была свидетельницей того, что эта компания была в каком-то сговоре с Консорциумом, видела, как улики уничтожили в мусоросжигателе той тюрьмы в Вирджинии. Неудивительно, что «Пинк Фармасьютикал» имели прямое отношение к этому чудовищу Ишимаре.

- Я уже собрал на них всю информацию, в том числе касательно корпоративной структуры и расположения складов, - добавил Пендрелл.

- Отлично, Алан, я приеду через несколько минут.

Скалли отключила телефон и, обернувшись, чуть не столкнулась с Малдером.

- Что у него?

Она рассказала напарнику о находке Пендрелла.

Глаза Малдера потемнели от гнева и страха.

- И теперь у этих ублюдков моя сестра.

- Пендрелл собирает информацию. Мне надо переодеться и поехать в офис.

- Подожди меня…

- Не надо, Малдер, побудь пока здесь. Ты совсем не спал.

- Да ты с ума сошла, Скалли, если думаешь, что я и правда тут останусь.

- Ты мне ничем не поможешь, Малдер, я сама справлюсь. Всего-то надо полистать бумажки и постучать по клавиатуре. А ты пока посмотри фотографии, отдохни. Поспи, если получится…

- Нет, я возьму с собой альбом и не буду лезть тебе под ноги, если ты так настаиваешь, но тут не останусь. – Напарник упрямо сжал губы. – Даже не предлагай. Ты бы так не поступила, будь это твоя сестра…

Острый приступ боли чуть было не свалил Скалли с ног, и она опустила голову, чтобы Малдер не увидел ее слез.

- Черт. – Он резко выдохнул, явно жалея о необдуманных словах. – Я не хотел, чтобы это так прозвучало, Скалли…

Она сморгнула слезы и посмотрела на напарника.

- Я знаю. Ты прав. Я бы не осталась, если бы речь шла о Мелиссе. Но, чур, я за рулем.

Малдер кивнул.

- Переодевайся, а я пока захвачу зонт.

Он отвернулся, вышел из ванной и закрыл за собой дверь.

Скалли сняла с себя толстовку и переоделась в запасной костюм, который брала с собой в Чарльстон. Он здорово помялся, но сейчас это ее не волновало. Набросив на плечо сумку, она вышла в гостиную, где Малдер уже упаковывал фотоальбом. Напарник так и остался в своей черной водолазке и джинсах и лишь накинул поверх теплое пальто. В руках он держал огромный зонт, под которым без труда поместились бы они оба.

Без дополнительных просьб с ее стороны он протянул Скалли ключи от машины и проводил до водительского места, заботливо держа над головой напарницы зонт. Затем Малдер сел рядом и усмехнулся, когда они одновременно принялись перенастраивать сиденья.

- Только попробуй что-нибудь сказать про мои коротенькие ножки, - с притворной угрозой предупредила Скалли, стараясь ослабить напряжение и тревогу, которая не давала покоя им обоим.

- Мне бы и в голову не пришло, - отозвался Малдер, а в его голосе звучала нескрываемая благодарность за эту попытку хоть как-то разрядить обстановку.

Если и вправду есть что-то паранормальное в Чокнутом Фоксе Малдере, так это его способность беседовать с ней без единого слова. Скалли никогда в жизни не испытывала такого родства душ ни с кем, кроме своего напарника. Он изменил ее жизнь и продолжал менять - каждый день, каждый час, каждую секунду.

Им придется многое решить и обговорить, когда все закончится, но сейчас, мчась по дороге к Гувер-Билдинг, Скалли то и дело возвращалась мыслями не к этому. Она снова и снова вспоминала другое: неприкрытую радость, что озарила лицо напарника в тот краткий момент надежды. Мечта всей его жизни внезапно оказалась рядом, так близко, что, казалось, можно было протянуть руку и дотронуться до нее. И больше всего на свете Скалли хотела подарить ему такую возможность.

Помочь воплотить его мечту в жизнь.

Пендрелл ждал их в лаборатории. Скалли с удивлением отметила, что он был не один, а в компании невысокой темноволосой девушки с веселыми карими глазами. Специалист по отпечаткам, вспомнила она. Анна или что-то в этом роде. Скалли бросила быстрый взгляд на бейджик, прикрепленный к поясу ее джинсов. Аннелл Холлис.

Затем она посмотрела на Малдера, но тот даже внимания не обратил на присутствие девушки, прямиком направившись к столу Пендрелла.

- Что у вас?

- У «Пинк Фармасьютикал» имеются склады по всей стране, - начал рассказывать молодой агент, жестом пригласив Малдера и Скалли сесть рядом. – На западе – в Юджине, Денвере и Сан-Диего, в центре – в Канзас-Сити, Хьюстоне и Детройте, на юге – в Таллахасси, Бирмингеме и Мемфисе, а на востоке – в Бостоне, Кэмдене и Роквилле, штат Мэриленд.

- Роквилл? – Малдер сразу определил ближайший к ним город. – До него же отсюда рукой подать.

Скалли бросила недоверчивый взгляд на девушку. Интересно, сколько той известно? И можно ли вообще обсуждать эту ситуацию при ней?

Малдер по-прежнему не замечал ее присутствия и продолжал расспрашивать Пендрелла.

- Где в Роквилле этот склад?

- На севере города… На полпути к Гейтерсбергу.

- Поехали.

Скалли схватила Малдера за руку.

- Малдер… Мы же не можем просто так вломиться в частное владение.

Он повернулся к напарнице, и его глаза гневно сверкнули.

- Черт возьми, Скалли, нет времени беспокоиться о протоколе. Речь идет о Саманте!

Но Скалли, сжав губы, упрямо продолжала стоять на своем.

- Я все понимаю. Но если ты ворвешься туда ни с того ни с сего, как какой-то одержимый, то из-за тебя ее могут убить.

- А ты думаешь, я просто буду сидеть тут сложа руки?

- Я думаю, что сперва ты должен остыть и подумать головой, Малдер. Если ты этого сделать не в состоянии, я позвоню Скиннеру и попрошу его снять тебя с дела. А теперь успокойся и пораскинь мозгами. – Скалли нарочито спокойно посмотрела в его сверкающие от ярости глаза и не дрогнула, хотя ей было сильно не по себе. Впрочем, напарник, кажется, сумел взять себя в руки. Или ей удалось передать ему толику своего самообладания.

- Ладно, ладно. – Он запустил пальцы в волосы и тут, кажется, впервые заметил Аннелл Холлис. – А вы кто?

- Агент Холлис. – Темноволосая девушка даже не вздрогнула, несмотря на весьма недоброжелательный взгляд Малдера. «Крепкий орешек, - подумала Скалли, - хоть и выглядит как школьница». – Мне уйти? Или, может быть, я могу помочь?

Глаза Малдера сузились.

- А на чем вы специализируетесь?

- Отпечатки пальцев, но этим мои таланты не ограничиваются. Еще я умею наливать кофе и не настолько гордая, чтобы за ним не сходить. Хотите? – Она посмотрела на Скалли, как будто ожидая, что та откажется.

Но Скалли лишь кивнула.

- Спасибо, Аннелл, было бы здорово.

Женщина вышла из комнаты, и Скалли повернулась к Малдеру и Пендреллу.

- Малдер, сомневаюсь, что Саманту станут держать на складе, который активно используется по прямому назначению.

Мужчины задумчиво переглянулись.

- Да, ты права, - сказал Малдер смущенно.

- Простите… Мне и в голову не пришло. – Пендрелл выглядел совершенно уничтоженным.

- Как насчет старых или заброшенных помещений?

- Боюсь, что они не отмечены в документах, - сказал Пендрелл. – Но я проверю.

- Будьте добры. – Скалли подошла к Малдеру и, положив ладонь ему на руку, отвела в сторону, пока Пендрелл с энтузиазмом погрузился в выполнение новой задачи. Понизив голос, она сказала:

- Малдер, прости, что я так жестко с тобой говорила…

Он прервал ее, покачав головой.

- Ты была права, и я это заслужил. Спасибо, что вовремя меня приструнила.

Скалли хотелось обнять его, крепко прижать к себе, сказать, что все будет хорошо, но она ограничилась тем, что мягко сжала его руку, а потом вернулась к Пендреллу проверить, удалось ли тому что-нибудь найти.

***

Техническая лаборатория
Штаб-квартира ФБР
23:26

Малдер поднял руки и потянулся, желая хоть немного размять затекшие шею и спину. И сразу почувствовал на себе обеспокоенный взгляд Скалли и волнами исходившую от нее тревогу.

Его собственные чувства и эмоции так и не устоялись и пребывали в полном беспорядке. Что он испытывал? Счастье? Печаль? Злость? Страх? Малдер сам не знал и отчасти хотел просто замкнуться в себе, отрешиться от всего. Вся неделя выдалась для него весьма нелегкой, и он здорово вымотался эмоционально и физически. Тем более за последние пять дней ему не удалось проспать больше двух-трех часов за ночь, и в результате он никак не мог стряхнуть с себя непонятное оцепенение и вернуть себе ясность мысли. Дальше так продолжаться не могло, но если им повезет, то и не придется.

- Есть что-нибудь? – Он посмотрел на экран компьютера, за которым сидел Пендрелл. Поверхностный поиск закончился ничем. Аннелл предложила попробовать вебсайт коммерческой фармакологии, и сейчас Пендрелл просматривал страницу за страницей в поиске упоминаний «Пинк Фармасьютикал». А затем оглянулся на Малдера и покачал головой.

- Пока ничего. Но сайтов еще немало.

- Малдер, поезжай домой, поспи, - предложила Скалли. – От тебя тут мало толку…

- Нет, Скалли. – Он решительно покачал головой.

- Ну, хотя бы сделай перерыв. Можно что-нибудь заказать. Наверняка ты не ужинал.

Малдер вяло улыбнулся, вспомнив нетронутую упаковку с тайской едой, а заодно и свои несбывшиеся планы.

- Все в порядке, Скалли. Как-нибудь с голода не умру.

- Я могу за чем-нибудь сбегать, - предложила Аннелл, встав из-за компьютера.

- Нет, лучше продолжайте искать, Аннелл. – Скалли похлопала девушку по плечу. – Я сама что-нибудь куплю. На Нью-Гемпшир есть круглосуточное кафе. Тебе как обычно, Малдер?

Он только кивнул: от разговора его отвлек обрадованный возглас Пендрелла.

- Что там?

- Нашел старую рассылку Фармакологической ассоциации, в которой упоминается «Пинк Фармасьютикал». Судя по всему, они работали над сывороткой от болезни Марбурга и вирусов Эбола.

- Это как-нибудь связано с обезьянами с эболавирусом рестонского подтипа? – спросила Аннелл.

Малдер и Пендрелл одновременно обернулись к ней.

Ее темные брови слегка приподнялись.

- Я читала «Горячую зону», - произнесла она, словно защищаясь.
[«Горячая зона» – био-триллер Ричарда Престона, повествующий о происхождении и распространении геморрагической лихорадки, в частности, эболавирусов и марбургского вируса. В одной из частей романа рассказывается об открытии эболы рестонского подтипа у обезьян, импортированных из Филиппин в Рестон, штат Вирджиния]

- Может быть, связь действительно есть? – предположил Малдер.

- У меня дома есть папка, в которую я собирала все, что смогла найти, об инфекционных заболеваниях после той вспышки в тюрьме Камберленд, Малдер. – Скалли подошла к напарнику, опустив руку ему на плечо, и это теплое прикосновение сразу придало ему уверенности. – Все остальные улики утрачены, но я подумала, что, возможно, нам сейчас пригодится эта старая информация плюс кое-какие новые данные …

Малдер посмотрел на нее со смесью нежности и гордости в глазах. Это его Скалли, ярая защитница истины, которая всегда умудрялась найти выход, даже когда выхода, казалось, не было.

- Там есть что-нибудь на «Пинк Фармасьютикалс»?

- Кое-что. Прошло немало времени с тех пор, как я в последний раз открывала эту папку. Я могу съездить за ней и заодно привезти чего-нибудь перекусить.

Малдер кивнул.

- Хочешь, я поеду с тобой?

Скалли покачала головой.

- Нет уж, лучше оставайся тут и стой дальше над душой у Пендрелла.

Юный агент, обернувшись, ухмыльнулся. Вот чертов щенок-подлиза, подумал Малдер.

Скалли мягко провела пальцами по его плечу и шее. Почувствовав легкое царапание ноготков, он ощутил, как по всему телу прошла волна возбуждения. Ее глаза, встретившись с его, слегка потемнели, и Малдер с трудом сглотнул.

Скалли убрала руку и повернулась к двери. Напарник, затаив дыхание, проводил ее взглядом.

- Я только что проверила Рестон, никакой связи с «Пинк». – Странную, напряженную атмосферу нарушил тягучий южный акцент Аннелл Холлис. Малдер, глубоко и медленно вздохнув, посмотрел на девушку. Ее карие глаза насмешливо блестели, и он внезапно почувствовал себя так, будто оказался голым на оживленном перекрестке. Малдер нахмурился, но это явно развеселило девушку еще больше. – Могу попробовать форт Детрик, но наверняка большая часть информации будет засекречена.

Малдер отвернулся, чтобы не видеть ее ухмылки, и кивнул.

- Все равно попробуйте.

Да какая разница, он не отступит, даже если ему придется взломать все компьютеры в Пентагоне…

При этой мысли Малдер внезапно подскочил. Черт возьми, почему он сразу об этом не подумал?

И, схватив телефон со стола, быстро набрал номер. Послышались два гудка, после чего ответил Лэнгли:

- «Одинокие стрелки».

- Отключи запись.

***

Скалли извлекла досье на «Пинк Фармасьютикалс» из спрятанной глубоко в шкафу запертой коробки. А затем, предварительно заказав сэндвичи в круглосуточном кафе на соседней улице, сгорая от нетерпения, открыла папку и торопливо принялась просматривать бумаги. Информация в досье носила скорее медицинский характер и вряд ли оказала бы большую помощь расследованию: усилия Скалли были главным образом направлены на то, чтобы тщательно задокументировать течение болезни. Доказывать, что «Пинк Фармасьютикалс» причастны к возникновению заболевания и как-то связаны с Курильщиком и его подельниками, не пришло ей в голову. Такими вещами обычно занимался Малдер.

Скалли отыскала распечатку статьи, посвященной закупкам «Пинк Фармасьютикалс» со склада Роквилл. «Пинк» выкупили всю территорию вместе со зданием, которое раньше служило складом для продуктов, в марте 1995 года. Мимоходом в статье упоминалась вспышка вирусной инфекции у лабораторных животных в одном из исследовательских институтов компании. Местонахождение «горячей точки» там не указывалось, только сообщалось, что институт закрыли на карантин в начале августа 1994 года и больше не открывали.

Август 1994-го…

Телефон Скалли завибрировал, и она закрыла папку.

- Скалли.

- Привет, это я.

- Есть что-нибудь? – с надеждой спросила она.

- Пока нет… Я попросил Стрелков кое-что проверить по их каналам.

- Да, стоило сразу их привлечь.

Малдер замолчал, и Скалли на секунду решила, что пропала связь.

- Малдер?

- Просто не привык, чтобы ты так хорошо отзывалась о парнях.

Она улыбнулась.

- Как ты сам сказал, Малдер, речь идет о Саманте. Если бы я думала, что Великолепный Яппи может навести нас на дельную мысль, то уже бы набирала номер его горячей линии.

- А ты что-нибудь откопала?

- Только подтверждение того, что «Пинк» проводили исследование вирусных заболеваний в каком-то институте, который закрыли на карантин после вспышки инфекции у лабораторных животных.

- А в чем заключается связь?

Скалли помедлила с ответом, опасаясь, что слишком торопится с выводами, тем более что сама так часто обвиняла напарника в том же самом грехе. Но это совпадение все же казалось ей чересчур странным.

- Скалли?

- Этот институт закрыли в начале августа 1994-го.

Малдер долго ничего не говорил, Скалли только слышала тихий звук его дыхания.

- Вероятно, это никак не связано… - начала оправдываться она.

- Во время сеанса ты упоминала, что тебя отвезли куда-то после того, как держали в поезде. Может, это и был исследовательский институт?

Плечи Скалли моментально напряглись, и она вновь ощутила сопротивление собственного разума, мешающее проникнуть за эту завесу.

- Не знаю. Я не помню ничего из того, о чем рассказывала во время сеанса, Малдер, я тебе это уже говорила. – Ее вдруг охватил иррациональный страх, а сердце забилось быстрее. – Я не…

«Я не хочу вспоминать», - вдруг поняла она.

«Не хочу знать».

Ее разум боролся с мрачными воспоминаниями, пытался не выпустить на волю весь тот кошмар, с которым она столкнулась. К чему отрицать? Именно в этом и кроется причина ее внезапного напряжения. Дело не в тревоге за Саманту или беспокойстве о Малдере. Это был страх.

Чистой воды ужас.

- Скалли?

Она прокашлялась, пытаясь успокоить внезапно сбившееся дыхание.

- Я заказала сэндвичи… Заберу их и скоро буду у вас. Может, к тому времени Байерс что-нибудь откопает. – Скалли повесила трубку, даже не попрощавшись, из опасения, что ее очевидный дискомфорт только даст Малдеру лишний повод для переживаний.

Дождь уже прекратился, на улице похолодало. Резкие порывы ветра быстро высушили лужи на улицах, а заодно и одежду людей, случайно угодивших под ливень в столь позднее время. Скалли быстро заехала за едой и поспешила обратно в машину, вздрогнув, когда очередной порыв ледяного ветра взлохматил ей волосы и забрался под воротник пальто. Она включила обогрев на полную и вырулила на Нью-Гемпшир Авеню.

Скалли проехала порядка десяти километров, прежде чем поняла, что направляется совсем не туда, куда нужно, и почти выехала из города.

Она моргнула, сама подивившись своей рассеянности, и, съехав с главной улицы, уже собиралась развернуться, но в этот момент заметила на парковке знак магазина «Бест-Бай».

Ничем не примечательный указатель, который до этого попадался ей на глаза бессчетное количество раз. Синие буквы с красной каймой на желтом фоне. Табличка подсвечивалась, но одна из лампочек, видимо, перегорела, и свет в левой части был куда более тусклым, чем в правой.

И тогда Скалли вспомнила.

Ночь. Темная, непроглядная, жуткая. Ей было очень, очень холодно. Холодно и больно. И эта боль, казалось, отдавалась в каждой клеточке тела. Она умирала.

Скалли припарковала машину и, дрожа, откинулась на сиденье. О господи…

Она вспомнила.

Вспомнила, как ехала в закрытом кузове какой-то машины. Похожей на «скорую», но без сирены. И рядом с ней - никого. Может, это был катафалк. Может, она уже умерла…

Внезапный тихий стук в окно испугал Скалли. Она подскочила - так резко, что сердце чуть не выпрыгнуло из груди, и увидела через стекло лицо охранника.

- С вами все в порядке, леди? – донесся до нее его приглушенный голос.

Скалли кивнула.

- В порядке, - промямлила она.

- Вы не потерялись?

Скалли покачала головой.

- Нет, все нормально. – А затем завела машину и снова выехала на шоссе.

И направилась в противоположную от города сторону - на восток, к кольцевой дороге, а оттуда съехала на бульвар Вашингтон-Балтимор, позволив своим воспоминаниям указывать путь.

Ее привязали к каталке, и она не могла пошевелиться, но через затонированные окна видела все, что проносилось снаружи. Дорожные знаки, деревья, здания… До нее даже доносился шум других машин.

Внезапный звонок телефона заставил Скалли вздрогнуть. Ее руки дернулись, и автомобиль заехал на соседнюю полосу. К счастью, машин на дороге почти не было, и Скалли удалось избежать аварии. Она приложила телефон к уху.

- Скалли.

- Где ты?

- Бульвар Вашингтон-Балтимор, еду в Балтимор.

- Балтимор? – удивленно переспросил Малдер. – Зачем?

- Я кое-что вспомнила… - Скалли чувствовала, как по спине поползли мурашки, и, несмотря на заполнявший машину теплый воздух, ее охватил озноб.

- Скалли… послушай… меня… Байерс… кое-что… - голос Малдера затих и сменился громким треском. Она сбросила вызов и набрала номер напарника, но не смогла дозвониться.

Телефон прозвонил еще дважды за следующие двадцать минут, но в трубке слышались лишь помехи. Скалли как раз поравнялась с Национальным институтом сельскохозяйственных исследований и фортом Мид: может, около этих правительственных учреждений стояли блокираторы связи. Они сталкивались с таким и раньше.

Когда она проезжала мимо Международного аэропорта Балтимор-Вашингтон, прямо над шоссе заходил на посадку самолет, и его рев почему-то вызвал новый поток воспоминаний. Скалли вновь увидела себя словно со стороны: она лежит в той машине, периодически выплывая из странного полусна, и в эти недолгие минуты ощущает лишь одно – всепоглощающий страх.

Они не потрудились скрыть от нее, где она находится. И Скалли боялась, что это значит только одно – что ее не собираются оставлять в живых.

Ее сердце сжалось при воспоминании о захлестывающем с головой ужасе, о той кошмарной уверенности, что ей никогда уже не увидеть свою семью.

Никогда не увидеть Малдера.

Звонок сотового вернул ее мысли к настоящему. Скалли с удивлением осознала, что по щекам текут слезы, и, торопливо смахнув их, поднесла телефон к уху.

- Скалли.

- Скалли, ты где?

Она услышала какой-то странный шум и через какое-то время поняла, что Малдер сейчас за рулем.

Скалли посмотрела на указатель.

- В десяти минутах от Балтимора.

- Я еду за тобой, минут через десять-пятнадцать нагоню. Послушай, Байерс кое-что выяснил.

Скалли, едва обратив внимание на это замечание, автоматически перестроилась в соседнюю полосу на поворот.

- Скалли, ты меня слышала?

Она повернула направо и только потом ответила:

- Да… Что там выяснил Байерс?

- Он отыскал статью в журнале «Заговоры» о том, как «Пинк Фармасьютикалс» закрыли исследовательский институт.

- Он рядом с Балтимором, да?

После небольшой паузы Малдер ответил:

- Да, на Альварадо Парквей.

Скалли бросила взгляд на указатель.

- Я как раз на Альварадо.

- Скалли, какого черта…?

- Я была там, Малдер. Я была в этом институте. Его закрыли не из-за вспышки инфекции, а для удобства тех, кто меня похитил. Они проводили эксперименты как раз там, Малдер, эксперименты, вероятно, связанные с вирусными заболеваниями. Вот только не на животных.

Она внезапно задрожала всем телом.

- Скалли, остановись и подожди меня. Не вздумай сунуться туда одна…

Машина заехала на небольшой подъем, и Скалли обнаружила перед собой двухэтажный склад.

- Малдер, я уже на месте.

Склад находился на краю промышленной зоны, вдалеке от других строений и от любопытных глаз, но не настолько на отшибе, чтобы вызвать подозрения. Идеальное место, чтобы творить зло у всех на виду.

Обшарпанный, покосившийся знак «Продается» стоял на покрытой травой обочине между дорогой и внешней стороной парковки. У Скалли невольно мелькнула мысль, что вряд ли это здание привлекает внимание покупателей: кому нужно место, где когда-то свирепствовал смертельный вирус? Она съехала на обочину и выключила фары.

Снова послышался голос Малдера:

- Скалли, уезжай оттуда немедленно. Подожди меня на шоссе, слышишь?

Она внимательно осмотрела склад, размышляя, как лучше подобраться к нему незаметно. Главный вход выходил прямо на парковку, так что там пробовать бесполезно. Зато позади росли какие-то деревья. Пожалуй, разумно припарковаться у другого здания, а потом вернуться пешком…

- Черт побери, Скалли, делай, что я тебе говорю!

Скалли заметила какое-то движение снаружи и пригляделась внимательнее. Из помещения вышла группа людей в темном, двигавшихся на удивление слаженно и быстро. Пять или шесть человек. Может, больше. Они стремительно пересекли газон и сели в стоявший неподалеку черный фургон. Не успела за ними закрыться дверца, как двигатель машины завелся.

- Малдер, из этого склада только что в большой спешке вышли несколько человек, – торопливо проговорила она, наблюдая, как задние огни фургона исчезают за поворотом.

- Я уже еду, Скалли.

- Малдер, здесь больше нет машин. Я пока попробую осмотреться.

- Нет, Скалли…

Но она уже вышла из автомобиля и перешла дорогу, подхлестываемая странным ощущением, велевшим ей действовать как можно скорее. Вот-вот что-то случится. Что-то непоправимое и ужасное. И Скалли просто не могла усидеть на месте.

- Я иду внутрь, Малдер. Думаю, Саманта здесь.

- Скалли, черт тебя дери!

Осознав, что руки лучше держать свободными, Скалли убрала телефон в карман. На улице было темным-темно, облака закрывали свет от луны. Чуть дальше по улице фонари освещали дорогу, но здесь они располагались только в непосредственной близости от здания. Она подавила неприятное ощущение уязвимости и осторожно подобралась поближе. Все то же самое чувство, которому ей никак не удавалось подыскать определение, неумолимо подталкивало ее вперед. Впрочем, у нее не было времени раздумывать об этом.

Зазвонил телефон, и Скалли с трудом подавила желание выключить его совсем, но потом все же пожалела Малдера и ответила.

- Твою мать, Скалли, не смей бросать трубку! Ты где?

- Рядом со складом. Метрах в двадцати от входа…

Внезапно раздался оглушительный грохот, и секундой позже Скалли рухнула спиной на землю, как будто ее сбил невидимый грузовик. Телефон вылетел из руки и приземлился в нескольких метрах от нее. Прокатившись по асфальту, он остановился, и на мгновенье на дисплее отразилось вспыхнувшее в ночи пламя, вырывавшееся из самого сердца темного склада.

Из полуживого динамика по-прежнему раздавался наполненный паникой голос Фокса Малдера, окликавшего Скалли, но его крики вскоре утонили в шуме пожара.

***
 
KenaДата: Четверг, 2013-02-14, 7:52 PM | Сообщение # 139
Смилодон
Группа: Орден Фикрайтеров
Сообщений: 500
Репутация: 4
Статус: Offline
1:11

Она очнулась. Нет, не до конца: голова по-прежнему оставалась затуманенной, но впервые после того, как ее схватили и прижали ко рту пропитанную хлороформом тряпку в переулке за кафе «Гарнем», Сара Чендлер пришла в сознание.

Она помнила практически все: и то, кем была в последние 22 года своей жизни, и свою прежнюю жизнь тоже. Да, пробелы остались, но это не помешало ей понять, что она оказалась в серьезной опасности. Почувствовав запах дыма, Сара ощутила, что в помещении, со всех сторон охваченном пламенем, становится все жарче и жарче.

Надо выбираться отсюда.

Однако она с трудом могла пошевелиться. Тело не подчинялось ей, она почти ничего не чувствовала. Зато больше в комнате не было никого. А значит, никто не мог ее остановить. Но и помочь тоже.

Сара подумала о своих родителях – точнее, Чендлерах, поправилась она про себя, нахмурив лоб. Людях, которых Сара Чендлер считала своими родителями на протяжении двадцати двух лет. Хотя прошло больше года с тех пор, когда они встречались в последний раз, да и расстались они отнюдь не по-доброму.

И теперь она спрашивала себя: удастся ли ей увидеть их снова? И своих настоящих родителей? Билла и Кэролайн Малдер?

Они хотя бы живы?

Помнят ли они ее?

И Фокс…

Сара едва слышно прошептала его имя в тишине. Она знает, где его искать. У нее есть его фотография. Теперь Сара понимала, почему ее так завораживал тот снимок в альбоме. Теперь она понимала.

Фокс… такой симпатичный. Кто бы мог подумать, что с возрастом он станет… таким? В детстве ее брат был странноватым и замкнутым в себе мальчишкой.

По щекам девушки потекли слезы, а от множества мыслей начала болеть голова. Надо было шевелиться и убираться отсюда как можно скорее.

Саманта собрала последние силы и попыталась сесть, но в итоге рухнула с каталки на пол, ударившись подбородком. Боль пронзила все ее тело от макушки до кончиков пальцев на ногах, и она с рыданиями свернулась комочком на полу.

Чьи-то руки коснулись ее плеча, и девушка рефлекторно отдернулась.

- Не бойтесь, я хочу вам помочь, – раздался мягкий, теплый женский голос. А затем чьи-то руки – сильные, но нежные - решительно помогли ей подняться. Женщина подхватила ее за талию, удерживая от падения. – Помогите и вы мне, Сара.

- Саманта, - прошептала та. – Я Саманта Малдер.

Она попыталась поднять голову, чтобы взглянуть на свою спасительницу, но все силы ушли на то, чтобы стоять ровно.

- Саманта, - повторила женщина у нее над ухом глубоким, успокаивающим голосом, а поддерживающая ее рука подтолкнула девушку вперед.

Они вышли из комнаты. Следующее помещение уже затянуло серой плотной пеленой дыма. Саманта закашлялась, и женщина, обхватив ее еще крепче, буквально потащила за собой и завернула за угол.

Послышался какой-то треск, и перед глазами Саманты вспыхнуло пламя. Рядом с собой она услышала вскрик, держащие ее руки ослабили захват, и Саманта ничком рухнула на пол.

Снизу дым оказался не таким плотным, и она смогла несколько раз глубоко вдохнуть и затем попыталась привстать. Та же самая рука вновь помогла ей подняться, на сей раз обхватив за запястье.

- Все в порядке? – В уверенном голосе женщины явно звучало напряжение, вызванное болью.

- Кажется, да… - Саманта всмотрелась в дым, надеясь разглядеть лицо своей спасительницы. Но не очень-то в этом преуспела. На складе было слишком темно, чтобы различить цвет волос или черты лица. Кроме того, незнакомка закрывала правую щеку рукой, а левая была запачкана сажей, как и тыльная сторона ладони: похоже, она здорово обожглась. Но тем не менее женщине хватило сил на то, чтобы другой рукой подхватить Саманту и снова поставить ее на ноги.

- Нет времени отдыхать. – И незнакомка потащила ее вперед.

Саманта ковыляла рядом, спотыкаясь на каждом шагу, но изо всех сил стараясь не отставать. Странно, но прикладываемые усилия почему-то не выматывали ее, а напротив – прибавляли сил.

- Кажется, здесь есть запасной выход.

Легкие Саманты уже горели от дыма. Она по-прежнему с трудом держалась на ногах, бесконечные коридоры двоились в глазах, превращаясь в сложный лабиринт. Девушка почти ничего не видела, но ей казалось, что помещение походит на обычный склад, вот только куда более запутанный.

Внезапно неподалеку раздался громкий крик, и спасительница Саманты замерла на месте, решительно прижав ее к стене.

***

1:21

Малдер выжимал из «бьюика» все возможное, вдавливая педаль газа в пол и стремительно перестраиваясь между немногочисленными машинами на бульваре Вашингтон-Балтимор. Впереди уже виднелся съезд. Он швырнул телефон на сиденье, пока на полной скорости совершал крутой поворот, а потом снова поднес его к уху и прислушался, но оттуда донеслось лишь шипение помех.

Или огня?

Минутная стрелка на часах Малдера еще не успела сдвинуться, как он заметил вздымающуюся в ночной воздух колонну дыма. Ярко-желтые всполохи расцвечивали темноту. Агент вновь нажал на педаль, и «бьюик», заревев, рванул вперед. Заехав на подъем, Малдер увидел впереди охваченный пламенем склад.

Времени продумывать план действий не было. Бросив машину на стоянке, он выскочил из нее и ринулся прямиком к горящему зданию.

На полпути Малдер споткнулся обо что-то и упал на траву, получив прямиком в солнечное сплетение удар, от которого на мгновение потерял способность дышать, и его скрутило от боли. Секунду-другую он судорожно пытался вдохнуть и наконец смог опереться руками и коленями о землю и разглядеть, что же послужило причиной его падения.

Телефон Скалли.

Бросив взгляд в сторону склада, Малдер заметил, что пламя разгорелось еще сильнее и сейчас полыхало вовсю, словно в аду. А Скалли наверняка находилась внутри и искала его сестру.

О господи, нет, прошу тебя…

Скалли не пожалела бы и собственной жизни, лишь бы вернуть ему Саманту. Он понял это еще много лет назад и потому-то и скрыл от нее тогда, кем была та женщина на мосту. Интуиция подсказывала агенту, что напарница никогда бы не оценила бы свою жизнь выше, чем его жизнь или жизнь Сэм. В этом была она вся – преданный друг и надежный напарник.

А теперь…

Малдер вскочил на ноги и нетвердым, но целеустремленным шагом двинулся к складу.

- Скалли!

***

Она услышала свое имя и остановилась, узнав голос Малдера. Так скоро?

Скалли задумалась, куда бежать. Саманта была где-то здесь: в этом не оставалось ни малейших сомнений. Но ничуть не меньше она была уверена, что Малдер последует за ней.

Она просто знала это.

- Сара!

Вместо громкого возгласа у нее вырвался лишь хриплый стон: за последние несколько минут Скалли успела изрядно наглотаться дыма. Голова кружилась, ноги не слушались. Склад представлял собой настоящий лабиринт: каждый коридор разветвлялся на несколько других, и разобраться в этих хитросплетениях в спешке, сквозь заволакивающую помещение мглу было заведомо невыполнимой задачей. Если Саманта сейчас находится где-то в центре, ее уже не спасти. Какой бы взрывной механизм здесь ни использовали, без зажигательной смеси дело явно не обошлось: ее запах, сразу напомнивший Скалли дело Сесила Лайвли, явно ощущался в воздухе. Слава богу, Малдер боится огня: он подумает дважды, прежде чем опрометчиво сунуться сюда и спасать их.

- Скалли!

Господи, его голос уже совсем неподалеку.

Он что, собирается войти сюда?

Нет. Этого просто нельзя допустить.

- Малдер, даже не думай входить!

Ее голос охрип и прозвучал совсем слабо, а в конце концов и вовсе сорвался и перешел в приступ кашля – такого сильного, что ей пришлось схватиться за косяк, чтобы устоять на ногах.

- Скалли!

Надо возвращаться. Если она не вернется и не остановит его, он тоже полезет сюда, и тогда погибнут все трое.

Она повернулась и медленно направилась к двери.

***

Рэйвен прикусила губу, стараясь не обращать внимания на тянущую боль в правой половине лица и шеи. Она подставилась, защищая Саманту Малдер от ливня горящих обломков, повиновавшись своему инстинкту солдата. Служи и защищай.

Но она больше не солдат, и у нее имелись более важные дела, чем возиться с этой женщиной дальше. Она сделала, что могла. Возможно, Саманту Малдер уже не спасти, а Рэйвен и так слишком многим пожертвовала, чтобы помочь ей добраться хотя бы сюда.

Мешкать нельзя, а то так недолго и самой здесь остаться. И дальше тащить на себе балласт попросту нет времени.

Рэйвен остановилась и, приподняв девушку, прислонила ее к стене. Впереди уже виделось место, где находилась предполагаемая дверь.

- Там есть выход, - сказала женщина Саманте, указав на дверь. – Я не могу больше ничем помочь. Если сможете, выбирайтесь тем же путем.

Она не стала ждать, чтобы убедиться, что ее слова поняты. Время было на исходе.

А затем Рэйвен, выскочив в дверь, исчезла в ночи.

От соприкосновения с холодным воздухом кожа в месте ожога буквально вспыхнула огнем, и она чуть было не закричала. Но регулярные тренировки отточили ее навыки самосохранения до совершенства. Надеяться приходилось только на скорость, а между складом и лесами было слишком много открытого пространства, чтобы привлекать к себе внимание.

Рэйвен до крови прикусила губу и сосредоточилась на резком металлическом привкусе во рту. Не останавливаясь ни на секунду, она бегом добежала до леса и укрылась среди деревьев.

Боль буквально скручивала ее пополам. Ее вырвало, и от спазмов стало еще хуже. Рэйвен казалось, что на ее теле не осталось ни единого живого места. В других обстоятельствах следовало бы добраться до безопасного места и позвать на помощь.

Но просить о помощи было некого. Один взгляд на ее обожженное лицо – и Картер обо всем догадается. Они все догадаются.

После сегодняшнего вечера все мосты сожжены.

И все ради женщины, которую она ни разу не встречала и, вероятно, больше никогда не увидит.

Рэйвен заставила себя подняться и поплелась между деревьями к тому месту, где спрятала свою машину. Она считала шаги, чтобы отвлечься от боли и от растущего чувства одиночества и уязвимости.

Благородство, подумала она, сильно переоценено.

***

Малдер добрался до входной двери склада. Она была чуть приоткрыта, и изнутри вырывался дым, сразу же рассеивающийся на воздухе. Он дотронулся до ручки – раскаленная.

Неожиданно распахнувшаяся дверь чуть не сшибла его на землю. Потеряв равновесие, он все же смог удержаться на ногах. А в следующую минуту на него налетел кто-то невысокий и весь покрытый сажей.

Он обхватил ее обеими руками.

- Скалли!

Глаза напарницы горели безумным огнем.

- Прочь отсюда, Малдер! - Она вырвалась из его объятий и поволокла его за собой с удивительной силой. – Сейчас будет второй взрыв! – завопила Скалли и, чуть не поскользнувшись, перескочила с бетонной поверхности на траву.

Малдер пришел в себя и, обхватив ее, потащил Скалли за собой прочь от склада. Но когда прозвучал второй взрыв, они все равно были слишком близко, чтобы укрыться от взрывной волны. Поток воздуха ударил Малдера в спину с такой силой, что оба агента упали и растянулись на земле.

Когда его разум немного прояснился, Малдер обернулся и посмотрел на склад, вместо которого теперь только полыхали лишь языки пламени.

Откуда-то издалека доносился вой сирен, едва слышный на фоне бушующего пожара. А рядом с ним, прижавшись к его груди, свернулась Скалли. Когда они упали, Малдер инстинктивно придавил ее к земле, крепко сжав в руках. Напарница слегка пошевелилась, и начинающая нарастать внутри него паника отступила.

Она цела… цела… цела… Господи, она цела…

Но на смену ужасу немедленно пришла волна горечи, захлестнувшая его с головой. Он подумал, что только оно, должно быть, еще удерживает его в сознании, и прошептал лишь одно имя:

- Саманта…

Скалли прижалась лицом к его шее, и он ощутил на коже ее горячие слезы.

- Мне так жаль… - прошептала она едва слышным, чуть охрипшим голосом.

Малдер закрыл глаза и судорожно вздохнул. Сейчас им владело одно-единственное желание - как можно скорее встать и устремиться в самое сердце пожара. Саманта там. Он нужен ей.

Но если она и правда была там, то уже погибла.

Он прекрасно это понимал.

Саманта погибла. И несмотря на то, что мысль пожертвовать собой и шагнуть в то пламя, что окончательно отняло у него сестру, в настоящий момент показалась ему какой-то мрачно привлекательной, Малдер сумел противостоять этому чувству и остался в крепких объятиях своей напарницы. Если он вернется на склад, Скалли последует за ним и скорее умрет сама, чем будет равнодушно наблюдать за его гибелью. Она уже не раз это доказывала.

Но он не хотел стать причиной и ее смерти.

- Может, она вовсе и не там? – Скалли пыталась говорить с надеждой в голосе, но Малдер явно услышал, что она думает иначе.

Он лишь отвел с ее лица пряди волос и стер пятна сажи с щек. Через пелену слез Малдер увидел в ее глазах мучительную боль вины и потери. Он не мог выносить еще и ее скорбь и отвернулся, глядя через плечо Скалли на горящие остатки склада.

И увидел какое-то движение.

Скалли взглянула на напарника, удивленная тем, как внезапно напряглись его руки.

- Что такое?

Да, оттуда и правда кто-то шел. Медленно, неуверенно… Темная фигура какого-то человека, который, спотыкаясь, ковылял прочь, четко обрисовывалась на фоне яркого пламени. Малдер толком не мог различить ее и видел только, что это человек. Высокий, стройный, худенький… Ветер раздувал длинные волосы. Это женщина.

Малдер вскочил, потянув за собой Скалли, и, услышав ее удивленный вздох, понял, что она видит то же, что он.

Малдер ринулся вперед, а Скалли изо всех сил пыталась не отставать. Но когда фонари на стоянке осветили силуэт более отчетливо и он, наконец смог различить черты лица женщины, то застыл на месте, как вкопанный.

Чувства переполняли его настолько, что он не мог пошевелиться.

Скалли тоже остановилась, пристально вглядываясь напарнику в лицо, словно пытаясь прочитать его мысли. Малдер посмотрел ей в глаза, и в них она увидела все, что хотела знать.

Она повернулась и побежала к женщине. Малдер, с трудом переставляя заплетающиеся ноги, поплелся за ней. Хотя разум изо всех сил подгонял его, тело почему-то категорически отказывалось подчиняться. Он увидел, как Скалли обхватила незнакомку руками, и они обе направились к нему.

В невероятно похожих на его собственные зеленых глазах девушки промелькнула радость узнавания.

- Фокс?

Внутри Малдера словно расправилась сжатая пружина, и он ринулся к девушке, вытянув руки. Шепча ее имя, он сжал женщину в своих объятиях.

Спустя двадцать пять лет Фокс Малдер наконец-то нашел свою сестру.
 
AlentinaДата: Пятница, 2013-02-15, 3:46 PM | Сообщение # 140
Разведчик
Группа: Агенты
Сообщений: 4
Репутация: 0
Статус: Offline
Спасибо за перевод!!! Много, интересно, читается на одном дыхании. Читаешь, а в голове "кино" смотришь, очень "зрительное" повествование.
 
KenaДата: Пятница, 2013-02-15, 11:28 PM | Сообщение # 141
Смилодон
Группа: Орден Фикрайтеров
Сообщений: 500
Репутация: 4
Статус: Offline
Alentina, спасибо за отзыв! Да, сила этого автора - в основном в деталях.
 
KenaДата: Среда, 2013-03-20, 4:30 PM | Сообщение # 142
Смилодон
Группа: Орден Фикрайтеров
Сообщений: 500
Репутация: 4
Статус: Offline
Глава двенадцатая (последняя)
Отступление


Университетская больница
Балтимор, штат Мэриленд
2:42

В палате было темно и тихо: комнату освещала только маленькая настольная лампа, стоявшая на прикроватном столике. На больничной койке безмятежно спала Саманта Малдер, а ее брат дежурил неподалеку, не отрывая от сестры заплаканных глаз, и так отчаянно вглядывался в нее, словно пытался запомнить каждую черточку ее лица перед долгой разлукой.

А в углу палаты устроившаяся в кресле Скалли не менее пристально наблюдала за напарником, словно и им тоже вот-вот предстояло расстаться. Она никогда не верила, что этот день придет. И теперь, когда он все-таки настал, ей хотелось как-то сохранить этот момент в памяти, запечатлеть его навеки.

Не так уж часто в жизни человека сбываются его самые сокровенные мечты.

Ее глаза тоже блестели от пролитых слез, вызванных поначалу волнением, потом –облегчением и радостью. Из них двоих лишь Скалли умудрилась сохранять спокойствие во время поездки за машиной «скорой помощи», что везла Саманту сюда, в Университетскую больницу. И всячески старалась поддержать Малдера, которому самообладание изменило с того самого момента, когда он услышал свое имя из уст сестры. Поэтому заполнять все бумаги и выяснять по телефону у Энн Милликен номер страховки Саманты Скалли пришлось самой.

Затем она позвонила Скиннеру и своей матери, прекрасно сознавая, что ей понадобится помощь – учитывая, как глубоко уходят корни этого дела. Ее мать согласилась заехать в квартиру Скалли и привезти ей сменную одежду, чтобы дочь наконец смогла переодеться из медицинской формы, которую одолжила в больнице, поскольку ее костюм пропах гарью и вдобавок был весь перепачкан сажей. Скиннер тем временем выслал к складу в Балтиморе команду собственноручно отобранных специалистов по расследованию поджогов.

Хотя Скалли уже догадывалась, что все попытки будут тщетны. В здании устроили пожар, изначально намереваясь ни в коем случае не оставить никаких улик и следов.

Дверь палаты открылась, и внутрь вошла миссис Скалли с небольшой спортивной сумкой в руках. Она обеспокоенно хмурилась, но моментально расслабилась, как только увидела взгляд Малдера. Женщина улыбнулась ему, поставила сумку на свободный стул и подошла поближе к агенту.

Он встал и положил руку Маргарет на плечо, позволяя обнять себя без всякого сопротивления.

- Удивительно, да? – прошептал он, глядя на свою сестру.

- Как она? – Маргарет вопросительно взглянула на дочь.

Скалли улыбнулась в ответ.

- Переутомление, небольшое обезвоживание, но доктора уверяют, что с ней все будет в порядке. Они взяли множество анализов, так что если с ней что-то не так, мы скоро об этом узнаем.

Малдер, обернувшись, бросил благодарный взгляд на напарницу.

- Если бы не ваша дочь, миссис Скалли…

Маргарет с любовью посмотрела в глаза Даны. Скалли и сама чувствовала себя так, будто вот-вот расплачется, но все же смогла улыбнуться.

- Я привезла одежду, Дана. Но сначала… Кто-то из ФБР хочет с тобой поговорить.

Что-то в выражении лица матери заставило Скалли поежиться. Она встала и подошла к двери, ненадолго остановившись, чтобы положить руку на плечо Малдеру, а потом вышла из палаты, оглядываясь в поисках агента.

Стройная, миниатюрная молодая женщина с каштановыми волосами, стоявшая у поста медсестры, повернулась к Скалли. В лицо она выглядела еще моложе, чем со спины. Лет двадцать пять, подумала Скалли, хотя россыпь веснушек и минимум макияжа наверняка молодили ее на несколько лет. Из-за стекол овальных очков сверкнули умные серо-голубые глаза. Аккуратный костюм со слишком просторным пиджаком моментально выдавали в девушке агента ФБР. Она улыбнулась Скалли и пожала ей руку.

- Агент Скалли? Я агент Дженн Фрэнсис. Заместитель директора Скиннер направил меня в вашу квартиру сразу после звонка вашей матери.

Скалли задумчиво нахмурилась.

- Какого звонка?

- Агент Скалли, когда ваша мать вошла в вашу квартиру сегодня утром, то увидела, что там все перевернуто вверх дном. Боюсь, кто-то проник в ваш дом и за время вашего отсутствия тщательно все обыскал. Мы затрудняемся сказать, украли ли они что-нибудь…

Но Скалли и так все прекрасно понимала. В ее квартире хранились распечатки с диска Билла Малдера, и она готова была поставить свою зарплату за год на то, что их там больше нет.

- Вы, наверное, сняли отпечатки?

Точно так же впустую, подумала Скалли. Но это необходимая процедура.

- Конечно. Замдиректора Скиннер… А, вот и он.

Агент Фрэнсис повернулась, и Скалли поприветствовала приближавшегося к ним начальника.

- Насколько я понимаю, агент Фрэнсис уже сообщила вам о сложившейся ситуации. – Скиннер уперся руками в бока, нависнув над женщинами. Скалли часто спрашивала себя, осознает ли он, насколько пугающе иногда себя ведет. Наверное, понимал и делал это сознательно. Он же, в конце концов, военный.

- Да, сэр.

- Я сразу поехал в квартиру Малдера и увидел там ту же самую картину.

Скалли закрыла глаза и вздохнула. Неудивительно.

- Дайте угадаю: все обыскали, но ничего не пропало.

Скиннер взглянул на агента Фрэнсис, сердито сдвинув брови. Та быстро поняла его намек и, слегка покраснев, проворно отошла в сторону и направилась в комнату ожидания. Скиннер взял Скалли под локоть и отвел подальше от поста медсестры.

- Что они искали?

- То, что и нашли в итоге, – файл, который отец агента Малдера записал на дискету незадолго до смерти.

- Что за файл?

- Мы пока точно не знаем. Копия была у меня и у агента Малдера, и еще одна лежит в сейфе в офисе.

- Уже нет. Я попросил проверить офис агента Малдера. Там тоже кто-то побывал, а сейф пропал.

Скалли посмотрела на замдиректора, надеясь, что тот шутит.

- Весь сейф целиком?

- По-видимому. Что было в том файле, агент Скалли?

- Загадка, - шепотом ответила она и вкратце рассказала Скиннеру все, что смогла вспомнить. – Мы не успели как следует изучить информацию с дискеты до того, как я обнаружила, что Сара Чендлер – на самом деле Саманта Малдер.

Скиннер наклонился к ней и, понизив голос, поинтересовался:

- Вы уверены, что это она?

- Да, сэр. – Скалли обернулась через плечо и посмотрела на дверь палаты. – Насколько можно быть уверенной без теста ДНК. Вы не хотите к ней заглянуть? Наверняка агент Малдер был бы рад…

Скиннер покачал головой.

- Мне надо вернуться на работу и кое-кому намылить шею. Потому что мне очень интересно, как в настолько защищенном месте, как штаб-квартира ФБР, кто-то смог перевернуть вверх дном ваш офис и вынести двадцатикилограммовый сейф, оставшись незамеченным.

Скалли не стала напоминать начальнику, что некоторые люди зарабатывали на жизнь тем, что не замечали вещей, которые по долгу службы обязаны были замечать, решив, что он знал это не хуже нее.

- Ну что ж, есть еще одна копия. Малдер сделал ее для агента Пендрелла…

- Эээ… - протянул Скиннер, и у Скалли екнуло сердце.

- В чем дело, сэр?

- У агента Пендрелла и агента Холлис пару часов назад угнали машину.

- Господи…

- Им здорово досталось: обоим придется провести ночь в больнице Джорджтауна под наблюдением врачей.

- С ними все нормально?

Скиннер мрачно кивнул.

- Да, кажется. Я навещал их перед тем, как приехать сюда. Обоих ударили по голове, а Пендрелл заработал еще и хороший синяк впридачу. Но его куда больше огорчает то, что угонщик исчез вместе с дискетой агента Малдера.

Скалли покачала головой, понимая, что слишком вымотана, чтобы предаваться праведному гневу.

- Они всегда выигрывают. Даже когда проигрывают.

Скиннер посмотрел на дверь в палату Саманты Малдер.

- Почему-то мне кажется, что сейчас агент Малдер с вами бы не согласился.

Скалли изможденно прислонилась к стене.

- Вероятно, вы правы. - Скиннер обеспокоенно взглянул на ее измученное лицо потемневшими глазами. – Насколько я понимаю, у вас сегодня тоже выдалась та еще прогулочка.

Она слабо улыбнулась.

- Я так устала, что даже не могу толком ответить, сэр.

Он похлопал ее по руке.

- Почему бы вам не попросить свою мать отвезти вас домой? Отдохните. Думаю, агент Малдер даже не заметит вашего отсутствия.

Скалли опустила взгляд на покрывавший больничный пол линолеум и постаралась сдержать слезы. Она подозревала, что Скиннер прав.

- Я подумаю об этом, сэр.

- Передайте мои поздравления агенту Малдеру и в следующую пару дней даже не думайте заявляться в офис. Назовем это внеплановым оплачиваемым отпуском.

Начальник напоследок сжал ее руку и, развернувшись, направился к выходу. Скалли смотрела ему вслед, пока тот не завернул в комнату ожидания, ту самую, куда чуть раньше ретировалась агент Фрэнсис.

Усилием воли заставив себя держаться прямо, Скалли вернулась в палату Саманты, где увидела свою мать, сидевшую рядом с Малдером и мягко поглаживающую его по спине – теми же размеренными, ласковыми движениями, какими имела обыкновение успокаивать своих детей. Скалли улыбнулась, и ее сердце наполнилось радостью и благодарностью при одном воспоминании о своем чудесном, полном любви детстве.

Столь непохожем на детство Малдера.

Малдер посмотрел на Скалли, услышав ее шаги, и на его лице отразилась целая гамма эмоций. Он не контролировал себя, но в хорошем смысле: наружу вырвались все те чувства, что он держал в себе на протяжении последних двадцати четырех лет. Теперь Малдер в полной мере ощущал их все – и плохие, и хорошие. И это казалось удивительно правильным.

Он протянул руку Скалли, и она на секунду замерла как вкопанная, настолько поразил ее этот открытый жест. Она взяла его за руку и позволила притянуть себя ближе. Малдер отпустил ее пальцы и мягко обнял за талию.

И это отчего-то показалось ей совершенно неправильным.

Где же неуверенность? Напряжение? Соображения уместности, профессионализма и благоразумия? Это непринужденное прикосновение сбило ее с толку.

Чего-то не хватало.

Ее мать отодвинула стул и встала. И по выражению ее лица Скалли поняла, что та тоже обратила внимание на перемену в поведении напарника. Маргарет с едва заметной улыбкой посмотрела дочери в глаза.

- Дана, я пойду принесу кофе Фоксу и себе. Ты хочешь?

Скалли кивнула.

- Да, спасибо.

Она подождала, пока мать не выйдет из комнаты, прежде чем мягко скинуть руку Малдера с талии и сесть на освободившийся стул.

Малдер улыбнулся ей, но уже через мгновение все его внимание вновь обратилось на спящую девушку.

- Не могу поверить, что это реальность. Особенно после прошлого раза, когда та женщина… - Он замолчал и только покачал головой.

- Малдер, я должна тебе кое-что сказать. – Скалли положила руку ему на плечо, но он, кажется, даже не заметил этого. – Все улики исчезли. Кто-то проник в наши квартиры и в офис.

Напарник даже не моргнул.

- Малдер, ты меня слышал? Кто-то обыскал наш офис и украл сейф. Весь. Целиком.

Он рассеянно взглянул на напарницу.

- У Пендрелла есть копия дискеты.

Скалли покачала головой.

- Уже нет. – И рассказала напарнику об угоне. – С ними все в порядке, но нападавшие забрали и дискету.

Малдер посмотрел на нее пустым взглядом. На его лице не отображалось ровным счетом ничего – ни гнева, ни огорчения, ни боли. Он просто таращился на нее.

- Тебе все равно, да? – спросила Скалли, внезапно осознав происходящее.

Тот и глазом не моргнул.

- Честно? Да, мне все равно. По крайней мере, прямо сейчас.

Скалли едва не открыла рот от изумления.

- Может, через пару дней, Скалли. Или недель. Но сейчас мне все равно. Это не имеет значения.

Малдер отвернулся и продолжил смотреть на сестру.

Скалли почувствовала, как ее охватывает ярость. «Вот сволочь, - подумала она, едва сдерживая слезы обиды. - Я провела последние шесть лет жизни, ввязываясь в неприятности ради тебя и твоего одержимого поиска истины, а ты поворачиваешься ко мне спиной и плюешь на мои вопросы в ту же секунду, как заполучил желаемое?»

Но ее гнев исчез так же быстро, как и появился, а на смену ему пришло всепоглощающее чувство усталости. Скалли смотрела на напарника, с удивлением наблюдая, как эмоции сменяют друг друга на его обычно столь невозмутимом лице. Конечно, ему все равно. В данный момент у него просто нет сил ни на что, кроме Саманты. Со временем он восстановит равновесие, и они вернутся к своему поиску.

Разумеется, он не может просто так все бросить, когда вопросов по-прежнему больше, чем ответов.

Ведь так?

***

Университетская больница
Балтимор, штат Мэриленд
8:12

Несмотря на то, что уже давно рассвело, в палате было все так же темно, и даже отсветы восхода не проникали в комнату из-за тяжелых штор на окнах. Сидевший около кровати Фокс Малдер наконец начал засыпать, поскольку воздействие адреналина и кофеина все-таки сошло на «нет». Скалли с матерью уехали примерно час назад, он сам на этом настоял. Напарница тоже валилась с ног, но не хотела покидать его из чувства преданности. Он оценил ее заботу, но Скалли ничем не могла помочь, кроме как присоединиться к его дежурству. Больше не осталось никаких неразгаданных загадок и непобежденных драконов.

Все закончилось.

Малдер осознавал, что заснул бы куда раньше, если бы решился отвести взгляд от свой спящей сестры. Но боялся, что если отвернется хоть на секунду, то она ни с того ни с сего исчезнет. Интересно, сколько времени ему понадобится, чтобы избавиться от этого чувства? Если такое вообще возможно.

Саманта пошевелилась и озабочено нахмурилась во сне, а затем немного поерзала и открыла глаза. Ее зрачки слегка расширились, а на бледном лице появилась улыбка.

- Привет.

Он сжал ее руку в своих.

- Доброе утро.

- Который час?

Малдер бросил взгляд на часы.

- Четверть девятого. Ты должна была выспаться. Как самочувствие?

Та лишь приподняла бровь.

- Явно лучше, чем у тебя, судя по твоему внешнему виду.

Он усмехнулся.

- Спасибо.

- Ты провел здесь всю ночь?

- Почти. Пару раз меня выставляли, чтобы взять у тебя анализ крови и снять показатели.

Саманта посмотрела на синяки на внутренней стороне руки.

- Вот же чертовы кровопийцы!

Малдер усмехнулся.

- Врач зайдет примерно в девять и сообщит, когда тебя выпишут.

- Надеюсь, что скоро. – Ее лицо помрачнело. – Я чувствую себя здесь, как в ловушке.

Он сжал ее руку.

- Сколько ты помнишь, Сэм… Сара? – Он нахмурился, сам не зная, как ему называть сестру.

- Саманта, - подсказала она, улыбнувшись. – Это ведь мое настоящее имя?

Малдер кивнул.

- Похоже на то.

А та внимательно изучала лицо брата, словно пытаясь отыскать в нем что-то знакомое.

- Ты вырос не таким, как я ожидала.

Он удивленно приподнял брови.

- А чего ты ожидала?

- Не знаю… Не думала, что ты станешь настолько… взрослым. – Ее улыбка исчезла. – Фокс, я толком ничего не помню, только обрывки… Самое яркое мое воспоминание – чувство опасности.

- Ты помнишь, как встретила Картера Кристофера?

- Кого?

Малдер описал мужчину.

Саманта понимающе кивнула.

- Он представился Робертом Боуманом, сказал, что принимает участие в психологическом исследовании доктора Чемберлена. Мы встретились в кафе «Гарнем» и вместе вышли через черный вход, где была припаркована его машина… - Саманта нахмурилась. – После этого я ничего не помню.

- Человек, которого ты знаешь под именем Боумана, а я – Кристофера, - член международного Консорциума, который выполнял задание по сокрытию доказательств существования внеземных цивилизаций.

Малдер внутренне сжался, уверенный, что его утверждение будет принято в штыки, и сам понимая, насколько безумно звучат эти слова.

Одна темная бровь резко взмыла вверх, что сразу напомнило ему о Скалли. Он почувствовал, как лицо и шею заливает румянец: Саманта явно прикидывала, пойдет ли ему смирительная рубашка.

- И ты думаешь, что меня похитили и держали на этом складе, чтобы…?

Малдер пожал плечами.

- Я не утверждал, что у меня есть ответы на все вопросы.

Она сжала его руку.

- Все мне и не нужны. Только некоторые. Как ты меня нашел?

- На самом деле тебя нашла Скалли.

Саманта снова улыбнулась.

- Мне так и не удалось поговорить с ней вчера. Она уехала?

Малдер кивнул.

- Она засыпала на ходу, так что я уговорил ее отправиться домой и отдохнуть.

- Расскажи мне все по порядку… Почему ты начал меня искать?

- Я никогда и не переставал, - ответил Малдер. - Точнее, перестал всего пару дней назад после двадцати четырех лет поисков. Потому что знал, что ты где-то там и ждешь, когда я приду за тобой.

Странное выражение появилось на лице девушки, и она отвернулась, глядя на воткнутую в вену иглу капельницы.

- Я имею в виду, как ты узнал… о Саре Чендлер? От Даны?

Малдер покраснел, осознав, что вырвавшееся у него пылкое признание лишь заставило сестру чувствовать себя неудобно. Отпустив руку Саманты, он начал свой рассказ с самого начала и поведал о неофициальном расследовании Скалли, которое стало официальным только после убийства Ли МакГроу.

- Мы знали, что ты не из тех, кто по первому капризу просто уехал бы ни с того ни с сего. Скалли испугалась за тебя, а это обычно заставляет ее впиваться в дело хваткой бульдога.

Саманта усмехнулась, услышав это сравнение.

- Так и быть, не стану ей это пересказывать.

Малдер засмеялся, радуясь, что напряжение между ними потихоньку ослабевает.

- Да уж, сделай одолжение.

- Так как вы поняли, кто я на самом деле?

- Скалли увидела твою фотографию, которую сделали сразу после того, как тебя выписали из больницы в Чарльстоне. Ты была немного старше, но все равно сходство между «Сарой Чендлер» и моей сестрой невозможно было не заметить.

- Значит, Дана встречалась с моими родителями… С Чендлерами. – На этот раз запнулась Саманта. – Господи, я чувствую себя так, будто внутри меня два разных человека.

Так и было. Одна женщина, прожившая две совершенно разных жизни.

- Если тебе так привычнее, я не против называть тебя Сарой.

Она покачала головой.

- Нет. Я потратила два года жизни, чтобы выяснить, кто я такая. Сара Чендлер – это ложь, пусть и приятная.

Малдер с удивлением ощутил в глазах слезы.

- Ты была счастлива?

Она внимательнее посмотрела в его настороженные глаза.

- Да, я была счастлива. Мама и папа… Чендлеры стали мне замечательными родителями, Фокс. Они очень любили меня. Мне повезло гораздо больше, чем могло бы.

Ты и не догадываешься, насколько верно это утверждение, подумал Малдер, вспомнив свое безрадостное, полное боли детство, проведенное в холодном, наполненным злобой карточном домике, что представляла собой их семья. Он протянул руку и положил ее на запястье сестры.

- Я рад, Саманта. Очень рад.

Она посмотрела ему в глаза.

- А наши родители, Фокс? Ты уже сообщил им?

Малдер взглянул на их переплетенные пальцы. Саманта души не чаяла в отце, и тот просто-таки обожал ее. Малдер боялся того момента, когда ему придется рассказать о его смерти.

- Фокс?

Ее взгляд становился все более и более настороженным.

- Саманта, папа умер три года назад. Но мама жива. Она сейчас в Коннектикуте. Я хотел дождаться, когда ты проснешься, и тогда позвонить ей.

Глаза девушки наполнились слезами.

- Папа умер?

Малдер сжал руку сестры, и по его щекам тоже покатились слезы.

- Мне очень жаль, Саманта. Понимаю, как тебе сейчас тяжело.

- Все так… странно. Я понимаю, что прошли годы с тех пор, как мы виделись, а я успела прожить другую жизнь, но… - Саманта подняла руку и смахнула со щеки слезы. – Я помню все так, словно это было вчера, Фокс. Как будто мне все так же восемь лет, и мы спорим, что смотреть по телевизору. И в то же время – ты здесь, взрослый мужчина. Я знаю тебя… и одновременно совсем не знаю.

Малдер кивнул, понимая ее правоту, хотя каждое слово резало ему по сердцу, словно нож.

- Я чувствовал себя точно так же все эти двадцать четыре года, Саманта. Но теперь я смотрю на тебя…

Ее нижняя губа задрожала.

- Бедный Фокс. Ты думал, мне всегда будет восемь?

- Наверное. – Он не мог не вспомнить тех маленьких клонов, которых видел в Канаде, - девочек с большими глазами и темными волосами, как у его сестры. Почему-то именно такой образ рисовался Малдеру, когда он мечтал о том, как найдет Саманту. Такую девочку он ожидал увидеть. Девочку, но не взрослую женщину. – Это уже не имеет значения.

- Конечно, имеет. – Сэм потрясла его руку, заставив посмотреть себе в глаза. – Прости… Не представляю, через что вам с мамой и папой пришлось пройти.

Ему еще столько придется рассказать сестре столько плохого. Однако дурные вести могут и подождать до того времени, когда она придет в себя.

Когда он придет в себя
 
KenaДата: Среда, 2013-03-20, 4:30 PM | Сообщение # 143
Смилодон
Группа: Орден Фикрайтеров
Сообщений: 500
Репутация: 4
Статус: Offline
***

Северо-восточный медицинский центр Джорджтауна
8:25

По возвращении в округ Колумбия Скалли первым делом заехала в Медицинский центр Джорджтауна. Показав удостоверение, она выяснила, где лежат Аннелл Холлис и Алан Пендрелл. Палата последнего оказалась ближе, поэтому Скалли начала с нее.

Алан, скрестив ноги, сидел на кровати и смотрел телевизор. Под левым глазом красовался такой синячище, что весь глаз опух и почти не открывался, а кожа вокруг приобрела темно-фиолетовый оттенок. Когда Скалли вошла в палату, на лице агента отобразилось искреннее облегчение, пока он не осознал, что одет в больничный халат, который почти не прикрывает его сзади.

Скалли сдержала улыбку и пододвинула к койке кресло.

- Вас ни на секунду нельзя оставить одного, да, Пендрелл?

Его лицо мгновенно залило румянцем.

- Что случилось с вами и агентом Малдером? Вы нашли склад «Пинк»?

Скалли кивнула.

- Более того - мы нашли сестру Малдера.

Единственный здоровый глаз Пендрелла распахнулся от удивления.

- Не может быть. В самом деле?

- Да.

Скалли села поудобнее и внезапно почувствовала, что ее покидают последние силы.

- Я всегда считал, что она мертва.

- Я тоже, - призналась Скалли. – Мне хотелось надеяться, что его сестра все еще жива, но на самом деле я была совершенно убеждена, что это невозможно.

- И теперь чувствуете себя виноватой.

Она удивленно посмотрела на Пендрелла, весьма изумленная его проницательностью.

- Да, наверное. Я чувствую, что подвела Малдера, потому что не смогла верить.

- Может, достаточно и того, что вы пытались.

Скалли удивленно приподняла брови.

- То же самое сказал Малдер.

- Так прислушайтесь к нему.

Скалли невольно улыбнулась.

- Обычно мне советуют поступать ровно наоборот.

- Вы с ног валитесь, Дана. Лучше вам поехать домой и поспать.

Но Скалли только еще основательнее уселась на кресле, на секунду не выдержав и поддавшись невероятной усталости. Ей казалось, что на ней не осталось ни единого живого места.

- Хотите побыстрее от меня отделаться?

- Нет, конечно, нет, - ответил Пендрелл с пристыженной улыбкой.

- Если что, я вполне могу вздремнуть полчасика и в этом удобном кресле… - Скалли не шутила. Кресло и вправду было удобным, а она смертельно устала. Подумаешь, передохнет немного…

Следующий раз она очнулась уже значительно позже.

- Добро пожаловать обратно, агент Скалли, - раздался тягучий голос Аннелл Холлис, и Скалли немедля открыла глаза. Девушка сидела на краю кровати Пендрелла, поджав под себя ноги. Скалли заметила, что Пендрелл, как и Аннел, уже успел переодеться в обычную одежду. Не считая жуткого синяка под глазом юного агента, они оба выглядели куда лучше, чем сама Скалли.

Она потянулась и только тогда заметила, что свет, проникающий в комнату через занавески, был уже совсем не утренним. Скалли бросила взгляд на запястье и обнаружила, что, оказывается, потеряла часы.

- Который час?

- Примерно без пятнадцати двенадцать.

Скалли потеряла глаза, пытаясь избавиться от остатков сна.

- Надо было меня разбудить.

- Я собиралась, но Алан мне не дал. – Брови Аннелл слегка приподнялись. – Врач заходил, пока вы спали: нас выписывают. Вот, ждем, когда оформят все бумаги. Как я понимаю, можно напроситься, чтобы вы нас подвезли? Моя машина у агента Малдера, а машину Алана угнали вчера.

Скалли размяла руки.

- Конечно.

Она встала и, подойдя к окну, выглянула на улицу. День был в самом разгаре, дороги забиты. Яркий полуденный свет обжигал глаза, и Скалли повернулась к Пендреллу и Холлис, шаря по карману в поисках телефона.

Но, достав его, обнаружила, что он не работал.

Похоже, что последнее испытание - падение об асфальт - стало фатальным для несчастной пластиковой коробочки. Ничего удивительного, учитывая, через что этому аппарату пришлось пройти, но вот что невероятно: вчера, когда Малдер вернул ей этот телефон в больнице, он исправно работал. Скалли бросила его обратно в карман и подошла к кровати Пендрелла.

- Можно позвонить с вашего телефона?

Пендрелл приглашающе махнул в сторону своего мобильного, лежавшего на прикроватном столике. Скалли набрала номер Малдера, но после трех гудков ей сообщили, что абонент недоступен. Может, в больнице были проблемы со связью?

Воспользовавшись телефонной карточкой, Скалли набрала номер нужной палаты. Через несколько гудков ее перенаправили к администрации.

- Я пытаюсь дозвониться Саман… Саре Чендлер, палата 628.

После небольшой паузы оператор ответил:

- Мисс Чендлер выписалась из больницы полчаса назад, мэм.

Брови Скалли изумленно приподнялись. Выписалась? Удивление уступило место тревоге. Кто-то пытался убить Саманту вчера… Может быть, они попытались снова? Забрали ее? Ранили Малдера? Или еще хуже?

Она пыталась успокоиться, но не могла: слишком много ей пришлось повидать за последние годы и слишком многое потерять, поэтому Скалли просто не могла не думать о худшем варианте развития событий. Она уже усвоила, что в последнее время с ней и Малдером непременно случалось самое плохое из всего, что могло случиться.

Скалли повесила трубку и набрала еще один номер.

- Элеонор, это Дана Скалли. Он на месте?

Через минуту ей ответил знакомый низкий голос:

- Скиннер.

- Сэр, это Скалли. Вы не говорили с агентом Малдером?

- Говорил, буквально час назад. Он сказал, что пытался вам дозвониться, но безуспешно. И автоответчик у вас дома тоже не сработал: наверное, его сломали, пока обыскивали квартиру.

- И что он сказал, сэр?

- Что собирается отвезти сестру к своей матери в Коннектикут. Попросил дать ему отпуск на шесть недель.

- Шесть недель? – Скалли, сидевшая на краю кровати Пендрелла, резко выпрямилась.

- Это вполне объяснимая просьба, учитывая обстоятельства.

Но шесть недель… И не сказать ей ни слова, даже не попрощаться?

- Да, сэр, - пробормотала она. – Спасибо.

Скалли положила трубку и осталась оцепенело сидеть на месте.

Шесть недель.

- Что-то не так, Дана? – Ладонь Пендрелла легла ей на руку.

Она резко отодвинулась, вдруг осознав, что не может выносить его прикосновений. Это совсем не те руки, которые ей хотелось бы почувствовать, и вовсе не тот мужчина, с которым ей хотелось бы говорить. Тот ехал сейчас Коннектикут, оставив ее позади, даже не вспомнив о ней и ни о чем не предупредив. Скалли глубоко вздохнула, но сложившаяся за долгие годы привычка скрывать свои чувства все-таки помогла ей взять себя в руки.

- Все в порядке, меня просто кое-что удивило. Так что, во сколько вас выписывают?

И ровно в этот момент двое дежурных вкатили в палату две коляски. Пендрелл простонал, а Аннелл закатила глаза, но оба безропотно уселись туда как вышколенные госслужащие, привыкшие подчиняться правилам. Скалли вышла чуть раньше, чтобы подогнать машину и подобрать их на выходе из больницы.

Заботы с Пендреллом и Холлис помогли Скалли на время отвлечься от мыслей о Малдере. Но после того, как она довезла каждого из них до дома, все сомнения и страхи немедля вернулись.

И она внезапно поняла, что едет в противоположную сторону от своего района.

Миссис Скалли окинула ее удивленным взглядом, когда, заслышав стук, открыла дверь.

- Дана, что такое?

- Я… - Скалли вдруг осознала, что не может подобрать слов. Она молча прошла внутрь и направилась на кухню. В свое безопасное место.

Маргарет взяла чайник и, не произнеся ни слова, налила две кружки чая. Поставив чашку напротив дочери, она уселась за стол.

- Так что случилось, Дана?

- Саманту выписали из больницы.

- Так быстро?

Скалли кивнула.

- И Малдер повез ее в Гринвич к своей матери.

Маргарет улыбнулась.

- Представляю, какое счастье, должно быть, испытывает сейчас миссис Малдер.

Скалли снова кивнула со слезами на глазах. «Как бы я хотела это увидеть, - подумала она. - Увидеть первую встречу Саманты с ее матерью».

Шесть лет она сама не менее других была заинтересована в том, чтобы найти Саманту Малдер. И стольким пожертвовала ради поиска Малдера – иногда добровольно, иногда нет. Возможность полюбоваться со стороны на воссоединение его семьи, на их радость стала бы ей лучшей наградой.

Но вместо этого ее оставили здесь. Просто бросили. В очередной раз.

Черт побери, так не должно было быть! До чего же несправедливо.

И так обидно.

- Ты ничего не хочешь мне сказать, Дана? – Миссис Малдер накрыла ладонь дочери своей.

- Малдер взял шесть недель отпуска.

Выражение лица Маргарет практически не изменилось.

- Это хорошая мысль.

Скалли кивнула.

- Да, я знаю.

- Но...?

- Но он даже не попрощался. – Скалли отвернулась, чтобы скрыть свое смущение. Она взрослая женщина, и, видит бог, за все это время ей пришлось мириться с куда более задевающими за живое поступками Малдера. Разумом она понимала, что напарник принял верное решение – отвлечься от работы и провести время с семьей.

Но сердцем Скалли ощущала, что больше не является самым важным человеком в его жизни.

Слезы потекли по ее щекам, и она решилась заглянуть в ласковые глаза матери.

- Все меняется – и для меня, и для Малдера, мам. И я не знаю, как это остановить.

***

Гринвич, штат Коннектикут
19 февраля 1998 года
20:43

Фокс Малдер покосился на часы. Уже почти девять, а он до сих пор не дозвонился до Скалли. Во всем этом водовороте событий у него с самого утра так и не выдалось минутки обдумать все как следует. С шести вечера он перепробовал все телефонные номера, какие пришли ему в голову, но совершенно безуспешно. И теперь Малдер начинал беспокоиться. Она хотя бы знала, что он уехал? Конечно. Едва ли напарница до сих пор не попыталась с ним связаться. Наверняка уже позвонила Скиннеру и выяснила все у него. Но Малдер все равно хотел переговорить со Скалли лично.

Он выглянул в окно и внезапно вспомнил, что в последний раз был здесь вместе с ней. Неужели прошло всего несколько дней? Казалось, с тех пор минула целая вечность…

- Фокс?

Он отвернулся от окна и встретился с любопытным взглядом сестры.

- Ну как, поговорили с мамой?

- Да. Она делает горячий шоколад. Хочешь?

Попытка воскресить старые добрые времена, понял Малдер.

- Конечно. – Он обнял сестру за плечи, но та вдруг отстранилась. Малдер сразу же опустил руку. – Прости.

Она покачала головой, в глазах стояли слезы.

- Нет, ты меня прости, Фокс. Прости… Просто все это ужасно… странно.

- Я понимаю.

Все складывалось не так, как он ожидал. Господи… А был ли он вообще внутренне готов к тому, что найдет Саманту? Готов к реальности? Он не знал, что ей сказать, не знал, можно ли ему прикасаться к ней и когда. Предварительные результаты теста ДНК сняли последние сомнения в ее личности – это действительно была Саманта Малдер, не клон, не самозванка. Он и сам видел материнские черты в ее лице, как и отцовские глаза. Видел в ней ту сообразительную, настырную восьмилетнюю девчушку. Но теперь это взрослая женщина, совсем другой человек, а не тот, что сохранился в их застывших воспоминаниях – его и матери.

Она была его сестрой и одновременно – незнакомкой.

- Созвонился с Даной? – спросила Саманта, пока они вместе шли из гостиной на кухню.

- Нет. Ее телефон сломался во время взрыва, а автоответчик дома не работает.

- Значит, Дана не знает, что мы уехали?

- Наверняка она уже поговорила со Скиннером и все выяснила.

Малдер слегка нахмурился. Конечно, Скалли поймет, почему он так поступил. Она видела его и раньше в те моменты, когда он был близок к тому, чтобы найти сестру. Она обязательно поймет.

Его телефон зазвонил, когда мать протянула ему кружку дымящегося шоколада. Он поставил ее на стол и поднес трубку к уху.

- Скалли?

- Угадал. – Ее голос прозвучал низко и немного суховато.

- Послушай, прости, что я уехал, не связавшись с тобой.

- Это не твоя вина. У меня в настоящее время большие проблемы с телефонами, - сказала Скалли. – Домашний теперь снова работает, а вот сотовый приказал долго жить. Я уже заказала новый в Бюро. Ты, стало быть, у матери?

- Да. Пью горячий шоколад. – Он попытался засмеяться, но что-то в тоне напарницы заставило его отказаться от этой идеи. Могло показаться, что она говорит так же, как всегда, но в ее голосе крылось что-то странное, какое-то недовольство. – Надо было попробовать дозвониться…

- Не беспокойся, Малдер. Ты сделал то, что должен был. Я все понимаю.

Да, что-то определенно не так. Эмоциональная напряженность между ними отчетливо ощущалась даже по телефону.

- Скалли…

- Я просто хотела убедиться, что вы добрались нормально, вот и все. Не буду тебя отвлекать. Думаю, вам с Самантой и с твоей мамой есть о чем поговорить.

- Да, ты права.

- Увидимся, когда вернешься.

- Скалли, погоди.

Малдер бросил взгляд на мать с сестрой и, заметив их пристальный интерес к его телефонному разговору, почувствовал себя между двух огней, словно хотел сделать все правильно для всех, но не знал, как. То, что он так хотел сказать Скалли, следовало сказать уже давно – задолго до сегодняшнего вечера. Слова, которые не могли подождать ни одной лишней минуты, однако Малдеру так и не удалось заставить себя произнести их перед внимательно слушающей аудиторией. А пренебречь сейчас своей матерью и Самантой он не мог, даже ради Скалли.

Это подождет. Ничего другого ему сейчас не остается.

- Я перезвоню завтра. Тогда и поговорим, хорошо?

- Завтра я беру отгул: мы с мамой на выходные поедем в Норфолк навестить старых друзей. Вернусь на работу в понедельник. Тогда все и обсудим, ладно?

- Ладно. – Он хотел добавить что-нибудь еще – что угодно, лишь бы продолжить разговор, но тихий щелчок дал ему знать, что напарница уже повесила трубку. Малдер медленно положил мобильный в карман и повернулся к матери и сестре. – Наконец-то связался со Скалли.

Саманта кивнула с улыбкой, а на лице матери отразилось беспокойство. Она достаточно знала своего сына и его напарницу, чтобы догадаться, что что-то не так.

Но миссис Малдер не сказала ничего до того момента, как Саманта, сославшись на усталость, не отправилась спать.

- Дана расстроилась, что ты уехал без предупреждения?

- Нет, она меня поняла.

- Тогда в чем дело?

- Не знаю. – Он рухнул на диван и потянулся. – Не знаю точно, но что-то не так.

- Сейчас странные времена, Фокс. Для всех нас.

Малдер взглянул на мать и заметил на ее лице новые морщины. Даже счастливые события не оказывали на них обоих такого же действия, как на других людей. Слишком многое им довелось пережить, чтобы так просто довериться счастью. Оно, черт возьми, чересчур легко уплывало из рук.

- Не знаю, чего я ожидала и какой должна была стать Саманта. После истории с той женщиной… - Глаза миссис Малдер потемнели от боли. – Мне до сих пор страшно поверить, что это она.

- Все факты подтверждают это, мам. И кто-то предпринял немало усилий, чтобы не дать нам ее найти.

- Кто-то?

Малдер не мог сказать, что думал на самом деле. В прошлом его матери было много такого, о чем она принципиально отказывалась вспоминать, и, по правде, он сам отнюдь не жаждал слышать об этом, а потому промолчал. Достаточно времени уже утекло за эти годы, как песок сквозь пальцы, пока они с матерью продолжали избегать правды.

Но Малдер знал, что они думали об одном и том же человеке и одной и той же лжи.

***

Норфолк, штат Вирджиния
20 февраля 1996 года
12:34

- Значит, договорились. Суббота, 28 августа, два часа дня, Часовня мореплавателей в Портсмуте. – Лорна Янгс улыбнулась и сделала еще один глоток «маргариты».

Скалли записала день и время в свой карманный календарь.

- Хорошо. Мне ведь не придется одеваться в какое-нибудь жуткое розовое платье?

Лорна усмехнулась.

- Только через мой труп, детка.

Скалли засмеялась.

- Это точно, потому что тогда я бы тебя непременно пристрелила.

- Ну что, договорились? – Бентон Крейн, вернувшийся из ванной комнаты, вновь занял место между своей невестой и Маргарет Скалли.

- Почти. – Лорна бросила на него страдальческий взгляд, а потом повернулась к Скалли. – Он считает, мы должны просто пожениться у мирового судьи и опустить церемонию. Можешь себе представить что-нибудь настолько же неромантичное?

Скалли пожала плечами.

- Не знаю… Пожалуй, я понимаю его желание пропустить всякую ерунду и заняться самым важным – быть вместе до конца ваших дней.

Сердце Скалли сжалось от ее собственных слов. Они с Малдером не виделись всего день, а она уже с ума сходила без него. И даже не отваживалась задумываться, на что будут похожи следующие шесть недель.

- Итак, - сказал Бентон, наклонившись к Скалли. – Ты так и не поведала нам, что произошло после того, как Малдер нашел свою сестру.

- Да ничего не произошло.

Скалли бросила взгляд на мать и, обнаружив, что та смотрит на нее одновременно с нежностью и беспокойством, тихо вздохнула, проклиная тот момент, когда стала чувствовать себя хрустальной вазой, вокруг которой все ходят на цыпочках. Скиннер вел себя до того заботливо, что это ее даже пугало: она попросила всего один день отпуска, но вместо пятницы он заставил ее продлить его до конца недели. А мать изо всех сил избегала говорить о Малдере, хотя ей явно не терпелось обсудить перемены в его жизни.

Скалли тоже. Это желание буквально разрывало ее на части. Она годами наблюдала, как напарник, не жалея себя, рисковал свой жизнью, своей репутацией и даже своим разумом – и все ради хрупкой надежды найти сестру. И теперь она получила невероятное, удивительное вознаграждение за свою верность – помогла найти Саманту, вернуть ее в семью.

И если ей придется отступить и смириться со второстепенной ролью в жизни Малдера, то надо к этому привыкать. Напарник никогда ничего ей не обещал. Она с самого начала знала, как расставлены его приоритеты. И та эгоистичность, с которой он действовал теперь, не стала для Скалли неожиданностью.

Впрочем, даже если и не стала, все равно: почему этому всякий раз сопутствовала такая боль?

- Значит, они с сестрой теперь у своей матери? – спросил Бентон.

Скалли кивнула.

- Он взял отпуск за свой счет на шесть недель.

Брови Лорны удивленно приподнялись.

- Так долго?

- Не так уж долго, учитывая, что он не видел сестру, считай, четверть века, - вступилась Маргарет.

- Наверное, вы правы. – Лорна пристально посмотрела на Скалли. – И что ты собираешься делать теперь, когда Малдер опять исчез?

Скалли сердито ковыряла вилкой салат, изо всех сил стараясь подавить раздражение.

- Работать. – Она наколола на вилку кусок гриба. – А потом он вернется.

- Даже теперь, когда нашел то, что искал?

- У нас осталось немало вопросов.

- И чьи же они? – настаивала Лорна. – Твои или его?

Скалли опустила вилку и посмотрела подруге прямо в лицо.

- Нас обоих. Найти Саманту никогда не было нашей единственной целью, Лорна. Просто сейчас ему нужно провести время с ней, и я не имею ничего против. Когда Малдер вернется, мы оценим ситуацию и продолжим с того места, на котором остановились.

Лорна кивнула, как будто ожидала услышать именно эти слова.

- Ладно, убедила.

Скалли молча смотрела на нее минуту, но потом, осознав, что напряжение уже становится тягостным, выдавила из себя улыбку.

- Ну вот и хорошо, Дун.

- Я просто решила, что ты слишком упряма, чтобы выслушивать мои советы. Но, быть может, прислушаешься к своим собственным.

Скалли вдруг поняла, что и правда чувствует себя лучше. Решение Малдера отдохнуть от работы никак не влияло на их отношения. Напарник не пытался сбежать от нее, а только хотел поближе узнать сестру, с которой последний раз виделся, когда той было восемь.

Когда он вернется, все наладится.

***

Часовня мореплавателей
Портсмут, штат Вирджиния
28 августа 1998 года
13:32

Полгода спустя Скалли по-прежнему не уставала повторять себе, что все наладится. Шесть недель его отпуска тянулись мучительно медленно. Малдер звонил почти каждый день, но разговоры обычно выходили короткими, а порой им и вовсе приходилось говорить загадками, потому что в комнате была Саманта или миссис Малдер. Они побеседовали свободно и без помех всего пару раз, но и тогда весь разговор был посвящен Саманте и тому, как трудно оказалось Малдеру наладить с ней связь. Саманта прожила больше двадцати лет другим человеком, и теперь ей непросто было преодолеть этот внутренний раскол.

Малдер понятия не имел, что делать с резкими переменами в ее настроении: порой она вела себя раскованно и нежно, а иногда – замкнуто и враждебно. Он до ужаса боялся сказать что-то не то, сделать что-то не то, невольно вынудить ее отдалиться от него и от их матери. И с ума сходил от беспокойства, когда Саманта полетела в Чарльстон одна, чтобы повидаться со своими приемными родителями, поэтому и звонил Скалли по два, а иногда и три раза за день. Она хорошо понимала, что сейчас ему как никогда сильно нужно утешение, и именно этого хочет от нее напарник. Миссис Малдер приходилось ничуть не легче, и необходимость подставлять матери свое плечо и в то же время разбираться со своими страхами и сомнениями давила на Малдера еще сильнее. Не раз Скалли задумывалась, не стоит ли ей следующим же рейсом отправиться в Коннектикут, чтобы поддержать его.

Но она не могла нянчиться с ним всю оставшуюся жизнь - к такому решению Скалли пришла за шесть недель разлуки. Она выслушает его, выкажет сочувствие, даст совет, но помочь Малдеру не сможет никто, кроме него самого. Со своими нынешними проблемами ему придется сражаться один на один. А ей лишь остается верить в него и надеяться, что он справится. В том, что касалось работы, все практически вернулось в норму: Малдер снова выдавал одну за другой безумные теории, не основанные ни на чем, кроме слепой веры и интуиции, чем неизменно выводил Скалли из себя, хотя им и не довелось провести вместе так уж много времени.

До напарников доходили донеслись слухи о грядущей реструктуризации Бюро. Едва ли кто-то по собственному почину жаждал бы проводить проверку в их отделе, но Скиннер, тем не менее, постоянно был на взводе и портил всем жизнь – в особенности бедняге Малдеру. Учитывая обстоятельства, неудивительно, что он был эмоционально истощен и вымотан. Скалли не ждала, что окажется в центре его внимания в столь напряженный момент.

Но в глубине души она очень радовалась тому, что он согласился поехать вместе с ней на свадьбу Лорны и Бентона в нынешние выходные, несмотря на то, что в это же время Саманта собиралась перебраться в Кембридж, Массачусетс. Как обычно, Малдер умудрился усложнить все до предела: полетел в Бостон в пятницу, чтобы встретить Саманту и ее друзей и начать помогать ей переезжать, и только потом собирался сесть на одиннадцатичасовой самолет до Норфолка и прибыть в Портсмут незадолго до церемонии. В душе Скалли надеялась, что они смогут начать с того же места, на котором остановились несколько месяцев назад, когда ей казалось, что перед ними открыты все возможности.

Она сопротивлялась искушению позвонить Малдеру, рассчитывая, что тот вспомнит о свадьбе сам. С его-то фотографической памятью это должно было быть легче легкого.

Скалли продолжала убеждать себя в этом на протяжении всей церемонии. Наверняка его самолет опоздал. Наверняка не получилось взять машину напрокат в аэропорту. Наверняка между Норфолком и Портсмутом жуткие пробки…

Но к тому моменту, как Лорну и Бентона объявили мужем и женой, ей пришлось смириться с реальностью.

Малдер снова ее бросил.
 
KenaДата: Среда, 2013-03-20, 4:31 PM | Сообщение # 144
Смилодон
Группа: Орден Фикрайтеров
Сообщений: 500
Репутация: 4
Статус: Offline
***

Кембридж, штат Массачусетс
29 августа 1998 года
11:53

Квартира была слишком тесной для семерых взрослых, но Саманта вела себя как заправский сержант-инструктор и командовала налево и направо. Малдеру казалось, что дело у них спориться необыкновенно быстро и ловко: прошла всего пара часов, а вещей в грузовике уже не осталось, и Саманта вовсю распаковывала коробки.

Перемены, произошедшие с его сестрой за полгода, просто поражали воображение. Когда Малдер впервые увидел ее около того склада в Балтиморе, она показалась ему хрупкой, болезненной, слабой. Но теперь Саманта источала такое жизнелюбие, что сверкала, словно жемчужина, а ее заразительный, громкий смех притягивал к ней людей, как магнит. Ей не составило никакого труда отыскать помощников для переезда.

Ее соседка из Йеля, Энн Милликен, тоже приехала в Бостон, а заодно прихватила с собой своего парня Ларри. Малдер, прибыв в Бостон, сразу же позвонил Ив Вентворт, которая предложила свои услуги и заодно - помощь своего новоиспеченного мужа Дэвида.

А еще, откуда ни возьмись, появился некто Престон Пауэлл. Пару месяцев назад Саманта вновь возобновила общение с ним – старым другом по школе, и теперь они, кажется, вполне могли считаться парой. Престон был на пару лет старше Саманты – высокий, худощавый, зеленоглазый налоговый юрист из состоятельной семьи в Чарльстоне. Пять лет, проведенных в Массачусетсе, не слишком-то сгладили его акцент, и он буквально источал шарм настоящего южанина. За такого мужчину всякая мать с радостью отдала бы свою дочь.

Малдер ненавидел этого парня всем сердцем.

- Хватит буровить его взглядом, Фокс.

Ив Вентворт ткнула старого друга под ребра и протянула ему стакан воды.

- Кого?

- Престон отличный парень. И к тому же симпатичный и богатый, как Крез. – Она потянула Малдера за рукав футболки и подвела к окну, где они были не на виду. – Ты слишком стараешься.

Он удивленно посмотрел ей в лицо.

- Стараюсь сделать что?

- Стать ей братом. Ты, наверное, думаешь, что есть какой-то список критериев, которым надо соответствовать, а иначе тебя вышвырнут из «Клуба старших братьев». Это не так. Расслабься и перестань из кожи вон лезть. Вовсе не обязательно становиться для нее кем-то совершенно незаменимым.

Малдер безрадостно усмехнулся.

- Незаменимым? Да уж. Невидимым – вот на что это больше похоже.

Ив удивленно приподняла брови.

- А чего ты от нее хочешь? Чтобы она считала тебя центром Вселенной? Ты всего лишь ее брат. Скажи спасибо, если Саманта будет вовремя вспоминать про твой день рождения.

- Я просто думал… - Малдер нахмурился, уже не уверенный в том, что же, по его мнению, должно было произойти после того, как он найдет сестру. Но точно не то, что в итоге произошло. Он никак не ожидал, что сразу же отойдет куда-то на задний план.

- Ты думал, она будет больше в тебе нуждаться, да?

Он посмотрел в горевшие лукавым огоньком глаза Ив и прислонился к подоконнику.

- Я единственный боролся за нее, Ив. Все остальные опустили руки, но не я. Я один продолжал верить. А теперь чувствую себя… - Он покачал головой. – Я чувствую себя лишним.

- Ты разочарован в ней?

- Господи, конечно, нет! – Он махнул рукой в сторону другого угла комнаты, где Саманта отдавала распоряжения Престону и Дэвиду, занятым сборкой книжного шкафа. – Она красивая, умная и настолько уверенная в себе, что мне и снилось. Она замечательная… идеальная. Чендлеры, видимо, стали ей прекрасными родителями. Ее судьба сложилась куда лучше, чем я мог представить в самых смелых мечтах.

- Так в чем проблема?

- Наверное, я всегда думал, что когда найду ее, то смогу собрать по частям и склеить, как разбитую чашку.

- А теперь выяснилось, что единственная разбитая чашка здесь – это ты.

Ив прикусила губу, и ее глаза наполнились сочувствием.

Малдер провел рукой по подбородку. Он забыл взять бритву: придется одолжить одну у сестры, прежде чем ехать в аэропорт.

- Пока я посвящал всего себя ее поискам, она просто жила своей жизнью. И нисколько не страдала. Даже не знаю, почему вдруг ей захотелось выяснить правду о своем прошлом. Судьба оказалась гораздо милостивее к Саре Чендлер. Саманта Малдер не могла бы даже мечать о такой жизни.

- Думаю, тот факт, что она в итоге решила носить имя Саманты Малдер, тоже кое о чем говорит. – Ив сжала его руку. – Пусть ты этого и не видишь, зато вижу я: ты ей очень нравишься.

- Она помнит двенадцатилетнего мальчика, Ив. А меня не знает вовсе.

- Но хотя бы пытается выяснить, кто ты на самом деле.

- Мне кажется, я ее нервирую.

- Полагаю, ты немного пугаешь ее, Фокс. За двадцать четыре года ты сделал Саманту центром своего существования, а теперь ждешь, что и она поступит точно так же.

- Это не так.

- Уверен?

- Я рад, что она счастлива, что у нее полноценная жизнь, Ив. Меня долго преследовали ночные кошмары о том, кем она могла оказаться, когда я ее найду. – В памяти вдруг воскресли непрошеные образы: погибающие на улицах юные наркоманки, бедняжка Люси Хаусхолдер, уничтоженная тем, что с ней сотворил Карл Уэйд: вот что Малдер боялся обнаружить, когда отыщет свою сестру. – Все могло быть намного, намного хуже.

Ив с пониманием кивнула.

- Так почему ты так несчастен?

- Я счастлив.

- Вранье. От одного твоего вида слезы на глаза наворачиваются. Почему?

Малдер помялся.

- У меня ничего не выходит, Ив.

- Что не выходит?

- Ничего. Ничего не выходит. Я не знаю, как вести себя с Самантой, с мамой, со…

- Со Скалли? – Ив подняла руку: на пальце сверкало обручальное кольцо с брильянтом. – Мне кажется, или у нас с тобой был уговор? Я свое слово сдержала, а вот ты, дорогой мой, ужасно необязателен.

- В моей жизни многое произошло.

- Точнее, Саманта произошла.

Малдер нахмурился.

- Думаешь, мне легко? Я всем пытаюсь угодить. Маме невероятно трудно привыкнуть к этим переменам, Саманта не знает, что делать со мной, а Скалли… - Он вздохнул, запустив пальцы в взмокшие от пота волосы. – Скалли всегда была надежна, как скала, Ив, но теперь и она изменилась.

- И как же она изменилась?

- Между нами появилась… дистанция.

- И откуда же она там взялась?

- Полагаю, по моей вине, но когда я пытаюсь ее сократить, Скалли отступает. Она не дает нам сблизиться.

- Конечно, ты ведь сам заставил ее поверить, что это тебе и требуется. – Ив обернулась через плечо и посмотрела, как ее муж и Энн вместе распаковывали одну из коробок. – Когда я полетела в Бостон, чтобы принять предложение Дэвида, он поначалу подумал, что я над ним издеваюсь. Мне пришлось не на шутку расстараться, чтобы он мне поверил. И даже после этого Дэвид не мог до конца принять, что я говорю серьезно. Наверное, и правда думал, что мы поедем в Вегас, а когда Элвис попросит меня произнести клятву, я просто скажу: «Ой, простите, я вообще-то пошутила».

Малдер усмехнулся, представив свою подругу, ее супруга и двойника Элвиса в какой-нибудь безвкусной церквушке в Лас-Вегасе.

- И что ты этим хочешь сказать?

- Что твоя Скалли не раз побывала в аду из-за тебя. И, может быть, всего лишь может быть, она устала от того, что именно ей всякий раз приходится прогибаться.

- Господи, как же хорошо, что ты мне только друг, Ив, - сказал Малдер, криво усмехнувшись.

- Я тебя очень люблю, Фокс, но не слепа и прекрасно вижу твои недостатки. – Ив широко улыбнулась.

- Вот что странно: Скалли и Саманту на самом деле связывает очень многое, но они совсем не видят друг друга. Я пытаюсь разорваться надвое между ними, а в итоге обе только отдаляются от меня. – Малдер глубоко вздохнул. – Хочешь услышать кое-что ужасное? Я ни разу не пригласил Скалли повидаться с Самантой, хотя знаю, что она наверняка очень хотела бы. Знаешь, почему?

Ив нахмурилась, уже догадываясь, что услышит в ответ.

- Почему?

- Потому что я боюсь, что обе потеряют ко мне всякий интерес. Просто плюнут на меня и отвернутся, потому что я тупой придурок, который никому не может угодить.

Он повернулся к окну, прищурившись от яркого солнечного света.

- Мило, правда?

- Да уж, мило. – Ив вздохнула. – Ну что ж, хотя бы ты двигаешься в верном направлении. И поедешь на эту свадьбу. В котором часу твой самолет?

- Утром, в одиннадцать пятнадцать.

- Не смешно, Фокс.

Он нахмурился.

- Я и не шучу.

Глаза Ив распахнулись, а рот удивленно приоткрылся.

- Что? - Малдер бросил взгляд на часы: 9:28. Полно времени, хотя вскоре уже надо бы идти в душ.

И лишь в этот момент до него дошло, что видел на часах ровно то же самое время, когда смотрел на них в последний раз. А это было как минимум двадцать минут назад.

И что секундная стрелка стоит на месте

- Вот черт!

- Милый, уже почти двенадцать: ты опоздал на самолет.

- Черт, черт, черт! – прорычал Малдер, на ходу стягивая футболку и ринувшись в ванную. – Ив! – выкрикнул он на ходу. – Прошу, посмотри, есть ли рейсы из Логана в ближайший час!

Он принял душ в рекордное время и переоделся в костюм, который захватил специально ради свадьбы. На церемонию Малдер попасть уже и не надеялся, но шанс успеть к празднеству у него еще оставался.

Ив и Дэвид подкинули его до аэропорта. Рейс до Норфолка, если все будет хорошо, займет чуть больше часа. А это значит, что в Портсмуте он будет примерно в три.

Малдер сел в самолет последним и, рухнув на свое место, пристегнулся, не обращая внимания на недовольные взгляды других пассажиров. Вместо этого он задумался о том, что скажет Скалли, когда доберется до места.

***

Часовня мореплавателей
Портсмут, штат Вирджиния
15:05

Новоявленная миссис Бентон Крейн скинула свои кремовые туфли на платформе и села рядом со Скалли за одним из столиков в зале. Ее супруг разговаривал в углу с Маргарет и еще какими-то женщинами, в которых без труда можно было узнать жен моряков. Лорна одарила Бентона сияющим взглядом, а потом вновь повернулась к подруге.

- Значит, этот мерзавец не явился.

- Нет. – Скалли повертела в руках трубочку и ткнула ею в кусок лайма. – Самолет сел в Норфолке вовремя, только вот Малдера на нем не было.

- Я никак не возьму в толк, почему ты не вне себя от ярости.

- А смысл?

- Тебе стало бы лучше.

- Нет, не стало бы. Да, я могу позлиться, но это не значит, что у меня есть право раздражаться.

- Чушь собачья.

- Лорна, я ведь хорошо его знаю. Спустя всего два дня после нашего знакомства он честно сказал мне, что должен найти сестру, и ничто другое не имеет для него значения. Я хорошо представляла себе, на что шла, когда принимала решение помочь ему в этом поиске. Малдер никогда мне не лгал. Никогда не обманывал. Если мне больно, то только потому, что я сама себя обманывала. Это не его вина.

- А мне кажется, ты просто его оправдываешь. С него, знаешь ли, тоже кое-что причитается, и не так уж мало.

- Но я не желаю, чтобы он делал для меня что-либо из одного лишь чувства долга. – Скалли глотнула содовой и ощутила, как в горле лопаются пузырьки.

- И что ты собираешься теперь делать? Просить о переводе?

Скалли нахмурилась.

- Нет, конечно же, нет.

- Ты сможешь работать с ним после такого?

- Лорна, ты меня вообще слушала? – Скалли поставила бокал на стол. – Ничего не изменилось. Малдер мой напарник и друг. Я знаю, что могу полностью ему доверять. И если я по-настоящему буду в нем нуждаться, он непременно окажется рядом.

- Но?

- Вот, собственно и все. Большего я ожидать не могу. До сих пор этого хватало, значит, хватит и в будущем.

- То есть ты хочешь сказать, что не влюблена в него.

Скалли приподняла голову и посмотрела подруге в глаза.

- Я не влюблена в него.

- Ну ты и лгунья.

Скалли раздраженно сжала губы.

- Я не говорю, что никогда не задумывалась о чем-то подобном. Но это с самого начала была рискованная затея, и все, что случилось за последние месяцы, только подтверждает, что нам с Малдером суждено быть друзьями, а не возлюбленными.

- Одно другому не мешает, между прочим.

Скалли раздраженно вздохнула.

- Кажется, именно ты считаешь Малдера мерзавцем. Так зачем пытаешься убедить меня, что я его люблю?

- Чтобы знать наверняка, что ты сама себя не обманываешь.

- Я прекрасно все понимаю, Лорна. Я большая девочка и знаю, что делаю. – Скалли сделала еще глоток и повторила последнее заявление про себя: «Я знаю, что делаю».

Взгляд Лорны вдруг переместился куда-то, и она прищурилась.

- Вот и славно, потому что иначе у тебя были бы неприятности.

Скалли обернулась в сторону входной двери, чтобы проследить за взглядом подруги, и ее сердце екнуло.

Там стоял Малдер.

***

Обстановка в помещении явно указывала на то, что праздник уже окончен: кружки с недопитым пуншем, пустые бутылки от шампанского, помятые салфетки на тарелках, загромождавших маленькие круглые столики по всему залу. А сами гости в это время разбились на маленькие группки и тихо разговаривали, рассредоточившись по комнате.

Скалли и Лорна сидели за столиком прямо напротив входа в зал. Малдер, раскрасневшийся и запыхавшийся от спешки, сразу же направился к ним. Каждый новый шаг давался ему все с большим трудом, поскольку он хорошо представлял, как сейчас обижена Скалли. С чем ему придется столкнуться, зависит от ее настроения: либо с мягким, но смертельно серьезным выговором, либо с ледяным приветствием. И второе было в сто раз хуже. Малдер отчаянно надеялся на выговор.

Но не получил ни того, ни другого. При виде Малдера в лице Скалли ровным счетом ничего не изменилось.

Зато ее подруга Лорна не упустила возможности подколоть его.

- Ну надо же, сам мистер Пунктуальность!

- Боюсь, сейчас не самый подходящий момент, чтобы просить поцеловать невесту?

Женщина усмехнулась, но в ее темных глазах явно виделось раздражение. Она отодвинулась от стола и, надев свои атласные туфли, встала.

- На то, чтобы поймать подвязку, я бы на твоем месте тоже не рассчитывала, приятель.

Она посмотрела на Скалли, словно проверяя, не против ли та остаться наедине с напарником, а потом направилась к Бентону, который в это время разговаривал с Маргарет Скалли и другими женщинами.

Малдер сел на освободившийся стул.

- Прости.

- Потерял счет времени?

Малдер слегка нахмурился, не понимая, злится Скалли или нет. Честно говоря, в данный момент он бы предпочел открытый гнев: в таком случае ему легче было бы понять, как себя вести дальше. А от этого нарочитого равнодушия становилось только хуже.

- Не совсем. Часы остановились.

Скалли кивнула.

- Да уж, что-то не везет тебе в последнее время.

- В последние годы, если точнее. Прости.

Скалли окинула его пристальным изучающим взглядом.

- Я даже рада, что ты не успел на свадьбу. Выглядишь ужасно.

Малдер провел рукой по покрытому щетиной подбородку: побриться он так и не успел.

- Так и думал, что надо было надеть кольцо в нос. Без него образ неполный.

Малдер тоже задержал взгляд на напарнице, отметив, как красиво оттенял ее кожу сапфировый шелк платья. Маленький золотой крестик сверкал на шее, привлекая внимание к красивому вырезу декольте. Ему так редко удавалось увидеть Скалли такой. Она зачесала волосы наверх, и лицо обрамляли лишь несколько прядей. Ее стройное тело в кои-то веки не было спрятано под мешковатым пиджаком, скрывавшим кобуру. Малдер еще раз проклял себя за то, что не следил за временем.

- Надо было позвонить, когда ты не смог сесть на самолет, Малдер. Не стоило так далеко лететь лишь за тем, чтобы извиниться.

Она сделала глоток, вновь взяла в рот кусочек льда и, вытянув губы, принялась перекатывать его языком. В один момент все тело Малдера охватил жар: кожа на щеках загорелась, а все слова, которые он собирался сказать, куда-то внезапно испарились.

Малдер долго подыскивал подходящий ответ.

- Я решил, что обязан тебе хотя бы этим…

Увидев, как сузились глаза напарницы, он мгновенно понял, что ответ неверный, а ее раздраженный взгляд немедленно свел на «нет» все его возбуждение.

- Ты обязан быть со мной честным, Малдер, а не лететь, сломя голову, в Вирджинию, чтобы подоспеть к концу свадебного торжества.

Слова напарницы попали точно в цель и задели Малдера за живое.

- И на что ты сейчас намекаешь, Скалли? Что у меня проблемы с системой ценностей?

- Я этого не говорила.

- И так все понятно.

Скалли вздохнула.

- Ты слишком сильно стараешься, Малдер. У тебя патологическое желание взять на себя ответственность за счастье людей, которых ты любишь. Но получается с точностью до наоборот: ты только сводишь с ума и себя, и всех остальных.

- Я не могу просто наплевать на Саманту и на маму.

Скалли, положив руку ему на плечо, наклонилась поближе и, взглядом пригвоздив его к месту, ответила:

- Я никогда и не просила тебя об этом.

Малдер молча смотрел на нее, постепенно начиная понимать. Скалли говорит чистую правду: она никогда не просила ставить ее на первое место. Он не мог выбрать между Скалли и своей семьей, потому что сам поставил себя в такое положение. Сам первым сделал Скалли центром своей вселенной, в чем она никогда не нуждалась и чего никогда не хотела. Никогда.

Превозмогая боль, Малдер понял, что пришло время отступить.

Он откинулся на спинку стула, ошеломленный пониманием того, что ему приходится закрывать ту дверь в своей жизни, которая когда-то казалась такой многообещающей. Отчаяние и горечь охватили его. Возможно ли теперь вернуться к тому, с чего все начиналось? К тому, чтобы быть друзьями и напарниками, но и только?

А в следующую секунду Малдер с изумлением понял, что никогда они не были только друзьями и напарниками. С самого начала между ними существовала дразнящая вероятность чего-то большего. В тот самый момент, когда он впервые увидел Скалли в своем кабинете – не просто фотографию в личном деле, а живую, настоящую женщину с умными глазами и обворожительной полуулыбкой, он понял, что его план возненавидеть и оттолкнуть ее будет гораздо тяжелее воплотить в жизнь, чем ему казалось изначально.

Теперь Малдер знал, что эту женщину невозможно ненавидеть, не говоря уж о том, чтобы оттолкнуть. Если ему суждено всегда оставаться для нее лишь другом, он станет лучшим другом, который у нее когда-либо был. И этого будет достаточно. Обязательно. Потому что он не вынесет, если потеряет Скалли. А он может ее потерять, если продолжит уповать на эту исчезающую надежду на что-то большее. Кончится тем, что он отпугнет Скалли окончательно. Это, черт возьми, уже происходило у него на глазах.

Напарница отпустила его руку и выпрямилась.

- Как переезд?

Малдер сглотнул стоявший в горле ком.

- Идет намного быстрее, чем я ожидал.

- То есть помощь не нужна?

- Нет. – Он быстро покачал головой, пока искушение не заставило его изменить ответ, и приклеил на лицо самодовольную ухмылку. – Ты для этого не слишком удачно одета.

- Тебя подвезти в аэропорт?

- Я вызову такси.

- Мне не трудно.

- Я и так доставил тебе достаточно неприятностей сегодня, Скалли. Я поздороваюсь с твоей мамой и поеду. Увидимся на работе в понедельник?

- В пятницу, Малдер… Забыл? Завтра возвращается из плавания мой брат, так что мы с мамой остаемся в Норфолке до четверга.

- Да, точно. – Он подавил вздох. Господи, когда они успели настолько потерять способность нормально общаться? Малдер помнил те времена, когда они умели договаривать предложения друг за друга, а теперь он не в состоянии был запомнить такую простую вещь, как планы Скалли на ближайшие выходные.

Малдер не понимал, почему теперь, приняв окончательное решение, он чувствует такое одиночество. Скалли, в конце концов, никуда не денется. Она его лучший друг, его правая рука, его соратник, его помощник. Чтобы быть его второй половиной, ей необязательно становиться его любовницей. Ничего не изменится и останется как есть.

И в следующую пятницу, пообещал себе Малдер, все вернется на круги своя.

***

Штаб-квартира ФБР
1 сентября 1998 года
7:36

Скалли пришла в офис раньше Малдера, полная решимости восстановить контроль над своей жизнью. За недельный отпуск она успела привыкнуть к принятому ею решению. Ведь, в конце концов, ничего не изменится? Они не были возлюбленными. Их связывали доверие, преданность и дружба, и Скалли знала, что эти чувства никуда не денутся. Все будет нормально. Все будет как раньше, только ей не придется больше мучиться вопросом о том, что делать с их отношениями дальше.

Все станет даже лучше, чем раньше, уверяла себя Скалли. Она добавила сливки в кофе и, поставив кружку на стол, принялась разбирать бумаги, которые Малдер оставил ей на подпись. А напарник постарался на славу, с улыбкой подумала Скалли, увидев, что напарник поработал куда тщательнее обычного. Никаких следов от кофейной кружки, жирных отпечатков пальцев, шелухи от семечек между страницами.

К восьми часам, когда Малдер пришел на работу, то застал свою напарницу в неплохом расположении духа.

- Ничего себе, как ты потрудился, Малдер. Опять просил секретарш о помощи?

Он состроил гримасу и, сев за свой заваленный бумагами стол, взял нож для писем. И повертел его в руках, качаясь на стуле.

- Так что, покажешь фотографии?

Она удивленно посмотрела на него.

- Какие фотографии?

- Твоего брата. И тебя. Вместе. В газете с передовицей «Пара недели».

Скалли вздохнула, подавив смешок. Это просто невероятно, что у человека, верившего в инопланетян, никак не укладывался в голове тот факт, что у нее на самом деле два брата.

- Прости. Сделаю в следующий раз, когда Чарли или Билли будут дома.

- Ну да, конечно. – И Малдер широко улыбнулся напарнице.

Все получится, думала Скалли, улыбнувшись в ответ. Уже сегодня она чувствовала себя с ним гораздо комфортнее, чем на протяжении последних недель. Даже месяцев.

- Появились новые дела, пока меня не было?

- Ничего интересного. Я помогал Фуллеру из отдела по особо жестоким преступлениям.

- Он наверняка был в восторге.

Малдер засмеялся.

- Ну, ты же знаешь, что я его люби… - Его прервала трель телефона, и напарник схватил трубку. – Малдер. – Он слушал минуту, а потом нахмурился. – Хорошо, сейчас будем.

- Что такое? – Скалли поднялась и догнала Малдера на полпути к двери.

- Нас ждет Скиннер.

- Что мы успели натворить?

- Не знаю, но Элеонор посоветовала мне поторопиться.

Скалли бросила взгляд на Малдера.

- Поторопиться?

- Она говорила очень напряженно.

Элеонор? Напряженно? Новая ассистентка Скиннера была необыкновенно дружелюбной и добродушной особой. В отличие от своих предшественниц, Элеонор больше пользовалась пряником, чем кнутом, и своей поистине материнской заботой останавливала на полпути даже самых неуемных агентов, рвущихся в кабинет начальника без должного приглашения. Она питала слабость к Малдеру, причем взаимную, в результате чего пользовалась расположением и его напарницы.

Офис Скиннера находился на четвертом этаже. Когда Элеонор торопливо препроводила их внутрь, Скалли по привычке принюхалась. Запаха дыма вроде не чувствовалось, но картина в кабинете и без того не внушала оптимизма. Скиннер находился там не один: во главе стоявшего у окна узкого стола сидел сам директор ФБР Томас Ши. Он встал, когда вошли агенты, и вежливо подал руку Скалли, но при этом окинул их ледяным взглядом.

Она пожала протянутую ладонь и отошла, чтобы Малдер мог поприветствовать директора.

- Прошу, садитесь, агент Скалли, агент Малдер.

Скиннер жестом указал на два стула, стоявших у стола. Скалли послушно села и повернулась к Малдеру, встретив удивленный взгляд напарника.

Томас Ши, наклонившись, положил ладони на гладкую деревянную поверхность. Он был высоким, аккуратным мужчиной пятидесяти с чем-то лет с уже поседевшими на висках волосами и обладал репутацией человека с железным характером. Все знали, что он не испытывал большой любви к проекту «Секретные материалы», хотя у Скалли не имелось никаких свидетельств того, что он каким-либо образом связан с Консорциумом или лично с Картером Кристофером.

Ши прокашлялся и заговорил:

- Агент Скалли, агент Малдер, я попросил замдиректора Скиннера вызвать вас сюда, чтобы проинформировать об организационных изменениях в Бюро, которые непосредственно коснутся вас обоих.

Внутри у Скалли все сжалось. Она взглянула на Малдера и увидела, как сжались его губы. Господи, подумала она, но они ведь не…

- Вы нас закрываете, да? – процедил Малдер сквозь стиснутые зубы, обращая свой вопрос не директору Ши, а Уолтеру Скиннеру.

Губы замдиректора тоже сжались в тонкую линию, и Скалли без труда прочитала ответ в его темных глазах.

- Могу я поинтересоваться, почему? – спросила Скалли директора.

- Подкомитет конгресса, который следит за деятельностью Бюро, настоял на том, чтобы все необязательные отделы были закрыты до 15 сентября. «Секретные материалы», к сожалению для вас и агента Скалли, попали в их число. Мы назначим вас на другие проекты.

- Проекты, - напряженно повторил Малдер. – На разные проекты?

- Ваша специализация и специализация агента Скалли не вполне совместимы, агент Малдер. Агент Скалли считается одним из лучших судмедэкспертов Бюро, и ее умения пригодятся в Академии ФБР в Квантико.

Нет, подумала Скалли с отчаянием. Только не Академия. Только не так далеко от Малдера…

- А я? – Малдер повернулся к Скиннеру. – Снова буду прослушивать телефонные разговоры?

Скиннер покачал головой.

- Нет, агент Малдер, ваша квалификация как полевого агента слишком ценна. Вы будете работать в региональном отделении Бостона.

Малдер шумно выдохнул, а Скалли прикусила губу. Бостон? Все еще хуже, чем она думала. До Бостона отсюда несколько часов. Целая жизнь.

Бюро вновь отбирало у нее напарника.

Она почувствовала на себе взгляд Малдера и отвернулась, чтобы уберечь себя от неизбежной боли. Его зеленые глаза потемнели, и он, сжав зубы, опустил голову. А потом произнес всего одно слово:

- Когда?

- Вы должны доложить о своем прибытии старшему спецагенту Пармитру утром в понедельник.

- В ближайший понедельник? – не веря своим ушам, переспросила Скалли.

- Разумеется, Бюро окажет всю необходимую помощь с переездом. – Директор Ши явно пытался говорить успокаивающим тоном, но его голос все равно резанул по нервам Скалли.

Она бросила на него разъяренный взгляд, с удовлетворением заметив изумление в глазах начальника. Задрав подбородок, она обратилась к Ши напрямую:

- И в тот же день я должна прибыть в Квантико?

- Да, доложите Ковингтону.

Скалли кивнула. Она без труда вспомнила Джеффа Ковингтона, директора Академии. Они уже работали вместе в Квантико. Скалли собралась с силами, подавив переполнявшие ее гнев и боль. Спорить уже бессмысленно: Ши никогда бы не стал сообщать о таких переменах лично, если бы еще присутствовала надежда на иное разрешение ситуации.

Все кончено.

- Вы должны собрать вещи сегодня же. У нас есть планы по использованию подвального помещения. – Ши сделал шаг назад и скрестил руки на груди, тем самым давая понять, что подчиненные свободны.

Скалли вышла первой, предварительно бросив взгляд на Малдера. Тот словно прирос к месту, неотрывно глядя на дверь в приемную на противоположной стороне кабинета.

Интересно, стоит ли за всем, что сейчас произошло, Курильщик, подумала Скалли. Впрочем, это не бином Ньютона. Отпечатки его пропитанных никотином пальцев и так были видны за милю.

***

46-я улица
Нью-Йорк
8:45

В ожидании вестей от своего коллеги в Вашингтоне, все девять человек в комнате занимали себя кто чем: кто-то пролистывал газеты, кто-то читал отчеты, кто-то изучал документы.

Прозвонил телефон, и Энтони, мажордом, ответил на звонок. Он пробормотал что-то и протянул трубку Картеру Кристоферу.

- Задание выполнено?

Тихий, музыкальный голос на другом конце линии ответил с упрямым высокомерием:

- Разумеется.

Картер повесил трубку и повернулся к остальным.

- Все готово.

Присутствующих явно обрадовали эти новости.

Картер и сам был доволен, но по несколько иным причинам. Он возлагал свои надежды на расставание агентов, результаты которого должны были, несомненно, поразить каждого в этой комнате.

Он давно уже выучил этот полезный урок. Ненависть – удел невежд. Любовь – вот орудие мудрого человека.

***

Штаб-квартира ФБР
8:57

Малдер не знал, что сказать Скалли, пока они медленно шли к лифту. Надо ли выразить надежду на благополучный исход? Ведь их разлучали и раньше, но они всегда находили способ воссоединиться и снова начать работать вместе.

Вот только в этот раз между ними будет 600 километров…

И поэтому Малдер промолчал. Она тоже не сказала ни слова. В тишине бывшие напарники проделали свой путь к лифту.

Двери за ними с шумом захлопнулись. Малдер нажал кнопку и повернулся к Скалли. Он пытался найти правильные слова, но никакие уверения, кажется, не могли преодолеть это стремительно увеличивавшееся между ними расстояние.

Она посмотрела на Малдера, словно прощаясь. Отчаявшись подыскать подходящие слова, он отвернулся, уткнувшись взглядом в подсвеченную панель кнопок, загоравшихся одна за другой на их пути в подвал.

Медленно, в финальном молчаливом согласии, они разошлись и встали по разные стороны лифта.
 
KenaДата: Среда, 2013-03-20, 4:58 PM | Сообщение # 145
Смилодон
Группа: Орден Фикрайтеров
Сообщений: 500
Репутация: 4
Статус: Offline
Ссылка на фик целиком в формате Word
 
AlentinaДата: Вторник, 2013-03-26, 6:50 PM | Сообщение # 146
Разведчик
Группа: Агенты
Сообщений: 4
Репутация: 0
Статус: Offline
Kеna, Спасибо за перевод!!! Грустновато как-то.....
 
KenaДата: Вторник, 2013-03-26, 8:37 PM | Сообщение # 147
Смилодон
Группа: Орден Фикрайтеров
Сообщений: 500
Репутация: 4
Статус: Offline
Alentina, на здоровье! У фика есть продолжение, где все более радостно, но я пока его не планирую переводить.
 
Black_BoxДата: Среда, 2013-03-27, 0:41 AM | Сообщение # 148
Стальной тигр
Группа: Суперсолдаты
Сообщений: 2724
Репутация: 33
Статус: Offline
Цитата (Alentina)
Грустновато как-то.....

Ничего, они найдут выход. Как всегда. smile


Быть нейтральным - не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть

Геральт из Ривии, ведьмак

 
Resist or Serve » Креативность » X-files FanFiction » Изба-читальня: "Двенадцать обрядов посвящения"
  • Страница 10 из 10
  • «
  • 1
  • 2
  • 8
  • 9
  • 10
Поиск:

Copyright MyCorp © 2020